Форум » Герои Великой Отечественной войны » Гуля Королева » Ответить

Гуля Королева

Лилия: Гуля Королёва родилась в Москве 9 сентября 1922 года, в семье режиссёра, сценографа Владимира Даниловича Королёва и актрисы Варвары Ивановны Метлиной. В возрасте 12 лет снялась в главной роли Василинки в фильме «Дочь партизана». Впоследствии снялась ещё в нескольких фильмах. В 1940 году поступила в Киевский гидромелиоративный институт. Вышла замуж, муж в 1941 ушёл на фронт и погиб в первых боях. Беременная Гуля Королёва с матерью и отчимом эвакуировалась в Уфу. В Уфе родила сына Сашу и, оставив его на попечение своей матери, записалась добровольцем на фронт в медико-санитарный батальон 280-го стрелкового полка. Весной 1942 дивизия отправилась на фронт в район Сталинграда. 23 ноября 1942 года во время боя за высоту 56,8 она вынесла с поля боя 50 раненых бойцов, а когда убило командира, подняла бойцов в атаку, первая ворвалась во вражеский окоп, несколькими бросками гранат уничтожила 15 солдат и офицеров противника. Была смертельно ранена, но продолжала вести бой, пока не подоспело подкрепление. 9 января 1943 года командованием Донского фронта была награждена орденом Красного Знамени (посмертно).

Ответов - 191, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ninelle: Еще бы "Дочь партизана" найти! Это моя мечта с детства!

Наталия: Я думаю, что в инете она есть.

Ninelle: Не нашла, Наташ. Вконтакте есть группа фильмов тех лет, так даже там ее создатель, который нашел и выложил целую тучу фильмов тех лет, не знает, где найти этот фильм :-(

Аглая: Итак, посмотрела ещё раз. Сегодня загрузились другие отрывки, но сюжет я поняла. Гуля есть в отрывках - 6-8, 7-8, 8-8.

Ася: Ninelle,мне бы тоже очень хотелось найти эти фильмы...Очень жаль,что это так сложно сделать...В книжке Евстратова написано,что на первом слёте королёвцев дети "с восхищением смотрели демонстрацию старых кинолент с участием школьницы-актрисы Гули Королёвой,специально выписанные на слёт из ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА"...Наверно,они только в этом архиве и остались....только вот как их оттуда "достать"? а в интернете вряд ли есть,к сожалению,я тоже уже весь его,наверно,перерыла.... Аглая,спасибо,буду загружать эти части))

Ася: ОДНАЖДЫ ЛЕТОМ Сильный ветер гнал желтовато-мутные днепровские воды на песчаные отмели Труханова острова, гнул и ломал вековые деревья, усыпая землю градом яблоневых лепестков. Гуля стояла с подругой на площадке водной станции и тревожно наблюдала за одинокой яхтой, носившейся по волнам далеко от моста. — Сумасшедший! —невольно вырвалось у Гули. Яхта, как огромная белокрылая чайка, летела вперед, будто играя с сердито ревущим ветром. Она мча¬лась, грозно накренившись, часто черпая бортом воду. Казалось, вот-вот она коснется воды туго надутым па¬русом и перевернется. — Ты точно знаешь, что это Кулиев? — спросила Гуля у подруги. — Говорю тебе, что видела, как он отходил от причала. С ним были Соня и Люба. Сын у него нынче родился. Вот и решил, наверное, в честь этого события покатать девчат. Яша Кулиев был прекрасным яхтсменом. Провожая глазами парус, Гуля немного тревожилась за товарища и в то же время слегка завидовала ему. — А что, Галка, неплохо пройтись по волнам в такую погодку! — слегка прищурив глаза и прижавшись к плечу подруги, сказала Гуля. Гуля мечтательно улыбнулась и задумалась. Ведь она в самом деле любила именно такую погоду. «Эх, и вольно дышится сейчас на воде, — думала Гуля. — Как хорошо мчаться, состязаясь с ветром!» Она встряхнула головой и легким жестом руки, как гребенкой, поправила упавшие на лоб волосы. — Гулька, тонут! — вдруг закричала подруга. Ветер гнал яхту прямо на железобетонный бык моста. Яков ловко выровнил лодку, зачерпнувшую воду. Однако новый порыв ветра стремительно подхватил ее снова, как спичечный коробок, и швырнул о бык. На берегу ахнули: казалось, что яхта разбилась. Яков вновь попытался выровнять ее, но это ему не удалось, и через секунду она перевернулась... Два катера почти одновременно отвалили от берега. На первом была Гуля. А Яша Кулиев выбивался из сил, стремясь во что бы то ни стало удержать на поверхности воды обеих девушек. — Яша, держись! — кричал моторист. Но Яша не слышал. Косматые волны уже несколько раз накрывали утопающих с головой. Захлебнувшись водой, девушки начали терять сознание. — Туда! Туда!—закричала Гуля, показывая рукой и я место, где Яков и девушки скрылись под волной. Один из матросов бросил за борт круг. Яков вновь показался над водой, держа обеих девушек. Он явно обессилел. В воду один за другим полетели еще два круга. Вскочив на борт, Гуля неожиданно для всех прыгнула в волны. Ее не успели удержать. Вслед за Гулей в воду бросились и матросы. ...Гуля сидела на корме. — А ты, дивчина, смелая! — кто-то из матросов накинул на ее плечи брезентовый плащ. Памятные случаи Нам казалось, что в ней жили две Гули. Первая — мягкая, ласковая, с большими лучистыми глазами. Такие глаза никогда не лгут. Она любила жизнь, любила людей, всегда была готова помочь товарищу. У этой Гули бывали срывы. Она была человеком с присущими ему слабостями, неравнодушна к людскому горю, страданию, жалости. Вторая же Гуля совсем не похожа на первую. Решительная и строгая, она — инициатор многих серьезных начинаний, признанный авторитет у девушек и юношей. ...Я вспоминаю Гулю, окруженную ребятами. Она что-то говорит, затем, энергично тряхнув головой, заключает: — Решено. Узнаю, что у нашей одноклассницы умерла мать. — Решено, — говорит Гуля, — каждый поможет, чем сумеет. Мы пойдем к больному отцу Тони, будем поочередно ухаживать за ним, пока он не выздоровеет. Тоня не оставит школу. Нет! …О том, что рослый рыхлый Фима грубит матери, знали все. Деланно улыбаясь, Фима стоял перед классом и что-то несвязно бормотал себе под нос. Гуля только что предложила послушать Фиму. И вот Фима стоял, большой и растерянный, не зная, как реагировать на слова Гули. — Ребята, — продолжала Гуля. — Я предвидела, что Фима может не рассказать о своем проступке, и просила прийти его маму. Выражение Фиминого лица меняется. «Маму? Нет! Лучше уж рассказывать самому». Он обводит взглядом сосредоточенные лица ребят и, не найдя сочувствия, опускает голову. Улыбка медленно спадает с его лица. — Я, ребята, только хотел... — робко произнес он. — Не юли! — бросает кто-то. — Говори прямо. Собрание затянулось. Ребята выступают один за другим, резко осуждают поведение Фимы. Ему достается и за лень, и за списанную работу по геометрии, и за неряшливый внешний вид. В глазах Фимы слезы. Он про¬сит прощения у товарищей. — Даю слово, — глухо говорит он, — это больше не повторится. Гуля выходит в коридор, где ее ожидает Фимина мама. — Я думаю, что вы можете идти домой, — говорит Гуля. — Фима, кажется, понял свою вину. …Гуля собирает цветы в Голосеевском саду. — Сегодня коллективный весенний прогул, — говорит она, обернувшись к ребятам. Потом весело бежит по полянке, а за ней вдогонку девчата и ребята. Какая-то ликующая она сегодня! Бурливая! Весенняя! Хорошо с ней!.. А. В. Высоцкий, школьный товарищ Гули Доброе, отзывчивое сердце Гуля была копией своего отца и по характеру, и по поступкам. Внешне также очень напоминала его. Особенно были похожи манеры, улыбка, глаза, их выражение, одинаковые вьющиеся светлые волосы. В детстве Гуля старалась во всем подражать отцу. Она его очень любила. Я знаю Гулю с 1927 года, с ее пятилетнего возраста. Мы были большими друзьями. Основное в Гуле — это какая-то необыкновенная талантливость все превращать в радость и интерес. Она все время будто бурлила, кипела. У нее был хороший голос, она много пела, танцевала, очень хорошо рисовала. Из нее вышла бы, вероятно, отличная актриса. Никогда не забуду, как она смешила меня с Владимиром Даниловичем. Думается, что она еще не совсем разобралась в себе, когда говорила нам, что не хочет идти на сцену. Гуля была жизнерадостной. Ее шутки искрились настоящим юмором, необыкновенной выдумкой. В то же время ее отличала доброта. Иногда, бывало, пошлешь ее в магазин купить конфет или фруктов. Вернется с пустыми руками. Купила конфеты и раздала подругам, а по дороге купила еще колбасы и накормила кошек. Начнешь ее ругать, она молчит, потом бросится на шею — вся досада мигом пройдет. Гуля часто бывала в театре за кулисами или смот¬рела спектакли из режиссерской ложи, куда я ее сажа¬ла на свое место, когда сама играла. Все наши актеры были ее друзьями, они любили ее. Пожалуй, вся Гулина неповторимость заключалась в ее необыкновенном характере и в обаянии этого характера. Она была динамичной, всегда в действии, всегда в движении. Отдыхая втроем на юге, в Макопсе, в нашей «коммуне», мы распределили все обязанности. Гуля взялась приносить ежедневно, или когда было нужно, свежие овощи. Мы с Владимиром Даниловичем были рады этому. Ведь за овощами приходилось ходить довольно далеко, взбираться на высокую гору к «тете Наташе». Когда я однажды пошла вместе с Гулей за овощами, то узнала, что каждый раз Гуля помогала поливать огород. Гуля брала у нее два ведра и много раз спускалась вниз, к подножию горы, за водой. И нам ничего не рассказывала, я узнала об этом случайно. В то лето на даче у Гули была отдельная комната. И вот завелась в этой комнате мышка. Однако вместо того, чтобы поставить мышеловку, привести хозяйскую кошку, Гуля стала оставлять корм. Она настолько приручила мышку, что та стала совсем смелой и брала крошки хлеба из Гулиных рук. В. И. Королева-Метлина За нашу Гулю! Я хорошо знал Гулю. Вместе с ней мы росли с двухлетнего возраста. Это была обыкновенная советская девушка. Внешне очень яркая, порывистая, темпераментная. В течение всех семнадцати лет, что мы с ней дружили, она была заводилой во всех делах. Всегда, начи¬ная с детства и кончая комсомольским возрастом, когда мы встречались, она верховодила в любой нашей мальчишеской компании. Известно, как трудно поддаются воспитанию мальчишки в возрасте 16—17 лет. И все-таки Гуля нас воспитывала, В любых случаях, даже тогда, когда шли на концерт или в театр. Как-то однажды по дороге в консерваторию она заметила: «Слушай, Эрастик, некрасиво так: воротник у тебя расстегнут, галстука нет. Знаешь что, уж лучше застегни пуговицу — так будет лучше». Словом, Гулю беспокоили любые «мелочи», и мы с удовольствием делали то, что она предлагала. В моей памяти очень ясно запечатлелась Гуля, какой я видел ее в последний раз, когда она уезжала из Москвы в июне 1941 года. На Киевском вокзале столицы Гуля была окружена товарищами и родными. Весело расставалась со мной, Алексеем и Семеном Высоцкими, которые когда-то учились вместе с ней в школе. Провожал ее и отец, Владимир Данилович, вместе с Варварой Ивановной. Гуля стояла на перроне с большим букетом цветов. Но вот раздался звонок. Как всегда при прощании, становится немного грустно, но она не умела грустить даже в такие моменты. Гуля крепко обняла и поцеловала всех нас. Раздался гудок паровоза. Она взбежала по ступенькам на площадку вагона и долго махала нам букетом цветов. Никто из нас не знал тогда, что это была наша последняя встреча с Гулей. Через несколько дней началась война. Мне, как и большинству моих сверстников, пришлось пройти тернистый боевой путь. В то время, когда наш артиллерийский полк участвовал в окружении и разгроме немцев под Сталинградом, полевая почта доставила в мой адрес самое печальное письмо: Гулин отец, Владимир Данилович, сообщил тяжелую весть о гибели своей дочери. Горько, очень горько было сознавать, что нашей чудесной Гули нет в живых. И я в письмах к Владимиру Даниловичу и к своей матери дал клятву отомстить проклятым фашистам за любимую подругу детства и юности. И где бы потом ни приходилось воевать, каждый залп батареи я мысленно сопровождал словами: «За нашу Гулю!» Так было под Сталинградом, так бы¬ло в боях на Курской дуге, при освобождении города Гулиной юности — Киева, так было под Прагой. Э. Д. Бурин Веселая и отважная От души любил я Гулю за простоту, общительность и храбрость. Как мужественную и преданную нашей Родине дочь, рекомендовал ее в партию. Она часто делилась со мной своими впечатлениями и мыслями. Иногда скажет о ком-нибудь: «Ах, какой он трус! Даже на передовой не бывает». Одной из ярких черт характера Гули была ее веселость. Веселье всегда сопутствовало ей. Слышал однажды, как ее фронтовая*подруга Клава Семилова сказала: «Она, наверно, не умеет плакать». Хозяйка, у которой санинструктор Королева жила в Панышшо в продолжении трех месяцев, говорила, когда Гуля долго отсутствовала на передовой: «Вот, нет Гули — и петь некому!» Когда же та возвращалась, то еще от калитки слышался знакомый голос, и все узнавали, что идет Гуля. Она или пела, или насвистывала какую-нибудь понравившуюся мелодию. Так, однажды Гуля услышала где-то шуточную частушку: Губки-бантики, губки-бантики, Губки в узел вяжутся, А мой милёночек ненаглядненький «Дикалоном» мажется. И несколько дней при случае напевала эти веселые куплеты, вызывая невольную улыбку подруг. Часто напевала также песенку из кинофильма «Пархоменко»: «Любо, братцы, любо». Пела «В землянке», «Милый друг», «Боевая подруга» и многие другие. Но в минуты грусти, знаю, она пела иногда шульженковскую «Маму»: Девушки-подруги говорили, что Гуля очень любила своего сына и часто вспоминала о нем. «Когда он впервые назвал меня «мама», — вспоминала она, — я прыгала до потолка!» Много можно говорить о той большой популярности и любви, которыми пользовалась Гуля в полку, дивизии, у бойцов и командиров. Везде, где бы оы ни проходила, бойцы тепло приветствовали и окликали: «Гуля, зайди к нам!» У нее всюду были друзья, и она со все ми умела просто, по-товарищески говорить. Бывая часто с командиром полка на передовой, Гуля беседовала с бойцами, писала им письма на родину. До приезда в полк работала в агитбригаде. Стихом и песней скрашивала суровую жизнь фронтовиков. Чаще всех читала стихотворение Симонова «Жди меня» и отрывки из поэмы Маргариты Алигер о Зое Космодемьянской. Исполняла все это под скрипку или баян. Она буквально всех захватывала этими стихами. Когда по лич¬ной просьбе Гуля ушла из агитбригады в полк, ребята часто с сожалением вспоминали о ней. Гуля, как никто другой, умела личные интересы подчинять общему делу, боевой деятельности. Однажды летом она случайно разбила бутыль с горючей жидкостью и сильно обожгла ноги. Но, несмотря на настояние командира полка, отказалась пойти в медсанбат. — Нечего мне там делать, — сказала она.—Мне там скучно будет! — и рассмеялась. Можно сказать, что Гуля ничего не боялась и не считалась ни с какими трудностями. В холод и дождь, когда надо, не задумываясь, выходила из помещения в темную ночь, выполняя боевое задание. Всегда стремилась на передовую. Казалось, ей было тесно и неуютно там, где нет опасности. И когда пришлось в течение недели оставаться в тылу у больного командира полка, уделяя ему заботу и внимание, она все же заявила: «Как мне надоело здесь сидеть! Наверно, забыла дорогу на передовую». Была она чрезвычайно заботлива и добра к товарищам, но в то же время и требовательна. Во время одной операции был ранен боец. Однако ни у кого не нашлось ножа, чтобы разрезать нательную рубаху на полоски и перевязать его. Тогда Гуля зубами разорвала одежду, перевязала рану и заставила бойцов вынести в расположение части раненого товарища. ...В кругу близких друзей Гуля говорила: «Я больше всего боюсь, что меня стукнет в этом ровике». Или: «Боюсь, чтоб меня не сочли за трусиху». Она предпо¬читала смерть на поле боя. Первый стрелковый батальон Гуля особенно любила и часто посещала его. Ей нравились там мужественные простые люди, в частности, комбат Иван Плотников, волевой и простой в обращении с товарищами. Иногда он шутил: «Гуля! За кого ты из нас выйдешь замуж? Сколько ты нас за нос будешь водить?» А Гуля отвечала: «Эх вы, черти полосатые! Разве сейчас, об этом думают?!» Помню, как после одного боя вечером командование батальона пошло в роты к бойцам, в занятые немецкие окопы и траншеи. В этом бою Гуля работала без устали. Об этом рассказывал автоматчик Гавриленко. «Она меня просто замучила, заставляя делать то же, что делала сама: того перевязать, того оттащить. Я не знаю, когда она отдыхала». С. М. Зенин ,помощник начальника политотдела дивизия по комсомолу

Галина: Ася, большое спасибо за статью о Гуле, но Вы не дали ссылку о документе или книге откуда эта статья? И еще о муже Гули: После окончания школы Коралева поступила учиться в гидромелиаративный институт, в октябре 1940 года вышла замуж за студента тогоже института А.Н.Казанского, погибшего вскоре на фронте. http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=1927 Однако Рина писала: И недавно мне совсем случайно удалось это узнать. Муж Гули Алексей Александрович (1918 – 1972) жил этом доме со своей матерью Софьей Михайловной Пятаковой (см. 4 страницу темы) Так кто же был мужем Гули?

Ася: Эти статьи из книжки Евстратова,я её ещё раз взяла из библиотеки,чтобы какие-нибудь вещи отсканировать....или,может,всю её отсканировать.... Галина пишет: После окончания школы Коралева поступила учиться в гидромелиаративный институт, в октябре 1940 года вышла замуж за студента тогоже института А.Н.Казанского, погибшего вскоре на фронте. Мне что-то не верится в эту статью....Хотя бы потому,что у Гули фамилия КорОлёва и гидромелиОративный институт вроде бы пишется..... А вот информация Рины более правдоподобна.... Кстати,вот здесь- http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/c/sov/30562/foto/87984/ фотография места,где погибла Гуля....я уже выкладывала,но там более хорошего качества... И ещё случайно увидела,видео в котором рассказывают про "Четвёртую высоту"- http://video.mail.ru/list/o_s_/2/3.html правда меня там покоробили некоторые неточности....

Рина: Фамилия ГУЛИНОГО ВНУКА - КОРОЛЁВ-КАЗАНСКИЙ.

Ninelle: А мне непонять никак, почему Ильина в книге писала, что Гулиного мужа звали Сергеем? Ну зачем было менять имя? Алексей, Сергей, Василий или Петр его звали, не все ли равно? Зачем такие хитрости?

гостья: Рина пишет: Фамилия ГУЛИНОГО ВНУКА - КОРОЛЁВ-КАЗАНСКИЙ. А откуда взялась фамилия Казанский?

Украиночка: Надо же, какие интересные сведения о Гулином муже. "Четвёртая высота" - моя любимая книга детства, но так много фактических сведений о её семье найти не удавалось, особенно, о муже. Чем больше знаешь, тем больше хочется знать

Ася: Рина пишет: Фамилия ГУЛИНОГО ВНУКА - КОРОЛЁВ-КАЗАНСКИЙ. Я тогда запуталась..Рина,а это достоверная информация? Встреча на Дону(поэт Е.Долматовский о Гуле) Не знаю, какой день считается началом Сталинградской битвы. Мне кажется, что началась она еще в августе 1942 года за Доном, на далеких подступах к городу. Я встретил там, на Дону, немало знакомых по далекой мирной жизни... Встретил и одну молодую женщину с очень знакомым печальным лицом. Мы долго присматривались друг к другу, никак не могли вспомнить, где виделись раньше. Наконец все-таки вспомнили: Киев, кинофабрика, цветущие яблони, посаженные Александром Довженко. Мы все молодые, веселые, атмосфера дружества делает всех знакомыми, и эта женщина позволяет себя называть детским именем Гуля. И здесь, в окопах, змеящихся среди пожелтевших ковылей по высоким берегам Дона, ее тоже так кличут — Гуля. Гуля Королева. А еще называют ее сестричкой. Тылы дивизии находились в излучине, на другой стороне Дона, и медсестрам приходилось переправлять раненых под обстрелом, иногда на лодках, а бывало — и вплавь. Я написал стихи о своей старой знакомой. Мне пришлось повидать много медицинских сестер за работой, или, если можно так выразиться, за подвигом. Но Гуля Королева — это для меня была особенная судьба. То посещение Киева, когда мы с ней познакомились, осталось в памяти как волшебное виденье мирной жизни. Я носил его в планшете, записав в стихах: В золотую кипень Киева Привели меня дороги, Я тогда узнал, какие вы, Дни у счастья на пороге. Вздутый северными речками, Днепр был синим и упрямым. И цвели каштаны свечками, Целый город сделав храмом. До зари бродя под кручами По тропинкам и уступам, Мы друг друга сладко мучали Невозможным, недоступным. Безмятежные, влюбленные, Жили мы в «Континентале», Прямо в окна растворенные Птицы ранние влетали. Было все такое новое, Словно в первый день творения. Украинской мягкой мовою Начиналось откровенье. Чтоб навек остались дороги Ночи звездные в июне, Песню о любимом городе Сочинил мечтатель юный. Он не знал, что окровавленным Здесь ему упасть придется И испить воды отравленной Из разбитого колодца. Он совсем не знал тогда еще Невеселой киевлянки, В полк сегодня уезжающей На грохочущей тачанке. Пусть продолжением этого рассказа будет письмо, полученное мной в 1969 году от пионеров отряда имени Гули Королевой (Нововоронежский, средняя школа № 1). «В августе этого года мы ездили специально в те места, где сражалась, погибла и была похоронена Гуля, — в хутор Паньшино Иловлинского района Волгоградской области. Мы привезли оттуда много реликвий, связанных с Гулей и ее дивизией. ...Мы живем в поселке Нововоронежском, и сейчас парторганизация помогает нам оформить и расширить музей нашего пионерского отряда. Мы очень любим свою героиню и гордимся своим музеем. ...В своих воспоминаниях мама Гули — Зоя Михайловна — пишет о Вас следующее: «Поэт Евгений Долматовский, который видел, как Гуля переправляла через Дон раненых бойцов, написал: А мы видали на Дону, Как с ношей девушка плыла. Он ранен. Он пойдет ко дну... Не дотяну... Не дотяну... Но дотянула и спасла». Мама Гули права, стихотворение о девушке было посвящено Гуле. Оно начиналось так: «Ты просишь, чтоб не про войну я написал на этот раз»... Я был в дивизии в тот день, когда Гуля погибла, о ней все очень горевали, она была любовью и гордостью дивизии.

Рина: Ася пишет: Я тогда запуталась..Рина,а это достоверная информация? Мне кажется, что да, но утверждать не берусь.

Ася: ТОВАРИЩЕСКИЙ УЖИН (из книжки Евстратова) На командном пункте 214-й стрелковой дивизии устроили товарищеский ужин в честь разведчиков, о которых разнеслась добрая слава по всему Донскому фронту. Вместительный блиндаж комдива был переполнен. За небольшим столиком слева от генерала Бирюкова расположились начальник разведотделения штаба дивизии майор Фасахов, его заместитель капитан Гадзалов и командир разведроты старший лейтенант Григорьев. Чуть поодаль, рядом с прославленными разведчиками Семеном Школенко и Алексеем Колосовым присела санинструктор Гуля Королева. Ее пригласили выступить на концерте. — Дорогие друзья,— начал комиссар дивизии Соболь.— Сегодня мы решили подвести с вами некоторые итоги. Надо прямо сказать: они радуют нас. Тепло и задушевно комиссар говорил о боевых делах Василия Петрухина, богатыря разведроты, захватившего много «языков». Но «именинником» оказался Семен Школеико — человек исключительной отваги и необыкновенной находчивости. Это он смело вступил в схватку с десятью вражескими солдатами и победил их. — Семен Фролович Школенко,— продолжал комиссар,— только что прибыл из Челябинской области. После ранения он ездил домой на побывку в свой родной шахтерский Еманжелинск, спускался в забой. В честь его шахтеры взяли обязательство: работать так, как воюет их замечательный земляк! Рад сообщить о награждении нашего героя орденом Боевого Красного Знамени и о присвоении ему офицерского звания! — И еще одна деталь,— с улыбкой добавил генерал Бирюков.— Товарищ Щколенко назначен командиром взвода разведки в 780-й полк. — О, Сеня, поздравляю! — толкнув локтем соседа, прошептала Гуля.— Вот здорово! Теперь ты нашенский и учти: я от тебя ни за что не отстану,— с какой-то таинственностью в голосе добавила она. — А в чем дело, Гуля? — Давнишняя думка. Открыть по секрету"? Школенко утвердительно кивнул головой. Гуля от души радовалась за разведчиков, этих мужественных людей. В их честь прозвучало много добрых слов. И она по-хорошему завидовала им. — А сейчас,— объявил комиссар,— небольшой само¬деятельный концерт. Первым выступил молодой смуглолицый баянист, исполнил песню. Гуля очень любила ее. У прибрежных лоз, у высоких круч И любили мы, и росли. Ой, Днепро, Днепро, ты широк, могуч, Над тобой летят журавли. С Днепром у Гули связано многое: и рекорд по прыжкам в воду, и школьные годы, и любовь. А теперь думалось об оставленном Киеве, о разлуке с сыном, с родными... Нахлынувшие слезы заволокли глаза. И если бы не голос ведущего, назвавшего ее имя, она, наверное, расплакалась бы. Она сразу же взяла себя в руки. Негромко, но выразительно стала читать отрывок из поэмы «Зоя»: Настала пора, и теперь мы в ответе За каждый свой взнос в комсомольском билете. И Родина нынче с нас спрашивать вправе За каждую буковку в нашем Уставе. ...Вместе с разведчиками своего 780-го полка Гуля возвращалась в часть. Розовые пунктиры трассирующих пуль, вспышки ракет — все это на минуту показалось ей каким-то сказочным фейерверком.Но это была война. Галина, у меня к вам вопрос-а письма ещё будут? И ешё вы сказали,что в вашей книжке есть фотографии... Я понимаю,что может быть у вас нету на это времени или возможности,я не требую их,просто мне,и не только мне,я думаю, очень хочется посмотреть на новые фотографии Гули и почитать её письма..))

Ася: Письма к незнакомым Телеграфистки уверяют, что ежедневно из Москвы уходит не менее тысячи телеграмм с текстом: «Беспокоюсь молчанием, сообщи здоровье». Разнообразие человеческих переживаний не так велико, как кажется. Почтальоны за свою жизнь приносят в сумке много одинаковых писем. Повторяются слова любви, похожи деловые заботы. О смерти, о печали, о большом человеческом счастье люди часто пишут одинаково, и словарь волнения невелик. Есть совершенно особенные, не схожие между собой письма. Это — письма к незнакомым. Такой вид корреспонденции у нас очень развит. Происходит это, в общем, по двум причинам. Первая из них — хозяйственность, с которой мы от носимся ко всему, что случается в нашей стране. У нас есть уверенность в своем праве на вмешательство. Рабочий одного завода пишет директору другого о новом способе сварки. Профессор физики указывает писателю на научные погрешности в его романе. Пионер предлагает председателю горсовета устроить бульвар на пустыре. Вторая причина — это чувство огромного товарищества. Мы не знаем, что такое «разница положений». Мы пишем вождю, знаменитому писателю, полярному путешественнику, академику. Мы окликаем их по имени в огромном и теплом пространстве нашей страны. Нас что-то тревожит или мы просто хотим рассказать о мыслях, которые нас занимают. И мы обращаемся ко всем этим людям, которых мы никогда не видели в глаза, к своим людям. Человек, о котором я хочу рассказать, — не вождь и не завоеватель Арктики. Это маленький человек, это просто девочка 12-ти лет от роду. Зовут ее Гуля Королева. Известна она тем, что играла главную роль в фильме «Дочь партизана»... Когда она пропустила несколько уроков и в школе ее за это хорошенько взгрели, она ревмя ревела или говорила, что будет всю жизнь заниматься только биологией, и бог с ним, с кино, если от него такие неприятности. Но картина тем временем пошла, имела успех, прошла по всему Союзу, и Гуля Королева, ученица Одесской 23-ей школы, начала получать от незнакомых людей письма. Письма эти были удивительные. Маленькая школьница стала известной в разных концах страны. Вот пишет пионерка Зина Сорока: «Гуля, по-моему, главный смысл этой картины будет такой: классовая борьба на селе против кулаков. Если я написала неверно, то прошу, чтобы ты меня поправила. Теперь, Гуля, напишу несколько слов о себе. Учусь я в шестом классе 2-й школы. Провожу пионерработу в отряде имени Постышева. Мой батька включился в конкурс на лучшее воспитание детей и устроил мне комнату для занятий. Напиши мне, как ты учишься и работаешь, в каком ты классе. Я часто о тебе думаю. Пока до свидания, может, когда-нибудь встретимся». Вот письмо с Дальнего Востока. Его пишет боец-дальневосточник. «Дорогая, уважаемая Гуля, — пишет он. — Вы сейчас занялись раскулачиванием кулаков. Картину, где Вы играете, я смотрел с ужасным волнением. Мой брат был убит кулаками. Все это я вспомнил. Может, Вы бы смогли приехать сюда, к нам, посмотреть, как мы, бойцы, живем здесь. Скоро кончается мой срок, и я вернусь в колхоз Воронежской области. Если не успеете сюда приехать, то приезжайте обязательно в наш колхоз. Увидите, какая у нас стала замечательная жизнь. Я Вам все покажу. Хозяйство у нас стало исправное, вздымаем его очень высоко. А пока до свидания, дорогая, уважаемая Гуля. Учитесь хорошо. Остаюсь Ваш неизменный друг». Вам только двенадцать лет, дорогая, уважаемая Гуля, и вы еще очень многого не понимаете. Вы не понимаете, какое счастье иметь таких друзей, как удивительна эта перекличка незнакомых, простота ее и уверенность, новый ее смысл, новый воздух, которым вы дышите. Вам кажется, что так и должно быть, что иначе быть не может. Но если когда-нибудь иное поколение, раскапывая наш архив, найдет эти письма к незнакомым, письма к наркомам, инженерам и школьницам, с какой нежностью и бережливостью разгладит эти измятые листки, чтобы проследить по ним все ростки и вехи создания новых отношений между людьми. Татьяна Тэсс, писательница Действовала разумно, смело С Гулей я впервые встретился на фронте в сентябре 1942 года в хуторе Паньшино. Туда я был назначен ответственным секретарем парторганизации 780-го полка 214-й стрелковой дивизии. В то время дивизия вела тяжелые бои с превосходящими силами противника. Каждый день немцы по несколько раз ходили на нас в атаку, стремились любой ценой перерезать железную дорогу на Сталинград, по которой широким потоком шло все необходимое для защитников города. Поэтому мы стояли насмерть. По роду службы мне часто приходилось встречаться с Гулей как активной, боевой комсомолкой. Она очень откровенно делилась всем, спрашивала совета. Однажды спросила меня: «Не знаю, что делать? Мне предлагают ехать на курсы командиров или пойти в политотдел дивизии секретарем-машинисткой. Я же из полка никуда не хочу. Привыкла к боевой обстановке, к людям. Ведь скоро начнется наступление, и некоторые товарищи могут подумать, что я проявила трусость». Накануне боя Гуля обратилась ко мне и попросила, чтоб ее приняли в партию. В боевой обстановке она вела себя, как коммунистка, действовала решительно, разумно, смело. На высоте 56,8, которая была господствующей и несколько раз переходила из рук в руки, был такой случай. Когда группа разведчиков возвратилась из разведки, то одного товарища не досчитались. Тогда Гуля с несколькими бойцами поползла искать его. Оказалось, что разведчик был тяжело ранен при возвращении из поиска. Раненого принесли в расположение части, однако через несколько минут он умер на руках у Гули. У разведчика она обнаружила карту, на которой были помечены места расположения немецких артиллерийских и минометных батарей. Гуля передала эту карту командованию. Вскоре вражеские батареи были уничтожены нашим огнем. Л. Н. Седура, парторг 780-го полка

chingischan: В Волгограде приватизирован и закрыт подвал, где пленили Паулюса, ветераны даже выходили на митинг против приватизации. В связи с этим в библиотеке случайно взяла книгу волгоградского писателя Юрия Мишаткина. Она вышла к 60-летию Победы. Уже писали выше о "Повести без марок" о подвиге Гули. Интересно было прочитать и обнаружила интересное письмо Гули отцу о ее душевных волнениях в связи с тем, что в нее влюбился генерал-лейтенант Бирюков, командир дивизии, который брал ее в поездки, угощал офицерским пайком, приглашал на ужин. ..."есть папулька у меня большое горе..". Еще интересно, что с ней в Артеке отдыхал и дружил знаменитый Рубен Ибаррури, Герой Советского Союза, они встретились на фронте, он был капитан, начальник военного эшелона, а она привезла раненых. Есть и деловое письмо о газете "Красный воин", которая выходила на передовой, Гуля просит отчима, чтобы он подействовал на украинских писателей в эвакуации в Башкирии Рыльского, Тычину, Яновского, и они бы написали в газету (но в переводе на русский). Мишаткин, Юрий Иванович Рыцарский меч Сталинграда: Повести/ Юрий Мишаткин. - Волгоград:ООО "Принт", 2002. - 448с.:илл. (стр.31, стр.41, стр.24-27)

Аглая: Спасибо, Наталья Антоновна!

Ася: Начну я,наверно,здесь выкладывать Гулины фронтовые письма...(из книжки Евстратова) ВЕСТОЧКИ С ФРОНТА Несколько дней в фондах Волгоградского государственного Музея обороны я с волнением читал и перечитывал хранящиеся там письма Гули с фронта родным и знакомым. Этих писем и открыток около сорока. И в них вся Гуля со своей удивительной простотой характера, пытливым умом. Гулины письма — своеобразный дневник ее короткой армейской жизни, который она начала под стук колес воинского эшелона, увозящего ее из Уфы на фронт. Публикуемые ниже письма датированы в хронологическом порядке. Лишь в отдельных случаях, если не было возможности установить день написания письма, отцом Гули указывалась приблизительная дата (начало или середина месяца). Чтобы дать понять родным, в каком месте она находится, будучи в составе Действующей армии, не выдав при этом военной тайны, Гуля прибегала к такому методу. Если она говорила про Гулю, то подписывала письмо «Марионелла», если же про Дотьку (так в детстве родители звали Гулю), то ставила подпись «Гуля». Начало мая 42 г. Дорогой папочка! ...Я добровольно ушла в Красную Армию. Сейчас мы в Подмосковье, скоро выедем на фронт. Работы много. Первое время с непривычки тяжеловато. Сейчас привыкла. Все вошло в свою колею. Зачислена я в медсанбат, а прикомандирована к политотделу дивизии, так как при нем есть бригада актеров, и я состою в ней. Настроение замечательное, хочется поскорее на фронт... Считаю, что в такое время, как сейчас, нельзя сидеть сложа руки и валять дурака. Надо завоевать себе право на жизнь. ...Это письмо передаст тебе старший политрук, редактор нашей дивизионной газеты товарищ Акифеев. Как Варюша? Как ее дела? Где работает? ...Была на ученье в поле пять суток. Таскала «раненых», была связной: пригодилось мое умение ездить на лошади. Ноги себе стерла в дым, но ничего. Еще, правда, прихрамываю немножко, зато большое чувство удовлетворенности сделанного тобой дела. Нашему отделению была вынесена благодарность от командования за отличную работу. Пишите чаще. Я отброшу свою лень и тоже буду часто писать. Целую вас обоих крепко-крепко. Гуля. Скоро будут карточки готовы, обязательно пришлю. 9 мая 42 г. Ехали хорошо, весело. Холодновато было, ну да ничего. За дорогу я совсем охрипла. Сейчас говорю только шепотом. Это пройдет быстро. Побывали здесь немцы. Население рассказывает разные ужасы. Все носит следы пребывания немцев. Господи, сколько мерзостей они наделали! Не искупить им своею черной кровью те зверства, которые они наделали на нашей земле. Как вы там? Как Ежулька? Крепенько, крепенько его от меня поцелуйте, приласкайте. Очень жалею, что не взяла с собой какое-нибудь платьице: все время быть в форме очень тяжело, особенно в сапогах... Хочется скорей на передовую, чтобы гнать и гнать этих паразитов... Пишите мне по адресу: Почтовая полевая станция 1682. Клуб. Королевой. Целую всех крепко-крепко. Гуля. Сфотографируйтесь с Ежиком и вышлите мне его карточку. 1 июня 42 г. Дорогой папулька! Сегодня получила твое письмо. Большое, большое спасибо тебе за него. Оно мне доставило огромное удовольствие и очень обрадовало, что с тобой все благополучно. Жалко, что Акифеев никого вас не застал, он бы мог вам рассказать обо мне. А то ты прав, написав мне, что я очень скупа насчет описания своей жизни. Но что тебе писать? Учусь. Изучаю оружие. Хожу на стрельбище. Стреляю. Первое упражнение сдала на «отлично». Вот если бы и остальные сдать так же, было бы здорово. Если представляется возможность, езжу на лошади. Выполняю поручения по комсомольской линии. Настроение бодрое, веселое. Хочется скорей на фронт, чтобы бить этих мерзавцев и вздохнуть им не давать. Ездим по частям, даем концерты. Бойцы принимают очень хорошо. После концертов настроение какое-то удовлетворенное, появляется сознание выполненного долга. ...Очень скучаю без Ежика. Как увижу где малыша, так и встает сынишка перед глазами. А иногда ночью проснусь, и мне кажется, что он со мной рядом. Наверное, уже сам под стол пешком ходит. Очень бы хотелось его увидеть... Все мечтаю похудеть, но, к сожалению, ничего не получается. Как у Варюши дела? Как здоровье? Получили ли от наших весточку? Пиши мне чаще. Целую вас обоих крепко-крепко. С горячим боевым красноармейским приветом Гуля. 13 июня 42 г. Папулька! ...Ты просил меня почаще писать тебе. Хочу быть аккуратной и стараюсь писать тебе настолько часто, насколько это возможно. У меня все в порядке. Живем в чудном лесу, сплю в палатке, здоровье пока замечательное. Только одно плохо — скучаю без мальчонки, страшно хочется его видеть и очень волнуюсь за него... Ну, привет Москве. Пишите. Целую. Гуля. 20 июня 42 г. Папулька! Получила твое письмо, за которое тебе очень благодарна. Оно и порадовало меня и кое-чему научило. Ты, конечно, скажешь, что я лентяйка, что отписываюсь открытками. Но ты не сердись на меня, потому что у нас очень много работы. Ведь мы вот-вот должны выехать на франт. Я сейчас временно в медсанбате, работа тоже живая, интересная. Страшно хочется скорее на фронт. Пиши мне побольше и почаще. С таким нетерпением ждешь почтальона и страшно разочаровываешься, если тебе ничего нет... Гуля

plvtor: Фильм "Бабы рязанские" целиком появился на торренте.



полная версия страницы