Форум » Молодогвардейцы » Иван Туркенич » Ответить

Иван Туркенич

Irina: Официально Туркенич считается командиром "Молодой Гвардии." Но вот почитала материлы сайта, воспоминания и др. и у меня как-то не сложилось о нем мнение как о командире. Скорее как о члене штаба. Судя по всему руководство МГ осуществляли Третьякевич, Машков и Земнухов. Если Туркенич и осуществял руководство, то вместе с ними, но никак как командир МГ. У кого какое мнение на этот счет?

Ответов - 178, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Лола: Еще стоит :))) Сегодня и сфотографировала. Вот вам в разных ракурсах - выбирайте, какой нравится! И в завершение (ну не удержалась!) - моя не совсем скромная персона

Галина: В Мемориале в списках похороненых героев Советского Союза нашла имя Ивана Туркенича http://www.obd-memorial.ru/Memorial/Memorial.html В этом сборнике печатается Отрывок из Отчета печатается по первоначальному варианту с учетом дополнений, внесенных рукой Ивана Туркенича. Подлинник отчета находится в бывшем Центральном архиве комсомола (г.Москва). http://molodguard.narod.ru/book26.htm А где можно прочитать полный отчет по первоначальному варианту?

Дарья: Галина пишет: А где можно прочитать полный отчет по первоначальному варианту? Вроде бы в РГАСПИ он хранится.

Галина: А в сборнике Петровой и Иоффе он т.е.первоначальный текст отчета не печатается?

Дарья: Галина пишет: А в сборнике Петровой и Иоффе он т.е.первоначальный текст отчета не печатается? Не знаю, как насчёт сборника, но человек, державший оригинал отчёта в руках (в архиве), рассказывал, что там под исправлениями первоначального текста почти и не видно.

Vilemina: V sbornike Petrovoj pod N. 2O "Zapis besedy s I. V. Turkenichem s 4.11.1943 goda."

Галина: Даша, вот непомню кто-то вроде,если не ошибаюсь, уже писал на форуме, что вот этот самый текст с исправлениями (фотокопия) печатается в сборнике Петровой. Кто может вспомнить?

Галина: Выходит мы незнаем подлинного отчета Ивана Туркенича. А отчет со множеством последующих исправлений - это уже рассказ, а не документ. Подлинных первоначальных документов О МГ нет, а свидетельства оставшихся в живых молодогвардейцев в силу тех или иных причин противоречивы и также не могут служить истиной. Многие докумменты не рассекречены. Так что же было в Краснодоне ? Что это была за организация: комсомолькое подполье с четкой конспирацией? партизанский отряд с воинской дисциплиной? Где располагался штаб? Как в короткое время была расскрыта организация? Вопросы...вопросы.....

Лера Григ: Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона

DmitryScherbinin: Вот запись беседы с Туркеничем из сборника Петровой-Иоффе ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ С И.В. ТУРКЕНИЧЕМ [г. Москва] 4 ноября 1943 г. Я пришел в эту организацию в то время, когда она, уже действовала. Как только я пришел, то сразу же познакомился с ребятами, хотя и до этого я их уже знал, но как подпольщиков еще не знал. Потом они открыли мне свою тайну и я вошел в эту организацию. Меня сразу же приняли в штаб. Назначили меня командиром отряда. В основном наша работа заключалась в агитационной деятельности, вели всякого рода агитацию, выпускали и распространяли листовки. Например, напишем листовку, потом на заседании штаба утверждаем ее содержание, потом раздаем ребятам для размножения, а на утро их расклеивали. Кроме расклеивания, забрасывали листовки в скважины, в приоткрытые двери. Из рассказов товарищей, которые принимали участие в формировании этой организации, видно, что ребята все понимали, что надо работать. В основном много работали Олег Кошевой и Ваня Земнухов. В отношении Олега Кошевого я скажу, что это инициативный парень. Через некоторое время он был у нас поставлен, комиссаром отряда. Скажу в отношении работы организации. Как мы проводили операции? Прежде чем провести то или иное мероприятие {вопрос] ставился на заседании штаба, и уже потом решение штаба выполнялось. Разрабатывались планы. Давались указания. Наиболее активными деятелями в работе нашей организации считались Уля Громова, Люба Шевцова, Толя Попов, Сергей Тюленин, Олег Кошевой и Ваня Земнухов - который считался как сыщик-разведчик. Он вел и конспирацию. Под его руководством следили за отдельными людьми, как например, за полицией. Если на заседании штаба решали принять в организацию того или иного товарища, то потом Ваня Земнухов подбирал человека и поручал ему следить за втягиваемым и только после этого мы уже втягивали его к себе в организацию. В отношении комсомольских билетов. На заседании штаба мы решили ввести комсомольские билеты по предложению Олега и выдать их членам организации. И вручив их, потребовать настоящей работы от своих членов организации. Поручили Осьмухину отпечатать, что и было сделано. Сначала нас была маленькая группа, потом мы расширили ее. Мы рассчитывали на то, чтобы связаться с одним из действующих партизанских отрядов и часть ребят вывести как партизан, с помощью чего облегчить наше расширение и обогащение. Но это нам не удалось, а поэтому мы продолжали работу и на месте в более стесненной обстановке проводили эти мероприятия. Какая связь была у нас и с кем? Во-первых, у нас была связь с так называемым "Данило". У него была связным Оля Иванцова. Только через нее мы имели связь с ним. Ни Олег, ни я его никогда не видели и сами с ним не могли добиться личной связи. Так что о "Даниле" мы знаем только со слов Оли Иванцовой. Была и еще связь с "Андреем", тоже из этого же штаба, но и его ни Олег, ни я тоже никогда не видели. Они давали по нашей просьбе нам указания в отношении наших товарищей, чтобы перевести их в один из партизанских отрядов. В частности было указание - отобрать наиболее надежных людей, не более 15 человек, из всей группы, которых они направят в один из действующих партизанских отрядов. Нами все было отработано и отобраны люди для ухода и для оставления в городе - для проведения начатой нами работы. Но "Данило" и "Андрей" после полной нашей подготовки это указание отменили. Чем сильно подорвали авторитет штаба. Со слов Оли Иванцовой я знал, что якобы этот "Данило" имел звание генерал-майора. Оля Иванцова говорила, что видела его лично, и она авторитетно заявляла, что он действительно генерал- майор. Однажды Оля ("Оксана") пошла к "Даниле" на свиданье, и после этого нам пришлось собирать деньги для того, чтобы выкупить ее из полиции. Ни "Данила", ни "Андрей" у нас ни разу не были, мы у них тоже, а поэтому друг друга не знаем. Однажды "Данила" Олегу назначил свидание, но оно не состоялось. Как мы распространяли листовки? Вот, допустим, выпускаем мы ту или иную листовку. Мы заранее узнавали на какую тему необходимо выпустить листовку. Вот, например, проходит мобилизация в Германию. Через знакомых ребят на бирже мы узнавали, в каком именно районе завтра будет проходить мобилизация. И вот в этот район на следующий лень забрасывались листовки о том, чтобы люди уходили в села, избегали угона в Германию. Распространять эти листовки приходилось, как говорят, рассчитывая на "ловкость рук и никакого мошенства". Больше всего, конечно, ночью. Известно, что ночью без пропусков ходить не разрешалось, полиция вылавливала всех прохожих ночью, но мы все-таки ухитрялись. Зачастую сталкивались с полицейскими. Уже заранее видно, когда ты можешь столкнуться с полицейским, поэтому зайдешь в ворота, а когда он к тебе подойдет и спросит - почему ты на улице, то скажешь ему, что просто вышел из дома. Переодевались и их форму и т.п. Когда был доклад товарища Сталина о 25-й годовщине Октября, то мы выпустили множество листовок. Доклад прослушали по радио и по этому докладу написали листовки, в которых рассказали о содержании доклада. На октябрьские дни мы решили вывесить флаги. На заседании штаба мы разобрали кому какой район поручить для вывешивания флагов. Выбросили мы флаги в ряде районов. Под новый год мы унесли из [комнаты] дирекциона фашистский флаг. Непосредственно флаг унес Сергей Тюленин, на это давал ему я и Олег Кошевой. Брали этот флаг очень просто: во время картины зашли в клуб, а перед концом Сергей залег под лавку. Когда сторож, принимая зал, зашел в одну из комнат, в этот момент Сергей снял флаг и перенес к Кошевым. Мы готовили нападение на дирекцион, но это дело у нас сорвалось. У немцев было указание - за одного убитого немца расстреливать 50 чел. мирного населения, а за одного убито: о румына - 20 чел. мирного населения. Как раз на новый год немцы в дирекционе решили устроить вечер. Туда собралось много немецких подхалимов, а также было не менее 50 самих немцев. Мы решили взорвать дирекцион и забросать гранатами. Операцией по подготовке взрыва конкретно руководил Машков. Мы выделяли туда людей. Нам была поставлена задача - в 8-00 вывести всех своих людей оттуда, так как наши там тоже были, а потом произвести взрыв. Но потом эту операцию отменили. Об отмене этой операции поступило указание свыше. В частности, нам его передала Оля - "Оксана". Она же получила это указание от "Данилы", под предлогом, что, якобы, нам за это по голове дадут, что мы можем погубить много мирного населения, а кроме того, там, якобы, были члены партии из других организаций и проводили свою работу, дескать, вы их не знаете, а поэтому вывести не сможете и таким образом они могут погибнуть. Вот такую установку мы получили от "Оксаны", полученную ею, якобы, от "Данилы" и "Андрея". Вот таким образом операция была остановлена. Кроме того, "Данила" же отменил наш уход в партизанский отряд. Вопрос: Кто уполномочивал Иванцову быть связной между "Данилой" и организацией? Олег Кошевой связался с ней как уже со связной "Данила". "Вопрос: "Каково ваше мнение об Иванцовой? Мое мнение такое, что она очень много говорит. Вопрос: Каковы были отношения Иванцовой с Машковым? Об их отношениях я ничего не могу сказать. Неплохие были отношения у Иванцовой с Олегом Кошевым. Была у нас одна паника, это когда почти все ребята из группы получили повестки для отправки в Германию. Третьякевич и Земнухов говорили, что нужно отсюда уходить, взять всех своих товарищей и таким образом покончить с деятельностью организации в районе Краснодон. Я и Олег утверждали, что на эти повестки не надо обращать внимания, так как уход, как таковой, немыслим. Мы утверждали, что нужно остаться, продолжать работу, а по повесткам просто не являться, к тому же поджечь биржу. К счастью, у немцев с этими повестками работа была поставлена неважно и если нам поджечь биржу, то они их просто забудут. Этим временем части товарищей устроиться (для отвода глаз) на работу и продолжать свою деятельность. А также уход мы считали немыслимым, немыслимым потому что у нас не было ничего подготовлено. Да и уходить особенно некуда было, так как ближайшие леса расположены там, где нет никаких объектов для подрывной деятельности. Следовательно, мы могли оказаться просто без дела, да и продовольствия у нас не было. Вопрос: Как уходил народ от немцев, когда стали разоблачать организацию? Когда начали немцы арестовывать, то в первую очередь они наметили арестовать Лопухова, Арутюнянца, Машкова, Земнухова, Тюленина, Кошевого и некоторых других. Некоторые ребята, в частности, Тюленин, Кошевой, Лопухов, Арутюнянц. я и еще некоторые быстро были предупреждены и скрылись. Верно, это для нас была внезапность. Полиция не успевала прийти, как все предупрежденные уже ускальзывали от них. Оля. Нина Иванцовы, Сергей Тюленин, Олег Кошевой, Валя Борц пошли, по предложению Оли, с тем, чтобы перейти линию фронта. Они пошли через Донец, но потом, подходя к линии фронта, подверглись большой опасности и им пришлось вернуться назад. Сергей Тюленин все-таки чуть позже перешел фронт, но когда он пошел и разведку, то попал под обстрел, где был ранен и пленен. Уйдя от немцев, и раненым не в состоянии перейти фронта, вернулся домой, где и попал в полицию. Меня предупредили об этом в театре. Мне сказали о том, что меня должны арестовать. Предупредила меня об этом одна девушка, некая Люба Карасева. Она же узнала об этом от своей подруги, которая работала в полиции машинисткой, а поэтому она знала весь список, кого должны арестовать. (Сейчас эту Любу выселили оттуда за то, что она проводила время с одним из немцев). Когда она меня предупредила, то я сразу же вышел из клуба, прибежал домой, переоделся и только успел выйти, как за мной пришла полиция. Я ушел сразу на окраину, был я сначала у Валентины Харитоновой, это одна актриса, потом был у Мяличкиной, одним словом, скрывался у своих товарищей, но, конечно, не объяснял им в чем дело. Так я скрывался пять дней. В это время я держал связь с Соповой, потому что часть ребят уже забрали, а часть ушла, её же не трогали. Через нее я хотел выручить ребят, хотел подготовить налет на полицию, хотя бы панику поднять. Через Сопову же я хотел связаться с одним из партизанских отрядов, так как она говорила, что знает действующий отряд и его командира. Но в то время этот отряд куда-то уходил и через день-два должен был вернуться. Однако, на пятый день жандармы напали на мой след и я вынужден был перейти фронт. Вопрос: Знаете ли вы о том, как над товарищами издевались? Об издевательствах над ребятами я знаю только из рассказов других. Вопрос: Не знаете ли вы о том, что Шевцову оставляли по заданию, или ее вовлекли в организацию ? По-моему, Шевцова была вовлечена в организацию. Был у меня разговор с Олегом Кошевым в отношении того, кто оставлен по специальному заданию. В частности, он говорил о Васе Левашове. Вопрос: Можете ли вы что-нибудь сказать о Третьякевиче? Третьякевич был у нас одно время комиссаром. Вообще Третьякевич представляет из себя серьезного, толкового товарища, работал он неплохо, но были у него личные счеты с Олегом из-за должности. Но это, конечно, пустяки. Мы его вообще ценили, как товарища, верили ему. На одном из заседаний, на котором были я, Олег, Оля Иванцова, Нина Иванцова и Земнухов, Оля нам от имени "Данилы" передала, что якобы Третьякевича надо опасаться. По сведениям, которые, якобы, были у "Данилы", Третьякевич был в Ворошиловградской группе и, якобы, из-за него эта группа распалась. Как товарищ он был инициативный, работал ничего, особенно за ним ничего не замечали. Что в последствии с ним было сказать не могу. Вопрос: Что вы можете рассказать о предателях организации? Я могу сказать о Почепцове Геннадии. Вообще Геннадий в Краснодоне жил давно. Работал ничего, мы ему доверяли, инициативный был, но в конце он стал клонить не туда, куда надо. У него появились недовольства, стал клеветать на членов штаба. В частности на Олега. Из членов штаба он знал Олега Кошевого, Земнухова, Третьякевича. Меня он тоже знал, но не знал как командира. Это я так предполагаю. Вопрос: Знаете ли вы что-нибудь о Громове? О Громове я ничего не знаю. Вопрос: Вы Кизикова знаете ? Не знаю. Вопрос: Кто из родителей членов организации знал о существовании этой организации ? Знала об этом Кошевая, потому что у нее на квартире мы часто собирались, она нас несколько раз предупреждала об осторожности. Вела она себя неплохо, помогала нам. Только один случай был, это когда мы принесли флаг из клуба к ней на квартиру, то она сказала нам - унести его скорей отсюда. Кроме того, знали о нашей организации родители Арутюнянца, потому что у них в квартире мы тоже собирались. Они нам даже способствовали в этом, как например, в одной комнате мы заседали, конечно, с патефоном, с соответствующей обстановкой, а в другой комнате у окна мать стирала и в то же время следила не идет ли кто, а на дворе стоял отец и строгал, в то же время тоже смотрел не идет ли кто. Как раз в этот момент разносили повестки для отправки в Германию. Когда они заметили, что незнакомец приближается к их дому, то они нас сейчас же предупредили об этом и мы немедленно, как говорится, сменили пластинку.. Кроме того, по-моему, косвенно знали об этом родители Тюленина, но они обо всем не знали. В отношении матери Тюленина я ничего не могу сказать. Вопрос: Сейчас в Краснодоне очень много находится людей, которые претендуют на то, чтобы их считали членами организации. Знаете ли вы кого из этих людей? Таких людей я почти не знаю. Если считать таких, как Козырева, которая тоже претендует на это, то в отношении ее я могу сказать только то, что у нее была пишущая машинка. Олег, кажется, с ней проводил время. Когда он узнал, что, якобы, у ее дяди есть пишущая машинка, то он просил ее принести машинку ему для того, чтобы печатать песенки и стихи. Но просьбу его она не выполнила. Вопрос: Согласны ли вы с награждением членов организации. Как по вашему - правильно наградили товарищей? Конечно, правильно и наградили хорошо. Вот только упустили Гукова и Левашова В., их можно сказать обидели. Верно, Гуков молодой член нашей организации и в самих действиях не участвовал, не успел еще. Вопрос: Куда делись новогодние подарки немцев, которые вы забрали в машине, кому пошли эти подарки ? Эти подарки первое время сохранялись у Машкова на квартире, часть из них мы роздали, когда же начались аресты, то полиция забрала остатки. Вопрос: Под чьим руководством проводилась операции в отношении побоя скота ? Мы давали указание, говорили, как надо это делать, но сами лично не участвовали. Выполняли операцию другие по моему указанию. В частности Тюленин. Вопрос: Что вы можете сказать о Жукове? Как такового, я его никогда не знал, никаких указаний не получал. Но вот когда я приехал в Краснодон [после} освобождения, то оказывается он там славится как начальник партизанского отряда "Молодая гвардия". Он даже подписал мне справку, как командир партизанских отрядов Краснодонского и других районов717. РГАСПИ. Ф. М-1. Oп. 53. Д. 343. Л.:. 4- 13.

DmitryScherbinin: Иван Туркенич. Отсчет о проведенной комсомольской подпольной работы организации "Молодая гвардия" В июле месяце 1942 г. наш город был оккупирован немецкими извергами. Вступив в Краснодон, немцы начали восстанавливать свои "порядки". В первую очередь восстанавливать свою власть. Назначают полицию, управу во главе с головой района, биржу труда, дирекцион, назначают немецкого коменданта, приехало гестапо. После этого сразу же приказы и указания установившихся властей: как то: всем жителям района в кратчайший срок пройти регистрацию на бирже труда. За уклонение от регистрации - расстрел. В вечернее время по улицам ходить воспрещается, и много других указаний "нового порядка". Полиция начала отбирать имущество у коммунистов и многих других жителей, начались грабежи. Все, что могло понравиться полицейскому или немцу, они забирали себе. Вскоре начались массовые аресты. Арестовывали коммунистов, наиболее активных комсомольцев, граждан еврейской национальности, погони за орденоносцами, старыми партийцами. Полиция начала регистрировать коммунистов и комсомольцев и стала вести особый надзор и учёт вышеупомянутых. Те, которых зарегистрировали, должны через определённый промежуток времени приходить в полицию и отмечаться. За несвоевременную явку указанный товарищ нёс наказание. В начале августа немцы живьем закопали 30 горняков-шахтёров Краснодона. Начались расстрелы членов партии, граждан еврейской национальности. В этот момент и зародилась наша первичная комсомольская организация. Инициатором был Олег Кошевой. Он находит себе друзей по школе Ваню Земнухова, Виктора Третьякевича, Васю Левашова. У дяди Олега на квартире сохранился радиоприёмник. Олег по вечерам слушал радиопередачи, фиксировал их, передавал их друзьям, которые от руки расписывали вести из Москвы и оповещали население. Так появились первые листовки подпольщиков. Через некоторое время ребята решили свою группу расширить. Начался приём новых членов в организацию. В этот момент они приняли большое количество новых товарищей, как-то: Ковалёв, Попов, Шевцова, Тюленин, Борц, Иванцова Нина, Арутюнянц и некоторые другие. Пример приёма новых членов. Я попал в окружение немцев. При попытке перейти через линию фронта, был внезапно, сонным, схвачен немцами и под стражей был доставлен в лагерь военнопленных, где пробыл 5 дней на кружке моченого жита. И до этого четверо суток будучи в окружении и пытаясь перейти через линию фронта, не имею совершенно ничего кушать, совершенно ослабел. И когда на шестой день лагерь, в котором я находился, стали перегонять в новое место, по дороге я сбежал и решил, что теперь и не в силу буду; такое состояние, идти к фронту. Не дойдя до него, погибну голодной смертью, не принеся ничего полезного во славу родине. Твёрдо решил идти в тыл врага и проводить полезную работу. Так и сделал. В августе я прибыл в Краснодон по дороге ведя старческую жизнь. Узнав о листовках, стал искать тайных писателей листовок. Но вопреки моим ожиданиям, они опередили меня, и вот в один прекрасный августовский день, подходит ко мне Анатолий Ковалёв (подосланный от группы) и спрашивает у меня на вечер патефонных пластинок. Я не отказываю. Он просил меня принести их именно в тот день и время, когда в театре ничего не бывает. В назначенное время я приношу пластинки на место встречи. Он уже ожидал меня там. Конечно, пластинки он принял и заводит разговор о вечере, воспоминает прошлое. Коснулись и содержания листовок. Я в свою очередь со вниманием ловлю его на словах (ведь всякий человек может затеять этот разговор). Потом незаметно для себя мы начали вместе вести разговор, предполагая, кто может выпускать их. И вдруг он говорит: "А что хотел бы ты быть с ними?". Я, конечно, дал слово, что ищу такую. Он говорит: "В таком случае, завтра, в такое-то время будешь иметь свидание с одним из этих представителей. Он всё объяснить". На следующий день я имел свидание с Виктором Третьякевичем, который меня частично посвятил в работе. Объяснил, что листовки это дело их рук. После этого он меня пригласил на свидание с товарищами. Свидание проходило на следующий день, где присутствовали Олег Кошевой, Ваня Земнухов, Виктор Третьякевич, Вася Левашов, Георгий Арутюнянц. Здесь я более подробно узнаю о том, что имеется радиостанция и что ребята решили создать более обширную группу. Знакомят меня с ранее выпущенными листовками. Здесь же мы решили создать штаб руководства. Наметили кандидатуры, в число которых вошли: Олег, я, Третьякевич, Земнухов и Левашов. Олега мы назначили комиссаром, меня командиром, Земнухова по разведке и конспирации. Третьякевича и Левашова членами штаба. На этом первом заседании мы решили в основном организационные вопросы, имеющихся и вновь поступивших товарищей разбить по пятеркам с целью предосторожности. Пятёрки подобрать поблизости местожительства товарищей и более близкого их отношения между собой. Во главе групп, (пятёрок) поставить наиболее проверенных товарищей, как-то: Анатолий Попов - Первомайская группа, Василий Левашов - Центральная группа, Евгений Машков - группа шахты 1-бис, Анатолий Ковалёв, Иванихина, Сумской и др. Здесь же мы решили ввести временные комсомольские удостоверения. Всем членам организации и вновь вступающим товарищам принять присягу. Ввести в организации воинский порядок. На заседании поставили перед собой следующую задачу: не давать лживой немецкой пропаганде обманывать население Краснодона, укреплять в народе уверенность в победе над немцами, поднимать на борьбу молодёжь и все население Краснодонского района, обеспечить себя оружием и в удобный момент перейти к открытой борьбе против немецких властей, всячески мешать проводить в жизнь немецким властям все мероприятия. Знакомство с Оксаной. В начале октября Олег меня предупредил о том, что он наладил связь через Оксану со штабом партизанского отряда Ростовской области. Я поинтересовался кто она. Из слов Олега я понял, что данный товарищ меня хорошо знает по школе. На следующий день я имел свидание с Оксаной на квартире Олега. К моему удивлению Оксана оказалась Оля Иванцова соученица 5-6-7 классов. На свидании присутствовали Олег Кошевой, Нина Иванцова. Оля Иванцова и я. Оля Иванцова представилась мне как связная Данила (генерал-майор из штаба партизанского отряда Ростовской области). Здесь же она предупредила нас от имени Данила и Андрея, что, якобы по сведениям, имеющимся в вышеупомянутом штабе, Виктор Третьякевич - предатель и изменник, что из-за него распалась Ворошиловградская группа. В ноябре мы решили просить помощи у штаба об уходе в соединение с одним из действующих партизанских отрядов части наших товарищей с целью создать плацдарм для дальнейшей работы, рассчитывая ушедшей группой, действуя в отряде, создать более мощную базу продовольственную, так и вооружения, на теряя связи с оставленной подпольной группой, целью которой ставили вести подпольную работу: расширять - умножать свои ряды, детально изучать всех и оправдавших наше доверие, направлять для работы в действующий партизанский отряд. Таким образом добиваясь все большего и большего увеличения нашей организации, обеспечивая оружием и боеприпасами. * * * В октябре, когда гитлеровцы начали мобилизацию в Германию, даём советы об уклонении от мобилизации. Вопреки немецкой лже-печати приводим примеры непомерной жизни в Германии мобилизованных. Штабом мы поручаем Олегу иметь связь с одним из сотрудников биржи - руководившей отправкой в Германию. Всячески узнаём от него день и квартал, где должны вручать повестки и прежде, чем биржа успевала вручить повестку тому или иному товарищ, на том или ином квартале, наша листовка уже оповестила его об этом, предупреждая об уклонении его. В конце октября на совещании штаба мы собрались на квартире Георгия Арутюнянц. С Олегом мы пришли позже всех, на пороге нас встретил Жора. В комнате мы увидели следующую картину. Посреди второй комнаты, в которую мы прошли, стоял на столе патефон, разложены шахматы. За столом сидят Виктор Третьякевич, Ваня Земнухов, Вася Левашов. Ребята серьёзно о чём-то разговаривают, курят, играет патефон. В первой комнате у окна мать Жоры стирает, у того же окна отец Жоры на дворе строгает, всё прекрасно видя вокруг. Таким образом было построено безопасное проведение совещания. Что разбирали в этот день? Олег открыл совещание. Основной вопрос на повестке дня стоял - дальнейшее существование и цели нашей организации, второе разное. По первому вопросу много говорил Олег, а именно о том, что перед нами, т.е. штабом стоит огромная задача сохранения нашей организации, так как большая часть наших товарищей получила повестки в Германию, что нужно наше решение о сохранении моральной устойчивости наших товарищей, которые получив повестки начинают заблуждаться, роптать, с тем, что, если не наше решение, организация может распасться. Говорил также Виктор Третьякевич о неизбежном уходе нашей организации из пределов района в степь. Ваня Земнухов предложил план ухода с помощью нападения на Первомайскую полицию и взрыве некоторых предприятий. Разработанный план, т.е. Виктором Третьякевичем, Земнуховым и Левашовым заранее. В момент нашей работы нас предупредили родители о приближающемся постороннем человеке. Мы занялись патефоном, шахматами и танцами. В комнату вошёл незнакомец и вручил Жоре повестку. По уходу незнакомца товарищи ещё сильнее стали утверждать о неизбежности увода организации. Последнее слово дали мне. Я считал, что неподготовленный достаточно уход с такими силами, как у нас - немыслим. 1. Организация сама по себе молодая, 2. Продовольственного пункта по настоящему на первый случай оправдывающего бы себя, мы не имели. 3. Связи, хотя бы с одним из партизанских отрядов, (действующих), у нас пока не было, так как под содействием их мы могли первое время пока кое-что организовать. 4. Что именно такой уход при нашем положении повлечёт за собой нехорошее последствие: а) нападение на полицию и подрыв обратят всё внимание именно на ушедших, т.к. большая часть работала и беспричинный уход что-то значит. б) Полиции легко будет узнать на производстве и у населения наши фамилии, а поэтому связь с Краснодоном мы можем целиком потерять и район оставить на произвол судьбы. Я предложил в кратчайший срок наладить связь с Метякинским отрядом или каким-либо другим (почему именно Метякинский?) Мы имели сведения, что таковой существует и знали одного участника данного отряда Чернявского Н. Поручить племеннику Чернявского это сделать. 2) Провести беседу с членами организации о неявке на биржу с повестками и держаться до последней крайности, ожидая указаний штаба. 3) Поручить Тюленину поджечь биржу труда, чем учет биржи привести в полный беспорядок. Мое предложение полностью предложил Олег и после долгих прений решили последнее принять за основу. После этого начали действовать. 1. Олег взял шефство над племянником Чернявского и сразу же отправил его в село, где тот должен встретиться с Чернявским и посвятить его частично в нашу работу, назначил свидание с членами штаба. Племянником это было выполнено и назначено свидание на воскресенье, для чего в этот день (свидания) нами была проведена подготовительная работа для безопасной встречи метякинца. Были назначены люди, функция которых было заранее просмотреть более безопасные проходы и без малейшего шума привести товарищей на место встречи. Была также организована охрана на месте свидания, но вся эта работа пошла насмарку, метякинец не явился. 2. Были проведены организационные беседы по группам в присутствии членов штаба. 3. Земнухов начал вести подготовительную разведку режима биржи и определять время для проведения операции. Я разработал кратенький план проведения операции и, пояснив все обстоятельства проведения операции, потребовал действия. Как мы распространяли листовки? Получив материал по радио штабом мы размножали. Раздавали по группам, которые порайонно расклеивали в наиболее людных местах, разбрасывали, закладывали в щели дверей, скважины и т.д. Таким образом мы говорили народу правду о войне, опровергая фашистскую ложь. В августе началась мобилизация в Германию и немцы стали агитировать за "хорошие" условия жизни в Германии. Мы в свою очередь пишем листовки о лжи германской печати. Что это есть тюрьма для нас - советских людей, что нужно уходить, избегать мобилизации, даём советы не являться на биржу труда с повестками, уходить в окрестные села, хутора. Немцы разбили город по-районно и стали производить мобилизацию по-районно. Мы непосредственно через своих товарищей, работавших на бирже, узнавали в какой район и когда будут разносить повестки, заранее предупреждали, брали шефство над данным районом, не давали опередить нас гитлеровским властям. Мы проникали во все уголки, чтобы охватить всех подлежащих мобилизации. 6 ноября, когда мы услышали речь тов. Сталина 25-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции и приказ от 7 ноября 1942 г., мы его приняли с большим воодушевлением. В свою очередь нами были распространен не один десяток листовок, посвящавших нашу молодёжь и население в жизнь советской родины, что таковая существует, что жизнь течет своим чередом вопреки лживой агитации Германской прессы, что строй как был советским, так и остался им, что руководит им наша всеми любимая большевистская партия во главе с тов. Сталиным, что надо всеми силами помогать быстрейшему изгнанию нашего ненавистного врага из нашей территории и быстрейшего его разгрома. Штабом мы проводили беседы по разбору речи тов. Сталина со всеми членами нашей организации и все, как один, дали клятву ещё с большим энтузиазмом вести решительную борьбу против гитлеровских мерзавцев. В знак того, чтобы отметить этот подъём, штабом разработали план вооруженного нападения группой Тюленина на машину на дороге Краснодон-Ворошиловград, что и было выполнено. Здесь же на заседании штаба по предложения Земнухова мы решили отметить 25-годовщину Великой Социалистической Революции. Решили показать всему народу Краснодонского района, что именно этот день отмечает наша великая Родина и весь трудолюбивый народ мира. Здесь мы намечаем места, где вывесить флаги, каким образом и кто должен выполнять эти операции. Кто эти группы: 1.Группа Попова - должна выбросить флаг на трубе шахты 1-бис. 2. Группа Тюленина - школа им. Ворошилова 3. Группа Левашова - должна выбросить в парке. 4. Группа Сумского и Громовой - посёлок Краснодон. В свою очередь были выброшены листовки с поздравлением и призывом против фашистов. В ноябре, когда мы по радио услышали о переходе наших войск в наступление под Сталинградом, с большим подъёмом мы подхватили этот материал и сразу же оповестили всё население. Впоследствии мы ещё в большем масштабе стали выпускать и распространять листовки, ежедневно оповещая население о приближении наших частей. Немцы старались закрыть нам рот. Ещё строже ввели они порядки. Ещё с большим ищейским подъёмом начали рыскать звери-полицаи, но это не останавливало нашей работы. Штабом проводим беседу с членами нашей организации, о близком нашем освобождении и что нам нужно ещё и ещё сильнее вести свою работу, не щадя жизни, тем самым ускорить приход наших частей. Рация и работа на ней. Радиоприемник уцелевший (будучи упрятанный от гитлеровцев) находился на квартире у дяди Олега. Олег слушал передачи, делал заметки и приходя к нам, зачитывал вести с "Большой земли". Мы выписывали основное, размножали и оповещали группы, которые в свою очередь выполняли функцию тайных письмописцев. Когда мы поставили вопрос о необходимости связи, мы всячески начали вести поиски рации. Олег и Земнухов целиком отдались отыскиванием данной. В короткое время обнаружили, что у одного товарища Бориса Гловань имелась неисправная рация. Поручаем Боре любой ценой добыть её. Борис под предлогом, что её можно использовать на зажигалки и пообещав таковую сделать данному товарищу, отговорил рацию. Но в момент, когда он переносил её к себе на квартиру его задержала полиция. На вопрос: "Зачем ему понадобилась неисправная рация?" - Боря несмотря на побои упорно утверждал, что понадобилось для зажигалок. Заведши полицию в заблуждение, не дав им понять настоящей цели рации, Боря был отпущен. В конце августа, когда нам сильно потребовался шрифт для печатания комсомольских билетов, мы все силы мобилизовали для этого, но шрифта нигде обнаружить не смогли. Олег узнал, что в Изваринском посёлке у дяди Козыревой Люси есть печатная машинка, никакого значения не имеющая для него. Решил через Люсю достать данную. Он быстро берёт шефство над ней, не давая ей понять для чего ему понадобилась машинка, добился её согласия о доставке ему данной. В этом уверял он нас, но прошло некоторое время, машинки, как такой не было доставлено. Тогда мы решили шрифт вырезать из резины и шрифтом, вырезанным на резине, напечатать комсомольские билеты. Художником и гравером был Осьмухин. Ему помогали также Георгий Арутюнянц и Анатолий Орлов. Производили они печатание вырезая и отбирая по буквам, разведенной сажей. Задачу выполнили с честью и через небольшой промежуток времени Олег получил от Осьмухина в достаточном количестве уже отпечатанных билетов, после чего приступили к торжественному вручению билетов, а впоследствии принятию взносов... На первом заседании штаба мы решили вести активную борьбу против всех мероприятий, которые принимались немцами, как то устроившись в кинотеатрах, не давали проводить немцам агитационную работу среди населения, тщательно всматриваясь в программы проводим вечеров. В клубе им. Горького, где директором устроился Мошков Евгений администратором Земнухов Ваня, руководителем струнного Виктор Третьякевич и ряд других наших товарищей в качестве актёров и музыкантов. В связи с тем, что клуб оказался в наших руках: 1. Работа клуба сильно тормозилась. 2. Программа, идущая в театре тщательно просматривалась и подбиралась исключительно такой, где нельзя было встретить антисоветского, агитирующего за "гитлеровскую власть". 3. Это давало нам в любой момент собираться обширными группами. Это не влекло за собой ни малейшего подозрения. 4. Это в такой же степени обеспечило нам дальнейшую подпольную работу и облегчало проводить в дальнейшем втягивание в подпольную организацию новых товарищей. Я, Лопухов и Гуков устроились в городском театре им. Ленина. Заимев некоторый авторитет мы также влияли на массы. В свою очередь мы не давали проводить в жизнь неподходящие антисоветсткие программы. Мы незаметно настроили актеров театра против существовавшей немецкой власти. И поэтому каждый актёр сам по себе чувствуя настроение других, не брался за антисоветскую вещь, а всегда отыгрывались на безделушках. Часто после репетиций в театре было слышать вполголоса коллективно спетые советские песни. На всем протяжении работы театров, как одного, а также и другого, кроме кинокартин, которые пускали немцы, ничего подобного зрителям не преподносилось. Засылка Шевцовой за рацией в Ворошиловград. По сведениям Виктора Третьякевича мы узнали, что в Ворошиловграде у одного неизвестного мне товарища имеется приемопередатчик, который можно было достать. Мы решили этот приемопередатчик любой ценой достать, поручив Третьякевичу совместно с Шевцовой обеспечить нас приемопередатчиком. Достать его задача нелёгкая. Средств передвижения мы не имели. Виктор и Олег берут шефство над Шевцовой, так как девушке доставить наиболее возможно. Ребят засылать мы не стали и не было необходимости. В холодный декабрьский день Шевцова поприличней одевшись, вышла на Ворошиловградскую дорогу (поезда вообще не ходили), внушая видом приличной девушки, она быстро добилась посадки на машину и с немцами для нашей пользы уезжает в Ворошиловград, предварительно получив все указания от Олега и Виктора каким образом все это выполнить. Ожидать нам долго не пришлось. Через небольшой промежуток времени Шевцова возвращается в Краснодон безрезультатно. На вопрос - почему - она ответила что такового дома не оказалось, а где-то в отлучке. После это мы ещё и ещё посылаем её по этому вопросу, но рации как таковой получить не смогли. Сбор вооружения мы производили на всем протяжении. В начале у нас такового было совсем мало, в частности мы имели: пистолет дамский, сохранившийся каким-то чудом у Олега, автоматы в количестве 3 шт. С таким вооружением мы начали свою деятельность. При нападении на машины, скот и освобождением военнопленных мы обогащались оружием и боеприпасами. В театре на танцах, когда немцы, прийдя танцевать, оставляют своё оружие на попечение своего друга, мы всячески отвлекали его внимание, подсылая девушек, подходя прикурить и т.п. В этот момент второй товарищ производил взаимствовавшись оружием. Мы также выслушивали, узнавали где есть оружие и, узнав это, мы любой ценой извлекали его. Как, например, Олег сообщил, что во дворе Валько в летней кухне под полом в чемодане, зарыты два ружья. Он узнал от домработницы Валько. Квартиру в это время занимал начальник биржи труда. Во дворе имелась огромная собака. Мы решили это вооружение забрать. Собаку мы с помощью хлеба с иголкой выводим из строя, замок на двери кухни был прост, открыли при помощи гвоздя. Извлекли оружие из-под пола и незаметно переместили в свой склад. Операцию производил Сеня Остапенко под непосредственным надзором меня и Олега. По сведениям Земнухова, который узнал это от неизвестных мне лиц, что у породы шахты N1, место обозначено врытым камнем, зарыто несколько килограммов тола, бикфордова шнура и некоторое количество гранат. Мы решили этот подрывной материал и гранаты перенести в свой склад. При поиске у породы мы таинственного камня найти не смогли. Зная, что лежит эта ценность уже порядочный промежуток времени, мы решили, что место может быть засыпано породой. Так оно и вышло. Когда мы стали откапывать породу в предполагаемом нами месте, мы действительно обнаружили приметный камень и отрыв немного вглубь извлекли очень ценное для нас. Конечно, предварительно перед работой расставили дозоры и охрану на всякий случай, которые заранее предупреждали нас о всяком приближающемся опасном человеке. Операция была проведена группой Попова полностью под непосредственным руководством штаба. Извлечённый материал был перенесён на склад. Это дало нам возможность подготовить подрыв дирекциона, динамитного склада и цеха и в дальнейшем мы свободно могли действовать в подрывах. Продовольствие мы собирали также на всем протяжении своего существования. На заседании штаба был поставлен вопрос о создании подпольной базы, базы вооружения, денег. С этого дня у нас и начался сбор продовольствия. Не имея достаточно продовольствия у себя и считая, что не в силах нам продовольствие носить из дому, тем самым оставляя себя и свою семью совершенно голодными, мы решили продбазу создавать с помощью налетов на машины немцев. Особенно хороший результат таких налётов мы имели при налётах на три машины, везших новогодние подарки немецким солдатам. Это было в декабре. В это время мы были на заседании штаба. Присутствовали Кошевой, я, Земнухов, Третьякевич, Попов, Мошков, Левашов. Заседание подходило к концу. Решив нужный нам вопрос о подрыве дирекциона и связи через Мошкова с одним из крупнейших партизанских отрядов, действующего за пределами Донца под руководством полковника Попов, начали расходиться по домам. Вдруг нас предупредили, что пришел Сергей Тюленин. Сергей объявил нам, что в городе остановились на ночевку машины с подарками, указал место расположения некоторых из них. Мы быстро принимаем решением снять с них все для создания продбазы. В одну из групп пошёл Олег, Третьякевич, Земнухов, Тюленин. Сняв часового, ребята разгрузили одну машину и испортили к тому же её. Груз перенесли на квартиру Толи Лопухова, откуда на следующий же день было переброшено все в склад. Я и Толя Попов организовали всю эту группу и произвели такую же операцию ещё с двумя машинами в районе полиции. С этого наш продпункт сильно пополнился. В один прекрасный ноябрьский день я увидел, что румыны гонят большое количество рогатого скота в сторону Ровеньков, а охрана была небольшая - 6 чел. Решил безнаказанным не оставить, так как скот гнали по дороге на Ровеньки, следовательно за Шевиревкой их можно встретить. И так как я должен был в скором времени явиться на заседание штаба, поэтому я решил немедленно отыскать кого бы то ни было из ребят и поручить провести эту операцию. К счастью Сергей Тюленин, Остапенко, Осьмухин и Фомин подвернулись под руку. Я вкратце Сергея посвятил в дело, предупредив о выгодном моменте для нападения. Приказал вооружиться и немедля выскочить вперёд. К вечеру Сергей доложил о положительном исходе нападения, что охрана побита и скот разогнали. Оружие сдано в склад. В декабре в наш район пригнали полубосых истощённых военнопленных и поместили их в Первомайской больнице. Об этом немедленно нам донёс Толя Попов. Мы принимаем решение помочь военнопленным и избавить их от немецкой каторги. Прежде всего мы с Ваней Земнуховым и Анатолием Поповым изучили где и как налажена охрана этих пленных. Изучив детально, под вечер с упрятанным ключом и напильником засылаем Фомина в помещение больницы. Условившись, что в три часа ночи будет у глухой двери снят часовой. Фомин будет в камере с пленными проводить подготовительную работу. К трём часам мы сняли часового и Дема выводит из здания больницы военнопленных, которые в тот же момент разбежались по окрестным хуторам. Немцы начали подготовку к вывозке хлеба. Мы решили помешать им пользоваться нашим достоянием. Штабом отдаём тайный приказ - не дать немцам хлеба, поджигать немолоченные скирды, заражать немолоченный хлеб, всячески способствовать всемерно вредить, не давать увозить наш украинский хлеб гитлеровским мерзавцам. * * * В конце сентября под вечер, прийдя к театру, я встретил Васю Пирожок, Васю Борисова и Григорьева. Они мне рассказали, что якобы ребята видели за парком у шахтёнки полузарытого, частично собаками съеденного человека, которого расстреляли немцы. Я предложил пойти посмотреть не узнаем ли мы знакомого хотя бы по приметам. Ребята согласились. Пойдя туда в самом деле мы увидели такую картину: в неглубоком ровике лежит мелко забросан землей человек. Левая сторона его открыта и частью съедена собаками. Но притом видно, что этот человек одет в синюю спецовку и сиреневую майку, клочья которой здесь же валяются. Ребята стали вспоминать кто ходил именно в такой одежде. Пирожок вспомнил, что он не раз в таком одеянии видел начальника радиоузла (член партии). Нам всем стало понятно, что это он и есть. Мы решили не простить палачам этого зверства. Зная, что при наступлении темноты, парные полицейские дозоры (патрули) ходят по аллеям парка с целью вылавливания запоздавших, поэтому мы решили напасть на этих патрулей, обезоружив их и казнив. Так и сделали. Дождавшись полной темноты мы с обратной стороны тихонько вошли в парк. Через некоторое время заметив патрулей быстро разошлись. Я на одну сторону аллеи, а Вася Борисов на другую. Укрылись. Пирожок и Григорьев остались на аллеи и продолжали громко разговаривать. Полицаи услышали разговор и, увидя стоящую пару, направились к ним. Подходя скомандовали - руки вверх! Ребята проголосовали. Тогда они приказали следовать вперед. Ребята беспрекословно повиновались. Мы, дождавшись удобного момента, когда они поравнялись с нами, по сигналу внезапно набросились на полицая. Голосующие поспешили к нам на помощь. Заткнув рот и скрутив руки мы оттащили их с аллеи. Пирожок и Борисов сняли поясные ремни, дополнительно подмотав найденную здесь же мягкую проволоку, мы повесили на дереве "розы" полицейских, сделав надпись - такая участь ждёт каждого из вас. Оружие доставили на склад. В ноябре я имел целый день времени, решил немного поохотиться на машины. Зайдя к Толе Попову, с которым и отыскали Дему Фомина, захватив с собой пару гранат, автомат и пару пистолетов, мы направились окольным путём в сторону Изварино. Дело подходило к вечеру. Запоздавшие прохожие по дорогам боясь, что не успеют устроиться на квартиру до темноты (в темное время хождение было запрещено), торопились быстрее добраться до населённого пункта. Подходил удобный момент для охоты. Отойдя на некоторое расстояние от населённого пункта по дороге, оценив обстановку, распределили силы. Дему с гранатой оставили на дороге, Толю в стороне оставили наблюдать вокруг. Он замаскировавшись, приступил к своим обязанностям, а я залег неподалёку от дороги с автоматом и в свою очередь замаскировался. Прошло немного времени. Толя подал сигнал приготовиться и вскоре я увидел, что по дороге из Краснодона идет легковая машина. Дема сразу же не торопясь пошёл к ней навстречу. Я приготовил автомат на очередь. Когда Дема, не подпустив на некоторое расстояние к себе машину, бросил в неё гранату, одновременно я дал очередь по окнам машины. От взрыва гранаты машина покренившись тупо стала. Я ещё по окнам дал очередь и мигом с Демой бросился к ней. Добив двух подраненных офицеров-немцев мы быстро стали забирать оружие, где обнаружили: 3 парабелума, 2 пистолета, немецкий автомат и винтовку шофера. Оружие забрали и под прикрытием темноты доставили на квартиру Попова, откуда уже было переправлено к нам на склад. В декабре, узнав, что Волчанский лагерь заполнен пленными, вызвав к себе старшего группы шахты 1-бис Мошкова, дали указание произвести налет на Волчанский лагерь. Мл. лейтенант Евгений Мошков безоговорочно приступил к выполнению указания. Произвели разведку и оценив силы потребовали выполнения. Мошков со своей группой внезапно налетел на охрану, завязал с нею бой. Пользуясь тем, что охрана в паническом состоянии, военнопленные стали разбегаться, не дав опомниться охране и подойти к ним на помощью полицейским и вызванным ими на помощам немцам, группа без единой потери ушла. Задача была выполена. Сергей Левашов, будучи членом нашей организации, проводит диверсионный акт. Работая в гараже он выводит из строя три машины. Виценовский на шахте устраивает несколько аварий, как-то: он сжигает умышленно мотор, режет канат, чем надолго затягивает подачу угля на-гора. В мехцехе портит станок. 26 декабря на квартире Виктора мы собрали совещание. На совещание пригласили старших групп Евгения Мошкова и Анатолия Попова. Основной вопрос на заседании стоял: 1. Встреча Нового года нашей организацией. 2. Разное. Нам было известно, что все руководство Краснодона во главе с руководителями немцами в дирекционе собираются провести вечер. Это и навело нас на мысль взорвать дирекцион не как просто здание, а как здание, имеющее кроме всей документации руководства городом, но и всех руководителей, продажных шкур немцем и немцев. Предложение по подрыву дирекциона внёс Мошков. Мы все, как один поддержали это предложение и решили это преподнести к Новому году как подарок. Всю эту тяжёлую подготовительную работу мы возложили в основном на группу Мошкова. Мне штаб предложил совместно с Мошковым разработать более подробный план подрыва. В этот же день это было сделано дополнительно для более безопасно для более безопасного проведения операции. Я выделил для участия в этой операции группу Ковалева, как группу, члены которой были наиболее крепкие ребята. Подготовительную работу Мошковцы провели прекрасно. Тол и динамит были заложены и готовы по сигналу взнести огромное здание. Было по плану к 20-00 31.XII вывести всех своих людей, которые должны были находиться в этот момент там. Эту задачу возложили также на меня. Мошков подрывает, 3 группа, специально выделенная в завершение факта забрасывает уцелевших сверху гранатами. Но накануне проведения операции отыскала меня Оксана и передала срочный устный приказ от имени штаба партизанского отряда (Андрея, Данилы). "Немедленно оставить взрывать дирекцион. Невыполнение приказа будет считаться как преступление перед Родиной". Посоветовавшись с Олегом, который в свою очередь не отступил от приказа, мы решили делать так, как приказано. И не теряя ни минуты, отдаём свой приказ: "Оставить взрыв дирекциона". Это намеченное мероприятие нами было не выполнено. В начале декабря на заседании штаба, где разбирали вопрос об уходе части наших товарищей в один из партизанских отрядов Ростовской области, Олег заявил, что он имел свидание с одной из краснодонских женщин, которая действует в Краснодоне от партизанского отряда, членами которого были члены партии из Краснодона и действовали от штаба партизанского отряда Ворошиловградской области. Заявил, что она ругает нас за то, что мы не отыскав связей с ворошиловградцами, стали держать связь с ростовчанами, пообещав что будет ходатайствовать перед своим штабом о вводе нашей организации в их состав. Кто она - мне неизвестно. Впоследствии Олег не терял надежды с ней встретиться, но встречи как таковой не произошло и связь с ворошиловаградцами мы не имели. В основном связь с группами окрестности Краснодона обобщал Олег, от имени штаба он давал им все указания, общаясь непосредственно со старшими групп Краснодонской, Таловской и ряд других. План взрыва динамитной фабрики. По сведениям разведки мы узнали, что в районе быв. хлебозавода немцы открыли и пустили в действие цех изготовления взрывчатки. Мы решили покончить с полезным для немцев мероприятием. После чего начали тщательно изучать его структуру через посредство работавших там (узнали знакомых, через которых частью доставали взрывчатку, и с помощью которых узнали, где находится склад с выпущенным взрывчатым веществом, где основной цех, выпускающий данное вещество, распорядок. Зимнухов проводит очередную работу, он тщательно изучает структуру охраны склада и даже их места и время. Получив полные данные о данном мероприятии, мы сразу же приступили к разработке плана нападения, определив пути подхода, день и час для проведения операции. Распределив силы, мы готовились к выполнению операции, но внезапное гонение и аресты помешали нам проделать это и поэтому задача осталась невыполненной. В конечном итоге мы ставили задачи: имея достаточное количество хорошо воспитанных людей: сделать город и окрестность города непроходимыми для отступающих войск немцев, не дать никому уйти из изменников Родины, как-то продажным шкурам полицейским и им подобным, оставить район в полной сохранности, не давая никому взрывать ни единого цеха, ни единого дома. Что было сделано? 1. Собирая данные о всем подлежащем подрыву, чтобы тогда расставить силы для предотвращения подрыва. 2. Наметив на каждого изменника "глаз", который должен был следить за основными изменниками и в случае чего мог бы вышеупомянутого престрелить. 3.. Заминировать все подходящие к нам дороги и мосты на них, из тыла отходящим наносить сокрушительный удар, чем приводить ещё в большую панику отходящих. 4. Соединиться с нами частями и продолжать наступление на Запад. Но подлое предательство прервало нашу работу. В январе начались аресты, которые начались так внезапно, что сильно морально подействовали на наших товарищей, что взять в руки руководство и организацию ухода групп из пределов Краснодона не было возможности. В один день были сразу арестованы Мошков, Зимнухов, Третьякевич и некоторые другие товарищи. В этот же день началась погоня за остальными товарищами, успевшими скрыться, как-то Кошевой, Арутюнянц, Лопухов и часть других. Я же скрывшись в Краснодоне, наладил связь с Соповой и через неё начал налаживать связь с одним из действующих партизанских отрядом в районе Краснодона, но все попытки были напрасны, так как этого отряда в этот момент в районе не оказалось. Впоследствии Сопова была арестована полицией, я же скрылся и перешёл через фронт. Туркенич РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 331

Лера Григ: Копия плана отчёта о деятельности организации, составленный Туркеничем. (мною записана только часть, но дословно). (из Архивов Луганска). 3. первые листовки (август). 4 его (Туркенича) приход в организацию. 5. создание штаба (сентябрь). 8. порядок в организации (присяга, введение временных комсомольских удостоверений). Задачи. 9.расширение организации (сентябрь). 10. его знакомство с Оксаной (начало октября). 11. связь с Данилой и Андреем. 12. характеристика работы Олега. 13. характеристика работы Оксаны. 14. характеристика работы Земнухова. 15. характеристика работы Тюленина. 16. характеристика работы Третьякевича. 17. характеристика работы Гукова. 18. характеристика работы Попова и других. 19. связь с Митякинцами (октябрь). 20. рация и работа на ней (конец сентября). 21. засылка Шевцовой за рацией в Ворошиловград (начало IX). 31. встреча Рождественских святок (декабрь). 32. срыв плана подготовки подрыва дирекциона (декабрь). 35. встреча с одним из представителей партийной организации (декабрь). 36. подготовка ухода в один из отрядов, действовавших в Ростовской области (конец ноября). 37. предложение Виктора об уходе в район Ворошиловграда (октябрь). 38. предложение Земнухова по уходу нас из Краснодона (конец октября). 39. сведения Оксаны о Третьякевиче (октябрь). 40. неудачный налёт на машину (декабрь). 41. связь с краснодонской партийной группой (Олег. Октябрь). 42. план вооружённого нападения на город и район (декабрь). 43. план взрыва динамитного цеха и … (далее документ обрывается).

Tanaka: Дима, Лера, какой документ! Спасибо! Пока даже слова не оформились. Просто поле для анализа! Но язык у Туркенича - песня! Зачитаешься! Такие прекрасные агитштампы! Пока хочу заметить одну мелочь: похоже, я права, и Борц мало что знала о деятельности штаба. Как-то везде было, в более поздних документах, что пришли и сообщили о машине Борц с Тюлениным - а тут: сообщили (то есть конспирация!), что пришел Тюленин.

Лера Григ: На совещание пригласили старших групп Евгения Мошкова и Анатолия Попова Я уже не первый раз встречаю, что у Мошкова была своя группа. Интересно, кто в неё входил?

Наталия: И у Соповой, и Ковалевой были свои группы. И в них был неизв.кто.

Лера Григ: У Сергея Левашова и Володи Осьмухина тоже группы были.

Tanaka: Лера, а где еще, у кого, было про группу Мошкова? Спрашиваю потому, что в приведенном отчете видна хорошая "очковтирательская" традиция, только не подумайте ничего плохого. Все написано подчеркнуто "умно", правильно, по-канцелярски, как будто подогнано под пункты плана. И если бы упоминание о группе было только здесь, то я лично могла бы счесть это за "красивость" и не стала бы очень этому доверять.

Галина: Из отчета Туркенича мне непонятно: когда были казнены шахтеры? Из отчета: В начале августа немцы живьем закопали 30 горняков-шахтёров Краснодона. В этот момент и зародилась наша первичная комсомольская организация Из сборника документов: Сопротивление подпольщиков фашистским оккупантам все возрастало. В ответ на это гитлеровцы в ночь на 29 сентября 1942 года в городском парке закопали живыми 32 шахтера, саботировавших распоряжение немецких властей... http://molodguard.narod.ru/book8.htm приехало гестапо Как это? Ведь гестапо в Краснодоне небыло? Земнухов начал вести подготовительную разведку режима биржи и определять время для проведения операции. Я разработал кратенький план проведения операции и, пояснив все обстоятельства проведения операции, потребовал действия. Но дальше он не пишет, была-ли эта операция осуществлена (а ведь это самая дерзкая операция молодогвардейцев) И еще: сколько было отчетов Туркенича?

Лера Григ: Лера, а где еще, у кого, было про группу Мошкова? Точно уже не помню в каком материале встречала, что до того, как Мошков стал директором клуба, у него была своя группа, которая вела активную борьбу против врага. К тому же, и в Краснодоне слышала, что у него была своя группа.

Tanaka: Галя, он и не пишет, например,что решили с Третьякевичем, а ведь тому было предъявлено очень серьезное обвинение. А насчет шахтеров - его же в то время в Краснодоне не было. Не нашла, когда он влился в организацию, но точно не раньше октября.



полная версия страницы