Форум » Опубликовано... » Стихи о войне (продолжение) » Ответить

Стихи о войне (продолжение)

Лера Григ: Питерский Романтик. Никто не забыт, и ничто не забыто, У вас седина, память бомбами взрыта, Ведь вы воевали за наших детей, За Родину мать и своих матерей. Никто не забыт, и ничто не забыто, Под флагом кричали, фашисты, вам бита, И вы, те кто выжил, под Курском, Москвой, Кто шёл до Берлина, пусть жизнь вам - покой. Колотят вас раны, кто умер, в могиле, Но мы не забудем и мы не забыли, И вечный курган, тех кто умер в боях, Кто дрался за нас, позабыв боль и страх. Никто не забыт, и ничто не забыто, 100 грамм фронтовых, и душа снова квита, Вы вспомните всех, этот день - ветеранов, Ведь вы закрывали свободою раны. Герои войны, те кто лез в амбразуры, Кто пули ловил, кто не выжил - уснули, И холм порастёт, именами покрыто, Никто не забыт, и ничто не забыто.

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Люба: Не та

Дряннов: Это песня НАШ ТОСТ, 1942 года. Вот текст: Музыка: И. Любан Слова: М. Косенко,А. Тарковский Если на празднике с нами встречаются Несколько старых друзей, Все что нам дорого припоминается, Песня звучит веселей. Ну-ка товарищи грянем застольную Выше стаканы с вином, Выпьем за Родину нашу привольную, Выпьем и снова нальем. Встанем, товарищи, выпьем за гвардию, Равной ей в мужестве нет. Тост наш за Сталина! Тост наш за партию! Тост наш за знамя побед! Выпьем за русскую удаль кипучую, За богатырский народ! Выпьем за армию нашу могучую, Выпьем за доблестный флот! Любят и ценят нежную ласку, Ласку отцов-матерей! Так и подымем полную чашку, Выпьем за наших детей! Пусть пожеланием тост наш кончается Кончить с врагом навсегда! С песней победы вновь возрождается Наша родная страна! (1942)

Люба: Конестантин Симонов Немец В Берлине на холодной сцене Пел немец, раненый в Испании, По обвинению в измене Казнённый за глаза заранее, Пять раз друзьями похороненный, Пять раз гестапо провороненный, Воскресший, бледный, как видение, Стоял он, шрамом, изуродованный, Как документ Сопротивления, Вдруг в этом зале обнародованный. Он пел в разрушенном Берлине Всё, что когда-то пел в Испании, Всё, что внутри, как в карантине, Сидело в нём семь лет молчания. Менялись оболочки тела, Походки, паспорта и платья, Но молча, душу сжав в объятия, В нём песня еле слышно пела: Она охрипла и болела, Она в жару на досках билась, Она в застенках заболела И в одиночках простудилась. Она явилась в этом зале, Где так давно её не пели. Одни, узнав её, рыдали, Другие глаз поднять не смели. Над тем, кто сдал её на муки, Она в молчаньи постояла И молча положила руки На плечи тех, кого узнала. Все видели: она одета Из-под Мадрида прямо с фронта В плащ и кожанку с пистолетом, И тельманку с значком «Рот-фронта». А тот, кто пел её, казалось, Не пел её, а шёл в сраженье, И пересохших губ движенье, Как ветер боя, лиц касалось. Мы шли с концерта с ним, усталым, Обнявшись как солдат с солдатом, По тем разрушенным кварталам, Где я шёл в мае сорок пятом. Я с этим немцем шёл, как с братом, Шёл длинным каменным кладбищем, Недавно взятым и проклятым, Сегодня - просто пепелищем. И я скорбел с ним, с немцем этим, Что в тюрьмы загнан и поборот, Давно когда-то, в тридцать третьем Он не сумел спасти свой город. 1948 г.

Аглая: Спасибо, очень хорошие песни и стихи. Значит не только "Убей, если встретишь!"

Люба: Вот именно!

Катя: Стихотворение из фильма "Застава Ильича" ("Мне 20 лет"), эпизод "Вечер в Политехническом".Автором его в фильме назван Михаил Кульчицкий. Я раньше думал:"лейтенант" Звучит вот так:"Налейте нам!" И, зная топографию, Он топает по гравию. Война ж - совсем не фейерверк, А просто трудная работа, Когда, черна от пота, Вверх Ползет по пахоте пехота. На бойцах и пуговицы вроде чешуи Тяжелых орденов. Не до ордена! Была бы Родина - Пусть хоть после ста Бородино... Кстати, поклонники этого фильма, пожалуйста, откликнитесь!

Алена: Катя, спасибо за то, что вспомнили-напомнили замечательное стихотворение Михаила Кульчицкого. Не могу сказать, что я такой уж поклонник фильма "Застава Ильича", но то, что он мне очень нравится - правда, впрочем, как и другие фильмы Марлена Хуциева. Оттуда же: Разрыв-травой, травою-повиликой Мы прорастем по горькой, по великой, По нашей кровью политой земле... Павел Коган.

Алексей: Александр Твардовский МОСКВА Зябкой ночью солдатской В сорок первом году Ехал я из-под Гжатска На попутном борту. Грохот фронта бессонный Шел как будто бы вслед. Редко встречной колонны Скрытый вспыхивал свет. Тьма предместий вокзальных И - Москва. И над ней Горделивый, печальный Блеск зенитных огней. И просились простые К ней из сердца слова: «Мать родная, Россия, Москва, Москва...» В эти горькие ночи Ты поистине мать, Та, что детям не хочет Всей беды показать; Та, что жертвой безгласной Не смирится с судьбой; Та, что волею властной Поведет за собой. И вовек не склонится Твоя голова, Мать родная, столица, Москва, Москва!.. Память трудной годины, Память боли во мне. Тряский кузов машины. Ночь. Столица в огне. И, как клятва, святые В тесном горле слова: «Мать родная, Россия, Москва, Москва...» ...Ехал я под Берлином в сорок пятом году. Фронт катился на запад, Спал и ел на ходу. В шесть рядов магистралью Не вмещает - узка! - Громыхаючи сталью, Шли на запад войска. Шла несметная сила, Разрастаясь в пути, И мосты наводила По себе впереди. Шла, исполнена гнева, В тот, в решающий бой. И гудящее небо, Точно щит, над собой Высоко проносила... - Погляди, какова Мать родная, Россия, Москва, Москва!.. Память горя сурова, Память славы жива. Все вместит это слово: «Москва, Москва!..» Это имя столицы, Как завет, повторим. Расступились границы, Рубежи перед ним... Стой, красуйся в зарницах И огнях торжества, Мать родная, столица, Крепость мира - Москва!



полная версия страницы