Форум » Опубликовано... » Книги и их писатели » Ответить

Книги и их писатели

Дарья: Сказка о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове http://allboxing.ru/forum/index.php?topic=8743.100

Ответов - 223, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Лера Григ: Я тут коротенечко отмечусь. Читала сейчас закрытую тему "Статья за статьёй". И к сообщению Любови не могла остаться равнодушной! Вот некоторые выдержки из него: "Друзья мои, приветствую Вас!.. Только что... прочитала великолепнейший роман Дмитрия Щербинина Заре навстречу, и... в меня как новую жизнь вдохнули... А есть ли этот роман на бумажном носителе? Если нет, то срочно его надо публиковать. И язык прекрасный, и образный стиль, и горячая любовь к Ребятам - всё на месте. Вот какую бы вещь включить в школьную программу!" Очень здорово, сильно сказано!!! Полностью поддерживаю!!! От себя лишь добавлю, что было бы здорово и фильм снять по этой книге! Очень хороший пример бы был для подрастающего поколения! И любовь к Родине, и любовь друг к другу, и вера в будущее. Побольше бы сейчас фильмов таких и книг!!!

Любовь: Лера, ПРАВИЛЬНО!!!!!! И не поосто фильм, а сериал строго по тексту!

DmitryScherbinin: Ох, ну вы меня даже засмущали Спасибо, конечно. Но не думаю, что это действительно может заинтересовать наших телевизионщиков. Я не строю иллюзий по поводу популярности темы "Молодой гвардии". Если мы здесь общаемся, так горячо обсуждаем некоторые вопросы, то это вовсе не значит, что это интересно массам. А ведь именно на массы и расчитано телевидение. А хотя, с другой стороны, сняли же низкобюджетный сериал "Последняя исповедь" (вспоминается, например, сцена "вступления фашистских войск в "Краснодон"" - снятый с разных ракурсов один танк)... В общем, одним словом, я, конечно, не против. Если вдруг, каким-то чудом "Заре навстречу" или же второй мой роман на эту тему "Девчонки с сердцем из стали..." - заинтересует телевизионщиков, так я буду рад и всячески способствовать этому. Но всё же, сдаётся мне - это всё фантазии, далёкие от реальности. И очень хорошая книга Кима Иванцова "Гордость и боль моя -Молодая гвардия-" изданная за счёт некоего спонсора тиражом в 1000 экз. тому хорошее подтверждение. P.S. Я, вообще, мог бы продолжать писать на эту тему, но остановился, подумав - нужно ли это кому-то? Всё же фэнтези романы, которые я сейчас пишут, могут больше и понравиться людям и быть более востребованными.

Любовь: Дмитрий! Да что Вы такое говорите! Это нужно, ещё как нужно! У меня даже сценарист знакомый есть! Я надеюсь, что смогу его увлечь этой темой. По его сценарию снимали сериал Завещание Ленина о Варламе Шаламове. Возможно, у него и связи есть. И ещё есть знакомый издатель хороший. Думаю, сладим! Это очень, очень нужно! Вы же видите, сколько просмотров наших сайтов!!!!!!!!

Ninelle: Дима, я думаю, что все очень даже может получиться! Сейчас у телевизионщиков просыпается интерес к истории, снимаются исторические сериалы, исторические фильмы. К сожалению, у меня нет выходов на ТВ, но нас здесь много, может, кто-нибудь и сможет поспособствовать.

Наталья Захарова: Дмитрий, про сериалы ничего не скажу, А вот то, что Вы писать перестали, очень ЖАЛЬ. Мы еще на Аленином сайте эту тему поднимали, может нас и не так много, как поклонников фэнтези, но очень бы хотелось. Я бы хотела прочитать повесть, например, о Первомайке. Написал бы кто-нбудь об Ульяне! О ее глубокой многогранной душе и сильной воле... и ее подругах, девушках с первомайки. У них там, что не имя. то ЛИЧНОСТЬ. а вообще , я читать хочу и люблю все , что касается ТЕМЫ МГ.

Лера Григ: Дмитрий, попробуёте всё же, пожалуйста. Вам ведь там, в Москве, проще с этим, и киностудию найти попроще. Не то, что нам тут, в провинции.

Лера Григ: Кстати, "Последнюю исповедь" народ мимо не проходит. А зачем людям показывать ложь? Лучше уж правду!!! Нет, "Последняя исповедь" - хороший фильм, патриотический, интересный, смотреть его легко. Но зная историю МГ... Изменить бы имена в этом фильме и город другой назвать - цены бы не было этому фильму!!!

Лера Григ: Люба, пожалуёста, попробуёте!!!!!!!!

Любовь: А то как же! Не пропадать же хорошим вещам!!!!!!!!!!

Лера Григ: Спасибо, Люба!

Гость: DmitryScherbinin пишет: Но не думаю, что это действительно может заинтересовать наших телевизионщиков. Я не строю иллюзий по поводу популярности темы "Молодой гвардии". Если мы здесь общаемся, так горячо обсуждаем некоторые вопросы, то это вовсе не значит, что это интересно массам. А ведь именно на массы и расчитано телевидение. Дима, популярность - дело наживное... А интересно ли это массам? Думаю, что всё не так уж и плохо, учитывая то, сколько людей проходили роман "Молодая гвардия" в школе, неужели они всё забыли? Да и количество записей в твоей гостевой книге говорит о том, что эта "непопулярная" тема вызывает интерес даже у совсем молодых людей.

DmitryScherbinin: Уговорили Буду продолжать писать повесть о молодогвардейцах Первомайки. Не обещаю, что результат вы увидете скоро. Т.к. не могу уделять этому много времени. Но, может быть, к концу года? Во всяком случае, буду двигаться в этом направлении. Вообще давно уже хочу написать документальную повесть об Ульяне Громовой. Ведь, право, почему были написаны повести Башкова "Иван Земнухов", "А роль была назначена войной" (об Шевцовой), об Тюленине много писал К. Иванцов, "Повесть о сыне" написала Кошевая. Так почему же нет такой отдельной книги про Ульяну? Но для этого надо работать в архиве Краснодонского музея. Сейчас играет... э-э-... Аквариум "Песни о любви"

Аня: DmitryScherbinin пишет: В общем, одним словом, я, конечно, не против. Если вдруг, каким-то чудом "Заре навстречу" или же второй мой роман на эту тему "Девчонки с сердцем из стали..." - заинтересует телевизионщиков, так я буду рад и всячески способствовать этому. Но всё же, сдаётся мне - это всё фантазии, далёкие от реальности. Дмитрий, надо попробовать. Только вот названия мне кажется надо изменить, сделать их более теплыми, более живыми для телезрителей. К примеру, "Юные за честь Державы", "Юность, любовь, война..."

Лера Григ: Дима, хорошо, будем ждать. Но как на счёт фильма?

Лера Григ: Нет, Аня, название никак нельзя менять!!! Очень подходящее!!! И тёплое, и хлёсткое, и со смылом!!!

Аня: Лера Григ пишет: Нет, Аня, название никак нельзя менять!!! Очень подходящее!!! И тёплое, и хлёсткое, и со смылом!!! Ну, я только высказываю свое мнение. Ведь надо, чтобы телевезионщики проявили интерес.

Лера Григ: Надо надеяться и верить в лучшее!

Аня: Знаете (начинаю фантазировать на эту тему ) мне кажется начало фильма должно быть в мирное время - показать будущих молодогвардейцев в школе, парке, на речке, в клубе, дома..... Они учатся, проказничают, занимаются спортом, бегают на танцы, участвуют в художественной самодеятельности, ссорятся, влюбляются, дружат, ... А потом в застенках будут вспоминать это счастливое время и мысленно переноситься туда. Помните, как в той песне - с чего начинается Родина? с картинки в твоем букваре, с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе....

Лера Григ: Аня, это Вы здорово придумали!!! Но тогда это надо уже сериалом растянуть, и очень большим!!! Было бы здорово первую часть именно мирное время показать. А одну из следующих частей начать с вхождения в Краснодон оккупантов, здесь очень здорово впишется Сергей Тюленин из "Заре навстречу"!

Лера Григ: Думаю, было бы неплохо вклинить как-нибудь сюда отрывки из повестей Левашёва и Арутюнянца.

Аня: Лера Григ пишет: Но тогда это надо уже сериалом растянуть, и очень большим!!! Было бы здорово первую часть именно мирное время показать. А мне кажется это можно сделать и небольшим сериалом (вряд ли на большой раскошелятся, да может и не надо), ну где-то серий 7-8. Мирное время вполне уложится в первую серию и в конце первой серии начинается война. Вторая серия эвакуация, приход немцев. Ну и оставшиеся серии борьба, застенки, смерть.

Zlata: Дмитрий, а как Вы будете писать о краснодонских подпольщиках, если, по словам Игоря, подполья-то и не было. Было лишь несколько человек, которые распростроняли листовки и то делали это неправильно. Так о чём Вы будете писать? Как я понимаю, Вы с ним согласны, потому что за Ребят Вы не вступились ни единым словом. А мне кажется, что Вы граздо больше доступных материалов читали, чем Игорь, судя по материалам Вашего сайта.

DmitryScherbinin: Zlata, напомните, где Игорь писал, что Краснодонского подполья не было?

Zlata: Дмитрий, конечно, таких слов: Краснодонского подполья не было - он не сказал. Но все его посты приводят именно к этому выводу: чтоже это было за подполье, если они вообще ничего не делали! "Скажу больше, если бы от меня зависило, то намного сократил бы список активных борцов с оккупантами". "Этот флаг видимо тоже записали на счёт Молодой Гвардии. А знаете ли Вы о настоящем партизанском отряде Жукова, акции которого тоже частично приписали Молодогвардейцам?" "если бы действительно Виценовский подпиливал трос подьёмника?" "Люба, конечно сфабрикованы!" - это о документах "Ирина, а куда подевались 80 винтовок, 300гранат,ну и медикаменты до кучи. Вы представляете сколько это в обьёме- 80 винтовок? И сколько весят 300 гранат? Неужели всё это потерялось?" "А версия с неоднократным освобождением военнопленных появилась позже". "Ирина, вопрос о выкупе Кошевым остаётся самым неприятным вопросом во всей этой истории". "Лера, к сожалению НИ ОДНОГО полицая или немца учасниками Молодой Гвардии уничножено не было". Лера писала: "Или взорванные и уничтоженные машины тоже брехня и выдумки? Игорь отвечает: "Абсолютное враньё" "куда Елена Николаевна подевала деньги, собраные молодогвардейцами. После того, как рассказывают о том, как молодогвардейцы помогли в том числе и деньгами семьям фронтовиков, я спросил хоть одну фамилию этих семей. Почти 200 человек якобы освобождены из плена". "Молодогвардейцы обчистили машину с печеньем и конфетами" "Кстати Вы привели бы к себе домой корову, которую вчера забрала полиция? Даже если такой факт имел место (гипотетически), то какой в нём смысл? Собрать коров в степи дело получаса" "Могу ещё привести несколько фактов, исходя из которых количество молодогвардейцев нужно сократить" - но не привёл Где-то были ещё посты о медикаментах, скирдах хлеба, которых не было тоже - искать их по всему сайту больше не могу. Я писала - "Вы уж скажите просто: не было никаких молодогвардейцев. И сайт, посвящённый памяти молодогвардейцев, изменит своё название". - В ответ на моё предположение не возмутился, промолчал, а молчание, сами знаете, знак чего. На это тоже не ответил. "Ненаграждены: Гуков, Петрачкова, Борисов, Левашов, Ковалёв. Вот главные уголовники, по-вашему? А по какой вашей причине Третьякевич тоже не заслужил Звезды Героя? Вы считаете его кем? Уголовником, предателем?" Алёна Дружинина спрашивала: Есть варианты Вашего ответа. Вариант 1. Алёна, я не согласен с позицией музея, они (сотрудники) ошибаются, а большая часть молодогвардейцев - уголовники. Вариант 2. Алёна, я согласен с позицией музея, я ошибся, все молодогвардейцы - подпольщики. Любой из этих вариантов - честный ответ в диалоге. Или же в двустороннем монологе. Кому как удобнее. Но ответ. Игорь, каков же Ваш ответ? - ответа не последовало. Это, конечно, оффтоп, но Вы сами его начали в этой теме.

DmitryScherbinin: Игорь работал в архиве Краснодонского музея, видел там кое-какие (естественно, далеко не все докменты); но он, по-крайней мере, может кое-что действительно знать по истории Краснодонского подполья, а не думать и предполагать. Я в Краснодонском архиве не работал, но был в РГАСПИ и видел другие документы. Под заявлениями Игоря я бы подписываться не стал, но если он может доказать свои слова документами - пожалуйста, я их размещу на сайте. (а он уже присылал интересные документы - за что ему огромное спасибо!) И, во всяком случае, если я и буду писать ещё художественное произведение про Краснодонское подполье, то буду основывать уже, в первую очередь, на документах, а не на романтических фанзиях, как было раньше. Роман "Заре навстречу" я писал в 2004 году, когда ещё и в архиве то ни разу не был, а только и прочитал сборник документов да книжку Самариной "Повесть о братьях Третьякевичах"...

Zlata: Дмитрий, Вы пишите; "он, по-крайней мере, может кое-что действительно знать по истории Краснодонского подполья, а не думать и предполагать". "если он может доказать свои слова документами - пожалуйста, я их размещу на сайте". Пока же он НИЧЕГО документально не подтверждает, а только думает и предполагает. В тех документах, которые он размещает у Вас на сайте нет подтверждениям его предположениям. Кроме того, я не знаю, историк ли Вы, но, наверное, знаете, что даже одним документом ничего не докажешь, а нужно сопоставлять данные разных документов И если уж человек бросается такими обвинениями в адрес погибших ребят, то неплохо было бы всё-таки доказывать свои слова документально, как его уже многие просили, а не приводить по памяти какие-то фразы, неизвестно откуда взятые, хотя он и их-то не приводит. Я не против книги (да и как я могу быть против?) Только хочется, чтобы не было обидно за Ребят после её прочтения. Удачи.

Любовь: *PRIVAT*

Лера Григ: Если уж показывать фильм по Щербинину, то и надо это делать только по его произведению, ничего туда не добавляя!!!

Лера Григ: Злата, почему Вы решили, что Дима согласен с Игорем? Он ведь просто материалы выкладывает!!! Публикует их для нас же!!!

Любовь: Аня, а я продолжу Ваши фантазии! Актёрский ансамбль надо подбрать так, чтобы было точное портретное сходство с героем. Хотя, наверное, таких лиц уже нет... Особенно на роль Вити Третьякевича будет трудно актёра найти...

Лера Григ: Злата, согласна с Вами, если уж в чём-то кого-то убеждать, то и доказательства нужны, а не пустые слова, как это делает Игорь. Но надо отдать ему должное - материалы интересные предоставляет в новостях. Кстати, Дима, у меня новости перестали открываться. Очень обидно! Может сможете новые материалы и на форуме публиковать?

Лера Григ: Злата, но Игорь прилично документов предоставил. Их можно обнаружить в новостях сайта. Конечно, убеждения - уже личное дело каждого человека. Но почитать что-то новое всегда интересно.

Лера Григ: Но пока что не видела в документах Игоря того, что пленных не освобождали, машины не взрывали (как он всё это утверждает), и вообще подполья не было. Хотелось бы документально на всё это посмотреть (и не со слов журналиста или домыслов "историков").

Аня: Мне кажется, главное, что ребята решили встать на борьбу с врагом, а это уже риск жизнью. За распространение листовок немцами предусматривалась смертная казнь и далеко не каждый решался даже таким образом выразить свой протест (хотя потом некоторые говорили - подумаешь геройство, листовки развешивать). Можно добавить в сценарий часть диалога Вани с отцом (или кого-то из молодогвардейцев с родителями) Отец Вани говорил что-то типа того что те, за кого ты радеешь, заложат тебя и глазом не моргнут, большинство только за свою шкуру дрожат. Но видимо в каждой стране найдутся люди для которых честь страны и собственная совесть не пустой звук.

Лера Григ: Мы тут что обсуждаем? Пытаемся хоть как-то продвинуть произведение Щербинина? Или выдумываем свой сценарий? Если второе - то это не по адресу. Давайте напишем каждый свой сценарий, как будет здорово!!! Ну а если ставить фильм, то надо делать это ПО ОДНОМУ СЦЕНАРИЮ! Ничего туда не добавляя.

Аня: Лера Григ пишет: Мы тут что обсуждаем? Но я же выше сказала - фантазируем а то, что Дмитрий будет писать так, как считает нужным, никто и не сомневается.

Рома: Лера,Вы же сами выше писали: Думаю, было бы неплохо вклинить как-нибудь сюда отрывки из повестей Левашёва и Арутюнянца. А теперь с каким-то сарказмом пишете: Мы тут что обсуждаем? Пытаемся хоть как-то продвинуть произведение Щербинина? Или выдумываем свой сценарий? Если второе - то это не по адресу. Давайте напишем каждый свой сценарий, как будет здорово!!!

Лера Григ: Да, Рома, я писала и от слов не отказываюсь. Просто, если честно, то если что и создавать, то нужно по более-менее правдивым источникам, какими и являются воспоминания Левашёва и Арутюнянца (кстати, очень даже художественные!). Но теперь поняла - чем дальше в лес, тем больше дров. И лучше уж поставить фильм по чему-то одному, в данном случае Щербинину. А если уж мы сейчас все здесь начнём фантазировать (нас много и у всех в порядке с фантазией!), то это будет уже не Щербинин. Вот и предложила, чтоб каждый своё уж лучше писал. Ну или все вместе что-то одно - общее, но тогда Щербинина уже в сторону придётся подвинуть. Надо уж решить что-то одно (пока), либо сценарий только по Щербинину, либо мы все начинаем фантазировать. И писала я не с сарказмом, а вполне искренне!

Любовь: Кстати! Внмиманию всех!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я сегодня говорила со своим знакомым сценаристом, о котором уже упоминала. Он обещал прочитать Заре навстречу и подумать. Сценарист он прекрасный и всё сделает так, как надо, строго по тексту.

Лера Григ: Здорово, Любочка!!!!! Отлично!!!!! А когда он прочитает?!

Алена: Люба, это отличная новость!!!

Любовь: Лерочка, я с ним общаюсь только в церкви и не могу сказать. Как только, так сразу!

Лера Григ: Спасибо, Люба!

Любовь: Дима, сегодня я говорила со своим товарищем. Он почитает Ваши романы, и, если сочтёт необходимым, может быть, и издаст.

Лера Григ: Здорово!

DmitryScherbinin: Люба, огромное спасибо за участие! Получится - не получится, это уже другой вопрос. Главное, что вы попытались помочь.

Любовь: Дима, скажу Вам по секрету: я почти уверена, что получится. Человек надёжный, серьёзный, слов на ветер не бросает.

Люба Шерстюк: Дима, вчера разговаривала со своим товарищем-сцнаристом. Он в шастоящее время занят в нескольких проектах, в том чисдле и об обороне Тулы. Когда освободится, прочитает, может, и сценарий напишет. Но это длительный процесс. С издателем ещё не говорила.

Галина: Дмитрий, Вы талантливый и романтичный. У Вас тонкий душевный мир и внутреннее благородство. Но я не согласна немного с интерпретацией образа Олега в Вашем романе "Заре навстречу". Обо всех хорошо, а об Олеге немножко с иронией, с подтекстом (не обижайтесь). Вы правильно написали: ".....если я и буду писать ещё художественное произведение про Краснодонское подполье, то буду основывать уже, в первую очередь, на документах, а не на романтических фанзиях, как было раньше. Роман "Заре навстречу" я писал в 2004 году, когда ещё и в архиве то ни разу не был, а только и прочитал сборник документов да книжку Самариной "Повесть о братьях Третьякевичах"..." А так роман очень интересен и написан хорошим языком.

Люба Шерстюк: Галечка, не в обиду будь сказано, не усматриваю никакого подтекста в образе Олега...

Дарья: – Расскажи, Натка, сказку, - попросила синеглазая девчушка и виновато улыбнулась. – Сказку? – Задумалась Натка. – Я что-то не знаю сказок. Или нет… Я расскажу вам – Алькину сказку. Можно? – спросила она у насторожившегося Альки. – Можно, – позволил Алька, горделиво посматривая на притихших октябрят. – Я расскажу Алькину сказку своими словами. А если я что-нибудь позабыла или скажу не так, то пусть он меня поправит. Ну вот, слушайте. В те далекие-далекие годы, когда только что отгремела по всей стране война, жил да был Мальчиш-Кибальчиш. В ту пору далеко прогнала Красная Армия белые войска проклятых буржуинов, и тихо стало на тех широких полях, на зеленых лугах, где рожь росла, где гречиха цвела, где среди густых садов да вишневых кустов стоял домишко, в котором жил Мальчиш, по прозванию Кибальчиш, да отец Мальчиша, да старший брат Мальчиша, а матери у них не было. Отец работает – сено косит. Брат работает – сено возит. Да и сам Мальчиш то отцу, то брату помогает или просто с другими мальчишами прыгает да балуется. Гоп!.. Гоп!.. Хорошо! Не визжат пули, не грохают снаряды, не горят деревни. Не надо от пуль на пол ложиться, не надо от снарядов в погреба прятаться, не надо от пожаров в лес бежать. Нечего буржуинов бояться. Некому в пояс кланяться. Живи да работай – хорошая жизнь! Вот однажды – дело к вечеру – вышел Мальчиш-Кибальчиш на крыльцо. Смотрит он – небо ясное, ветер теплый, солнце к ночи за Черные горы садится. И все бы хорошо, да что-то нехорошо. Слышится Мальчишу, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится Мальчишу, будто пахнет ветер не цветами с садов, не медом с лугов, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов. Сказал он отцу, а отец усталый пришел. – Что ты? – говорит он Мальчишу. – Это дальние грозы гремят за Черными горами. Это пастухи дымят кострами за Синей рекой, стада пасут да ужин варят. Иди, Мальчиш, и спи спокойно. Ушел Мальчиш. Лег спать. Но не спится ему – никак не засыпается. Вдруг слышит он на улице топот, у окон – стук. Глянул Мальчиш-Кибальчиш, и видит он: стоит у окна всадник. Конь – вороной, сабля – светлая, папаха – серая, а звезда – красная. – Эй, вставайте! – крикнул всадник. – Пришла беда, откуда не ждали. Напал на нас из-за Черных гор проклятый буржуин. Опять уже свистят пули, опять уже рвутся снаряды. Бьются с буржуинами наши отряды, и мчатся гонцы звать на помощь далекую Красную Армию. Так сказал эти тревожные слова краснозвездный всадник и умчался прочь. А отец Мальчиша подошел к стене, снял винтовку, закинул сумку и надел патронташ. – Что же, – говорит старшему сыну, – я рожь густо сеял – видно, убирать тебе много придется. Что же, – говорит он Мальчишу, – я жизнь круто прожил… и пожить за меня хорошо, видно, тебе, Мальчиш, придется. Так сказал он, крепко поцеловал Мальчиша и ушел. А много ему расцеловаться некогда было, потому что теперь уже всем и видно и слышно было, как гудят за лугами взрывы и горят за горами зори от зарева дымных пожаров… – Так я говорю, Алька? – спросила Натка, оглядывая притихших ребят. – Так… Так, Натка – тихо ответил Алька и положил свою руку на ее загорелое плечо. – Ну, вот… День проходит, два проходит. Выйдет Мальчиш на крыльцо: нет… не видать еще Красной Армии. Залезет Мальчиш на крышу. Весь день с крыши не слезает. Нет, не ведать. Лег он к ночи спать. Вдруг слышит он на улице топот, у окошка – стук. Выглянул Мальчиш: стоит у окошка тот же всадник. Только конь худой да усталый, только сабля погнутая, темная, только папаха простреленная, звезда разрубленная, а голова перевязанная. – Эй, вставайте! – крикнул всадник. – Было полбеды, а теперь кругом беда. Много буржуинов, да мало наших. В поле пули тучами, по отрядам снаряды тысячами! Эй, вставайте, давайте подмогу! Встал тогда старший брат, сказал Мальчишу: – Прощай, Мальчиш… Остаешься ты один… Щи в котле, каравай на столе, вода в ключах, а голова на плечах… Живи, как сумеешь, а меня не дожидайся. День проходит, два проходит. Сидит Мальчиш у трубы на крыше, и видит Мальчиш, что скачет издалека незнакомый всадник. Доскакал всадник до Мальчиша, спрыгнул с коня и говорит: – Дай мне, хороший Мальчиш, воды напиться. Я три дня не пил, три ночи не спал, три коня загнал. Узнала Красная Армия про нашу беду. Затрубили трубачи во все сигнальные трубы. Забили барабанщики во все громкие барабаны. Мчится и скачет на помощь вся Красная Армия. Только бы нам, Мальчиш, до завтрашней ночи продержаться. Слез Мальчиш с крыши, принес напиться. Напился гонец и поскакал дальше. Вот приходит вечер, и лег Мальчиш спать. Но не спится Мальчишу – ну какой тут сон? Вдруг он слышит на улице шаги, у окошка – шорох. Глянул Мальчиш и видит: стоит у окна все тот же человек. Тот, да не тот: и коня нет – пропал конь, и сабли нет – сломалась сабля, и папахи нет – слетела папаха, да и сам-то стоит – шатается. – Эй, вставайте! – закричал он в последний раз. – И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало. И помощь близка, да силы нету. Эй, вставайте, кто еще остался! Только бы нам ночь простоять да день продержаться! Глянул Мальчиш – Кибальчиш на улицу: пустая улица. Не хлопают ставни, не скрипят ворота – некому вставать: и отцы ушли, и братья ушли – никого не осталось. Только видит Мальчиш, что вышел из ворот старый дед во сто лет. Хотел дед винтовку поднять, да такой он старый, что не поднимет. Хотел дед саблю нацепить, да такой слабый, что не нацепит. Сел тогда дед на завалинку, опустил голову и заплакал… – Так я говорю, Алька? – спросила Натка, чтобы перевести дух, и оглянулась. Уже не одни октябрята слушали эту Алькину сказку. Кто его знает когда, подползло бесшумно все пионерское Иоськино звено. И даже башкирка Эмине, которая едва понимала по-русски, сидела задумавшаяся и серьезная. Даже озорной Владик, который лежал поодаль, делая вид, что он не слушает, на самом деле слушал, потому что лежал тихо, ни с кем не разговаривал и никого не задевая. – Так, Натка, так… Еще лучше, чем так, - ответил Алька, подвигаясь к ней еще поближе. – Ну, вот… Сел на завалинку старый дед, опустил голову и заплакал. Больно тогда Мальчишу стало. Выскочил тогда Мальчиш-Кибальчиш на улицу и громко-громко крикнул: – Эй же вы, мальчиши, мальчиши-малыши! Или нам, мальчишам, только в палки играть да в скакалки скакать? И отцы ушли, и братья ушли. Или нам, мальчишам, сидеть-дожидаться, чтобы буржуины пришли и забрали нас в свое проклятое буржуинство? Как услышали такие слова мальчиши-малыши, как заорут они во все голоса! Кто в дверь выбегает, кто в окно вылезает, кто через плетень скачет. Все хотят идти на подмогу. Лишь один Мальчиш-Плохиш захотел идти в буржуинство. Но такой был хитрый Плохиш, что никому ничего он не сказал, а подтянул штаны и помчался вместе со всеми, как будто бы на подмогу.

Дарья: Бьются мальчиши от темной ночи до светлой зари. Лишь один Плохиш не бьется, а все ходит да высматривает, как бы это буржуинам помочь. И видит Плохиш, что лежат за горкой громада ящиков, а спрятаны в тех ящиках черные бомбы, белые снаряды да желтые патроны. «Эге, – подумал Плохиш, – вот это мне и нужно». А в это время спрашивает Главный Буржуин у своих буржуинов: – Ну что, буржуины, добились вы победы? – Нет, Главный Буржуин, – отвечают буржуины, – мы отцов и братьев разбили, и совсем было наша победа, да примчался к ним на подмогу Мальчиш-Кибальчиш, и никак мы с ним все еще не справимся. Очень удивился и рассердился тогда Главный Буржуин и закричал он грозным голосом: – Может ли быть, чтобы не справились с Мальчишем? Ах вы, негодные трусищи-буржуищи! Как это вы не можете разбить такого маловатого? Скачите скорее и не возвращайтесь назад без победы! Вот сидят буржуины и думают: что же это такое им делать? Вдруг видят: вылезает из-за кустов Мальчиш-Плохиш и прямо к ним. – Радуйтесь! – кричит он им. – Это все я, Плохиш, сделал. Я дров нарубил, я сена натащил, и зажег я все ящики с черными бомбами, с белыми снарядами да желтыми патронами. То-то сейчас грохнет! Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в свое буружинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья. Сидит Мальчиш-Плохишь, жрет и радуется. Вдруг как взорвались зажженные ящики! И так грохнуло, будто бы тысячи громов в одном месте ударили и тысячи молний из одной тучи сверкнули. – Измена! – крикнул Мальчиш-Кибальчиш. – Измена! – крикнули все его верные мальчиши. Но тут из-за дыма и огня налетела буржуинская сила, и скрутила и схватила она Мальчиша-Кибальчиша. Заковали Мальчиша в тяжелые цепи. Посадили Мальчиша в каменную башню. И помчались спрашивать: что же с пленным Мальчишем прикажет теперь Главный Буржуин делать? Долго думал Главный Буржуин, а потом придумал и сказал: – Мы погубим этого Мальчиша. Но пусть он сначала расскажет нам всю их Военную Тайну. Вы идите, буржуины, и спросите у него: – Отчего, Мальчиш, бились с Красной Армией Сорок Царей да Сорок Королей, бились, бились, да только сами разбились? – Отчего, Мальчиш, и все тюрьмы полны, и все каторги забиты, и все жандармы на углах, и все войска на ногах, а нет нам покоя ни в светлый день, ни в темную ночь? – Отчего, Мальчиш, проклятый Кибальчиш, и в моем Высоком Буржуинстве, и в другом – Равнинном Королевстве, и в третьем – Снежном Царстве, и в четвертом – Знойном Государстве в тот же день, в позднюю осень, на разных языках, но те же песни поют, в разных руках, но те же знамена несут, те же речи говорят, то же думают и то же делают? Вы спросите, буржуины: – Нет ли, Мальчиш, у Красной Армии военного секрета? Пусть он расскажет секрет. – Нет ли у наших рабочих чужой помощи? И пусть он расскажет, откуда помощь? – Нет ли, Мальчиш, тайного хода из вашей страны во все другие страны, по которому как у вас кликнут, так у нас откликаются, как у вас запоют, так у нас подхватывают, что у вас скажут, над тем у нас задумываются? Ушли буржуины, да скоро назад вернулись: – Нет, Главный Буржуин, не открыл нам Мальчиш-Кибальчиш Военной Тайны. Рассмеялся он нам в лицо. – Есть, – говорит он, – и могучий секрет у крепкой Красной Армии. И когда б вы ни напали, не будет вам победы. – Есть, – говорит, – и неисчислимая помощь, и сколько бы вы в тюрьмы ни кидали, все равно не перекидаете, и не будет вам покоя ни в светлый день, ни в темную ночь. – Есть, – говорит, – глубокие тайные ходы. Но сколько бы вы ни искали, все равно не найдете… А и нашли бы, так не завалите, не заложите и не засыплете. А больше я вам, буржуинам, ничего не скажу, а самим вам, проклятым, и ввек не догадаться. Нахмурился тогда Главный Буржуин и говорит: – Сделайте же, буржуины, этому скрытому Мальчишу-Кибальчишу самую страшную Муку, какая только есть на свете, и выпытайте от него Военную Тайну, потому что не будет нам ни житья, ни покоя без этой важной Тайны. Ушли буржуины, а вернулись теперь они не скоро. Идут и головами покачивают. – Нет, – говорят они, – начальник наш, Главный Буржуин. Бледный стоял он, Мальчиш, но гордый, и не сказал он нам Военной Тайны, потому что такое уж у него твердое слово. А когда мы уходили, то опустился он на пол, приложил ухо к тяжелому камню холодного пола и, ты поверишь ли, о Главный Буржуин улыбнулся он так, что вздрогнули мы, буржуины, и страшно нам стало, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель? – Это не по тайным… Это Красная Армия скачет! – восторженно крикнул не вытерпевший октябренок Карасиков. И он так воинственно взмахнул рукой с воображаемой саблей, что та самая девчонка, которая еще недавно, подскакивала на одной ноге, безбоязненно дразнила его «Карасик-ругасик», недовольно взглянула на него и на всякий случай отодвинулась подальше. Тут Натка оборвала рассказ, потому что издалека раздался сигнал к обеду. – Досказывай! – повелительно приказал Алька, сердито заглядывая ей в лицо. – Досказывай! – убедительно произнес раскрасневшийся Иоська. – Мы за это быстро построимся. Натка оглянулась: никто из ребятишек не поднимался. Она увидела много-много ребячьих голов – белокурых, темных, каштановых, золотоволосых. Отовсюду на нее смотрели глаза: большие, карие, как у Альки; ясные, васильковые, как у той синеглазой, что попросила сказку; узкие, черные, как у Эмине. И много, много других глаз – обыкновенно веселых и озорных, а сейчас задумчивых и серьезных. – Хорошо, ребята, я доскажу. …И стало нам страшно, Главный Буржуин, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель. – Что же это за страна – воскликнул удивленный Главный Буржуин. – Что же это такая за непонятная страна, в которой даже такие малыши знают Военную Тайну и так крепко держат свое твердое слово? Торопитесь же, буржуины, и погубите этого гордого Мальчиша. Заряжайте же пушки, вынимайте сабли, раскрывайте наши буржуинские знамена, потому что слышу я, как трубят тревогу наши сигнальщики и машут флагами наши махальщики. Видно, будет у нас сейчас не легкий бой, а тяжелая битва. – И погиб Мальчиш-Кибальчиш… – произнесла Натка. При этих неожиданных словах лицо у октябренка Карасикова сделалось вдруг печальным, растерянным, и он уже не махал рукою. Синеглазая девчурка нахмурилась, а веснушчатое лицо Иоськи стало злым, как будто его только что обманули и обидели. Ребята заворочались, зашептались, и только Алька, который знал уже эту сказку, один сидел спокойно. – Но… видели ли вы, ребята бурю? – громко спросила Натка, оглядывая приумолкших ребят. – Вот так же, как громы, загремели и боевые орудия; так же, как молнии, засверкали огненные взрывы; так же, как ветры, ворвались конные отряды, и так же, как тучи, пронеслись красные знамена. Это так наступала Красная армия. А видели ли вы проливные грозы в сухое и знойное лето? Вот так же, как ручьи, сбегая с пыльных гор, сливались в бурливые, пенистые потоки, так же при первом грохоте войны забурлили в Горном Буржуинстве восстания, и откликнулись тысячи гневных голосов и из Равнинного Королевства, и из Снежного Царства, и из Знойного Государства. И в страхе бежал разбитый Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с ее удивительным народом, с ее непобедимой армией и с ее неразгаданной Военной Тайной. А Мальчиша-Кибальчиша схоронили на зеленом бугре у Синей реки. И поставили над могилой большой красный флаг. Плывут пароходы – привет Мальчишу! Пролетают летчики – привет Мальчишу! Пробегают паровозы – привет Мальчишу! А пройдут пионеры – салют Мальчишу! Вот вам, ребята, и вся сказка.

Дарья: Всегда любила эту книжку именно с этими иллюстрациями. А сейчас наткнулась - сижу и реву!)) Мне кажется, что люди воспитывавшиеся на таких книгах, не способны на предательство. Они просто не знают, что это такое.

Лера Григ: Дашенька, большое спасибо тебе за эту книгу!!! Знаешь, моё поколение всё воспитывалось именно на таких книгах. Но люди как и везде - разные. Может это всё-таки не от книг зависит? А от самого человека, его характера, нравах, царящих в семье.

Дарья: Спасибо, Лерочка! Наверное, мы обе правы. Важно и то, кто такой человек, и то, кто его учил и воспитывал! Дарья пишет: – Есть, – говорит, – и неисчислимая помощь, и сколько бы вы в тюрьмы ни кидали, все равно не перекидаете, и не будет вам покоя ни в светлый день, ни в темную ночь. Ничьи слова не напоминает?

Люба Шерстюк: Даша, да! Конечно! Насм двести миллионов, всех не перевешаете! Как же!

DmitryScherbinin: О, да. Помню, была у меня такая книжечка, и нравилась она мне... Ну а будущие молодогвардейцы, так же как и Зоя Космодемьянская, могли читать эту "сказку о военной тайне..."

Дарья: Наверняка читали! Зоя-то точно! Она ведь очень любила Гайдара!)))

Дарья: А я сегодня нашла эти иллюстрации и как в детство окунулась! Когда не было ничего страшнее той картинки, где связанный маленький и босой Мальчиш гордо смотрит в лицо огромным буржуинам с волосатыми ручищами... И ничего прекраснее того домишка в фруктовом саду с рыжим котом на крыше... По-моему, еще картинок с Плохишом не хватает - по-моему была картинка с ящиками с патронами и прочими боеприпасами, а также картинка, где Плохиш лопает свое варенье-печенье, гад!

Люба Шерстюк: Точно! Гад!

Дряннов: Дарья пишет: Наверняка читали! Зоя-то точно! Она ведь очень любила Гайдара!))) А ведь Зоя с Аркадием Петровичем Гайдаром общалась, зимой 1941-го года...Он ведь ей тогда книгу подписал словами из "Дальних стран". А погиб Гайдар в бою -как настоящий солдат...А сколько в начале 90-х в его сторону было выпадов...Как и в сторону Зои... Книга Аркадия Гайдара надо читать - они о многом расскажут.

Лера Григ: А я тоже люблю печенье-варенье...

Дарья: Дряннов пишет: А ведь Зоя с Аркадием Петровичем Гайдаром общалась, зимой 1941-го года...Он ведь ей тогда книгу подписал словами из "Дальних стран". Кирилл, ну это-то само собой, я думаю, об этом все знают. Лера Григ пишет: А я тоже люблю печенье-варенье... Лерусь, ну ты-то никого за них не продаешь. А вот вчера неожиданно вспомнила, что в детстве для меня Мальчиш-Кибальчиш и Зоя были одинаковыми героями. Я даже разницы особой между ними не чувствовала. Оба были книжными, нереальными, но от этого не менее любимыми. И только лет через 5 осознала, что Зоя-то живая была - из плоти и крови. И захотела увидеть её вживую. Так, наверное, и началось моё "увлечение".

Лера Григ: И захотела увидеть её вживую. Дашуль, а как это? Подскажи. Тоже хочу некоторых молодогвардейцев (и не только их) увидеть вживую.

юляша: Спасибо за "Мальчиша-Кибальчиша"!Прочитала и словно в детство окунулась. Была у меня еще одна любимая книжка в детстве,которая называлась "Сердце Бонивура" и был еще и фильм такой.К сожалению имени автора не припомню.

юляша: Спасибо за "Мальчиша-Кибальчиша"!Прочитала и словно в детство окунулась. Была у меня еще одна любимая книжка в детстве,которая называлась "Сердце Бонивура" и был еще и фильм такой.К сожалению имени автора не припомню.

юляша: Хочу не много рассказать на счет "увидеть живых":со мной произошло нечто подобное вночь с субботы на воскресенье-до сих пор под впечатлением! Лет с 12 я увлекалась историей Николаевского подполья,но особенно в душу мне запали наши мальчики:Витя Хоменко и Саша Кобер.Уж и не припомню с чего все началось-то ли с книжки то ли со спектакля,в результате мне кажется,что перечитала я все что о них было написано или хотя бы упоминались их имена. Потом жизнь завертела и от этой темы я отошла на много лет.Месяц назад к этой теме я вернулась.Поняла ,что хочу знать о них больше,хочу знать какими они были людьми.Хочу знать не хрестоматийные подробности,а живых людей!Хотелось увидеть не портреты из книги о пионерах-героях,а их настоящие лица. В субботу я наткнилась на сайт Николаевского Государственного архива и там я наконец-то нашла их фотографии,затем были документы о деятельности нашей подпольной организации и имена ребят фигурировали в списке активных участников организации,также было ходатойство о присвоении им звания Героев Советского Союза. Именно в тот момент,когда я увидела ИХ на фотографии-я увидела их вживую!Теперь эти ребята не просто для меня не просто персонажи из книг,а живые люди.

Люба Шерстюк: Юляша, книгу Сердце Бонивура написал Дмитрий Нагишкин. Сейчас дам адрес, где можно скачатьфильм.

Люба Шерстюк: http://film.arjlover.net/film/#s Вот этот адрес.

юляша: Спасибо большое!

Дарья: юляша пишет: Поняла ,что хочу знать о них больше,хочу знать какими они были людьми.Хочу знать не хрестоматийные подробности,а живых людей!Хотелось увидеть не портреты из книги о пионерах-героях,а их настоящие лица. Юляша, опередила меня! Лера, именно это я и хотела сказать!

Дряннов: Может и не по теме подполья, но войне и за душу цепляет Глеб Бобров, "Чужие Фермопилы" Донские степи, душное лето сорок второго. Силы Степного и Воронежского фронтов откатывают к Сталинграду. Сплошное отступление. Бегство. Отец - командир саперного взвода, вместе со своей частью идет в хвосте войск. Минируют отход. Мимо проходят отставшие, самые обессиленные. Того мужичка, как рассказывал, он тогда запомнил. Сидит у завалинки загнанный дядька, курит. Взгляд - под ноги. Пилотки нет, ремня - тоже. Рядом "Максим". Второго номера - тоже нет. Покурил, встал, подцепил пулемет, покатил дальше. Вещмешок на белой спине, до земли клонит. Отец говорил, что еще тогда подумал, что не дойти солдатику. Старый уже - за сорок. Сломался, говорит, человек. Сразу видно... Отступили и саперы. Отойти не успели, слышат - бой в станице. Части арьергарда встали. Приказ - назад. Немцы станицу сдают без боя. Входят. На центральной площади лежит пехотный батальон. Как шли фрицы строем, так и легли - в ряд. Человек полтораста. Что-то небывалое. Тогда, в 42-м, еще не было оружия массового поражения. Многие еще подают признаки жизни. Тут же добили... Вычислили ситуацию по сектору обстрела. Нашли через пару минут. Лежит тот самый - сломавшийся. Немцы его штыками в фаршмак порубили. "Максимка" ствол в небо задрал, парит. Брезентовая лента - пустая. Всего-то один короб у мужичка и был. А больше и не понадобилось - не успел бы. Победители шли себе, охреневшие, как на параде - маршевой колонной по пять, или по шесть, как у них там по уставу положено. Дозор протарахтел на мотоциклетке - станица свободна! Типа, "рюсськие сфиньи" драпают. Но не все... Один устал бежать. Решил Мужик постоять до последней за Русь, за Матушку... Лег в палисадничек меж сирени, приложился в рамку прицела на дорогу, повел стволом направо-налево. Хорошо... Теперь - ждать. Да и ждал, наверное, не долго. Идут красавцы. Ну он и дал - с тридцати-то метров! Налево-направо, по строю. Пулеметная пуля в упор человек пять навылет прошьет и не поперхнется. Потом опять взад-вперед, по тем, кто с колена, да залег озираючись. Потом по земле, по родимой, чтобы не ложились на нее без спросу. Вот так и водил из стороны в сторону, пока все двести семьдесят патрончиков в них не выплюхал. Не знаю, это какое-то озарение, наверное, но я просто видел тогда, как он умер. Как в кино. Более того, наверняка знал, что тот Мужик тогда чувствовал и ощущал. Он потом, отстрелявшись, не вскочил и не побежал... Он перевернулся на спину и смотрел в небо. И когда убивали его, не заметил. И боли не чувствовал. Он ушел в ослепительную высь над степью... Душа ушла, а тело осталось. И как там фрицы над ним глумились, он и не знает. Мужик свое - отстоял. На посошок... Не знаю, как по канонам, по мне это - Святость..

Елизавета: Спасибо, за то, что разместили воспоминание о действительно святом подвиге. Герои Брестской крепости тоже можно сказать повторили подвиг спартанцев, да и за всю войну много наверное, было людей умерших,как этот мужичок с "Максимом". Светлая им память...

Люба Шерстюк: Светлая память...

Ellen: Ой, ностальгиия какая-а-а-а.....У меня тоже была точно такая же книжечка...

лиса быв: С удовольствием перечитала, получила просто физическое наслаждение, теперь хочу перечитать Военную тайну и др. Я в детстве очень лбюила Гайдара! Дарья, спасибо огромное за УДОВОЛЬСТВИЕ!

Дарья: Да на здоровье!. Я сама пищала, когда нашла! И тоже засела за Гайдара!

Ellen: Эк всех нас торкнуло....Чего бы мне перечитать, вспомнив детство????

Лилия: От, я дуреха. В свое время звезды рисовала и рисовала в этой книжке, с тчно такими же иллюстарциями, а потом это книжка пропала. Чего дочке дам, когда подрастет. Буду искать, где купить.

Лёлькина мама: Этот рассказ я читала в детстве. Он меня очень глубоко потряс. Может быть, кому-то, кто интересуется темой блокады Ленинграда, он тоже приглянется. "...Моя подружка Таня Савичева не стреляла в фашистов и не была разведчиком у партизан. Она просто жила в родном городе в самое трудное время. Но, может быть, фашисты потому и не вошли в Ленинград, что в нем жила Таня Савичева и жили еще много других девчонок и мальчишек, которые так навсегда и остались в своем времени. И с ними дружат сегодняшние ребята, как я дружу с Таней. А дружат ведь только с живыми. " Рассказ тут: http://lib.rus.ec/b/24211/read

Tanaka: Большое спасибо.

Лола: Да, я тоже очень любила его в детстве!

Марина: Дима, так Вадим Кожевников - это ты?! http://www.gramotey.com/?page=1&open_file=40119477513085

DmitryScherbinin: А? Какой ещё Вадим Кожевников?.. В первый раз слышу! Вообще, первую версию своего писательского сайта я открыл ещё в 1999 году. Тогда таковых сайтов было мало. В результате мои ранние рассказы и повести попали на всякие cd-сборники литературы, наряду с произведениями именитых мастеров. Затем, уже с этих сборников стали делать разные сетевые библиотеки. Естественно, составители не могли прочесть всё, что они выкладывали, и те мои наивные повести-рассказы, так и расползлись по самым разным адресам (и даже, кажется, продолжают расползаться, хотя я за этим и не слежу уже давно )

Лера Григ: Дима, может зря не следишь? "ВАДИМ КОЖЕВНИКОВ: ЗАРЕ НАВСТРЕЧУ. Страница 1" - это название сайта что ли? Подозрительно это как-то.

Марина: Вообще-то Вадим Кожевников - известный советский писатель ("Щит и меч"). У него есть роман "Заре навстречу".

Лера Григ: Но этот роман (ссылка на который здесь указана) Димин!

Неравнодушный гость: Лера Григ пишет: Но этот роман (ссылка на который здесь указана) Димин! Но название совпадает с произведением Кожевникова.

Марина: Да вижу, что Димин. Я удивилась, что Кожевников настолько не известен.

Люба: В романе "Заре навстречу" (кн. 1-2, 1956-57) Кожевников изображает революционное движение в Сибири, создаёт образы борцов ленинской гвардии. Вот что я нашла в Интернете о романе Вадима Кожевникова Заре навстречу. То есть то, что привела Лера, - Димина книга.

Tanaka: Ребята и девочки, это, похоже, просто механически кто-то переносил. Я с таким сталкивалась в сетевых библиотеках, особенно новых, когда нужно быстро обеспечить "листаж". Сносят туда, что есть в Сети, не проверяя. У популярных произведений ошибка быстро обнаруживается, а какой-то там роман Кожевникова... Дим, вопрос : зачем тебе сценарист, ты что, сам не сможешь, если что, сценарий сделать?

Лера Григ: зачем тебе сценарист, ты что, сам не сможешь, если что, сценарий сделать? Согласна. Ведь сам лучше знаешь и чувствуешь своё произведение, чем кто-то посторонний. Сценаристы нужны тем, кто свои мысли творчески оформить не могут. У тебя же с этим всё в порядке.

Tanaka: Ну да. Тем более, что пишущих на форуме полно, и людей во всех смыслах творческих - которые, как Лера верно пишет, отнесутся в высшей степени бережно. Разве ж мы не поможем - кто с правкой, кто с подбором материала, кто с критикой? Осталось уговорить Спилберга ...

DmitryScherbinin: Ну а что "Заре навстречу"? Я этот роман писал в 2004 году, когда ознакомился только с романом Фадеева, официальным сборником отредактированных документов, книжками "Иван Земнухов", "Краснодонские мальчишки" и "Повесть о братьях Третьякевичах". Сейчас бы по другому писал - поменьше романтического неистовства (прямо как не дети шахтёров, а герои Байрона у меня были! ), поближе к реальности... На тему МГ теоретически мог бы заняться двумя проектами: либо написать ещё одну художественную повесть, либо же взяться за повесть документальную "Ульяна Громова". Ведь про кого, из членов штаба, кроме Ульяны нет отдельной книги? Про Серёжу Тюленина и Ульяну. Но про Серёжу много Иванцов писал - если всё написанное о Тюленином из Иванцовских книг выделить, то отдельная повесть и получится. А Ульяна, мне кажется, сейчас самая популярная из молодогвардейцев. Многие её помнят...

Tanaka: Ой, не знаю насчет Ули... Столько, несмотря ни на что, белых пятен. Где материал брать будешь? Из головы? Или размышления: "Когда я задумываюсь о детстве Ули, мне представляется...", "Мой дед проходил с боями в сотне километров от Улиного дома". Мне твоя "Заре навстречу" как раз нравится хорошим уровнем документальности (хотя ты прав, страстности там многовато). Об Уле такой уровень потянешь? А иного, мне кажется, молодогвардейцы не заслуживают. Довольно уже придумано на эту тему псевдодокументального с претензией на документальность.

DmitryScherbinin: Таня, вся надежда на Краснодонский музей. Разрешат ли мне там ознакомиться со всеми папками относящимися к Первомайской группе (Громова, Попов, Шепелев, Иванихины, Самошина, Герасимова, Минаева, Жуков, Бондаревы...), ведь все они взаимосвязаны и прямо или косвенно к Уле относятся. Ну а того что есть на сайте у меня и у Алёны для документальной повести, конечно же, мало. Из пальца я ничего высасывать не собираюсь. Примером отличной документальной повести я считаю книжку Башкова "Иван Земнухов" (впрочем, там есть и художественные вставки, где автор говорит как бы за Ваню). И где он столько уникального, подробного материала раздобыл?

Люба: Танака, вот плюс тысяча!

Tanaka: Любочка, не поняла, ты меня хвалишь ? Ну не знаю, Дим. Флаг тебе в руки, мышь и ручку с золотым пером. Мне все видится иначе, но пока неясно. Если надумаю - может, в соавторы приглашу . Считай, что шютка.

Лера Григ: Дима, ты забыл о Пегливановой и Дубровиной. Ведь именно они были больше остальных (кроме Попова) связаны с Громовой. А вообще, советую тебе пообщаться с Тамарой Михайловной Цыганчук. Она Улю очень хорошо помнит (только не детство уже). Про Улю так много материала, а вот произведение с него не напишешь, это верно. Может Башков когда писал, общался с родными Вани? Да, тогда проще было, все родные и свидетели живы были...

Люба: Тангь, ну конечно, хвалю!

Алексей: Дарья пишет: По-моему, еще картинок с Плохишом не хватает - по-моему была картинка с ящиками с патронами и прочими боеприпасами, а также картинка, где Плохиш лопает свое варенье-печенье, гад! Почему же не хватает? Вот он, голубчик! Именно его народ прозвал "мальчиш-плохиш".

Irbis: Кибальчиш 1964 - 2015 http://www.youtube.com/watch?v=M70Wiqc5mdc

Tanaka: Тема давно назревала и наконец назрела. Хочется иногда поговорить и о прозе - может, новой, а чаще старой и любимой с детства и юности. Помещаю тему в этом разделе, чтобы легче искать было. Там же, где стихи.

Tanaka: "Ленька Пантелеев", "Республика ШКИД" - эти книги я, наверно, взяла бы с собой в числе десятка необходимых на необитаемый остров навсегда. Мало что еще я могу перечитывать до бесконечности. Может, еще "Динку" Осеевой. Для меня, христианки, оказалось радостным потрясением то, что в конце своей жизни Пантелеев написал книгу "Верую!", где рассказал, что всю свою жизнь верил в Бога, что верили в Бога многие литераторы, которых он знал. Верили, хотя в 30-е это было смертельно опасно, а в 50-е могло принести немало неприятностей. Он написал еще несколько блестящих рассказов ("Пакет", например, вещь просто гениальная), многие о войне, чудную послевоенную повестушку "Индиан Чубатый". И еще он пережил блокаду. В Сети есть его удивительные дневники о Ленинграде и ленинградцах. Прочтите, если не читали. Его, умирающего, вывез на личном самолете Фадеев, а подлечившись, Пантелеев попросился на фронт, хотя ни по каким параметрам призыву не подлежал: был очень болен. Прославился он в 18 лет, написав вместе с Григорием Белых "Республику ШКИД". Ее зачитывали до дыр, знали наизусть... А потом Григорий Белых был арестован. Он был парень честный и в дневнике писал все, что думает о происходящем в стране. Говорят, муж сестры дневник нашел, решил, что нечего Гришке жилплощадь занимать. И стукнул куда надо. Гриша (в повести Янкель) умер в тюремной больнице имени Гааза в 1937 году. Пантелеев писал письмо Сталину с просьбой облегчить положение Белых (вспомните, в это время с родственниками арестованных даже глазами боялись встречаться), уже после Гришиной смерти пришел ответ: отказать. (слева - Белых, справа - Пантелеев) И "Республику" перестали издавать. Впрочем, выход был найден: издать с именем одного автора на обложке. Пантелеев сказал: нет. Или писать обоих, или книги не будет. Поэтому следующее, посмертное для Белых, издание "Республики ШКИД" было осуществлено уже после его реабилитации в 1957 году. Кстати, хлопотал о реабилитации и посмертном восстановлении в Союзе писателей тоже Пантелеев. Наверно, этим он мне и нравится. Он человек, а не только хороший писатель. Впрочем, человек он был непростой (в анамнезе, между прочим, явно нездоровый отец). Об этом - две ссылки. http://209.85.135.132/search?q=cache:ds6WUPE3lnoJ:www.svobodanews.ru/content/transcript/463335.html+%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0+%D0%A8%D0%9A%D0%98%D0%94+%D0%B8%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5+1936+%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0+1957+%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0&cd=8&hl=ru&ct=clnk&gl=ru http://209.85.135.132/search?q=cache:-fScMd0u2vkJ:kinita.livejournal.com/28863.html+%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%B0+%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B0&cd=2&hl=ru&ct=clnk&gl=ru

Оса: Танака! Огромное спасибо за такую тему!!! подписываюсь под вашими словами! )). Прочитала все его рассказы-повести, вот кроме "ВЕрую", даже не знала, что такое есть :(. Вы в сети встречали ее?? И про Янкеля, т.е. Гришу мало знала, т.е. за что конкретно его посадили не читали нигде. А началось все с 1-го тома, прочитала рассказ "Буква "ТЫ" и все! поняла, что влюбилась в этого писателя)))

Tanaka: По-моему, в Сети есть ВЕСЬ Пантелеев, а "Верую!" точно. Одна из вышеприведенных ссылок - про Машу Пантелееву, дочку, очень больная была девушка, рано умерла. И почитайте, если не читали, "Дом веселых нищих" Гриши Белых, он тоже есть в Сети. Мне нравится. Злые языки говорят, что Белых намного талантливей и даже что это он почти один на самом деле "Республику ШКИД" написал. (Врут, конечно!) Мне стиль Пантелеева нравится куда больше, но видно, что Белых очень талантливый был человек. Почитайте обязательно!

Оса: Попробую поискать. "Наша Маша" очень интересная книга. Ссылки уже начала читать, :)

Оса: Прочитала. Какая трагедия:(, даже не ожидала, что так у них все кончится((.

Tanaka: Да, ужасно. Вообще в жизни Пантелеева очень много тяжелых событий.

Оса: Да.( . У него еще был брат Вася, он умер в госпитале ветеранов войны. Значит он воевал, был ранен.. Но о нем тоже очень мало мне известно.

Аглая: Спасибо большое, Танака! Я читала про Машу в детстве, сама была ребёнком. Книга меня удивляла - потому что про меня, я знала, никто ничего не писал, меня таскали в ясли, в детсад, а потом из школы - ключ на шее, сама разогревай суп... Моё детство мне уже тогда напоминало детство Лёньки Пантелеева, хотя "стыдно" было советской пионерке так думать - мне внушали, что такого счастливого детства не было раньше.... Сейчас я понимаю, что Лёнька был даже в чём-то счастливей моих сверстников... Про Машу я помню, как она каталась с горки, и девочка Тоня её дразнила:"Маша и манная каша..." А Маша переживала и не знала как ответить. А отец сказал той девочке: "А ты - Тоня на макароне..." Потом я перечитывала "Машу" вскользь, и думала - так она же взрослая. кем стала? И, вот, оказывается... Так всё же, какая была у неё болезнь? От психических болезней разве умирают? Да, бедный-бедный Алексей Иванович! А тётя Ляля - это его сестрёнка младшая? Я помню, она фигурировала в "Лёньке Пантелееве". И полное имя её Александра

Оса: Я прочитала в одной из ссылок, что умерла она в 30 лет. Т.е. не совсем ребенком. Жалко эту семью... Нашла "Я верую", правда не полностью, как там сказано, но и этого достаточно, чтобы понять КАК тогда жили...

Tanaka: Думаю, да, это Александра. Почитала сама комменты по поводу Маши. Некоторое время назад наткнулась в сети на обсуждение двух неумных, на мой взляд, дам, что, мол, Пантелеев с женой сломали дочери жизнь и психику, потому что воспитывали неправильно. Пантелеев, мол, вообще странный, помните его рассказ "Честное слово" с придурочным мальчиком, который без приказа старшего по званию отказывается покинуть пост, на который его старшие мальчики в игре поставили? Не знаю, как у вас, а у меня этот мальчик всегда вызывал уважение. Потому что умел всерьез относиться к делу, пусть даже это дело - игра. Позже я прочла, что случай этот был с самим Пантелеевым, соответственно, еще до революции. И что-то подумалось: до какой степени перекривлено, перепахано наше сегодняшнее представление о порядочности и норме, что мальчик (маленький), готовый выполнить свой воинский долг, видится придурком. Мне сразу припомнилась "Книга для родителей" Макаренко, где ребята тоже играли в войну и строго соблюдали правила. И верность воинскому долгу во время игры ни сами дети, ни их весьма идеализированные (это не художественная книга) родители, ни замечательный автор не считали придурочностью. Еще в комментах говорится, что причина Машиной болезни - то, что родители верили в Бога, а в школе учили атеизму. Мол, зачем насиловать ребенка. Ну, не дай Бог никому, конечно, но с точки зрения Царствия Небесного и правда лучше больная христианка, чем здоровая атеистка. Однако сколько у нас было семей, где в Бога верили, при том что школьное воспитание было исключительно атеистическим. И ничего, вырастали вполне нормальные дети. Еще говорят, что слишком уж завоспитывали Машу. Мол, почитайте книжку "Наша Маша", прямо коробит. Я читала, меня не коробило. Это нормальные размышления нормальных людей, не педагогов, всерьез относящихся к воспитанию своего ребенка. Они делают ошибки - как все мы. Разве что, сделав Машу героиней книги с первых дней жизни, оказались заложниками своей литературной задачи. Жизнь не равна литературе, а кто этого не понимает, будет жестоко разочарован. И все же все вышесказанное - высокая, дореволюционная порядочность, сознаваемая родителями как норма, их вера в Бога, серьезност поставленной воспитательной задачи, ИМХО, не привели бы к разрушительному результату, не будь в Маше заложены гены.Чьи? Деда, Ивана Еремеева, совершившего на японской войне подвиг, перенесенный позже Пантелеевым в Гражданку и описанный в рассказе "Пакет"? Человека необычайно порядочного даже по добольшевистским меркам, но с невыносимо тяжелым характером? http://209.85.129.132/search?q=cache:eSYOVZk7f2wJ:exlibris.ng.ru/kafedra/2008-08-28/4_detstvo.html+%D0%95%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B5%D0%B2+%D0%9F%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82+%D1%8F%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F+%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0&cd=4&hl=ru&ct=clnk&gl=ru Вот еще, кстати, интересная статья о Пантелееве

Tanaka: А про Васю сказано везде, что он погиб во время войны. Точнее ничего не знаю.

Оса: Tanaka пишет: И что-то подумалось: до какой степени перекривлено, перепахано наше сегодняшнее представление о порядочности и норме, что мальчик (маленький), готовый выполнить свой воинский долг, видится придурком Угу, верно! Я когда читала этот рассказ(в детстве), была правда смущена его позицией-разве можно так "тупо" следовать сказанному. Но это же верно, раз дал слово-держи. Видимо девочка (Маша) просто не "нашего времени",(как и ее родители) получилось слишком возвышенно, слишком чисто.. всего слишком, а действительность оказалась иная((. Родители всегда хотят своим детям только лучше, и воспитывают детей исходя из своих лучших качеств.

Аглая: Читаю я книгу Фоменко, слышали, наверное, про то, что не было монголо-татарского ига, про то, что русские летописи не являются подлинными. что их переписывали из политических соображений, как кому было надо, что и хронология истории не такая, как мы в школе проходим. И думаю я: да как же, действительно, можно верить каким-то летописям, когда в наше время, при наличии поголовной письменности, магнитофонов, фотографий, и т.д., современников событий, невозможно установить, например - когда начались аресты в Молодой гвардии: до или после Нового года! Всего-то 60 лет прошло. Какой же официальной истории можно вообще верить?

Tanaka: Что-то мы в трех темах сразу об одном и том же. Значит, вопрос витает в воздухе. Что-то, мне кажется, уже получается в самом деле именно только ВЕРИТЬ, потому что знание настолько недостоверно...

Катя: Друзья, а кто читал такую замечательную книгу под названием "Три девочки"? Автор, насколько я помню из детства, Елена Верейская. Это довольно-таки редкая книга, но, может быть, есть те, кто читал?

Tanaka: А она в сети есть. Я недавно перечитывала. Вот что бы я почитала, но в сети нет... Тоже Верейская. Там девочка Ирина, генеральская внучка, дело происходит в Питере в 1917 году. Она вроде сирота, и вдруг оказывается, что ее мать жива, просто в свое время сбежала из отчего дома и вышла замуж за большевика. Ирину бабка-генеральша забрала, но есть старший сын, Иринин брат Владимир, который, разумеется, красногвардеец... В общем, круто. Вообще у меня список есть, что хочу, а нету. Давайте списками менятьсЯ, вдруг есть у кого-то или кто-то найдет ссылку... И кино я бы тоже поучилась скачивать. Надо Елизавету попросить.

Ninelle: Я читала Верейскю, знаю почти наизусть. Но в библиотеке брала, дома у меня нет :-(

Ninelle: Кстати, моя самая любимая книга на всю жизнь - "Это моя школа" Елены Ильиной. Опубликована в 57-м году, больше не переиздавалась ни разу! Так я ее нашла на одном сайте, там ее продавали. Заняла деньги у подруг, выкупила. И это после 25 лет поисков! Такой праздник был у меня! :-)

Аглая: Это та Елена Ильина, которая про Четвёртую высоту написала?

Ninelle: Да, она самая. Сестра Маршака.

Катя: Tanaka, дайте ссылочку на "Три девочки", если есть, ведь замечательная книга, вдруг кто-то захочет прочитать. Итак, вкратце: это книга про блокаду Ленинграда, но без ужасов и тяжестей, как "Дневник Тани Савичевой" и прочие блокадные книги. В первой части рассказывается о довоенном времени, о жителях квартиры под интересным названием СОЛЁНАЯ КАТОЛЮАНДО. Первая часть заканчивается встречей Нового 1941 года. А вторая часть начинается ровно через год, в ночь на 1 января 1942 года. Книга очень трогательная, очень советую прочесть!

Оса: Можно влезу? Тоже заинтересовалась и вот что нашла - http://hghltd.yandex.net/yandbtm?qtree=46yqkb24qgTcsza6sD%2FTTLS%2BurHmwUsbiXLNgqW%2FJHf6uQ5RWRsOGclGyQHlbg%2BVIElZkgPbR7WVBbStnaQXMU4sofWbajOYVVh17SNzpgbLdu3WVa1loNiLlOa4gh4bHG2TyDbd0CyQA%2Fh%2FrWD5qxtmSA3%2BqgGJi0l4jC2EK4TUgE26btzhTneIo%2Bh%2B%2B3AgQ0TolQ1va8QPZGu9cGpHrsmTdY29OUwVyWaDvrj5WloWrtcYolhIDBbajcMMsjuTdAJrAL%2FJkx5OhMPwc1ElCV5pLXTL%2BV6wfpdUxsI1fk3qbJfYtneGLK766SAL%2Fz9yZ%2FEx90cFjDiwRQQfiCc0hQ0cXgVqaRB0JUxp7N4t5upnNQ9yGWLMjghinnM%2FWNsUc6yeg459MwTbSkQRMGJyxFAXj91%2BKYVx%2FbwUCX6XLiU%3D&text=%22%D2%F0%E8%20%E4%E5%E2%EE%F7%EA%E8%22&url=http%3A%2F%2Flib.rus.ec%2Fb%2F119085

Tanaka: Ну да, Оса, спасибо. У меня примерно оттуда же ссылка. Если кто найдет... Есть повесть Софьи Могилевской "Дом в Цибикнуре". Я его пока в Сети не нашла. Но очень хочется. Это про детский дом в эвакуации во время войны.

Tanaka: И, может, если кто читал многое у Верейской, как называется повесть про генеральскую внучкУ, о которой я писала выше?

Аглая: Читаю ""Трёх девочек" и обливаюсь слезами.

Ninelle: Да, я тоже обливалась слезами, когда читала. Но все равно книга оставила о себе светлое воспоминание, очень светлое. Многое уже забылось, а некоторые вещи прямо наизусть помню, фразами. Про Вихрашку уже прочитали? :-)

Tanaka: А я нашла, как называлась повесть про генеральскую внучку и ее братца-красногвардейца. "Незабываемая ночь". Но в сети ее все равно нет. А Воскресенскую читал кто-нибудь?

Ninelle: А что именно из Воскресенской?

Аглая: Прочитала я "Трёх девочек". Рыдала там, где блокада. Спасибо, девочки, большое! Интересно было с высоты взрослого человека наблюдать реалии коммунального быта: хорошенькое начало знакомства - Люся, как хозяйка, показывает Наташе квартиру, а Наташа ей с порога её комнаты заявляет: "А почему у тебя такой беспорядок в комнате? Надо прибираться !! Как знакомы отголоски подобного стиля общения! А ещё, когда Люсе подарили полочку, стали громко и бесцеременно предполагать - а у неё здесь всегда беспорядок будет! И Люся чуть не расплакалась. "Ничего, пусть исправляет недостатки!!"- так, наверное, мыслилось. Отец Наташи после первого визита к ним доктора и длинной задушевной беседы вдруг сказал: "А моей Наташе соска нужна, она карандаши грызёт!" Просто так вдруг взял и унизил дочь при постороннем человеке. Интересно, это Верейская описывает свои наблюдения стиля общения "новых" советских людей, или такой стиль был характерен и для её среды? Если и раньше была принята такая бесцеремонность, так что мы удивляемся тоталитарному строю? Что "хочет" народ, то и получает. Меня давно, с детства, удивлял "культ личности" Альки из "Военной тайны". Непонятно почему весь лагерь его обожал, скорей всего потому, что он был сыном главного инженера. А несчастный октябрёнок Карасиков вечно получал щелчки, хотя ничего плохого никому не сделал. В своей жизни я встречала такой, знакомый из детских книг той эпохи, подход к жизни у ровесников моей бабушки, и яростно боролась с ним, если кто-то пытался применять его к моим детям. Хорошая книга, странно, что я её не встретила в детстве, тираж, что ли, маленький был? А сейчас я её видела в магазине, но не поняла, что книга написана в ту эпоху, решила, что "новодел".

Tanaka: "Девочка в бурном море".

Ninelle: Ой, ну конечно! Я ее почти наизусть знаю, и дома у меня она есть, в букинистическом купила еще старое издание. Когда прочитала, все время приставала к родителям, почему они не назвали меня Антошкой :-)))

Ninelle: Аглая пишет: Интересно, это Верейская описывает свои наблюдения стиля общения "новых" советских людей, или такой стиль был характерен и для её среды? Когда я читала книгу, у меня не вызывал недоумения стиль общения. Я сама выросла в коммуналке, по соседству жила девочка старше меня на 3 года, и мы общались приблизительно в таком же духе, правда, нужно учесть разницу в возрасте. Ну а моя бабушка, выросшая в купеческой семье в окружении нянек, совершенно спокойно могла заявить, что я грызу карандаш (к примеру) и мне нужна соска. Ну и все в таком духе. Единственное, что удивило и покоробило меня в книге, это факт того, что девочки, не спросясь, вошли в комнату к доктору и прибирались там, т.е. трогали и переставляли ЧУЖИЕ вещи. Вот такого у нас никогда не было и быть не могло, и описанный в книге момент удивил меня еще тогда, в детстве. И еще больше удивило, что мама одной из девочек стала их защищать, мол, они хотели как лучше, и доктор почему-то стал чувствовать себя виноватым. Короче, неправильно как-то все это получилось... Мне очень было жалко доктора, первый раз, когда у него получился соленый узвар, а потом, конечно, когда он умер.

Аглая: "Девочка в бурном море" - тоже одна из моих любимых книг, первая часть - "Антошка", они там в Швеции, а во второй части плывут на корабле союзников домой. Очень интересно, на даче и сейчас перечитываю. Там, когда "три девочки" вломились к доктору в комнату, мама их вначале осуждала, но уже нельзя было ничего изменить, и она стала им помогать. То есть она всё же обладала определённой деликатностью, но не будем забывать, воспитание-то у неё всё же было детдомовское, хоть и при живом отце. Я тут недавно читала воспоминания реальных воспитанников детдома, детей, у кого родители погибли в гражданскую войну. И вот они с гордостью приводят примеры своего пролетарского коллетивизма"Мы боролись с плаксами и собственниками, если кто-то говорил - зачем надел мои тапочки?, то все дружно на него набрасывались - ах ты собственник, жадина, ну-ну, заплачь ещё!" Это был голод в стране, не хватало мануфактуры, а в детдоме узаконенная дедовщина! Кто наглее, тот и в тапочках! А я вот никак не могу представить этот коридор, где они устроили комнату. Тоже ведь, если три подростка там сидят, вряд ли они разговаривают шёпотом, в комнатах слышно, мешают. Может, правда, радиоточки в комнатах всё заглушали? А Вы почувствовали, Нина, что до революции вся квартира принадлежала доктору?

Ninelle: Аглая, вот то, что квартира принадлежала доктору, мне как-то в голову не приходило. Надо еще раз книгу перечитать будет :-) А по поводу детских домов - сейчас там то же самое. Все вещи считаются общими. Сегодня тебе дали куртку, а завтра эту же куртку возьмет другой ребенок, и попробуй не дай. Конечно, все это в поправкой на время, в которое мы сейчас живем, и дух пролетарского коллективизма там отсутствует. Там сейчас другой дух, очень неприятный, тревожный. И дедовщина процветает, куда ж без этого. Там без наглости, без крепких кулаков никуда. Выживает сильнейший, как в джунглях. Там надо бороться за себя каждый день, каждую минуту :-(

Аглая: Нина, вот цитата: "Помню и я, – ответил он немного растерянно, но вдруг, увлеченный воспоминаниями, заговорил горячо и живо. Он рассказывал, как подавал первую помощь раненным на демонстрациях рабочим и студентам; как прятал от полиции в этой самой квартире революционеров, живших в Петербурге на нелегальном положении; как его однажды вызывал к себе градоначальник для объяснений и как он перед ним разыгрывал обиженного; как, мол, на него могли подумать, что он помогает «крамольникам»?" Если ему в 1940 году 70 лет, то перед революцией ему уже за 40, он врач, а врачи, конечно, не двухкомнатные квартиры занимали, вспомним "Дорогу уходит в даль" и "Марийкино детство". И тут вспоминается "Софья Петровна" Лидии Чуковской, как её перестали соседи пускать в ванну, купленную до революцию её мужем, и на кухню...

Ninelle: Книгу "Дорога уходит в даль" очень люблю! "Марийкино детство", к сожалению, не читала. Не подскажете, кто автор?

Аглая: Автор "Марийкиного детства" - Дина Бродская. Это книга про кухаркину дочку Марийку, которая жила со своей матерью кухаркой в семье доктора. У него была дочка Лора, ровесница. Там про игры во дворе, про походы в цирк, ну, естествено, про революцию и её победу. Очень хорошо описаны детали той, дореволюционной жизни детей. Богатая девочка позвала Лору на день рождения, Лора без Марийки не захотела идти, пошли вместе, там играли в фанты... Напоминает чем-то "Динку" Осеевой...

Ninelle: Аглая, спасибо! Как-то эта книга прошла мимо меня, надо будет восполнить пробел :-)

Катя: Оса, спасибо за ссылку на "Трёх девочек"! Аглая пишет: Хорошая книга, странно, что я её не встретила в детстве, тираж, что ли, маленький был? А сейчас я её видела в магазине, но не поняла, что книга написана в ту эпоху, решила, что "новодел". Аглая, какую книгу Вы имеете в виду?

Аглая: Катя, я имею в виду всё ту же книгу "Три девочки" Я видела её в книжном магазине, но она была так современно издана, что я решила, что она написана сейчас, что она новая книга про старое время. Я, конечно, не точно выразилась с "новоделом"

дина: А мне нравилась книга Эсфирь Эмден "Школьный год Mарины Петровой"- про учеников Гнесинскойшколы, эта девочка была скрипачкой, там как бы ее дневник, время послевоенное; и еще ее же повесть сказочная про Петрушку, про девочку Сашу. "Dинка прощается с детством" мне нравилась больше, чем "Динка". Очень люблю книгу "Дорога уходит вдаль" Александры Бруштейн. А есть ли продолжение? А еще у меня была замечательная "Девочки, книга для вас". Кто - то заиграл.

Ninelle: "Дорога уходит в даль" - это трилогия, состоит из повестей «Дорога уходит в даль…» (1956), «В рассветный час» (1958), «Весна» (1961). Инфа из Википедии об Александре Бруштейн: "Родилась в семье доктора Якова Выгодского (1857–1941). Окончила бестужевские высшие женские курсы. Участвовала в революционном движении, работала в организации «Политический красный крест помощи политическим заключенным и ссыльным революционерам» (1907-1917). После Октябрьской революции участвовала в кампании по ликвидации безграмотности, организовывала в Петрограде школы грамоты, занималась созданием репертуара для детских театров. Создала более 60 пьес, главным образом для детей и юношества, и оригинальных обработок классики. Наиболее известна автобиографическая трилогия «Дорога уходит в даль…»: «Дорога уходит в даль…» (1956), «В рассветный час» (1958), «Весна» (1961)(См. здесь её подробнейший рассказ о деле Дрейфуса). Автор книги театральных воспоминаний «Страницы прошлого» (1952). Сборник пьес издан в 1956 году. Умерла 20 сентября 1968 года в Москве. Дочь — Надеждина, Надежда Сергеевна (1908—1979), балетмейстер. Надежда Сергеевна Надеждина (3 июня 1908, Вильно — 11 октября 1979) — русский, советский балетмейстер, создатель и художественный руководитель (1948—1979) государственного академического хореографического ансамбля «Берёзка», народная артистка СССР (1966), Герой Социалистического Труда (1978). С 2000 года ансамбль «Берёзка» носит имя своего создателя — Надежды Сергеевны Надеждиной." Интересно, если отец А.Бруштейн носил фамилию Выгодский, то почему в книге она называет себя Яновской?

дина: Еще я очень люблю аркадия Гайдара, самого мистического детского писателя советского. Все эти непонятные, нерусские имена детей, таинственная Марица Маргулис, непонятности его биографии..."Военная тайна" , написанная им в психбольнице - действительно, тайна.

Аглая: Да он, конечно, под таинственной матерью Альки - Марицей, и старшей сестрой Владика, которую арестовали в лесу, а она не хотела братишку пугать и не отвечала на его зов, имел в виду, естественно, современных ему репрессированных советских людей, которые вот так оставили детей полусиротами. Так ведь и в Судьбе барабанщика отец Серёжи сидит, якобы за растрату денег, а ведь современный тому времени читатель понимал, за что у приличных детей родители сидят. Вот книгу "Судьба барабанщика" я считаю классическим произведением. Очень современная книга, о том, как надо защищать и ограждать подростков от таких вот "дядь", что происходит, когда нет рядом родителей.

Аглая: Дима, спасибо большое за размещение книги Бориса Костюковского про Ариадну Казей! Я так давно её читала, а теперь опять погрузилась в старые впечатления. И всё-таки, допрашивало Аду гестапо, мы это обсуждали где-то здесь на форуме, кажется, в "Пионерах-героях".

Оса: Дим, спасибо за книгу про А. Казей!!

Оса: Еще интересный рассказ у Леры Григ, про Сережу Тюленина

Ася: Спасибо за книгу «Жизнь как она есть».Летом её читала, мне очень понравилась. Ада Казей – замечательный человек, сколько она всего пережила, даже в голове не укладывается. Нашла статью,которая была написана после смерти Ариадны Казей : http://www.sb.by/post/66424/fontsize/11/ И вот ещё интересная про Марата(точнее,там фотографии интересные..И музея,и мемориала есть..): http://www.zateevo.ru/?section=page&action=edit&alias=Marat_Kazey Теперь о книгах.. Лично у меня самая любимая книжка «Четвёртая высота»,я лет в 8 её прочитала (причём сначала, когда мне её дали, я не хотела читать, так как мне первая глава не понравилась. Но потом меня было не оторвать ). Дальше моя давняя любимая книга – «Лёнька Пантелеев». И ещё мне особенно нравяться у Л. Пантелеева рассказы «Пакет»», «Ночка», «На ялике», «Буква ты» и самый любимый- «Платочек». Очень хорошая книга «Легенда об учителе»,её правда сто лет уже не переиздавали. Написала её Галина Северина, наверно, почти полностью про себя и про своего мужа – Якова Северина, который погиб на войне. (В книжке повествование ведётся от имени Натки Дичковой, до замужества у Галины Севериной была фамилия Дыко)..Эта книжка и о настоящей, чистой любви, причём между учителем и ученицей , и о дружбе, и о суровых годах войны… На протяжении всей повести героиня сравнивает себя с Наташей Ростовой,и вообще часто говорит про «Войну и мир».Я,наверно,корявенько всё объясняю, но если увидите эту книжку в библиотеке,или ещё где-то-возьмите почитать,не пожалеете! Вот отрывок из одной статьи про Якова Северина: "...На обелиске, который расположен у 127-й школы, высечены имена учителей и учеников, погибших на войне. Первый в списке — Яков Евгеньевич Северин. Он был учителем физики и самой яркой личностью в школе. Его любили даже те, кто не интересовался физикой. С ними Яков Евгеньевич оставался после уроков на дополнительные занятия. Одной из учениц совершенно не давалась академическая наука. И однажды учитель сказал ей: “Галя, зачем тебе физика? Пойдем лучше в загс!..” А потом началась война — учитель вслед за учениками отправился на фронт, потому что не мог поступить иначе: ребята приходили к нему прощаться перед отъездом на фронт... Он погиб смертью храбрых в 1942 году, а Галина Северина написала книгу в память о муже: “Легенда об учителе”..." Поехали дальше… «Динка» и «Динка прощается с детством» …Читала тоже давно,сейчас вот «Динку» как раз перечитываю…Нравиться мне маленький человечек -Марьяшка, которая ходит к Арсеньевым , со своей любимой ложкой стучит ей по калитке и заходя спрашивает «Кисей будет?» Чуть ли не плакала, когда Марьяшечка обгорела…Хорошо,что выздоровела, правда грустно,что её увезли….И Лина мне нравятся с Малайкой, особенно Малайка со своим ломаным русским языком. Да и вообще в общем мне там много кто нравиться. У Лидии Чарской повести нравятся, такие как «Сибирочка», «Записки маленькой гимназистки» .Другие я тоже читала.но там в ряде повестей практически одинаковый сюжет:у девочки умирает мать,она попадает к родственникам,где не ладит с некоторыми членами семьи…Так же и в «Записках маленькой гимназистки»,но я её прочитала первой,поэтому для меня она выделяется. Нравится «Маленькая принцесса» писательницы Фрэнсис Бёрнетт ,про жизнь девочки Сары Кру. Мать Сары умерла очень рано, и отец, уезжая по службе, оставил девочку на воспитание в пансионе для благородных девиц Мисс М. Минчин. Сара не похожа на других детей,она часто мечтает , думает о необыкновенном. Несмотря на своё высокое положение (в лицее её холили и лелеяли,т.к. она была богата),она помогает бедным. Её подругой стала судомойка . Но вскоре положение Сары изменилось, т.к. её отец умер.Она сама стала прислугой. Но всё заканчивается хорошо))) Про «Марту Лаубе» надо написать. Эта документальная повесть о малоизвестном подвиге новгородской комсомолки Марты Лаубе, о человеке кристально чистой души и очень доброго сердца. Она была зверски замучена гитлеровцами двадцать четвертого июля сорок четвертого года в молодом соснячке на берегу реки Венты, близ литовского города Мажейкяя, вместе с пятнадцатью другими патриотами. Вот где можно прочесть: http://militera.lib.ru/prose/russian/kodochigov_pe5/pre.html Я недавно прочла эту повесть и нигде в интернет не нашла фотографий Марты,только отсканировала из книжки: Ещё мне нравится «Лавка древностей» Диккенса.. Про тяжёлую жизнь девочки Нелл и её дедушки. Если говорить о поэзии,то мне нравятся Лермонтов и Цветаева,но самая любимая моя- Вероника Тушнова, особенно стихотворение «Кукла»,да и вообще всё её творчество не оставляет равнодушным. Про такие книжки,как «Повесть о Зое и Шуре», «Чайка», «Клава Назарова», «Повесть о сыне», «Молодая гвардия» и другие книжки про героев и говорить нечего. Все они оставили большой след во мне. Некоторые помогают часто решить какие-то проблемы.(особенно «Четвёртая высота» и «Повесть о Зое и Шуре»)

Оса: Ася, спасибо за развернутое сообщение. Мне тоже про Аду Казей ооочень понравилось, почитала бы "неотцензированную" книгу, про которую она говорила

Аглая: Девочки, так книга "Жизнь как она есть" ещё не закончена. Дима разместил только начало. Самые переживательные вещи будут потом в партизанском отряде. Ася, а Вы почитайте у Чарской "Княжну Джаваху" и "Записки маленькой институтки" и ещё "За что?" и "Большой Джон". А у Диккенса "Домби и сын" и "Большие надежды". Мне кажется, что эти книги ещё интереснее, чем те, которые Вы упомянули у этих авторов. Спасибо за статьи про Аду. У деревни Станьково есть свой сайт, я его смотрела, его нетрудно найти.

Оса: А я думала что про Аду уже все. Оказывается будет продолжение!! . Уже заранее волнуюсь, что будет дальше....

Tanaka: Ой, Ася, Вы молодец. Вот так и надо - развернутым списком. Я тоже Диккенса очень люблю. Как раз "Домби и сын" и "Большие надежды". А "Динка" Осеевой - из любимых. У меня ее никогда не было, где могла, брала и перечитывала, даже на чешском читала от невозможности достать на русском. Только года три, как купила, - и прочла сразу раза четыре подряд. Теперь жду, когда позабудется, чтобы перечитать еще раз . ИМХО, насколько хороша "Динка", настолько же... м-м-м... так себе "Динка прощается с детством". То есть и читаю, и не плююсь, и даже удовольствие получаю, но первая книжка - настоящий шедевр, а вторая - любовная повесть для девочек, в духе той же Чарской, которую тоже почитываю не без радости, но не то... не то... А еще люблю Ивана Василенко. В честь его героя, сапожника Артемки, даже сына назвала. Еще у него "Гордиев узел", "Приключения заморыша", "Жив, Алеша!", "Звездочка".

дина: В детстве с удовольствием читала Владимира Беляева "Старая крепость". Правда, его биография не оставляет желать лучшего.

Tanaka: Я тоже читала Беляева - там очень интересно про НЭП, у нас вообще про это время детской литературы, по-моему, нет. Разве что "Выстрел" Рыбакова. Или кто еще вспомнит? Вот еще - Рыбаков. Трилогия про Мишу Полякова, "Дети Арбата", "Тяжелый песок", "Лето в Сосняках", "Екатерина Воронина"...

Tanaka: дина пишет: Правда, его биография не оставляет желать лучшего. В смысле? Что-то там не так? Просветите! Вообще давайте и про писателей тоже писать, хорошо? Ну, если есть интересное.

Ninelle: дина пишет: В детстве с удовольствием читала Владимира Беляева "Старая крепость". А напомните, пожалуйста, про что там? Вроде название знакомое, но видимо читала оооочень давно!

Аглая: Книги детские про НЭП тоже были. Я помню книгу "Я выбираю путь", автора не помню. Девочку звали Инка Ивицкая. Её отец погиб в Гражданскую войну, он был красный командир. А мама была из интеллигенции. Инка состояла в скаутской организации, герлскаут она была. они делали "добрые дела". записывали их, отчитывались на собраниях. Какая-то девочка постоянно перечисляла в качестве "доброго дела" - "перевела через дорогу старушку" И над ней смеялись, что очень однообразные дела у неё. Ещё скауты ходили в поход, варили там пшённую кашу и была у них военная игра. У них были знаки отличия - какие-то ленты пришивались к форме - храбрый лев, зоркий орёл - что-то наподобие этого. И мальчики там тоже были, бойскауты, значит. А училась Инка в единой трудовой школе. Был бригадный метод обучения - один получил 2 - всей бригаде 2 ставят. Ещё к ним в школу приходили педОлоги - это было такое новшество тогда - педагоги-психологи. Они определяли уровень умственного развития детей. Дети их называли "Тесты пришли!" Потом активисты школы ходили в рейды по борьбе с беспризорниками - участвовали в "облавах", увещевали беспризорников идти в детские дома. И ещё они собирали пожертвования в общество "Друг детей", ходили с крУжками по городу. Одна девочка была в классе очень забитая, не хотела заниматься общественной работой. Потом оказалось, что она была сиротой и жила в качестве служанки у какой-то злой женщины, которая её эксплуатировала и запугивала, и девочка всем говорила "Это моя рОдная мама". Ну, школьники активно вмешались и девочку освободили. Вроде она стала жить в чьей-то семье. Её звали Вера Марчук. Но одноклассики Инки в скаутах не состояли. А мама её очень хотела, чтобы Инка была со скаутами. Но вот, естесственно, наступает исторический момент... На арене политической жизни детей появляются пионеры! Инка с ними познакомилась. Там была девочка-лидер, которая разговаривала с Инкой так: "А почему у тебя на ногах носки? Ты что, не знаешь, что с твоими ногами носки надевать нельзя?! У тебя же ноги как спички!" И постоянно в том же духе. Инка очень переживала, и очень хотела добиться расположения этой девочки (хамки-хабалки, между нами говоря, активистки-"деда") Потом умерла девочка Маша- девочка пролетарского происхождения, Инка с ней дружила, но мама не разрешала называть её подругой, надо было говорить "соседская Маша". Умерла она вроде от болезни, но все пионеры её торжественно хоронили, а Инка рыдала из-за маминого снобизма. Ну и книга кончается так: Отряд скаутов идёт по улице, а навстречу идёт отряд пионеров. И Инка бежит из строя скаутов к пионерам, на ходу отрывает цветные нашивки от плеча и кричит: "Я с вами, с вами, подождите меня!" Я была лет 10-12, когда читала. Мне было очень интересно читать про скаутов, про их мероприятия. А вот про высокие поступки пионеров видимо ничего и не было написано, потому что я даже не могу ничего яркого вспомнить, кроме насмешек "пролетарских" детей над детьми более или менее воспитанными. И как произошло Инкино "прозрение" я тогда не поняла и не почувствовала, видимо автор тоже не понимал этого, а понимал, что за пионерами в то время было будущее, и некуда было героям книги деваться. Я тоже смиренно заставляла себя признать, что надо было стремиться завоевать расположение пионеров -активистов, куда ж деваться- то? Уточняю, что школьные общественные мероприятия не были связаны с пионерской организацией, этим занимались комсомольцы, кажется, причём не школьники, а производственники вроде. Моя мама читала книгу вместе со мной. Потом мы с ней стали расспрашивать родственницу 1916 года рождения о пионерах в Казани. Она рассказала следующее: " Как-то я стояла на улице и мимо прошли две девушки в пионерских галстуках. Соседки стали причитать "Надо же, они ведь из таких приличных семей, а с пионерами сошлись! Какой позор!" Потом меня позвала подруга в пионерский отряд. В каком-то доме была комната, в ней собралось много подростков. Мальчишки матерились, грубили, дразнили девочек. Иногда приходил вожатый и рассказывал про "новую жизнь", про политику. Это было довольно интересно. Но грубость и неразвитость пионеров мне не нравились и я перестала туда ходить. А подруга продолжала, потом стала активисткой, комсомолкой и т.д." Пионерские отряды вначале создавались по месту жительства детей, а в школах их не было. А ещё книга про то время "Дневник Кости Рябцева", многие, наверное читали.

Аглая: Нашла в интернете автора книги - Галина Остапенко. А самой книги нет, на алибе тоже нет.

Tanaka: "Дневник Кости Рябцева" в Сети есть, видела. А про педологов интересно у Макаренко и Фриды Вигдоровой. Попозже напишу поподробнее.

leno4ek: Таня, спасибо огромное за "республику ШКИД" и Леньку Пантелеева Открыла для себя ! Читала взахлеб! А в детстве мне очень нравились "Кортик" и "бронзовая птица" Рыбакова и "Тарантул " Матвеева ( о том, как в блокадном Ленинграде мальчишки шпионов ловили)

дина: Автор "Старой крепости" Владимир Беляев в 30е годы писал доносы на товарищей , из-за него были арестованы и погибли люди. Это - то, что читала в статье о нем, опубликованной в конце 90х. А книга очень хорошая про трех товарищей, живших в маленьком белорусском городке - школьные годы, революция, гражданская война, Отечественная - все это прошло сквозь их судьбы. Любовь. Старая крепость - достопримечательность их городка, она как бы тоже герой книги. Я еще люблю Вадима Шефнера, особенно повесть "Сестра печали" - кстати, тоже о трех друзьях-ленинградцах, детдомовцах.. Война, блокада. Советую всем прочитать, только грустно... Мой любимый писатель - Паустовский. Перечитываю часто его "Повесть о жизни". Замечательный язык, воспоминания о гимназии, Киеве - до и послереволюционном, гражданской войне.Сам Паустовский - замечательный человек, никогда не лез на трибуны, не пел осанну правителям, дружил с Гайдаром,Фраерманом актером Сергеем Столяровым - жил в Тарусе, оставил чудесные рассказы и повести о природе, о хороших людях.

Гость: Сейчас модно про всех популярных людей выкапывать разную грязь. Если её нет - придумывать.

Tasha: Да, старая добрая "Старая крепость" - одна из любимых моих книг. Вспоминается роман Вадимира Карпенко "Отава" и произведение "Молния" (к сожалению, автора не вспомню). От таких произведений веет добром, любовью и справедливостью, чего не хватает современной литературе. Благо у бабушки сохранилось много старых часто совершенно неизвестных мне ранее книг, так что есть возможность восполнить пробел в знаниях советской прозы. Помню, какое неизгладимое впечатление произвела на меня книга "Как закалялась сталь" (мне было тогда лет 13) и какое удивление вызвал этот факт у моей мамы.

Ninelle: дина пишет: Владимир Беляев в 30е годы писал доносы на товарищей , из-за него были арестованы и погибли люди. Это - то, что читала в статье о нем, опубликованной в конце 90х. Я бы не стала верить всему, что пишут в статьях. И особенно - в 90-е годы.

Оса: Tasha пишет: какое неизгладимое впечатление произвела на меня книга "Как закалялась сталь" ( На меня тоже. Недавно (в прошлом году вроде) ее перечитала(случайно наткнулась). Затем заинтересовалась жизнью автора - Н.Островского, перечитала воспоминания его жены Раисы Островской. Очень долго ходила под впечателением о его силе воли. При такой судьбе, болезни от него не слышали жалоб. Он постоянно учился, общался с лююдьми. Ну и жена у него геориня, если честно. Без нее не было бы его такого.(имхо)

DmitryScherbinin: Сегодня я перечитал повесть Владислава Крапивана "Алые перья стрел" и решил создать эту тему. Прежде всего, помимо самой повести, понравилось и вступление к ней. Вот интересный отрывок из вступления (братья Вершинины - герои повести): "Поколение Вершининых было воспитано на фильмах о Гражданской войне, на песнях республиканской Испании, на подвигах Зои Космодемьянской и краснодонцев, чье мужество и ясность души тогда никто не смел подвергать сомнению. Это воспитание диктовало свой образ жизни, свои критерии и непреложные истины. И книга «Алые перья стрел» – книга о детях своего времени. К тому же – написанная ими самими". Ещё пара вспомнившихся сейчас отрывков. Василий Гроссман "Жизнь и судьба": "Человек умирает и переходит из мира свободы в царство рабства. Жизнь — это свобода, и потому умирание есть постепенное уничтожение свободы: сперва ослабляется сознание, затем оно меркнет; процессы жизни в организме с угасшим сознанием некоторое время еще продолжаются, — совершается кровообращение, дыхание, обмен веществ. Но это неотвратимое отступление в сторону рабства — сознание угасло, огонь свободы угас. Потухли звезды на ночном небе, исчез Млечный Путь, погасло солнце, погасли Венера, Марс, Юпитер, замерли океаны, замерли миллионы листьев, и замер ветер, цветы потеряли цвет и запах, исчез хлеб, исчезли вода, прохлада и духота воздуха. Вселенная, существовавшая в человеке, перестала быть. Эта Вселенная поразительно походила на ту, единственную, что существует помимо людей. Эта Вселенная поразительно походила на ту, что продолжает отражаться в миллионах живых голов. Но эта Вселенная особенно поразительна была тем, что имелось в ней нечто такое, что отличало шум ее океана, запах ее цветов, шорох листвы, оттенки ее гранитов, печаль ее осенних полей от каждой из тех, что существовали и существуют в людях, и от той, что вечно существует вне людей. В ее неповторимости, в ее единственности душа отдельной жизни — свобода. Отражение Вселенной в сознании человека составляет основу человеческой мощи, но счастьем, свободой, высшим смыслом жизнь становится лишь тогда, когда человек существует как мир, никогда никем не повторимый в бесконечности времени. Лишь тогда он испытывает счастье свободы и доброты, находя в других то, что нашел в самом себе." Борис Пастернак "Доктор Живаго": "О какая это была любовь, вольная, небывалая, ни на что не похожая! Они думали, как другие напевают. Они любили друг друга не из неизбежности, не «опаленные страстью», как это ложно изображают. Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья. Их любовь нравилась окружающим еще, может быть, больше, чем им самим. Незнакомым на улице, выстраивающимся на прогулке далям, комнатам, в которых они селились и встречались. Ах вот это, это вот ведь, и было главным, что их роднило и объединяло! Никогда, никогда, даже в минуты самого дарственного, беспамятного счастья не покидало их самое высокое и захватывающее: наслаждение общей лепкою мира, чувство отнесенности их самих ко всей картине, ощущение принадлежности к красоте всего зрелища, ко всей вселенной. Они дышали только этой совместностью. И потому превознесение человека над остальной природой, модное нянчение с ним и человекопоклонство их не привлекали. Начала ложной общественности, превращенной в политику, казались им жалкой домодельщиной и оставались непонятны.@

DmitryScherbinin: Давно мне нравится роман А. Дюма "Королева Марго". И вот эта драматическая глава в особенности: Глава 9 ЧАСОВНЯ Мрачный кортеж в гробовом молчании прошествовал по двум подъемным мостам донжона и широкому двору замка, который вел к часовне, где на цветных окнах мягкий свет окрашивал бледные лики апостолов в красных одеяниях. Коконнас жадно вдыхал ночной воздух, хотя воздух был насыщен дождевой влагой. Он вглядывался в глубокую тьму и радовался, что все эти обстоятельства благоприятны для их побега. Ему понадобились вся его воля, вся осторожность, все самообладание, чтобы не спрыгнуть с носилок, когда его донесли до часовни и он увидел на хорах, в трех шагах от престола, лежавшую на полу массу, покрытую большим белым покрывалом. Это был Ла Моль. Два солдата, сопровождавшие носилки, остались за дверями часовни. – Раз уж нам оказывают эту величайшую милость и вновь соединяют нас, – сказал Коконнас, придавая голосу жалобный тон, – отнесите меня к моему другу. Так как носильщики не получали на этот счет никакого иного приказа, они без всяких возражений исполнили просьбу Коконнаса. Ла Моль лежал сумрачный и бледный, прислонясь головой к мрамору стены; его черные волосы, обильно смоченные потом, придававшим его лицу матово-бледный оттенок слоновой кости, стояли дыбом. По знаку тюремщика двое подручных удалились и пошли за священником, которого попросил Коконнас. Это был условный сигнал. Коконнас с мучительным нетерпением провожал их глазами; да и не он один не сводил с них горящих глаз. Как только они ушли, две женщины выбежали из-за престола и, трепеща от радости, бросились на хоры, всколыхнув воздух, как теплый шумный порыв ветра перед грозой. Маргарита бросилась к Ла Молю и обняла его. Ла Моль испустил страшный крик, один из тех криков, который услышал в своей камере Коконнас и который чуть не свел его с ума. – Боже мой! Что с тобой, Ла Моль? – в ужасе отшатнувшись, воскликнула Маргарита. Ла Моль застонал и закрыл лицо руками, как будто не желая видеть Маргариту. Молчание Ла Моля и этот жест испугали Маргариту больше, чем крик боли. – Ох, что с тобой? – воскликнула она. – Ты весь в крови! Коконнас, который уже успел подбежать к престолу, схватить кинжал и заключить в объятия Анриетту, обернулся. – Вставай, вставай, умоляю тебя! – говорила Маргарита. – Ведь ты же видишь, что час настал! Пугающе печальная улыбка скользнула по бледным губам Ла Моля, который, казалось, уже не должен был улыбаться. – Дорогая королева! – сказал молодой человек. – Вы не приняли во внимание Екатерину, а следовательно, и преступление. Я выдержал пытку, у меня раздроблены кости, все мое тело – сплошная рана, а движения, которые я делаю, чтобы прижаться губами к вашему лбу, причиняют мне такую боль, что я предпочел бы умереть. Побелев, Ла Моль с усилием коснулся губами лба королевы. – Пытали? – воскликнул Коконнас. – Но ведь и меня пытали. И разве палач поступил с тобой не так же, как со мной? И Коконнас рассказал все. – Ах! Я понимаю! – сказал Ла Моль. – Когда мы были у него, ты пожал ему руку, а я забыл, что все люди братья, и возгордился. Бог наказал меня за мою гордыню – благодарю за это Бога! Ла Моль молитвенно сложил руки. Коконнас и обе женщины в неописуемом ужасе переглянулись. – Скорей, скорей! – подойдя к ним, сказал тюремщик, который до сих пор стоял у дверей на страже. – Не теряйте времени, дорогой господин Коконнас, нанесите мне удар кинжалом, да как следует, по-дворянски! Скорей, а то они сейчас придут! Маргарита стояла на коленях подле Ла Моля, подобно мраморной надгробной статуе, склоненной над изображением того, кто покоится в могиле. – Мужайся, друг мой, – сказал Коконнас. – Я сильный, я унесу тебя, посажу на коня, а если ты не сможешь держаться в седле, я посажу тебя перед собой и буду держать. Едем, едем! Ты же слышал, что сказал нам этот добрый малый! Речь идет о твоей жизни! Ла Моль сделал над собой сверхчеловеческое, великодушное усилие. – Правда, речь идет о твоей жизни, – сказал он. Он попытался встать. Аннибал взял его под мышки и поставил на ноги. Из уст Ла Моля исходило только какое-то глухое рычание. Не успел Коконнас на одно мгновение отстраниться от него, чтобы подойти к тюремщику, и оставил мученика на руках двух женщин, как ноги у него подкосились, и несмотря на все усилия плачущей Маргариты он рухнул безвольной массой на пол, и душераздирающий крик, которого он не мог удержать, разнесся по часовне зловещим эхом и некоторое время гудел под ее сводами. – Видите, – жалобно произнес Ла Моль, – видите, моя королева? Оставьте же меня, покиньте здесь, сказав последнее «прости». Маргарита, я не выдал ничего, ваша тайна осталась скрытой в моей любви, и вся она умрет вместе со мной. Прощайте, моя королева, прощайте!.. Маргарита, сама чуть живая, обвила руками эту прекрасную голову и запечатлела на ней благоговейный поцелуй. – Аннибал, – сказал Ла Моль. – Ты избежал мучений, ты еще молод, ты можешь жить. Беги, беги, мой друг! Я хочу знать, что ты на свободе – это будет для меня высшее утешение. – Время идет, – крикнул тюремщик. – Скорее, торопитесь! Анриетта старалась потихоньку увести Коконнаса, а в это время Маргарита стояла на коленях подле Ла Моля; с распущенными волосами, с лицом, залитым слезами, она походила на кающуюся Магдалину. – Беги, Аннибал, – повторил Ла Моль, – не давай нашим врагам упиваться зрелищем казни двух невинных. Коконнас тихонько отстранил Анриетту, тянувшую его к дверям, и указал на тюремщика торжественным, даже, насколько он мог, величественным жестом. – Сударыня! Прежде всего отдайте этому человеку пятьсот экю, которые мы ему обещали, – сказал он. – Вот они, – сказала Анриетта. Затем он повернулся к Ла Молю и грустно покачал головой. – Милый мой Ла Моль, – заговорил он, – ты оскорбляешь меня, подумав хоть на одно мгновение, что я способен тебя покинуть. Разве я не поклялся и жить, и умереть с тобой? Но ты так страдаешь, мой бедный друг, что я тебя прощаю. Он лег рядом со своим другом, наклонился над ним и коснулся губами его лба. Затем тихо, тихо, как берет мать ребенка, положил прислоненную к стене голову Ла Моля к себе на грудь. Взгляд у Маргариты стал сумрачным. Она подняла кинжал, который обронил Коконнас. – Королева моя, – говорил Ла Моль, догадываясь о ее намерении и протягивая к ней руки, – о моя королева. Не забывайте: я пошел на смерть, чтобы всякое подозрение о нашей любви исчезло. – Но что же я ногу сделать для тебя, если я не могу даже умереть с тобой? – в отчаянии воскликнула Маргарита. – Можешь, – ответил Ла Моль. – Ты можешь сделать так, что мне будет мила даже смерть и что она придет за мной с приветливым лицом. Маргарита нагнулась к нему, сложив руки, словно умоляла его говорить. – Маргарита! Помнишь тот вечер, когда я предложил тебе взять мою жизнь, ту, которую я отдаю тебе сегодня, а ты взамен ее дала мне один священный обет? Маргарита затрепетала. – А-а! Ты вздрогнула, значит, помнишь, – сказал Ла Моль. – Да, да, помню, – отвечала Маргарита, – и клянусь душой, мой Гиацинт, что исполню свое обещание. Маргарита простерла руки к алтарю, как бы вторично беря Бога в, свидетели своей клятвы. : Лицо Ла Моля просияло, как будто своды часовни внезапно разверзлись и луч солнца пал на его лицо. – Идут! Идут! – прошептал тюремщик. Маргарита вскрикнула и бросилась было к Ла Молю, но страх усилить его страдания удержал ее, и она с трепетом остановилась перед Ла Молем. Анриетта коснулась губами лба Коконнаса и сказала: – Понимаю тебя, мой Аннибал, и горжусь тобой. Я знаю, твой героизм ведет тебя к смерти, но за этот героизм я и люблю тебя. Бог свидетель: обещаю тебе, что всегда буду любить тебя больше всего на свете, и хотя не знаю, что Маргарита поклялась сделать для Ла Моля, но клянусь тебе, что сделаю то же самое и для тебя! И она протянула руку Маргарите. – Ты хорошо сказала, спасибо тебе, – ответил Коконнас. – Прежде чем вы покинете меня, моя королева, – сказал Ла Моль, – окажите мне последнюю милость: дайте мне что-нибудь на память о вас, что я мог бы поцеловать, поднимаясь на эшафот. – О да! – воскликнула Маргарита. – Держи!.. Она сняла с шеи золотой ковчежец на золотой цепочке. – Возьми, – сказала она. – Этот святой ковчежец я ношу с детства; мне надела его на шею моя мать, когда я была совсем маленькой и когда она меня любила; нам он достался по наследству от нашего дяди, папы Климента[80]. Я не расставалась с ним никогда. На, возьми! Ла Моль взял его и горячо поцеловал. – Отпирают дверь! – сказал тюремщик. – Бегите же, сударыни! Скорей, скорей! Обе женщины бросились за престол и скрылись. В то же мгновение вошел священник.

ГоСтЬя: Виктор Астафьев "Пастух и Пастушка" "И брела она по дикому полю, непаханому, нехоженому, косы не знавшему. В сандалии ее сыпались семена трав, колючки цеплялись за пальто старомодного покроя, отделанного сереньким мехом на рукавах. Оступаясь, соскальзывая, будто по наледи, она поднялась на железнодорожную линию, зачастила по шпалам, шаг ее был суетливый, сбивающийся. Насколько охватывал взгляд - степь кругом немая, предзимно взявшаяся рыжеватой шерсткой. Солончаки накрапом пятнали степную даль, добавляя немоты в ее безгласное пространство, да у самого неба тенью проступал хребет Урала, тоже немой, тоже недвижно усталый. Людей не было. Птиц не слышно. Скот отогнали к предгорьям. Поезда проходили редко. Ничто не тревожило пустынной тишины. В глазах ее стояли слезы, и оттого все плыло перед нею, качалось, как в море, и где начиналось небо, где кончалось море - она не различала. Хвостатыми водорослями шевелились рельсы. Волнами накатывали шпалы. Дышать ей становилось все труднее, будто поднималась она по бесконечной шаткой лестнице. У километрового столба она вытерла глаза рукой. Полосатый столбик, скорее вострый кол, порябил-порябил и утвердился перед нею. Она спустилась к линии и на сигнальном кургане, сделанном пожарными или в древнюю пору кочевниками, отыскала могилу. Может, была когда-то на пирамидке звездочка, но, видно, отопрела. Могилу затянуло травою-проволочником и полынью. Татарник взнимался рядом с пирамидкой-колом, не решаясь подняться выше. Несмело цеплялся он заусенцами за изветренный столбик, ребристое тело его было измучено и остисто. Она опустилась на колени перед могилой. - Как долго я тебя искала! Ветер шевелил полынь на могиле, вытеребливал пух из шишечек карлика-татарника. Сыпучие семена чернобыла и замершая сухая трава лежали в бурых щелях старчески потрескавшейся земли. Пепельным тленом отливала предзимняя степь, угрюмо нависал над нею древний хребет, глубоко вдавшийся грудью в равнину, так глубоко, так грузно, что выдавилась из глубин земли горькая соль, и бельма солончаков, отблескивая холодно, плоско, наполняли мертвенным льдистым светом и горизонт, и небо, спаявшееся с ним. Но это там, дальше было все мертво, все остыло, а здесь шевелилась пугливая жизнь, скорбно шелестели немощные травы, похрустывал костлявый татарник, сыпалась сохлая земля, какая-то живность - полевка-мышка, что ли, суетилась в трещинах земли меж сохлых травок, отыскивая прокорм. Она развязала платок, прижалась лицом к могиле. - Почему ты лежишь один посреди России? И больше ничего не спрашивала. Думала. Вспоминала."

Ася: Аглая пишет: Ася, а Вы почитайте у Чарской "Княжну Джаваху" и "Записки маленькой институтки" и ещё "За что?" и "Большой Джон". А у Диккенса "Домби и сын" и "Большие надежды". Спасибо,почитаю обязательно....Особенно Диккенса хочется прочесть..

Bookworm: При всей ностальгии по нашему босоногому (советскому) детству мне "Сказка о мальчише-Кибальчиче"и войне с какими-то мифологическими "буржуинами" (а не вполне реальными фашистами) сильно напоминает лай товарища Шарикова "Буржуй ! Господа все в Париже! Контрреволюция одна ! Война с империалистическими хищниками! " Эта абсурдная коммунистическая агитка так же мало рассказывает о Великой Отечественной Войне как шеколадка Марс об одноимённой планете. Вы можете читать эту ахинею на досуге, но ни в коем случае не давайте её детям !

Аглая: А сказка-то написана о Гражданской войне.

Bookworm: Тем более. Гайдар прославляет "героизм большевиков" во время этой бессмыссленной, бредовой, кровавой бойни, где ни одного героя то и не было- а только (среди всех воюющих сторон ) преступники, жертвы и просто участники, причём роли часто (и неоднократно) менялись

Юляша: уважаемый Bookworm, создается впечатление, что все советское Вы ненавидете и хотели бы переписать Историю... История не переписывается - она изучается... Гайдар является частью истории нашей страны... И думаю, что дети, воспитанные на книгах Гайдара, Катаева и других замечательных наших детских писателей - намного были честнее и добрее... ИМХО

Bookworm: Уважаемая Юляша я кто угодно, только не "враг всего советского, желающий переписать историю". Как раз наоборот, я отстаиваю страшную, уродливую историческую правду о той дикой, бессмысленной, кровавой бойне, которую называют "Гражданской Войной". И неужели во всей русской (и мировой) детской литературе нет ни одного другого произведения, которое могло бы научить детей "быть честнее и добрее" ?

Аглая: А Вы не читайте своим детям "Мальчиша-Кибальчиша", в школьной программе его теперь нет. Читайте, например, про троллей. Очень занимательно.

Аглая: С каким удовольствием дочитала книгу на про Аду Казей "Жизнь как она есть" Спасибо, Дима, за первомайский подарок! Вот каким интересным и замечательным человеком была Ариадна Ивановна! Но я всё же читала чуть-чуть другую книгу, "Нить Ариадны", не адаптированную для детей. Там и было, как партизаны приказом по отряду заключали браки с девчонками, и вот к Аде привязывался такой, видимо Веселовский. Настаивал заключить такой "брак", хотя уже имел такую вот "жену по приказу". И ещё там было о том, что Ада не имела аттестата зрелости, и очень много было волокиты из-за этого, и в конце концов ей приятель сделал липовый аттестат "Мы же не виноваты. что из-за войны не закончили школу"

Оса: Подарок действительно отличный! Читала и обливалась слезами . Героическое поколение, вынесло столько боли, утраты и кошмаров. Жаль, что Марат не уехал вместе с Адой, остался бы жив(. Я не читала "Нить Ариадны", теперь уже не найдешь наверное., если только у букнистов..

Оса: У меня вопрос к Марине Турсиной! Марина, в одной теме (вроде пионеры-герои) сказали. что Инна Руденко писала еще про Аду Казей. Там рассказ или как интерьвю сделано? Хочу вот побольше про Ариадну Ивановну почитать :)

Марина Турсина: Оса, я уже точно не помню, мне кажется и то, и другое, давненько читала, но написано интересно и талантливо. Постараюсь на этой неделе достать книгу Инны Руденко. Эта книга - что-то вроде сборника очерков, один из них - об Ариадне Казей.

Оса: Да, я так и подумла, уже нашла у букнистов, и "Нить Ариадны" тоже, теперь думаю, что лучше заказать)), хочется иметь в бумажном виде. Просто "Нить Ариадны" входит в "избранное" Костюковского, и туда же входят еще 2 повести. ПОлучается огромная книжища- 500 с лишним стр. вот думаю.. стоит ли брать ее, или взять очерки И.Руденко.. :)

Марина Турсина: Оса, а как она называется - книга, которую вы нашли?

Оса: Марина, вот- "Руденко И. П. В шести зеркалах. М. Политиздат. 1980г. 198 с". Там 6 глав- 6 рассказов о 6 женщинах

Марина Турсина: Мне кажется, которую я читала - по другому называется. Я скоро выясню.

Марина Турсина: А вообще, мне так нравится, как Руденко пишет. Я в детстве прочитала три её интервью с Аллой Пугачёвой - "Без страховки", поразилась, восхитилась, имя запомнила. Потом уже во взрослом состоянии мне попалась её книга. Об Инне Руденко можно почитать в Инете. Талантливейшая женщина.

Оса: Да, я почитала про Руденко, мне тоже понравилась она. :) Склоняюсь к ее сборнику, и из-за кол-ва страниц тоже)))). (ну надо же где-то хранить будет)

Tanaka: Инна Руденко в свое время была настоящей звездой журналистики. Люди 40-50-х годов рождения это имя хорошо знали. На всякий случай напоминаю, вдруг кто-то забыл, - что она жена того самого Кима Костенко, который "Это было в Краснодоне".

Марина Турсина: Оса, я нашла книгу Инны Руденко. Она называется - "Улица, по которой ты идёшь каждый день", это сборник очерков. Очерк об Ариадне Казей - "Старшая сестра" - небольшой - всего 4 страницы, Дима выложит на сайте.

Оса: Марина спасибо!!!

Катя: Ещё почему-то пока не упомянули книги Анатолия Алексина. Между тем - "Третий в пятом ряду", "А тем временем где-то...", "Мой брат играет на кларнете" и более поздние - "Сигнальщики и горнисты", "Запомни его лицо", "В тылу как в тылу" - может быть, не все перечисленные, но некоторые из них составляют золотой фонд литературы для детей (точнее, наверное, для подростков). Они так учат сочувствовать, сопереживать... Кто является поклонником Алексина, и каких именно книг?

Оса: Я! :), у меня был сборничек его рассказов, очень нравилось перечитывать (Третий в 5м ряду, А тем временем где-то, Мой брат играет.. и др.). Но более поздние рассказы не читала.

Аглая: Я тоже люблю Алексина. Я помню его повесть про человека по фамилии Ивашов, кажется. У него была дочь Ляля, которая погибла под обрушившейся стеной, а он был инженером, организовывал работу на заводе в эвакуации, и все его очень уважали, а он умер от сердечного приступа чуть ли не в День Победы. И ещё "Безумная Евдокия" И много других...

Tanaka: В детстве очень любила Алексина. Детские - "Оля пишет Коле...", про Севу Котлова, "Говорит седьмой этаж". "Очень страшная история". Ну и "Безумная Евдокия". И еще не помню - кажется это и есть "В тылу как в тылу" - отец уходит на фронт, мама с сыном и влюбленным (платонически) в нее сослуживцем едут в глубокий тыл, и отец за них спокоен, что останутся живы. Конец - отец целым возвращается с войны, его встречает сын, а мама и ее сослуживец погибли... Душещипательно очень. иногда кажется. что слишком. Но пишет он безусловно хорошо. И темы такие - важные, которые все время обсуждать надо.

Ninelle: А я почему-то никогда Алексина не любила.

Аглая: Наконец-то! Спасибо огромное, Марина Турсина, Дима!! Эта статья "Старшая сестра" - как раз та самая, из которой я впервые узнала об Ариадне Казей! Вот тогда я рыдала и перечитывала её, и всем рассказывала. Это была статья в Комсомольской правде, на второй странице внизу, как говорят, "подвал", и напечатана она была к 8 марта. Наконец-то, как я рада!!! После стольких лет её прочитала здесь на сайте!!

Аглая: Кстати, в той статье, которую я читала в Комсомольской правде, было написано о том, что их отец был репрессирован, а в этой, которая из сборника, нет. Я это очень хорошо помню, потому что в то время об этом не часто писали, и производило очень острое впечатление.

Марина Турсина: Аглая, спасибо за отзыв, очень рада за Вас. Кстати, я тоже узнала впервые об Ариадне Казей из этой статьи. А "Запорожец" у Ариадны Казей был с ручным управлением.

Оса: Я тоже вот сейчас прочитала статью "Старшая сестра". Спасибо еще раз Марине и Дими что позволили с ней ознакомиться :). Да, сильная женщина Ада Казей! Восхищаюсь ею, жалко, что личная жизнь не совсем удалась(((

vkolbina@mail.ru : Дорогие друзья!! Помогите найти книгу Юрия Збанацкого "тайна соколиного бора". Мне стало известно, что одним из героев этой книги является Федор Иванович Калачёв,мой дядя. В семье его считают без вести пропавшим. Когда- то очень давномой отец писал Юрию Збанацкому и тот якобы подтвердил, что этотгерой был из Владимирской области. Я была ребенком иконечно информация забылась. Отец умер в 1990 году.Сейчас я уже бабушка и очень хочу рассказать об этой истории своему внуку, а книги нет. Суважением Валентина Ивановна Колбина

Ninelle: Нашла эту книгу на www.alib.ru Вот здесь Там книгу можно заказать.

Аглая: Ай да Инна Руденко! опять рыдаю над "Военно-полевым романом" Спасибо большое, Дима, Марина! И ведь эту статью я тоже читала, тоже в Комсомолке, наверное. Я вспомнила, когда дошла до места "А правда, что на войне все девушки.....?" Я тогда в юности всё не могла понять фразу из песни Окуджавы "Вы наплюйте на сплетников, девочки, Мы сведём с ними счёты потом..." И также не могла понять, почему оскорбилась моя соседка, бывшая зенитчица, когда про неё какой-то мужик сказал на работе:"Так она же фронтовичка!" Она рассказывала этот эпизод моей маме, у меня. говорит, кровь в голову бросилась, дыхание перехватило от возмущения... И после этой статьи я начала понимать, о чём шла речь. И ведь не запоминала автора этих статей, а сейчас по текстам вспоминаю. Значит, талантливое слово остаётся в памяти людей.

Алексей: Tanaka пишет: еще люблю Ивана Василенко. В честь его героя, сапожника Артемки, даже сына назвала. Еще у него "Гордиев узел", "Приключения заморыша", "Жив, Алеша!", "Звездочка". Интересно, знаете ли вы, что в основе книги о приключениях Артемки лежат судьбы реальных лиц? В частности выведен там профессиональный борец, чемпион мира Клеменс Гуль, правда выведен, как не слишком привлекательная личность. Так вот, действительно был такой чемпион мира. Звали его Клеменс Буль Причем в годы революции и Гражданской войны он застрял в России, да так насовсем здесь и остался. Умер в 1953 году и похоронен в Москве, на старинном Введенском кладбище в Лефортове. На надгробии написано: "Экс-чемпион мира, заслуженный тренер СССР Клеменс Буль".

Аглая: Спасибо, Алексей, очень интересно! Я тоже любила книгу про Артёмку. Буль там был "отрицательный" борец. А "положительным" борцом в цирке был негр, забыла, как звали. Он играл разбойника в спектакле, где воровал детей.

Лисичка: Алексей, Введенское кладбище это немецкое? Там есть какая-то часовня вроде? Сейчас там хоронят?

Алексей: Лисичка пишет: Алексей, Введенское кладбище это немецкое? Там есть какая-то часовня вроде? Сейчас там хоронят? Введенское кладбище в Москве имеет и другие названия - Немецкое, Иноверческое, Лефортовское. Это - старинный исторический некрополь, где покоятся многие выдающиеся люди нашей страны. Оно давно закрыто, но там захоранивают в родственные захоронения или хоронят известных людей. Правда, там "новые русские " за огромные деньги места покупают. Место интересное и таинственное. Недаром там тусуются так называемые готы. А негра-борца в "Приключениях Артемки" звали Чемберс Пепс.

Алексей: Кстати, Книга о приключениях Артемки появилась ещё в 30-е годы, так что будущие молодогвардейцы вполне могли её читать.

Наталия: Алексей, напишите мне пожал.на почту Da777L@yandex.ru у меня к вам есть 1н ?с.

Наталия: Адрес без пробелов!

Nikolai: Насчет самоубийств и гибелей главных героев в литературе: Кинодиректор Оливер Стоун закончил рукопись своего первого романа, и выбросил её в море. В этом романе главный герой возвращается из армии и поканчивает самоубийством. Стоун отслужил во Вьетнаме в пехоте, вернулся, и перед универститетом написал свой неопубликованый роман. У Ремарка в "Западном Фронте", роман кончается гибелью главного героя. Я думаю, что подобная смерть главного героя символизиоует гибель грёз, иделов и надежд автора когда он был молодым после того, как он сталивается нос к носу с реалями жизни и поневоле взрослеет.

Марина Турсина: Пост Николая, перенесённый из темы "Холокост", раздел "Злодеяния врагов" http://molodguard.forum24.ru/?1-11-0-00000024-000-0-0#015 О книгах, которые издаются в России: Конкретно были изданы две очень интересные и серьёзные книги, которые были бы очень инитересны читателям этого сайта. Первая, сборник документов, Молодая Гвардия, Историческая Реальность и Литературный Образ, на материалах которых был основан этот сайт. На которкое время эта книга бьла выставлена в цифровом формате на этом сайте. С ней две загвоздки - Я пытался заказать хорошее издание из РГАСПИ, но мне никто не ответил. Вообще никак. Это впервые. Я заказываю книги и музыку со всех уголков мира, и как правило получаю какой-то ответ по почте. Книгу не экспортировали на Запад. Подобная книга, сборник документов, была издана о Зое Космодемьянской, по моиму в 2002 году. На сайте очень много читателей которые интересуются Космодемьянской, но об этой книге не упомянали. Это потому, что книга военная тайна или просто люди о ней не знают? Насчёт экспорта сборника о Молодой Гвардии, тут очень ситуация итересная очень. ПОЧТИ ВСЁ издаваемое в России можно купить в "Русских Магазинах" в Бруклине Нью Йорке. Я имею в виду ПОЧТИ ВСЁ! Фильм Молодая Гвардия с Мордюковой я нашел сразу и за копейки, столь низкая цена по экономические рассуждениям - старый фильм, спроса нет. Роман тоже можно было купить, но я его уже читал. "Разгром" Фадеева без труда достал, после того, как мне его порекомендовали. Старые издания Истории КПСС можно найти, НОВЫЕ издания Истории КПСС и Биографии Видных Деятелей КПСС стоят на полках и ДОРОГО стоят. Полные собрания Солженицыных и Стругацких. Политические Популярные книги тоже стоят - ПЕРЕНАСТРОЙКА, у автора есть некоторые неправильные выводы, О США он немного знает но не знает Американской истории и политики, хотя он приводит правильные и аккуратные примеры, которые иллюстрируют признаки социализма и социолистического развития в США. Читал книгу Сталин, Военный Гений. Апология Сталину. Приводит его официальную биографию. Есть интересные воспоминания в пользу Вождя. Беда в том, что он лживо цитировал мемуары Черчиля. Он пишет, мол сам Черчиль написал, что заговор генералов Тухачевского и др. против Сталина имел место быть, и приводит Страницы в мемурах Черчиля, где якобы Черчиль это утверждает. Стало интересно. Ммуары Черчиля у мення стоят на полке, рядом с Воспоминаниями и Размышлениями Жукова и Воспоминаниями Де Голя. Смотрю, читаю. Там тлолько ОДНО предложение написанное Черчилем - Документы подвтерждающие заговор генералов против Сталина скорее всего провокация его тайной полиции, НКВД. Ничего, автор книги о Сталине соврал. Или думал, что Русские в подлиннике Черчиля чимтать не будут. Читаю дальше. Ещё интреснее! Черчиль пишет, примерно так - очень хорошо, что Сталин расстрелял Генералов, знаете, почему? Потому, что теперь после чисток армии, СССР не сможет выступить на стороне Нацистской Германии в грядущей войне даже если бы они этого хотели. Все генералы, кто имел опыт работы с немцами и мог с ними проводить совместные операции, увы в земле лежат. И следующий параграф, ещё круче! Некотрорые Британские политические деятели выразили сострадание и волнение по поводу того, что невиновные Советские военноначальники были подвергнуты пыткам, осуждены, и казнены. Черчиль пишет: Для тоталитарных держав вроде Сталинской России это нормально (!) Таким образом советское общество себя переорганизовавет и движется вперёд (!) Поэтому за репрессированых генералов переживать не надо(!) Циничный Черчиль. Бывает. Но вот как такое не перевести в книге для русских читателей, мне этого не понять. Ну ладно. Короче сборники докуменитов о Молодой Гвардии и Зое Космодемьянской мне в русских магазинах брайтона найти не удалось. Фильм Российского телевидения "Последния Исповель" мне тоже не удалось найти. Выписать из России нельзя, по непонятным причинам они не могут экспортировать ДВД из России. Почему, не понятно. Все широкотиражные и старые фильмы экспортируются на Запад. Военные песни, афганские песни, не экспортируется. Очень немного кассет Солдатской Студии промелькнуло, а теперь уже давно нет. Что такое? Мне удаётся доставать военные песни из Афики, Ближнего Востока и Южной Америке. Очень очень мало, но есть, мало выходит длаже на тех рынках. Объяснить это тем, что Россия не выпускает анти-американскую пропаганду на Запад? Не уверен. В своё время убрали из немецких книжных магазинов всю антисоветскую литературу накануне подписания Акта о Ненападении. Какая-то политическая российская литература тут продаётся, как я уже описал. Мне объяснили это тем, что меня интересует, не известино и не порльзуется большим спросом в России и поэтому не попадает на экспорт. Я не знаю. Судите сами. Никак не смог найти диски группы "Храм Мира" и последнию музыку Анрея Климнюка, он вроде для казаков петь начал. Новая историческая литература из России обозревается в журнале "Journal Of Eurasian Studies". Академический журнал. Там дали положительную рецензию сборнику документов о Морлодой Гвардии, но отметили что документы там только из Комсмола и Партийных архивов. Ещё есть документы о Молодой Гвардии и Краснодонской оккупации в архивах НКВД-КГБ Украины, но они в сборнике не приводятся вообще. Поэтому о Молодой Гвардии и Коаснодоне под оккупацией можно ещё издавать и издавать серьёзные исторические исследования. Но увы, похоже, сейчас нет.

Маша: О событиях в Бабьм яру писал документальный роман Анатолий Кузнецов. Анатолий Кузнецов, уроженец Киева, в 1941 году вместе со своей матерью, дедом и бабушкой, не успел эвакуироваться из родного города, и оказался в оккупации. В течение двух лет Кузнецов прожил в оккупированном немцами Киеве, где стал свидетелем всех зверств немецко-фашистских захватчиков в отношении мирного населения Киева. Как бывший в оккупации, он бы не смог поступить в Литературный институт, но после смерти Сталина в 1953 году ему это удалось. Первую рукопись Кузнецов принёс в редакцию журнала «Юность» в 1965 году. Он надеялся, что на волне «оттепели» роман будет опубликован полностью, однако его заставили сократить текст. В частности, были убраны как «антисоветчина» главы книг о взрыве советскими войсками при отступлении главной улицы Киева — Крещатика, и Киево-Печерской Лавры, информация о Куренёвской трагедии 13 марта 1961 года. По воспоминаниям писателя, «рукопись была нарасхват, все читали, восторженно отзывались в личном разговоре, а официально они выдвигали убийственную критику». В конечном итоге рукопись без ряда глав дошла до ЦК КПСС, где её лично прочёл главный идеолог СССР Михаил Суслов, которому она понравилась, но, так как читал он без некоторых разделов, то эти разделы были также убраны. Дополнительным аргументом к разрешению отправки в печать «Бабьего Яра» было то, что роман якобы опровергал нашумевшее в своё время стихотворение Евгения Евтушенко «Над Бабьим Яром памятника нет…» Сам же Кузнецов уверял, что это не было его целью, а хотел лишь рассказать о Бабьем Яре куда больше и во всех аспектах. Публикация была разрешена, но в книге было сделано столько купюр и изменений, что текст получился антифашистской направленности, вместо собственно антитоталитарной, главная идея которой была в том, что фашизм и коммунизм эпохи Сталина практически ничем не отличались. Ответственными за это Кузнецов назвал главного редактора журнала «Юность» Бориса Полевого и ответственного секретаря Леопольда Железнова. Даже название романа Кузнецову с трудом удалось отстоять, поскольку его хотели изменить, чтобы оно не ассоциировалось с вышеуказанным стихотворением Евтушенко. Когда Кузнецов узнал, что большая часть особо важного текста была выброшена из книги, он потребовал рукопись обратно, но ему её не вернули, так как Суслов уже дал добро на печать. В 1966 году в журнале «Юность» был опубликован сокращённый роман, однако никакой надписи о сокращении не было. Местами текст получился откровенно бессвязным, иностранные переводчики зачастую не понимали смысл некоторых предложений. Через некоторое время издательством «Молодая гвардия» была выпущена книжная версия, в которую были вставлены порядка 30 машинописных страниц. Общий тираж журнальной версии составил 2 миллиона экземпляров, книжной — 150 тысяч. Эту статью на комп я сохранила давно, поэтому ссылку сейчас уже не могу дать.

Марина Турсина: Маша, спасибо, очень интересная статья!

Маша: Не за что.Я сейчас тороплюсь, но если кому-то интересно попозже могу выложить еще что-нибудь.Есть краткая хар-ка частей романа и обложка книги, по-моему 60х гг.

Марина Турсина: Я заинтересовалась! Давай!

Маша: Роман состоит из авторского предисловия, вступительной главы, и нескольких десятков глав, объединённых в три части. Первая часть повествует об отступлении из Киева советских войск, катастрофе Юго-Западного фронта, первых днях оккупации. Также в первую часть включена хроника взрыва Крещатика и Киево-Печерской Лавры и первых расстрелах евреев в Бабьем Яру. В тексте заметны враждебные интонации по отношению к Сталину и проводимой им довоенной политике — в главе «Кто принёс ёлочку» рассказывается об объявлении Павла Постышева «врагом народа», в главе «Горели книги» — о сожжении книг, авторы которых объявлялись «врагами народа», в главе «Пионерия» — о лживости всей системы воспитания детей в 1930-е годы, в главе «Людоеды» рассказывается о голоде на Украине во время коллективизации, в которой принимал участие отец Кузнецова. Во второй части рассказывается о жизни в оккупации в период 1941—1943 годов, о массовых угонах украинцев и русских в Германию на работы, о спекуляции на рынках Киева, о подпольном производстве колбасы, которую изготовляли даже из человечины, о действиях украинских националистов, о судьбе коллаборационистских журналов «Украинское слово» и «Литавры» и их редакторов, о футболистах киевского «Динамо», расстрелянных в Бабьем Яру за то, что они выиграли в футбол у немецкой команды. В третьей части рассказывается об освобождении Украины от фашистов, о бегстве полицаев и коллаборационистов из Киева, о сражении за город, о поджогах, совершённых власовцами и немцами перед отступлением, о выкапывании в Бабьем Яру тысяч трупов и их сжигании фашистами с целью заметания следов преступления, об отчаянном восстании в концентрационном лагере Бабьего Яра, в результате которого спаслось 15 человек. Также в третьей части поднимаются вопросы об увековечении памяти Бабьего Яра в будущем, о забвении трагедии в сталинскую эпоху, о дальнейшей судьбе участников событий. Издания романа: •Журнал «Юность», 1966 год. •Издательство «Молодая гвардия», 1967 год. •Лондон, 1970 год (первая опубликованная полная версия романа)

Маша: Кузнецов сделал всё возможное, чтобы книга была опубликована в СССР в как можно большей комплектации. Он никогда не переставал работать над главной рукописью, которую постоянно дополнял по рассказам очевидцев и своим воспоминаниям. Рукопись Кузнецов дома хранить боялся, опасаясь ареста за антисоветскую пропаганду. По его рассказам, он спрятал её в стеклянные банки и зарыл в лесу под Тулой. Спустя некоторое время Кузнецов перефотографировал рукописи, и в 1969 году, захватив их, бежал из СССР. Его книги перестали выдавать в библиотеках, изъяли из продаж в СССР. В 1970 году в Лондоне была опубликована полная версия «Бабьего Яра». Впоследствии Кузнецов стал работать на «Радио Свобода», где в том числе рассказывал и о трагедии Бабьего Яра. В 1979 году писатель умер. «Бабий Яр» в России был издан в полной версии уже после развала СССР. В 2008 году сын писателя Алексей Кузнецов перевёл роман на украинский язык, и 22 сентября 2008 года состоялась его презентация. В 2009 году в Киеве был открыт памятник Анатолию Кузнецову в виде бронзового мальчика, читающего на стене немецкий указ периода оккупации. Церемония открытия памятника была проведенна в виде настоящего театрализованное представления которым организаторы постарались воссоздать атмосферу тех дней. Петропавловская улица была перекрыта от вэзда машын ограждениями из колючей проволоки, стены нескольких домов были задрапированы черной материей, с немецкими объявлениями 1941 го года предписывающих еврейское население Киева явиться к Бабьему Яру. Вдоль тротуаров стояли члены военно-исторического клуба, одетые в форму немецких военнослужащих времен Второй мировой войны. Улицы, через громоговорители, наполнялись объявлениями звучащими на немецком языке, изредка слышались звуки выстрелов. Из-за угла улицы появилась телега запряженная лошадью. На ней сидели двое маленьких детей, а за ними шли люди в одежде 1940-х годов, а их подталкивали вперед солдаты в немецкой форме с собаками. Цермония озвучивалась траурной музыкой.

Маша: Обложка книги.

Annyura: Наверно, в эту тему уже давно не заглядывают, но все же... Ася, "совсем недавно" в апреле 2010 года Вы цитировали статью про Северина Ася пишет: Вот отрывок из одной статьи про Якова Северина: "...На обелиске, который расположен у 127-й школы, высечены имена учителей и учеников, погибших на войне. Первый в списке — Яков Евгеньевич Северин. Он был учителем физики и самой яркой личностью в школе. Его любили даже те, кто не интересовался физикой. С ними Яков Евгеньевич оставался после уроков на дополнительные занятия. Одной из учениц совершенно не давалась академическая наука. И однажды учитель сказал ей: “Галя, зачем тебе физика? Пойдем лучше в загс!..” А потом началась война — учитель вслед за учениками отправился на фронт, потому что не мог поступить иначе: ребята приходили к нему прощаться перед отъездом на фронт... Он погиб смертью храбрых в 1942 году, а Галина Северина написала книгу в память о муже: “Легенда об учителе”..." Недавно перечитала книгу и очень захотелось узнать про тех, о ком писалась книга. Подскажите, пожалуйста, если помнить, где печаталась эта статья? Буду благодарна и за ксерокс, скан...

Ася: Annyura, я нашла эту статью в интернете,сейчас пробовала-ничего не получилось..Но я точно помню,что в этой статье про Якова Северина ничего больше не было сказано,кроме этого абзаца,который я напечатала.. Ещё о нём упоминается здесь: http://edu.mccme.ru/School/INet/sch127/hist.htm Мне бы тоже хотелось поподробнее узнать...Ещё в Википедии есть информация про Валентину Дыко - сестру Галины Севериной,о которой Эдуард Багрицкий написал поэму(следовательно девичьей фамилией Галины Севериной была фамилия Дыко)

Марина Турсина: Форум закрыт. Продолжение этой темы и Ваши посты ищите здесь: http://www.molodguard.ru/forum/viewtopic.php?f=35&p=1241#p1241



полная версия страницы