Форум » Опубликовано... » просто Стихи. » Ответить

просто Стихи.

Лера Григ: ЛЮДМИЛА КОЖАНКОВА "Мы школе поклонились дорогой" Пришли те дни, которых с нетерпеньем Мы ожидали много, много лет,- Вернули юность на одно мгновенье... Цветут воспоминанья, как букет. И вспомнили мы горькое, смешное, Порой слезой иль хохотом давясь. Мы не мечтали в жизни о покое, И старость не утихомирит нас. Не всех узнали - это и понятно! Ведь сорок лет, а не часов и дней! Гримировали судьбы нас изрядно, Но всяк готов простить судьбе своей. Ах, как мы рады встрече долгожданной, Неважно, что глаза полны слезой. И первые минуты как в тумане Мы напрягались вспомнить: "Кто такой?" В нас все-таки от юности осталось Хоть что-то, хоть немножко, просто штрих... Но узнан друг, и нам уже казалось, Что мы не разлучались ни на миг. Мы не могли никак наговориться. Воспоминаньям не было границ. Ведь сорок лет в урок не уместится. Как много в жизни дорогих страниц! Пусть мы забыли, что сказать хотели, Не тот друг другу задали вопрос, Не все в больших делах мы преуспели, Но каждый честно вклад свой в дело внес. Прошли мы юность огненной дорогой, Познали страх и горести утрат. Да, наша жизнь была суровой, строгой, В войну швырнув нас сразу из-за парт. И дым войны, и горький дым разлуки Мы пронесли на собственных плечах. Не знали маникюров наши руки, Нас обошли и бархат, и шелка. И через труд, и радость, и невзгоды В морщинках и с седою головой Прошли длиной мы в сорок лет дорогу - И школе поклонились дорогой.

Ответов - 214, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Tanaka: http://www.youtube.com/watch?v=3N1Ko8SDZlc Это Яромир Ногавица, чешский бард. Эта его песня называется "Сараево" - внешне простенькая, но очень осмысленная (пройдите по ссылке, видно, как ее чехи воспринимают). Называется "Сараево". Для справки: с Сараево - это столица Боснии и Герцеговины - началась Первая мировая, фактически ХХ век с его ужасами, а в конце ХХ века был расстрел свадьбы в Сараево. Сараевом век начался, им же закончился. Собственно, цикл, в который входит эта песня, так и называется "Странное столетие". Я эту песню перевела. Вот она. Ветер с Галичины гонит облака, Все, что у нас было, унесла река. Птицы перелетные, долгий век в пути, Два письма, два стрижа, мы над землей летим. Весело трещит в огне дерево, Но уже пора на покой. Завтра вон там, за холмом, в Сараево, Станем мы мужем и женой. Батюшка в церкви совершит обряд Реки потекут назад в свои моря. Свадебный венок мы пустим по воде, Будет небо наверху, а мы с тобою здесь. Весело трещит в огне дерево, Но уже пора на покой. Завтра вон там, за холмом, в Сараево, Станем мы мужем и женой. Из белого камня тебе построю дом Дубовыми бревнами обнесу кругом. Чтобы все знали, как моя любовь крепка, Будет дом крепкий, на годы и века. Весело трещит в огне дерево, Но уже пора на покой. Завтра вон там, за холмом, в Сараево, Станем мы мужем и женой.

Люба: Сhançon de geste Hе на золоте полей, чья трава густа, Hе у моря, где на скалах сверкает соль, А у вражеского рва, на краю моста Hаконец нашел тебя я, о мой король. Из десятков тысяч лиц, через сотни лет, Я узнал тебя, король, сквозь печати бед По сиянию волос, где застыл рассвет. Я узнал - и на уста наложил запрет. Hе узнать теперь другим, как ты был убит, Как подвел тебя твой голос, порвав струну, Что за кубок до конца был тобой испит, Hе проведать никому, что ты был в плену. Я и так уже предвижу, как верный скальд Обрисует твою стать и изгиб бровей, И, настроив на лады деревянный альт, Понесет тебя, как взятый в бою трофей. Прикрываясь твоим именем по пути, Будет нищий хлеб выпрашивать на ветру, И герольды будут доблесть твою нести, И истреплют, словно вражескую хоругвь. Менестрели налетят, как мошка на свет, И такого напоют про любовь и боль, Что не выяснить уже - жил ты или нет... Hе узнать тебя боюсь я, о мой король. Я бы вынес на руках тебя, государь, Hа простор, где волны пенятся об обрыв, Hо сложить тебе курган - погребальный дар - Hевозможно, тайну гибели не раскрыв... Так лежи, о мой король, средь сожженных трав Возле черного моста, где ты принял бой. Крылья западных ветров отпоют твой прах, Чтоб и в смерти ты остался самим собой. (с) Лора Бочарова

Люба: Из сумрака Севера вновь в колдовские леса Вернулась твоя звезда, о Даэрон. В вечерней тени звенят соловьев голоса - Умолкла твоя весна, о Даэрон... Цветы и звезды в венок вплетай - Как сердце бьется пламя свечей: - Прощай, любовь моя, прощай, О Лютиэнь Тинувиэль. Как под ноги - сердце, ты песню бросаешь свою - Последнюю песню, о Даэрон. Легенды слагают о птицах, что лишь перед смертью поют - Но смерть не излечит тебя, о Даэрон... Полынью песню в венок вплетай - Горчит на губах золотистый хмель... - Прощай, любовь моя, прощай. О Лютиэнь Тинувиэль.. Прощай, любовь моя, прощай... Зачем тебе пить эту чашу до дна? Два озера боли на бледном лице, А звезды - как камни в Хрустальном Венце, И горечь не смоет морская волна, И в темных одеждах - как скорбная тень, - Один лишь венка из цветов не надел: - Прощай, любовь моя, прощай, О Лютиэнь Тинувиэль. И в светлой земле, что не ведает зла, Истает ли тень, что на сердце легла, Исчезнет ли боль, что - как в сердце игла?.. - Прощай, любовь моя, прощай, О Лютиэнь Тинувиэль... И жжет предвиденье, как яд; Тебе - уйти на путь Людей, Но пусть еще - последний взгляд... Поет безумный менестрель: - Прощай, моя звезда-печаль, Прощай, любовь моя, прощай, О Лютиэнь Тинувиэль.. А хто автор?

Галина: Это песня Хелависы - Дайолен - Даэрону, если не ошибаюсь.

Люба: Спасибо, Галь!

Люба: Как правильно и жизненно!!

Люба: A Elbereth Gilthoniel, silivren penna miriel o menel aglar elenath! Na-chaered palan-diriel o galadhremmin ennorath, Fanuilos, le linnathon ve linde le ca Valimar nef aear, si nef aearon! A Элберет Гилтониэль, Что видит все мои пути, В темнице ночи, в черной мгле Надеждой ясною свети. Под сетью сумрачных дорог Подняли земли королей Два светлых западных крыла На этом берегу морей. A Элберет Гилтониэль, C небес глядящая насквозь, Открой ворота облаков В сиянье синих звездных слез. Кто поглядит под пепел лет? Мой путь далек на сотни лиг. Но сердце остается здесь, На этом берегу земли.

Люба: Попутный ветер в наши паруса. Пути на ветер брошенного слова. Бессчетные пути в единый узел завязать Могли лишь Валар, Валар, Могли лишь Валар и голос крови. Попутный ветер от волны к звезде, Попутный ветер от руки до взгляда, Попутный ветер, что корабль уносит по воде,- Твоя надежда, Твоя награда. Владыка Ветра, натяни свой серебристый лук - Пробито сердце, теперь в нем песня ветра. Довольно, чтоб дороги судеб не замкнулись в круг Hа грани света Света, С сумраком разлук. Попутный ветер в наши паруса До белых лестниц Гавани далекой. Когда от берегов ладьи уходят в небеса - То воля Hамо, Hамо, То воля Hамо - Владыки Срока. Возьми в свою ладонь янтарный блик, Что был в песке последнего причала. Попутный ветер сердце унесет за сотни лиг, Hа земли Валар, В край без печали. Владыка Ветра, распахни воздушные крыла! Из ветра соткан плащ небосвода синий. Довольно, чтобы звезды пели и волна вела Ми андуниэ, ми андуниэ, эльда Валимар.

Люба: В зеленых роханских полях Над белогривою рекой Туман густой, как молоко В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях Играет радугой роса - Как самоцветы в волосах На тонких нитях ковыля. В зеленых роханских полях Пасутся кони на горе, И рог играет на заре В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях Гуляет ветер молодой, Травой играя как волной В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях Под небом бьется гордый стяг, Кольчуги серебром блестят В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях Несется песня над землей О гордой славе боевой В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях Пасется вольный белый конь, Навек расставшись с седоком В чужих неведомых краях. В зеленых роханских полях Склонились травы к родникам Цветы осыпались в руках, В зеленых роханских полях. В зеленых роханских полях На берегу реки мой дом. Отныне тихо будет в нем, В зеленых роханских полях. Мне не умыть лица росой, Не мчаться, встав на стременах За павшей в ковыли звездой В зеленых роханских полях...

Люба: Он идёт по лесам осенним Он - король в золотом и алом Лес ковром ему листья стелет Клёны факелами пылают Среди берёзовых колоколен Слабый ветер поет осенний Лес над ним распахнул знамёна: Идет владыка лесов Средиземья Рос опалы пали в ладони Король смеётся, король колдует Гранатовой горечью осень наполнит Пьяную чашу пламенных сумерек Он чашу поднимет во имя леса Во имя безумной осенней пляски Во имя предсмертной осенней песни Король колдует, король плачет Пьёт он славу своей наречённой Владычице Ночи, Луны осенней Король златокудрый с глазами зелёными Он сегодня венчается с нею Пряною полночью осеннего ветра Серебряной полночью полнолуния В пламени леса средь лунного света Король смеётся, король колдует Очи его - словно пламень зелёный А в волосах - жемчуга тумана Золото клёна - его корона Губы его - как открытая рана Свет луны отражается в кубке Горше вина, горячей поцелуя Лунный свет обжигает губы Король смеётся, король колдует Он идёт по лесам осенним А в глазах его - вешняя зелень Золото клёна - его корона Рубины рябины в его ладонях...

Люба: Ты славить его не проси меня - Днем от свечи не станет светлей, А что слава - лишь ржа на имени... Слушай, что я скажу о моем короле: О том, как щедр он на дружбу был, О том, как он смеяться умел, О том, как он веселье любил, А пел - да что там твой менестрель! О том, как он слово умел держать, О том, как за грех он чужой платил, О том, какой был он преданный брат, О том, как он братом предан был. О том, как мы шли в ледяной ночи И мечами могилы рубили во льдах, О том, как к рукам прикипали мечи, А слезы замерзали в глазах Как изорванный шелк наших гордых знамен Осенял спокойствие мертвых лиц, Как проклятья в устах замерзали льдом, А в сердцах умирали слова молитв... Из ладоней распоротых, как из чаш, Мы на тризнах пили кровь, как вино - С нами плакал и пел повелитель наш, Он всегда и во всем с нами был за одно. Пусть о победах другой поет - Я о бедах тебе спою. Он видел, как гибнет его народ И проклял горькую клятву свою. Мы утратили все - нам осталась лишь честь, Да слава бесполезных боев, Да пышных сказаний мишурная лесть, Да песен хвалебных пустое вранье... Мы все потеряли во славу богов - Нам стало наградой проклятье их. Нам стали наградой потери да боль, Забвенье мертвых, изгнанье живых. А когда он в последний бой уходил, Я понял , что он не вернется назад. Он сказал, что за все отомстит один. Я не мог ему посмотреть в глаза. Я лишь видел, как к северу нес его конь, Как лазурный плащ летел за спиной, Как бился волос золотых огонь Да прощально пропел его рог боевой... Пусть другой наврет про количество ран, Пусть другой наврет про каждый удар, Пусть наврет, что могуч, как скала был Враг, И Что слаб пред ним был мой государь! Я скажу одно - меня не было там. Я скажу - мне себя теперь не простить. Я скажу... да что я могу сказать... Ты славить его меня не проси...

Люба: Он был эльфийским королем, И арфы плач ведут по нем - Гил-Галад - значит "Звездный Свет", И рыцаря прекрасней нет, И благородней короля Еще не ведала земля. Он бился рядом с королем, Он был прославленным вождем, Ведь Элронд свой высокий род От светлой Лютиэнь ведет. В нем - отблеск славы давних дней, Кровь Майяр, Элдар и Людей. А третий был король Людей, И среди смертных королей Он всех могущественней был - Владыка Верных - Элендил. И грозный меч в его руках Вселял в сердца Hеверных страх. Четвертый был неустрашим, Кто мог в бою сравниться с ним? - Исилдур, яростный душой, Сражений бешеных герой - Безжалостна его рука, И нет Врагу страшней врага. А пятый - мудрый корабел, Что бранной славы не хотел: Тому, кто любит шум волны, Сражений звуки не нужны, Hо долг велит карать врагов, И к бою Кирдэн был готов. И бился против всех один Проклятый Черный Властелин. Бой впятером на одного Стал поединком для него Он знал, что безнадежен бой - Зачем же спорил он с судьбой? Что ж вихрем он не улетел - Он не сумел иль не хотел? И вот, распятый на мечах, Он мертвым пал на мертвый прах, И не спасло Кольцо его - Бессильно было колдовство. Hо полно говорить о нем - Он был Врагом и сдох Врагом. Мы лучше славу воздадим Героям, что сражались с ним - Тем рыцарям, что впятером С одним расправились Врагом.

Люба: Первая стрела рассвета, глаз твоих мгла. Хрупкая вода пролилась теплым дождем: И моей руке не удержать два крыла — В небо летит, кто для полета рожден! Я знаю, птице в небе легко заблудиться И не вернуться. Милая, рыцарь, храбрый твой, верный твой рыцарь Он возвратится: Но разорван круг, а мир безмолвен и глух, И в тенях запутался сумрачный день: Над рекой луна, и одинокий пастух плачет в холмах, пока сияет сирень. Я знаю, волка счастье ночное не долго — утром рожденье как наважденье, нету ни смысла, ни толка Где же спасенье…

Алена: А сегодня вот, такое стихотворение. Мне очень оно нравится : Ты называл Жар-птицей Худшую из Ворон - Так, для смеха. И надевал корону, И возводил на трон Неумеху. Ну пошутил, и ладно, Лишь отнимать не смей Те подарки. Пусть родилась нескладной - Хочется ведь и ей Перьев ярких... Оксана Карательян.

Люба: Pella hisie, penna ma’r o’renyan iltuvima la’r. Erya tenn’ ambarone sundar Na’lye - fi’rie, nwalma, na’r. Tular Valar mi’ silme fa’nar, Meldanya curuntanen ta’nar. Minya Vard’ elerri’le anta; Miruvo’re Yavanna quanta. Ulmo - losse earo, yallo Aule ca’ra vanima canta. Nesso - lintesse, Va’no - helmo Tula Melkor ar anta melmo. Erwa na, Feana’ro hin, u’ner ma’ra voronda nin. Hlara, melda carmeo aina, laurefinda ve Laurelin: u’-kenuvanyel, tenn’ Ambar-metta. Hlara enya me’tima quetta. Pella hisie, pella men, ti’ra ilu’veke’na he’n.Indis. Engwa indeo olos. Na’va manina elya men. Нет мне дома и за морем, И в далях туманных полей. Нет покоя, как нет и сердца - Ты сожгла его до корней. Только валар создать могли Тебя, любимая, дочь земли. Варда свет подарила белый, Напоила Яванна хмелем. Ульмо дал тебе пенный образ, Ауле вылепил дивный облик. Несса с тела сняла оковы, Мелькор заставил любить другого. Одинок Феанаро сын, Нет преданных ныне ему. Слушай, дева, чьи кудри злато, Ты, что создана мне на беду: Я бессмертен, нет худшей доли - Мне не видеть тебя, доколе За туманы, за гладь воды Не уйдут и мои следы; За тобою, чей путь был краток, Как летящий по ветру дым.

Дряннов: На исходе века взял и ниспроверг Злого человека - добрый человек. Из гранатомета - шлеп его, козла, стало быть добро-то, Посильнее зла.

Люба: Обожаю это четверостишие!

Tanaka: Чё-то Вы, Кирилл, просто фонтанируете сегодня

Алена: Мне тоже нравится этот смешной стишок, выложенный Кириллом. Сама подумывала как-то его разместить здесь, но раз Кирилл вчера опередил, поддержу эту тему другим стихом, другого автора, Владимира Резниченко: НАЦИОНАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ Кот побратался с мышью, волк с овечкой, Товарищем свинье назвался гусь. Бог ходит с кочергой, а черт со свечкой... Великая, загадочная Русь!

Дряннов: Коротко: На любой ваш вопрос дадим мы ответ, У нас есть пулемет, а у вас его нет!



полная версия страницы