Форум » Опубликовано... » Стихи о войне (продолжение) » Ответить

Стихи о войне (продолжение)

Лера Григ: Питерский Романтик. Никто не забыт, и ничто не забыто, У вас седина, память бомбами взрыта, Ведь вы воевали за наших детей, За Родину мать и своих матерей. Никто не забыт, и ничто не забыто, Под флагом кричали, фашисты, вам бита, И вы, те кто выжил, под Курском, Москвой, Кто шёл до Берлина, пусть жизнь вам - покой. Колотят вас раны, кто умер, в могиле, Но мы не забудем и мы не забыли, И вечный курган, тех кто умер в боях, Кто дрался за нас, позабыв боль и страх. Никто не забыт, и ничто не забыто, 100 грамм фронтовых, и душа снова квита, Вы вспомните всех, этот день - ветеранов, Ведь вы закрывали свободою раны. Герои войны, те кто лез в амбразуры, Кто пули ловил, кто не выжил - уснули, И холм порастёт, именами покрыто, Никто не забыт, и ничто не забыто.

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Дряннов: О войне, пусть и о другой: Михаил Смуров Воин-интернационалист Я — воин. Интернационалист. Но не в названье дело, не в названье — Пусть назывался б даже я "расист", От этого не легче вам, душмане. Мне надоело нервничать, ведь нервы не сучок, Я нажимаю ласково на спусковой крючок, И хладнокровно трассеры по воздуху летят, И мы хотим того же, чего они хотят. Душманин изогнулся и дыбом встала шерсть, Вот их осталось пятеро, а раньше было шесть, Потом четвертый, пятый, третий и второй упал, А в первого мой Сашка-друг случайно так попал. И падают душмане на землю, а потом Мы складываем рядышком их ровненьким рядком, Работаем на славу и Сашка-друг и я, Нас где-то за кордоном зовут "Вьетнам Кремля". К нам просто проявляют огромный интерес Папаша их Бжезинский и дядя Сайрус Венс, Ведь им война такая совсем не по нутру, И бесятся от этого агенты ЦРУ. Но все же лезут сволочи сюда, в Афганистан, Их просто плодоносит соседний Пакистан, Винтовка М-16, китайский автомат, Но нам ведь не сломаться, скажи, не правда ль, брат? Душманин, эта сволочь, в окно, бывало, влез — Но здесь уж нам поможет родимый АКС, Ведь он с плеча не слазит, сроднился он с плечом, Тот от меча погибнет, кто к нам придет с мечом. А где-то дома "шурави дохтар", Цветет сирень, в поход идут туристы, А мы рассматриваем в триплекс Чарикар, И очень тихо слушаем транзистор. Вот прозвучал воинственный набат, Мы в три минуты покидаем роту, И нам опять лететь в Джелалабад, Все так как надо — будто на работу...

Лёлькина мама: Какие же вы все молодцы, какие стихи прекрасные! Ну, и я... ладно? ******************************* Вот эта моя самая любимая: В.Цой. БАЛЛАДА В сети связок В горле комом теснится крик, Но настала пора - И тут уж кричи, не кричи. Лишь потом Кто-то долго не сможет забыть, Как, шатаясь, бойцы Об траву вытирали мечи. И как хлопало крыльями Черное племя ворон, Как смеялось небо, А потом прикусило язык. И дрожала рука У того, кто остался жив, И внезапно в вечность Вдруг превратился миг. И горел Погребальным костром закат, И волками смотрели Звезды из облаков. Как, раскинув руки, Лежали ушедшие в ночь, И как спали вповалку Живые, не видя снов... А "жизнь" - только слово, Есть лишь любовь и есть смерть... Эй! А кто будет петь, Если все будут спать? Смерть стоит того, чтобы жить... ************************************************ В.Туриянский. ПАМЯТИ БРАТА В лесах смоленских да под Вязьмой - Свинцовый дождичек во ржи... Братишка мой в рубашке бязевой Убитый пулею лежит. Он в гимнастерочке зеленой, В пилотке с красною звездой, Не знавший женщин, несмышленый - Теперь навечно молодой. Ах сорок третий, сорок третий, Проклятый сорок третий год! Когда убитый - каждый третий, Когда и взвоз - уже не взвод! Там после боя на поверке Хрипит усталый старшина, И там солдатская манерка За недоссчитанных полна... Потом схоронят под пробитой Чужими пулями сосной. С последним словом заполита Их путь окончится земной. Под залп за мальчиков военных Хлебнем холодного вина. - За всех невинно убиенных, - Вдруг тихо скажет старшина... ************************************************************** ДВЕ ПЕСНИ из к/ф "НА СЕМИ ВЕТРАХ" (авторов не знаю). 1. Напишет ротный писарь бумагу, Подпишет ту бумагу комбат, Что честно, не нарушив присягу, Пал в смертном бою солдат. Схоронен он в степи у дороги, Лежит он может день, может год, Не слышит, как судьба по тревоге Солдата зовет в поход. И снова в бой идут батальоны, И снова самолеты гудят, Что честно, не нарушив присягу, Пал в смертном бою солдат. ___________________________________ 2. (Музыка - Молчанов, слова - Галич) Сердце, молчи В снежной ночи... В поиск опасный Уходит разведка... С песней в пути Легче идти, Только разведка В пути не поёт, Ты уж прости. Где-то сквозь снег - Песни и смех... Здесь лишь гудит Новогодняя вьюга... В дальнем краю, Тех, кто в бою Вспомни и тихо Пропой про себя Песню свою *********************************************************************** ПЕСНЯ из к/ф "В НЕБЕ НОЧНЫЕ ВЕДЬМЫ" муз.Е.Крылатов сл.Е.Евтушенко Когда вы песни на земле поете Тихонечко вам небо подпоет Погибшие за Родину в полете Мы вечно продолжаем наш полет Мы вальс и метели безмолвные Мы ветер и крик журавлей.. Погибшие в небе за Родину Становятся небом над ней Мы дышим согревая птичьи гнезда Баюкаем детей в полночный час Вам кажется, что с неба светят звезды А это мы с небес глядим на вас.. Мы вальс и метели безмолвные Мы ветер и крик журавлей.. Погибшие в небе за Родину Становятся небом над ней Мы стали небом стали облаками И видя сверху наш двадцатый век К вам тихо прикасаемся руками И думаете вы что это снег.. Мы дышим согревая птичьи гнезда Баюкаем детей в полночный час Вам кажется, что с неба светят звезды А это мы с небес глядим на вас.. Мы вальс и метели безмолвные Мы ветер и крик журавлей.. Погибшие в небе за Родину Становятся небом над ней *************************************************** А мне всегда слышалось "мы вовсе не тени безмолвные..." Вечная память погибшим.

Люба: Маршак вообще гений! На балладу А.Мицкевича есть военное стихотворение Самуила Яковлевича Маршака: «ШНАБЕЛЬ И ЕГО СЫНОВЬЯ» С. Маршака В фашистской Германии объ- явлена новая “сверхтотальная” мобилизация. Из газет Два у Шнабеля сына, как и он, два кретина. Говорит им папаша: “Ребята, Самолет заводите, миномет зарядите Да возьмите-ка два автомата. Нынче пишет газета: в обе стороны света Отправляет наш фюрер отряды. Посылаю я Макса разгромить англосакса, Мориц, русских громи без пощады! Привезите побольше из России, из Польши Шерсти, кожи, мехов побогаче. Я оставлю в наследство вам солидные средства И свою пивоварню впридачу!” Сыновья с ним простились, в путь-дорогу пустились. Шнабель думает: где мои парни? Только вместо ответа бомба грохнула где-то В самом сердце его пивоварни. Одинок и печален он стоит меж развалин. В небе гулко гудят бомбовозы. Вдруг письмо с Украины: фотография сына На кресте из плакучей березы. Снова бомба валится. Шнабель в норах таится. Вдруг приходит второе известье: Крест дубовый над Максом, что грозил англосаксам, Крест дубовый в парижском предместье. Фронт восточный все ближе, англосаксы в Париже. Над империей звон погребальный. Старый Шнабель хлопочет, - на войну он не хочет, Но готовится к новой “тотальной”. Самуил Яковлевич Маршак, 1944-1945

Tanaka: Ион Деген *** Мой товарищ, в смертельной агонии Не зови понапрасну друзей. Дай-ка лучше согрею ладони я Над дымящейся кровью твоей. Ты не плачь, не стони, ты не маленький, Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки. Нам еще наступать предстоит. декабрь 1944 г.

Алена: Хм-м-м...Tanaka, стих этот замечательный, на мой взгляд, потому я, собсстна, и размещала его уже здесь ранее в "Стихах о войне". Потряс он меня когда-то сильно. Догадываюсь, и Вам так же нравится. Здо-о-орово!

Tanaka: То-то у меня ощущение, что я его где-то тут уже читала...

Люба: Расул Гамзатов - Где, горянка, твои наряды? Что ты ходишь в рваном платке? - Я нарядам своим не рада, Все лежат они в сундуке. - Для чего им, горянка, мяться? Для того ли они нужны? - Тот, пред кем бы мне наряжаься, Не вернулся ко мне с войны...

Марина: Саша Чёрный ПЕСНЯ ВОЙНЫ Прошло семь тысяч пестрых лет — Пускай прошло, ха-ха! Еще жирнее мой обед, Кровавая уха... Когда-то эти дураки Дубье пускали в ход И, озверев, как мясники, Калечили свой род: Женщин в пламень, Младенцев о камень, Пленных на дно — Смешно! Теперь — наука мой мясник, — Уже средь облаков Порой взлетает хриплый крик Над брызгами мозгов. Мильоны рук из года в год Льют пушки и броню, И все плотней кровавый лед Плывет навстречу дню. Вопли прессы, Мессы, конгрессы, Жены, как ночь... Прочь! Кто всех сильнее, тот и прав, А нужно доказать, — Расправься с дерзким, как удав, Чтоб перестал дышать! Враг тот, кто рвет из пасти кость, Иль — у кого ты рвешь. Я на земле — бессменый гость, И мир — смешная ложь! Укладывай в гроб, Прикладами в лоб, Штыки в живот, — Вперед! 1913 ? 1923 ПИСЬМО ОТ СЫНА Хорунжий Львов принес листок, Измятый розовый клочок, И фыркнул: "Вот писака!" Среди листка кружок-пунктир, В кружке каракули: "Здесь мир", А по бокам: "Здесь драка". В кружке царила тишина: Сияло солнце и луна, Средь роз гуляли пары, А по бокам толпа чертей, Зигзаги огненных плетей И желтые пожары. Внизу, в полоске голубой: "Ты не ходи туда, где бой. Целую в глазки. Мишка". Вздохнул хорунжий, сплюнул вбок И спрятал бережно листок: "Шесть лет. Чудак, мальчишка!.." 1923

Марина: Саша Чёрный РЕПЕТИЦИЯ Соломенное чучело Торчит среди двора. Живот шершавый вспучило, — А с боку детвора. Стал лихо в позу бравую, Штык вынес, стиснул рот, Отставил ногу правую, А левую — вперед. Несусь, как конь пришпоренный: «Ура! Ура! Ура!» Мелькает строй заморенный, Пылища и жара... Сжал пальцы мертвой хваткою, Во рту хрустит песок, Шинель жжет ребра скаткою, Грохочет котелок. Легко ли рысью — пешему? А рядом унтер вскачь: «Коли! Отставить! К лешему...» Нет пафоса, хоть плачь. Фельдфебель, гусь подкованный, Басит среди двора: «Видать, что образованный...» Хохочет детвора. 1923

Люба: Песня из к/ф "Зимородок" 1972 год. Муз. ОскАра Фельцмана. На полях серебристые росы И туман над рекой словно дым. Он бросается в воду с откоса, И смыкаются волны над ним. Видно век его птичий короток - Оборвался отчаянный полёт. Но смотрите - летит Зимородок И упрямыми крыльями бьёт. Зимородок - это вовсе не птица! Это сердце мальчишки, взлетевшее ввысь! И крылатое сердце ничего не боится, Может врезаться в солнце - держись! Он друзьям из под облака крикнет На исходе весеннего дня. Он исчезнет и снова возникнет Из воды, из грозы, из огня. Зимородок - это вовсе не птица! Это сердце мальчишки, взлетевшее ввысь! И крылатое сердце ничего не боится, Может врезаться в солнце - держись! Много будет утрат и находок, Будут разные в жизни года. Если скажут: "погиб Зимородок", - Вы не верьте друзья никогда! Зимородок - это вовсе не птица! Это сердце мальчишки взлетевшее ввысь. И крылатое сердце ничего не боится. Может врезаться в солнце - держись!

Люба: Владислав Крапивин ИСПАНСКАЯ ПЕСНЯ 1 Не трогай, не трогай, не трогай Товарища моего. Ему предстоит дорога В тревожный край огневой — Туда, где южные звёзды У снежных вершин горят, Где ветер в орлиные гнёзда Уносит все песни подряд. Там в бухте развёрнут парус, И парусник ждёт гонца. Покоя там не осталось, Там нет тревогам конца. Там путь по горам не лёгок, Там враг к прицелам приник — Молчанье его пулемётов Бьёт в уши, как детский крик. ...Не надо, не надо, не надо, Не надо его будить. Ему ни к чему теперь память Мелких забот и обид. Пускай перед дальней дорогой, Он дома поспит, как все, Пока самолёт не вздрогнул На стартовой полосе. 2 Рванулась с радиомачты Тревога в мир голубой... Не плачьте, не плачьте, не плачьте О тех, кто ухолит в бой. Над краем далёким горным Тени чёрной грозы... Не зря мой товарищ упорно Учил испанский язык. Прощаясь, он шпагу, как надо, Братишке сделать помог. Испанское слово "Эспада" По нашему значит "клинок". Пока рассветы багряны, Пока покой не настал В ребячьих клинках деревянных Пусть крепнет упругая сталь. И если в чужом конверте Придёт к вам чёрная весть, Не верьте, не верьте, не верьте, Что это и вправду есть. Убитым быть — это слишком: Мой друг умереть не мог. Вот так... И пускай братишка Ему напишет письмо... 3 Угрозы врагов не слушай — Не сбить нас залпами с ног. Бывает сильнее пушек Стальной упругий клинок. Мы встанем шеренгой строгой Все сразу — за одного: Не трогай, не трогай, не трогай Товарища моего! Пусть маленький барабанщик Тревогой порвёт тишину, Нельзя уставать, товарищи — Отряд не закончил войну. Пока где-то нет покоя, Пока чьи-то дни нелегки, Мы будем держать под рукою Свои стальные клинки. Не верьте, когда вам скажут, Что мы свой спустили флаг. Сжимаются экипажи В тугой упрямый кулак. Вставать нам на мёртвый якорь Ещё не пришла пора. ...Тяжелые рукояти Качаются у бедра... ...И ты никого не слушай — Никто не собьёт нас с ног. Бывает сильнее пушек Характер — стальной, как клинок. Мы встанем упрямо и строго: Все сразу — за одного. Не трогай, не трогай, не трогай Товарища моего.

Лола: Из "Мальчика со шпагой" (ааафигеннейшая вещь!). О наших летчиках, что за Испанию воевали... Третья часть, если не ошибаюсь, была написана позже. Песня есть на эти стихи тоже потрясная, Рейхтман исполняет... (кстати, у Крапивина советовала бы на подобную тему почитать "Углич". Не совсем о войне, вернее не о Великой Отечественной, но мурашки по коже...)

Игорь: «Расступись, земля чужая! Растворяй свои ворота! Эта наша удалая Едет русская пехота! «По машинам!.. По дороге! На Европу! -на-вались!» Враг – ни запахом, ни слухом. Распушили пухом-духом! Эх, закатим далеко!.. Только что-то нам дико И на сердце не легко? Странно глянуть сыздаля, А вблизи – того дивней: Непонятная земля, Всё не так, как у людей, Не как в Польше, не как дома Крыши кроют – не соломой, А сараи – как хоромы!..» «И несётся наша лава С гиком, свистом, блеском фар - Кляйн Козлау, Грос Козлау - Что деревня – то пожар! Всё в огне! Мычат коровы, Заперты в горящих хлевах, - Эх, милаши, Вы не наши! Мил мне, братцы, ваш разбойный Не к добру весёлый вид. Выбирали мы не сами, Не по воле этот путь, Но теперь за поясами Есть чем по небу пальнуть!». Из поэмы Солженицына Прусские ночи. Солженицын хорошо показывает, как в ходе советского наступления нарастает пьяный разгул убийств, насилия, грабежей, поджогов и бессмысленных разрушений, прикрываемый фразеологией о «справедливом историческом возмездии».

Дряннов: Игорь пишет: Солженицын хорошо показывает, как в ходе советского наступления нарастает пьяный разгул убийств, насилия, грабежей, поджогов и бессмысленных разрушений, прикрываемый фразеологией о «справедливом историческом возмездии». Эх, а ведь немцы-то, в Россию когда шли, с песнями-плясками ехали, всех славян-недочеловеков шоколадом-мармеладом кормили, заводов-городов для них понастроили, а русские Иваны этого и не поняли...И пошли в Пруссию разбойничать...Вы, любезный, это стихотворение не в ту тему поставили. Вам надо создать тему типа "Стихи о добрых Гансах и Фрицах и мерзких совках" и эти вирши Солженицына туда вписать- прямо впору будет.

Лола: Кирилл Александрович, с возвращением!

Игорь: Я думаю глупо спорить, были или не были ужасные вещи с обоих сторон. Если мы хотим быть честными, чтобы не принял кто-нибудь за догму: победителей не судят, мы должны в первую очередь делать выводы и признавать свои тёмные пятна . А про фашизм уже всё сказано. вряд ли можно что-то добавить.

Дряннов: Игорь пишет: и признавать свои тёмные пятна . А про фашизм уже всё сказано Это верно. Но самобичеванием тоже заниматься не надо - типа "наши тоже зверствовали" и т.п., это к хорошему не приведёт. А победителей не судят (по крайней мере, победителей в той Великой войне за наше общее будущее)

Tanaka: Кирилл, рада Вас видеть с нами! Господа! Призываю всех найти еще две темы, где ведется сегодня-вчера разговор на ту же тему, простите за тавтологию. А то повторяться не хочется . Вирус по форуму бродит, что ли? Всех заботит вопрос "наши - не наши".

юляша: Кирилл, с возвращением! Полностью согласна с Вами!

Игорь: Как знаете! Сегодня около часа в интернете провисела статья, где приводились свидетельские показание наших бойцов, дошедших до Германии, где они с отчаянием писали что творили наши солдаты в оккупированной Германии. Это писали САМИ ПОБЕДИТЕЛИ! Я представляю, что старики рассказывают сегодняшним немцам о той поре! И я не хочу, чтобы моих дедов сравнивали с фашистами. А к сожалению такой повод есть. Я сейчас очень жалею, что не успел скопировать эти свидетельства. Люди должны знать что происходило в 45-м. Знаю, что многие скажут: враньё. Дело их. Но самим фронтовикам я верю больше чем современникам. А среди тех фронтовиков перечислены были знаменитые фамилии. Так что свидетельства очень авторитетные. И вот через час эту статью убрали. Это легче, чем вступить в дебаты. Пусть лучше никто не знает. Вряд ли сегодня такое пройдёт. Рано или поздно люди всёравно узнают.



полная версия страницы