Форум » Опубликовано... » Стихи о войне » Ответить

Стихи о войне

Лера Григ: Питерский Романтик. Никто не забыт, и ничто не забыто, У вас седина, память бомбами взрыта, Ведь вы воевали за наших детей, За Родину мать и своих матерей. Никто не забыт, и ничто не забыто, Под флагом кричали, фашисты, вам бита, И вы, те кто выжил, под Курском, Москвой, Кто шёл до Берлина, пусть жизнь вам - покой. Колотят вас раны, кто умер, в могиле, Но мы не забудем и мы не забыли, И вечный курган, тех кто умер в боях, Кто дрался за нас, позабыв боль и страх. Никто не забыт, и ничто не забыто, 100 грамм фронтовых, и душа снова квита, Вы вспомните всех, этот день - ветеранов, Ведь вы закрывали свободою раны. Герои войны, те кто лез в амбразуры, Кто пули ловил, кто не выжил - уснули, И холм порастёт, именами покрыто, Никто не забыт, и ничто не забыто.

Ответов - 255, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Лескиса: Юрий Левитанский МОЕ ПОКОЛЕНИЕ И убивали, и ранили пули, что были в нас посланы. Были мы в юности ранними, стали от этого поздними. Вот и живу теперь - поздний. Лист раскрывается - поздний. Свет разгорается - поздний. Снег осыпается - поздний. Снег меня будит ночами. Войны снятся мне ночами. Как я их скину со счета? Две у меня за плечами. Были ранения ранние. Было призвание раннее. Трудно давалось прозрение. Поздно приходит признание. Я все нежней и осознанней это люблю поколение. Жестокое это каление. Светлое это горение. Сколько по свету кружили Вплоть до победы - служили. После победы - служили. Лучших стихов не сложили. Вот и живу теперь - поздний. Лист раскрывается - поздний. Свет разгорается - поздний. Снег осыпается - поздний. Лист мой по ветру не вьется - крепкий, уже не сорвется. Свет мой спокойно струится - ветра уже не боится. Снег мой растет, нарастает - поздний, уже не растает.

Лескиса: Дмитрий Кедрин ПОЛОНЯНКА Для того ль цветочек синий В косу мне вплетала мать, Чтоб в неметчине рабыней Довелось мне умирать? У меня в тот день проклятый Белый свет в очах померк: Привезли меня солдаты К немке в дом, под Кенигсберг. Дождь идет. Собака брешет. У крыльца шумит дубок. Здесь ничто меня не тешит,— Только спичек коробок. Ночью нету спать охоты, Все сижу я, глядя вверх: Может, наши самолеты Налетят на Кенигсберг? Налетят — тайком из дому Босиком на двор сбегу, Соберу в хлеву солому И хозяйку подожгу. Умирать не так обидно, Если знать, что, может быть, Нашим в небе — лучше видно Вражью станцию бомбить!

Марина Турсина: Лескиса! Молодец! Столько прекрасных стихотворений выложила! Спасибо!

Лера Григ: Лесенька, огромное спасибо за стихи!!!

Лескиса:

Лера Григ:

Марина Турсина: Девчонки, какие у вас смайлики смешные! Лера, а что твой первый смайлик в кулачке сжимает?

Лера Григ: Цветочек, кажется.

Марина Турсина: Классно!

Лескиса: М.Галин ОН ПОГИБ ПОД МОСКВОЙ Он погиб под Москвой, не солдат, не герой – ополченец, Принял холод и боль средь свистящих безжалостных жал. Дорогою ценой все усилья врага обесценив, Лег в промерзлую землю, которую он защищал. Он погиб под Москвой, где весною заплачут березы, Где окопная грязь захрустит под зеленой травой. Снова солнце взойдет, снова высохнут детские слезы, Но ему никогда не узнать, чем закончился бой! Он погиб под Москвой в сорок первом в заснеженный вечер, Самой смертью своей на мгновенье врага задержав, Свою долю вложил, безымянною славой увенчан, И в победный рассвет, и в далекую встречу держав. Он погиб под Москвой ...

Лескиса: НАУМ КОРЖАВИН ДЕТИ В ОСВЕНЦИМЕ Мужчины мучили детей. Умно. Намеренно. Умело. Творили будничное дело, Трудились - мучили детей. И это каждый день опять: Кляня, ругаясь без причины... А детям было не понять, Чего хотят от них мужчины. За что - обидные слова, Побои, голод, псов рычанье? И дети думали сперва, Что это за непослушанье. Они представить не могли Того, что было всем открыто: По древней логике земли, От взрослых дети ждут защиты. А дни всё шли, как смерть страшны, И дети стали образцовы. Но их всё били. Так же. Снова. И не снимали с них вины. Они хватались за людей. Они молили. И любили. Но у мужчин "идеи" были, Мужчины мучили детей. Я жив. Дышу. Люблю людей. Но жизнь бывает мне постыла, Как только вспомню: это - было! Мужчины мучили детей!

Лера Григ: Спасибо, Лескиса!

Люба Шерстюк: Лесюшка, спасибо, родная!

Лескиса: Н. Чулкина поисковый отряд «Возвращение», г.Слободской Кировской области Судьба Иду, и вдруг тропинка исчезает, Готовлю щуп, несу саперную в руке, Я знаю, здесь, под нашими ногами, Бойцы на двухсантиметровой глубине. «Ну, где же ты?» — шепчу губами, «Ну, где же ты? Откликнись, дорогой!» Пытаюсь я поднять тебя руками, Найти в земле, истоптанной войной. Устал, но от усталости сбегаю, Ищу я дальше, но не нахожу И вдруг случайно замечаю Патрон, а в нем солдатскую судьбу. Написанная на обрывке карты Твоя судьба, ушедшего на фронт, Судьба юнца, оставившего парту, Судьба подростка, выбравшего фронт. Я возвращаюсь в лагерь на закате, Сжимая в глине смертный медальон. Я так хочу, чтоб безымянные ребята Нашли родных и возвратились в дом!

Лескиса: И.Г. Михайлов Мы хороним наших солдат, Возвращаем долги погибшим, За всех нас на войне заплатившим Самым ценным в сто тысяч крат. Мы хороним наших солдат. Не узнав, что войне каюк — По полям, по лесам и болотам Продолжает костями рук Защищать наши спины пехота. Даже через десятки лет Раны в семьях у нас остались И за празднеством Дней Побед Мы с войной не за все рассчитались. Мы хороним наших солдат, Возвращаем долги погибшим, За всех нас на войне заплатившим Всем что было в сто тысяч крат. Мы хороним наших солдат, Только сколько ж еще лежат.

Люба Шерстюк: А знаешь, Лесенька, на Кавказе говорят: не может быть порядка в доме, где есть непохороненный мертвец.

Рома: Это точно.

Лера Григ: Спасибо, Олесенька, за стихи!!!

Лескиса: С. Гарибян Солдаты Необычная тишь над землею царит. Ветерок только веточки чуть шевелит. Рот разверзла воронка с холодной водой, А в воронке солдаты во тьме ледяной. Спят, не зная, что поднят уже батальон, Что ушел на покой к вечной памяти он, Что пора становиться к товарищам в строй И пора собираться на вечный покой. Годы быстрою птицей над ними летят, Им уже не вернуться к живущим назад. Но не будет войне и несчастьям конца, Если мы не поднимем их всех, до бойца.

Алексей: ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ Привели и застрелили у Днепра. Брат был далеко. Не слышала сестра. А в Сибири, где уж выпал первый снег, На заре проснулся бледный человек И сказал: "Железо у меня в груди. Киев, Киев, если можешь, погляди!.." "Киев, Киев! - повторяли провода. - Вызывает горе. Говорит беда". "Киев, Киев! - надрывались журавли. И на запад эшелоны молча шли. И от лютой человеческой тоски Задыхались крепкие сибиряки...



полная версия страницы