Форум » Опубликовано... » Стихи о войне (продолжение) » Ответить

Стихи о войне (продолжение)

Лера Григ: Питерский Романтик. Никто не забыт, и ничто не забыто, У вас седина, память бомбами взрыта, Ведь вы воевали за наших детей, За Родину мать и своих матерей. Никто не забыт, и ничто не забыто, Под флагом кричали, фашисты, вам бита, И вы, те кто выжил, под Курском, Москвой, Кто шёл до Берлина, пусть жизнь вам - покой. Колотят вас раны, кто умер, в могиле, Но мы не забудем и мы не забыли, И вечный курган, тех кто умер в боях, Кто дрался за нас, позабыв боль и страх. Никто не забыт, и ничто не забыто, 100 грамм фронтовых, и душа снова квита, Вы вспомните всех, этот день - ветеранов, Ведь вы закрывали свободою раны. Герои войны, те кто лез в амбразуры, Кто пули ловил, кто не выжил - уснули, И холм порастёт, именами покрыто, Никто не забыт, и ничто не забыто.

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Дряннов: АЛЕКСЕЙ СУРКОВ В смертном ознобе под ветром трепещет осина. Окна распахнуты настежь. Темная хата пуста. Мать причитает над трупом убитого сына. Вдаль без пути, без дороги тихо бредет сирота. Ворон-могильщик, от пепла горячего серый, Падает в черную ночь с обгорелых ворот... Пламенем, сталью, местью, не знающей меры Будет платить по кровавому счету народ. Ненависть в сердце, как порох сухой пронесли мы. Скоро окрепнут морозы. В поле завоет пурга. Воины-мстители встанут, яростны, неумолимы; Грозной, разящей лавиной хлынут по следу врага. Будет земля под ногами врага расступаться. Мстящее пламя пройдет от стрехи до стрехи. Горе вам, девушки Шлезвига, Шварцвальда, Граца! Не возвратятся с востока в свадебный день женихи. Смерть их настигнет в каждом лесу и долине, Каждое дерево встретит смертным ожогом ружья. Горе вам, жены в Мюнхене, Кельне, Берлине! Не возвратятся с востока к вашему крову мужья. Смерть их настигнет, в какую не спрятались щель бы. Ярость сожжет их, как жжет сорняки суховей. Горе вам, матери с Одера, Рейна и Эльбы! Вам не дождаться с востока, вам не встречать сыновей... Не возвратится ваш выводок волчий с востока. Орды пришельцев утонут в черной, разбойной крови. Именем жизни клянемся - гнать, истребляя жестоко, И ненавидеть клянемся - именем нашей любви!

Калганов Александр: Ненависть - сильное чувство, но и... Нельзя ненавидеть "на всю оставшуюся жизнь". Можно утонуть и захлебнуться в ненависти - а это ведь не правильно. "Вьётся в тесной печурке огонь. На поленьях смола как слеза" - это на все времена... "Когда на смерть идут - поют. А перед смертью - можно плакать. Ведь самый страшный час в бою Час ожидания атаки" - и это тоже на все времена, точнее не скажешь. Остальное - от лукавого...

Люба: Что-то не тем духом веет от сурковских стихов... сепрой пахнет...

Дряннов: Люба пишет: Что-то не тем духом веет от сурковских стихов... сепрой пахнет... Тогда не было место мягкости - Сурков в отличии от многих военных корреспондентов, писавших свои статьи в кабинетах в Москве, был на фронте и видел, что немцы делали (вернее -германские нацисты) в России. Отсюда и стихи такие...Других быть не могло... А были ещё жёстче (это уже не Сурков, это Борис Лихарев): Если ты встpетился с бешеным псом, В пса стpеляют. Если змея заползла в твой дом. Гадинy yбивают. С немцем кpовавым как быть, с вpагом? Люди советские знают! Штыком его, заpазy, Да так, чтоб заоpал! Чтоб вывалился сpазy Тот хлеб, что он сожpал. Всех. Белобpысых, и чеpных, и pыжих, Толстых и тонких - всех истpебим. Смеpтью гpозишь нам, поганец! Умpи же! Пyля пpосвищет. И меньше одним! Узнай, что значит pyсский гнев. Мы не Паpиж, не Дания. И, вся от стpаха побелев, Ты бyдешь выть, Геpмания. Ты бyдешь в гоpе косы pвать, Метаться на ветpy, И немки подлые pожать не смогyт немчypy! Пpойдем великою гpозой. Дыхнем дыханием зимы. И над немецкою слезой Смеяться бyдем мы. Бyдь им земля могилой! Кpай мой не покоpить! Дай нам, о, Родина, силы Бить! Бить! Бить! Это дыхание того времени, его атмосфера...А вы говорите - "серой пахнет"...

Дряннов: Стихи найдены в вещевом мешке погибшего младшего политрука 19-ой отдельной железнодорожной батареи Загумменнникова Ивана., погибшего при артобстреле в 1942: Он наш, он русский, этот лес Здесь каждый пень, любая ветка Таят в себе и гнев и месть, И смерть врагу от пули меткой. Сюда пришел морской отряд С фортов Кронштадта и линкоров, И содрогнулся наглый гад, Зарылся в землю черный ворог, Он наш, он русский лес, этот лес, И наши, русские, в нем люди. Мы победим. Болота здесь Могилой для фашистов будут.

Дряннов: Сергей Орлов СМОТРОВАЯ ЩЕЛЬ В машине мрак и теснота. Водитель в рычаги вцепился... День, словно узкая черта, Сквозь щель едва-едва пробился. От щели, может, пятый час Водитель не отводит глаз. А щель узка, края черны, Летят в нее песок и глина, Но в эту щель от Мги видны Предместья Вены и Берлина. 1941

Дряннов: Сергей Орлов У СГОРЕВШЕГО ТАНКА Бронебойным снарядом Разбитый в упор лобовик, Длинноствольная пушка Глядит немигающим взглядом В синеву беспредельного неба... Почувствуй на миг, Как огонь полыхал, Как патроны рвались и снаряды, Как руками без кожи Защелку искал командир, Как механик упал, рычаги обнимая И радист из «ДТ» По угрюмому лесу пунктир Прочертил, Даже мертвый Крючок пулемета сжимая. На кострах умирали когда-то Ян Гус и Джордано Бруно, Богохульную истину Смертью своей утверждали... Люк открой и взгляни в эту башню Где пусто, черно... Здесь погодки мои За великую правду В огне умирали! 1947

Дряннов: НА ПРИВАЛЕ Как из камня высечены сталью, От сапог до самых плеч в пыли, Разметавшись молча на привале, Спят солдаты посреди земли. А от них налево и направо Зарева полощутся во мгле, Догорает грозная держава В свежей ржави, в пепле и золе. Батареи издали рокочут, Утопают города в дыму, Падают разорванные в клочья Небеса нерусские во тьму. Но спокойно за пять лет впервые Спят солдаты посреди огней, Потому что далеко Россия — Даже дым не долетает к ней! 1945

Дряннов: Константин Левин Батальонный комиссар Вачнадзе у костра ведёт политбеседу. Дело происходит в сорок первом. Фрицы позади и впереди. Говорит Вачнадзе командиру: - Если будем живы - будем седы... Но звезда вовеки будет красной на твоей и на моей груди. Не прорвался комиссар Вачнадзе, зашатался, за звезду схватившись, Прохрипел бойцам:-Ребята, кройте !... - И навек запомнил этот лес: У сырой сосны лежит товарищ. Стал моложе вдруг и как-то тише... В это время по шоссе пылила пятая дивизия СС. Над могилой ранней комиссара лишь сосна приметой и осталась. Даже и звезды фанерной нету - малый холмик, больше ничего. Глухо кличет птица фронтовая, и по-человечески устало Не чинара, а сосна склонилась над могилой сына своего. 1949 г.

Tanaka: Мне не спится при луне А я люблю дождь.... (из разговоров) - Ну хватит, хватит о войне! Растет уж третье поколенье! А я все помню дым в окне, гул самолетов в отдаленье.. Я помню запах пепелищ, куски обмякшей штукатурки, бойца в обмотках и тужурке, что спас собою чью-то жизнь. Трамвай снарядом разворочен, и рельсов вздыбленные прутья... Груз нашей памяти так прочен, полсотни лет не отряхнуться. - Ну хватит, хватит о войне! ...А мне не спится при луне. Коль ночь светла, коль день пригож, я помню, все бомбежки ждешь. ...Не потому ль ты любишь дождь? Татьяна Рудыковская Блокадный дневник, который вела с 1 января 1942 года ученица 3-го класса 114-ой школы Выборского района г. Ленинграда десятилетняя Таня Рудыковская. ИЮНЬ,1942 год 1. Лето. Тепло, ветер, ясно. У нас в комнате выставили раму. Геля (брат) наварил щей из разных трав и дал два блюдца мне. Щи заправил олифой. Получили первый раз нашу пенсию (за папу) - 105 руб., но нам на уплату обеда в школе ее не хватает. 5. Холодно, облачно, ветер. Каждый день едим щи из крапивы и подорожника. Купили два литра квасу. а он безвкусный. За 1 л 1 руб. 8. Геля принес три гриба - подберезовика. 9. Сегодня праздник - день свадьбы мамы и папы. Я подарила маме вышитый платочек, шила и вышивала сама, и сыграла на пианино. И Геля играл на пианино. Ходили на кладбище к папе, посадили цветы маргаритки. Облачно, ветер, дождь. У Довбышей купили поллитровую банку белой кислой капусты за 30 руб. 10. Я принесла со свалки 6 мороженых картошин. 12. В детдоме прибавили хлеба, они теперь получают по 500 гр. 13. Я ходила к Довбышам и выменяла туфли на 300 гр. хлеба и банку капусты. Вместо учебы в школе нас водили работать в совхоз. Мы отбирали картошку. За работу дали по одной картошке. На ужин пюре из крапивы и подорожника. 15. Мама получила зарплату - 140 руб. 18. Сегодня дедушкины имянины. Я подарила бабиньке мешок крапивы, целый кусок хлеба и букет цветов. Ходили в совхоз, пололи морковку. 20. Вместо учебы собирали травы. 24. Жарко, ясно. Первый раз купалась в озере. Ужин: каша из лебеды, одна красная редисина. 27. Ужин: 1 ст. ложка тушонки, каша из лебеды. 30. Я выменила бабушкин золотой крестик на 350 гр хлеба, 2 поворешки каши и 7 тюлек.

Алена: Знаешь, Таня, вот эти 7 тюлек, одна редисина и одна ложка тушенки потрясают больше, чем любые сводки, цифры и документы. И больше нечего добавить.

Tanaka: Лето, сытно, да? И щи на олифе...

leno4ka: Tanaka пишет: За работу дали по одной картошке А меня вот это потрясло! Да уж ....гостинец....

Аглая: Июнь никогда сытным не бывает. Старый урожай кончился, нового ещё нет. 8 июня подберёзовики - никогда не встречала, сморчки - это скорее. Ягоды - земляника- в июне могут быть, но в конце. Редиска могла быть у тех, кто сажал огород, в июне самое то! Картошку, наверное, перебирали прошлогоднюю, я удивляюсь, неужели дети не спрятали потихоньку, церберы за ними наблюдали, что ли? Или её пересчитали, перед тем как выдать на "отбор"? Они её "отбирали", а куда девалась выбракованная, интересно? И ещё, почему собирали травы "вместо учёбы" 20 июня ? Разве это не каникулы?

Алена: Прежде чем разместить это стихотворение Дмитрия Сухарева ( и песню поют Никитины) подумала только что, сюда ли, или в "Просто Стихи". Сюда, наверное, лучше, уместнее. ПОЧТАЛЬОНКА – Почтальонка, почтальонка, Тяжела ль тебе сума? – Тяжела моя сума. Всё газеты да газеты, Дотащу ли их сама... – Почтальонка, почтальонка, Далеко ль тебе тащить? – Тяжела моя сума. Всё журналы да журналы, Стопудовые тома. – Почтальонка, почтальонка, Обошла ли все дома? – Обошла я все дома, Разнесла газеты-письма. Тяжела моя сума. – Почтальонка, почтальонка, Ты снимай свою суму. – Не могу снимать суму. Там на донце похоронка – Не могу читать, кому. Похоронка, похоронка, Серый камень на груди, Стопудовый на груди. Говорила баба Настя: В почтальонки не ходи...

Алена: Задумалась: а как в войну с подпиской на прессу было?

Тик: А мне захотелось выложить стихи о современной войне. Алексей Евстратов "Два стихотворения Аркадию Бабченко" *** Звук не из этого мира. Горы синеют вдали. Пустующая квартира. Рукомойник звенит. Яблони под балконом. Солнце лезет в зенит По опалённым склонам. Рукомойник звенит. Воздух свеж и морозен. Снег на воронках лежит. Замер разрушенный Грозный. Рукомойник звенит. Словно в волшебную пьесу Мы, не сняв кирзачей, Попали: туда, где детство, Тальники и ручей. Мать у окошка. Споры. Девочки. Новый год. Весь этот мир, который Уже без тебя живёт. Мир, где никто не хочет, Не должен тебя убить. Старая сказка очень… Рукомойник звенит. Звук из другого мира. Звенит, журчит рукомойник. Умывается Игорь. Девятнадцатилетний покойник. *** Два высохших тела без головы и ноги в кирзовых сапогах сложенный как лист бумаги солдат раскачивается от шагов а вообще мы шли за компотом персиковый компот вы бы тоже пошли за компотом да и пошли бы вы все в этом подвале мы и нашли их там даже не было крыс настолько они оказались забыты забросанные старым тряпьём и вот коричневые сохлые ноги в тяжёлых сапогах торчат из мешка на них даже волосы сохранились не обломились бы ноги тяжёлые сапоги да и ещё компот не разъебать бы компот неизвестно как они там оказались понятное дело пытали может их долго везли на машине может сами пришли может пошли за водкой или за этим персиковым у одного на зелёном шнурке вывалился смертный медальон откуда-то из-под бушлата радуйся! гвардии мяса рядовой тебя мать похоронит а этих свезут в Ростов других навсегда в Ростов не дай тебе бог в Ростов город братских могил и горького горя постоянно хочется сладкого на войне

Tanaka: Спасибо. Второе очень хорошее.

Алена: Мне тоже очень понравились стихи. Первое. И второе. Спасибо.

Тик: Пожалуйста. Рад, что понравились.



полная версия страницы