Форум » Молодогвардейцы » Валерия Борц (продолжение) » Ответить

Валерия Борц (продолжение)

Ninelle: Всем известно, с какой жестокостью фашисты уничтожали евреев. Семью Борц по национальному признаку к счастью не тронули. Вопрос - почему? Мне это всегда было непонятно, учитывае те зверства, которые фашисты чинили по отношению к евреям. В книге Фадеева описывается, как Валя с матерью прятали в шкафу отца, потому что ему грозила смерть. Но то, что опасности из-за национальности подвергаются и Валя с Люсей - об этом вообще не говорилось, и они не прятались. Т.е. были уверены, что им ничего не грозит?

Ответов - 167, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Tanaka: Скажите, что Вы имеете в виду насчет невнимательности Валерии к близким?

Прохожая: Полностью согласна с Сергеем35, в частности с его постом: "Очень противно читать в тебе уважаемой Валерии Борц, такие мерзкие комментарии всяких Люб и прочих, которые поливают грязью человека, только потому что не верят ему и не согласны с ним (по поводу Третьякевича). Да вы бы явно отдались фашистам с радостью и всех выдали. Где у вас хоть капелька мозгов и совести, позорницы?? Вся ложь началась с правления Хруща и с какой стати человеку, испытавшему весь этот ужас войны и событий Краснодона, врать, когда и смысла в этом нет никакого? Я верю человеку, который завещает развеять свой прах именно там, где погибли его друзья, который пронёс свою веру в них всю жизнь. И в правду Борц я верю ещё больше, т.к. в наше время правления всяких медвепутов именно предатели вдруг стали героями, а герои - предателями. Верите Третьякевичам - пожалуйста, но не в теме про Валерию Борц. Если у вас хоть какая-то капля совести осталась. Стыдно за вас." ОЧЕНЬ ЛЕГКО И ПРОСТО ОБВИНЯТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОГО УЖЕ НЕТ В ЖИВЫХ, И КОТОРЫЙ НЕ МОЖЕТ ЗА СЕБЯ ОТВЕТИТЬ!!!

Бусинка: Лера, вот ты привела цитату про "поливают грязью". Но ты же сама копаешь, исследуешь всю эту историю. Вот смотри, хотя бы один момент. Валерия Борц утверждала, что Виктор Третьякевич не являлся комиссаром? Да, это всем нам известно, она заявляла это публично, материалы есть на сайтах. Выходит, когда нестыковки в её суждениях разбирают на форуме - это называется "полить грязью". Или ты что-то другое подразумевала под этим?

Прохожая: "Валерия Борц утверждала, что Виктор Третьякевич не являлся комиссаром? Да, это всем нам известно, она заявляла это публично, материалы есть на сайтах. Выходит, когда нестыковки в её суждениях разбирают на форуме - это называется "полить грязью". МЫ НЕ ИМЕЕМ ПРАВА ЭТО ОБСУЖДАТЬ!!! А ТОЛЬКО МОЖЕМ ПРИНЯТЬ ТАКИМ, КАК ЕСТЬ, НРАВИТСЯ НАМ ЭТО ИЛИ НЕТ!

Бусинка: "Обсуждать" - значит, и слова про это сказать не можем? Лера, но Валерия Борц - фигура публичная. Я с тобой согласна, что грязью поливать не стоит, но, по-моему мнению, грань между этими двумя понятиями хоть и тонка, но всё же есть. Тогда, по-твоей логике, тема "Валерия Борц" не имеет права на существование, скажи, как обсуждать и не затронуть некоторые, скажем так, деликатные моменты? Объясни конкретно, пожалуйста.

ангелина: Tanaka я имела в виду то, что я НИГДЕ не нашла ее рассказов о своей семье, согласитесь, что это странно как-то, даже о своей любви к Сергею Тюленину проскальзывает что то ненастоящее! Прохожая обсуждать нужно и можно, на то это форум! Принимать тоже, в ваших постах и постах Сергеея 35 проскальзывает что очень категорическое....Еще не известно где бы была Валерия если бы не приняла правила игры НКВЕДЭ, может быть даже в Сибири....

DmitryScherbinin: Мои воспоминания (Валерия Борц) Движение частей все время усиливается в направлении Каменска. Это начинает меня беспокоить. Пыль на улице по щиколотку, машины проходят одна за другой, пыль не успевает садиться и стоит, точно дымовая завеса. Красная Армия уходит, а на сердце становится так тяжело, так тяжело... Кажется, как будто от тебя открывают любимое, и всего этого становится жаль до слёз. Я не плачу, я только с грустью смотрю вслед уходящим, и со страхом смотрю на будущее. 20 числа проснулась в 4 ч. Издали доносился глухой шум моторов. По улице промчалась танкетка и мотоциклист. Вот они, наши "освободители". Через несколько часов пошли машины и пехота. В первых частях все "арийцы" были чисты, подстрижены и выбриты. Многие офицеры сидели на чистокровных английских лошадях, которые вставали на дыбы и закусывали удила. Они чувствовали себя "освободителями". Взгляды их останавливались на фигурах женщин, их масляные глаза и похабные взгляды вызывали невольный страх. Завоеватели вставали с лошадей и шли "охотиться", брали все, что только нравилось. Первые дни я сидела безвыходно дома и читала. За это время я перечла: "Как закалялась сталь", "Рожденные бурей", "Война и мир", "Овод" и много других книг. Однажды я пошла в парк, где немцы устраивали концерт. Музыку я слушала с удовольствием. Начались танцы, девушки танцевали с юношами и улыбались им, как старым друзьям. Я стояла с девушкой и смотрела, она - хладнокровно, я с сдержанным бешенством. Я повернулась к ней и сказала: "Пойду искать по свету, где оскорблённому есть чувству уголок" (Чацкий). В июле начались массовые аресты партийных и евреев. Я боялась за маму. Только ветер зашумит, пробежит кошка, а мне кажется, что это полиция идет за папой. Нервы у всех нас был напряжены до края. А тут ещё передали, что на нас подано два заявления в полицию. Дальше жить так было невозможно, нужно что-то делать. Решили, что папа должен уйти. Через несколько дней измученный, полуслепой человек пошёл, куда глаза глядят. Я распрощалась с папой и слёзы ручейками потекли из глаз. Какой-то неведомый голос, казалось, шептал: "Ты его видишь в последний раз". Он пошёл, а я стояла до тех пор, пока он скрылся из глаз. Сегодня ещё этот человек имел семью, угол, приют, детей, а теперь он, как бездомная собака должен скитаться. А сколько замучено, расстреляно?! И ненависть к врагам забила ключом. "Месть, беспощадная месть врагам Нарушившим наш покой!" Через несколько дней Степан Сафонов спросил: "Помнишь Беловодск и наш договор?" Я сказала, что, конечно, помню и придерживаюсь высказанного мною тогда мнения. "Значит, товарищи?" - "Да". Он познакомил меня с Сергеем Тюлениным. Тося Мащенко тоже согласилась быть нашим товарищем. Так начала образовываться "Молодая гвардия". В это время началась мобилизация в Германию. Среди молодёжи ведётся полицаями усиленная агитация, появляются колеблющиеся. Некоторые начинают верить, что Германия действительно может дать кое-что. Перед нами встает задача - разбить это мнение. Мы решили написать листовки. Вот примерный их текст: "Прочти и передай товарищу. Товарищи! Не верьте той лживой агитации, которую проводят шуцманы и полицаи. Каждое их слово наполнено ложью, они хотят вас завербовать для каторжных работ на рудниках, заводах. Впереди вас ждёт смерть и голод, вдали от своей Отчизны. Капиталистам нужны бесплатные рабочие руки. Они идут на все, чтобы заманить нашу молодёжь и извлечь из неё прибыль. Не попадайтесь на удочки немецких подпевал и не верьте их лживой агитации. Становитесь в ряды защитников своих прав, своих интересов. Бейте, громите, уничтожайте фашистов в тылу. ШПО". Было много и других текстов, в которых писались сводки от Сов.Информбюро. Жители читали эти сводки и у них подымался дух, они стали верить, что Красная Армия всё равно придёт. Однажды я наблюдал такую картину: по улице прогоняют толпу военнопленных. Военнопленные все грязные, оборванные, голодные. Жители выносят хлеб, пышки и бросают их прямо в толпу. Конвоиры стреляют, кричат, не подпускают к военнопленным. Один румын отгоняет женщину от толпы, но она вырывается и бросает пышки пленным. Тогда румын бьёт её прикладом, а она кричит: "Бей, бей, гад, только не по голове". Когда пленные переходили через переезд, один мужчина крикнул: "Товарищи, крепитесь. Час расплаты близок, скоро солнце взойдёт над Краснодоном". Всё это было очень похоже на демонстрацию. В это время я стояла возле переезда, сердце было переполнено ненавистью к поработителям. Я сжала кулаки и подумала, как жаль, что фронт ещё далеко, что мы не можем ещё выступить организованно, уничтожить эту сволочь и освободить бойцов. Фрицы чувствовали себя хозяевами. Они смотрели на нас, как на дикую безкультурную страну. Они, не стесняясь, ходили по городу в одних трусах. Часто заходили даже в клуб. Я думала: "Да, русских женщин они считают за скотов. Наверное, по Берлину они не ходят в трусах и в клубах тоже не появляются перед своими "фрау" в подобных костюмах". Вечером мы шли с Сергеем из клуба Горького домой. Сергей спросил: "Ты видела, как прогоняют военнопленных?" Я рассказала о своих впечатлениях и мы решили, что нужно расширить свою группу, вооружиться и подобных моментов не допускать. Не доходя до дому, он передал мне письмо и сказал: "Прочтёшь дома". Когда-то я давала ему книгу "Ледяной дом" и он взял оттуда выдержки и написал их мне. "Валя, ты, очевидно, помнишь слова Марионицы Волынскому. Вот они: "Нет капли крови во мне, которая не напитана была бы самой пламенной к тебе любовью, нет биения сердца, которое не отозвалось к тебе во всем существе, где бы ты ни жила". Я начала анализировать свои чувства и мысли и нашла, что я больше бывала с ним, чем с другими и мне было приятнее бывать с ним, чем с другими. Я невольно задала вопрос: "Почему это происходит?" Я решила, что Сергей является храбрее, смелее и боевее других. Он готов броситься в любую опасность, не щадя себя. Я видела, что Родина для него все, и что он может быть настоящим боевым товарищем. На следующий день я ему ответила: "Так, значит, на любое задание вместе?" Он ответил: "Я очень рад, что ты согласна со мной" и пожал мне руку. С тех пор мы не расставались с Сергеем, все вопросы решали вместе и задания также выполняли вместе. В другом письме он писал: "Валя, прошу тебя лишь об одном, когда меня расстреляют, то приди на мою могилу. Если ты не забудешь меня, то вспомни не злым, тихим словом". Да не знал он, что я буду каждый день на могиле и всегда его буду вспоминать! Бывая вместе, мы никогда не говорили о любви друг к другу, а если появлялось такое чувство, Серго напишет письмо и робко сунет его мне. На следующий день, встречаясь, мы говорили о другом и, казалось, что о вчерашних чувствах ты прочел в книге, а сегодня мы снова только боевые друзья. (Продолжение следует)



полная версия страницы