Форум » Молодогвардейцы » Ульяна Громова » Ответить

Ульяна Громова

Аня: Уля была одна их самых активных девушек в организации. К тому же по рассказам современников была очень красива. Вот непонятно, почему она не ушла, не спряталась, когда уже арестовали и Толю Попова, и Витю Петровап и других. Неужели некуда было уйти?

Ответов - 232, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Аня: Наталия пишет: Аня, быть в Германии рабами ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛАЯ ПЫТКА! Я не говорю, что это подарок. Но разве это можно сравнить с тем, через что прошли Уля и другие девушки? У меня к примеру бабка соседка была в свое время угнана в Германию. Да, там был не сахар, мягко выражаясь, но были шансы выжить. Работали они там много и тяжело, но их кормили, одевали, отношение было как к рабочей силе.

Лера Григ: Аня, вы ошибаетесь, пытки были бы в любом случае, т.к. врагам нужна была информация. Да и Вы сами потом захотели бы жить с теми увечьями, что описаны? А нужны ли были бы такие работники в Германии?

Лера Григ: Аня, не сомневаюсь, что в Германии было бы шансов выжить больше. Не знаю, как Вам, а такая жизнь не по мне: постоянное унижение (и физическое, и моральное), страх, неизвестность. Не известно, когда тебя освободят, что будет потом (известно достаточно случаев, когда после плена немецкого люди попадали в наши лагеря), непонимание и недоброжелательность наших же людей. Ещё и + ко всему этому - очень далеко дом, родные, а вокруг только чужая земля и чужие люди, которые относятся к тебе, как Вы справедливо заметили, к рабочей силе, к рабам, нелюдям. А эти мысли о том, что ты своим уже ничем помочь не сможешь? Что мы имеем оставшись на месте (молодогвардейцев, например)? Арест, застенок, пытки... Да, это страшно, это ужасно. Но здесь враг, здесь друзья - всё ясно. Знаешь, что при таких пытках тебе долго не протянуть, а значит скоро и конец мучениям. Знаешь, чем закончится. Каждый человек, конечно, рассуждает по-разному, и думает по-своему. Об этом не спорят. Я просто написала о себе - для меня лучше близкая смерть на Родине, чем долгая и мучительная неизвестность в другой, враждебной, стране.

Лера Григ: Аня, и речь всё-таки идёт о том, что не просто так быть угнанным в Германию, как множество МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ. А речь шла о том, что таких девушек, как Ульяна Громова, отправить в Германию (как я поняла, со всеми вытекающими последствиями - после борьбы, сопротивления, партизанщины). А ведь это совсем разные вещи!

Алексей: Лера Григ пишет: Витал пишет: " Могли бы в наказание их принудительно отправить в Германию". Не думаю, что там девушкам было бы лучше! По мне так лучше было бы погибнуть вместе со всеми. Подпольщиков, которых враги "миловали" из-за нехватки рабочей силы отправляли не в обычные рабочие лагеря, а в лагеря смерти типа Маутхаузена или Равенсбрюка.

Люба Шерстюк: Алексей, а много таких случаев было?

Алексей: Люба Шерстюк пишет: Алексей, а много таких случаев было? Совсем немного. И относилась это к тем, кто в подполье играл малозаметную роль, или к тем, против кого не было весомых улик.

Алексей: Люба! Бывали также случаи, когда в переполненной камере, где содержались и арестованные, и просто угоняемые в Германию и возникала путаница со списками, кому-то из арестованных удавалось выдать себя за угоняемого и таким образом, избежать пыток и казни. Но это уже несколько другое. Так происходит с Машей Артемьевой, героиней симоновской трилогии "Живые и мертвые". А ведь Константин Симонов исключительно точен в деталях - едва ли не каждому эпизоду трилогии соответствует некий действительный факт.

Люба Шерстюк: Не читала Живые и мёртвые. Прочитаю лбязательно.

Аня: Лера Григ пишет: Аня, вы ошибаетесь, пытки были бы в любом случае, т.к. врагам нужна была информация. Да и Вы сами потом захотели бы жить с теми увечьями, что описаны? А ведь они хотели жить, не смотря не на что. Я читала показания одного из полицаев (сейчас специально посмотрела на сайте Алены и Дмитрия, но к сожалению не смогла снова найти, может, кто подскажет) так он пишет о казни группы девушек. Перед ними казнили несчастных евреев, сбросили их в шурф на глазах у девушек. Девушки плакали, просили их не убивать, говорили, что они ничего не сделали. Просто мурашки по коже, когда это читаешь. Как все это ужасно и трагично!

Лера Григ: Конечно же, они хотели жить! Но не всеми доступными способами. И не думаю, что они стали бы унижаться перед врагом, пройдя застенки и мучения. И КАК они могли говорить, что ничего не сделали, когда прекрасно знали, что сделали? И палачи их тоже это хорошо знали. Аня, думаю, что это написано не о девушках-молодогвардейках. Т.к. если бы они хотели жить НЕ СМОТРЯ НИ НА ЧТО, то и в тюрьме бы их не держали - рассказали бы всё быстренько, что знают, и их бы отпустили. Кроме того, вступая на путь борьбы, они прекрасно знали на что шли - что могли быть и пытки, и гибель. Сторонних в этой организации почти не было (если не считать Лодкину с Почепцовым). Да и у шурфа были не одни девчата - и ребята там тоже присутствовали. Кроме того, ребята-девчата, может кто встречал информацию о том, что вместе с молодогвардейцами казнили и евреев? И что этих евреев достали из шурфа впоследствии? Я пока такой информации нигде не встречала. Да и, на сколько мне известно, евреев всех уничтожали сразу же, а не тянули бы с ними полгода. А полицаи могут наплести что угодно. Не всегда их словам можно верить. Аня, может Вы не о той группе девушек говорите?

Марина: Аня, это было у Э.Шура: "...По Делу, на казнь «молодогвардейцев» вывозили в четыре приема. В первый раз, 13 января, - на грузовике, тринадцать девушек, к которым подсадили шесть евреев. Сначала расстреляли и сбросили в шурф шахты № 5-бис евреев. И тогда девушки начали кричать, что они ни в чем не виновны. Полицейские стали поднимать и завязывать девушкам платья над головой. И некоторых бросали в шахту живыми..." К статье Шура можно относиться как угодно (он там много чего напутал: Григорьева называет Григоренко, в датах заблудился и т. п.), но именно этот отрезок, помню, оставил меня неравнодушной (даже если это фантазия автора). Потому что я именно так и представляю себе последние минуты перед казнью. Ведь это нормальная реакция молодых девочек, до которых вдруг дошел смысл происходящего. Ведь в этом возрасте человек упорно не хочет верить, что с ним может случиться что-то страшно, что он может вдруг умереть. Я думаю, они до последнего надеялись, что их перевозят в другое место или что-то в этом роде.

Лера Григ: Марина, а Вас не смутила дата - 13 января?! ПЕРВУЮ ПАРТИЮ МОЛОДОГВАРДЕЙЦЕВ ВЫВЕЗЛИ НА КАЗНЬ В НОЧЬ С 15 НА 16 ЯНВАРЯ!!! (Дело их закрывали только 14-15 января). И в первой партии были "особо опасные": Третьякевич, Земнухов, Лютиков, Бараков, Мошков, Осьмухин и другие. Т.ч. Шура этот момент напутал и в деле о молодогвардейцах разобрался не достаточно хорошо, чтоб писать статью!

Марина: Лера, я пишу: он там много чего напутал: Григорьева называет Григоренко, в датах заблудился и т. п. Конечно, даты - это первое, что бросается в глаза даже "чайнику"! Ну разумеется, я обратила на них внимание. Информацию я и не восприняла как факт (статья-то с особенностями), я просто допустила, что в РЕАЛЬНОЙ ситуации они могли себя вести именно так. И это нормально для девочек этого возраста в подобной обстановке.

Аня: Марина пишет: Аня, это было у Э.Шура....... К статье Шура можно относиться как угодно (он там много чего напутал: Григорьева называет Григоренко, в датах заблудился и т. п.), но именно этот отрезок, помню, оставил меня неравнодушной (даже если это фантазия автора). Потому что я именно так и представляю себе последние минуты перед казнью. Ведь это нормальная реакция молодых девочек, до которых вдруг дошел смысл происходящего. Да, на меня это тоже произвело сильное впечатление, что я запомнила этот момент. Я всплакнула и над этими несчастными евреями, и над юными девочками, стоящими на пороге ужасной смерти.

Лера Григ: Простые девочки да - могли бы и о пощаде просить, согласна. Но только не молодогвардейки, которые уже прошли ужасы застенков и у которых есть друзья - товарищи по борьбе! Поверьте мне, чувство дружбы - это великое чувство (даже и без застенков, в простой мирной жизни)!!!

Марина: Молодогвардейки и были самыми обычными девочками. Не спорю, одна-две, вероятно, молча приняли смерть... Просто я все время пытаюсь примерить ситуацию на себя, все время прикидываю, как кто бы себя вел в тех условиях (начинаю с себя), перебираю в уме всех друзей и знакомых (людей в основном весьма достойных ) и прихожу к выводу, что стойкими остались бы ЕДИНИЦЫ. И то не факт.

Люба Шерстюк: А Девочкм оказались! Вспомним хотя бы Улю Громову.

Лера Григ: Марина, никогда не надо решать за людей и примерять их на себя!!! Пусть каждый отвечает за себя САМ! К тому же, человек и сам не знает, НА ЧТО ОН СПОСОБЕН В ОТВЕТСВЕННЫЙ МОМЕНТ!!!

Марина: Это мое мнение, я никому его не навязываю. И потом, я пишу не про "унижались", а про "плакали". А примерять ситуацию на себя - вполне естественное человеческое свойство.



полная версия страницы