Форум » Опубликовано... » Просто Стихи (продолжение) » Ответить

Просто Стихи (продолжение)

Лера Григ: ЛЮДМИЛА КОЖАНКОВА "Мы школе поклонились дорогой" Пришли те дни, которых с нетерпеньем Мы ожидали много, много лет,- Вернули юность на одно мгновенье... Цветут воспоминанья, как букет. И вспомнили мы горькое, смешное, Порой слезой иль хохотом давясь. Мы не мечтали в жизни о покое, И старость не утихомирит нас. Не всех узнали - это и понятно! Ведь сорок лет, а не часов и дней! Гримировали судьбы нас изрядно, Но всяк готов простить судьбе своей. Ах, как мы рады встрече долгожданной, Неважно, что глаза полны слезой. И первые минуты как в тумане Мы напрягались вспомнить: "Кто такой?" В нас все-таки от юности осталось Хоть что-то, хоть немножко, просто штрих... Но узнан друг, и нам уже казалось, Что мы не разлучались ни на миг. Мы не могли никак наговориться. Воспоминаньям не было границ. Ведь сорок лет в урок не уместится. Как много в жизни дорогих страниц! Пусть мы забыли, что сказать хотели, Не тот друг другу задали вопрос, Не все в больших делах мы преуспели, Но каждый честно вклад свой в дело внес. Прошли мы юность огненной дорогой, Познали страх и горести утрат. Да, наша жизнь была суровой, строгой, В войну швырнув нас сразу из-за парт. И дым войны, и горький дым разлуки Мы пронесли на собственных плечах. Не знали маникюров наши руки, Нас обошли и бархат, и шелка. И через труд, и радость, и невзгоды В морщинках и с седою головой Прошли длиной мы в сорок лет дорогу - И школе поклонились дорогой.

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Галина: спасибо, Алена. И не болеть!!! Андрей Вознесенский ГРИПП «ГОНКОНГ-69» Гриппозная пора, как можется тебе? Гриппозная молва в жару, в снегу, в беде. Беспомощна наука. И с Воробьёвых гор в ночном такси старуха бормочет наговор: «Снега – балахоном». Бормочет Горгона: «Гонконг, гоу хоум! Гонконг, гоу хоум!» Грипп, грипп, грипп, грипп, ты – грипп, я – грипп, на трёх могли б… Грипп… грипп… Кипи, скипидар, «Грипп – нет! Хиппи – да!» Лили Брик с «Огоньком» или грипп «Гонконг»? Грипп, грипп, хип-хип, гип-гип! «Открой «Стоп-грипп», по гроб – «Гран-при»! Райторг открыт. «Нет штор. Есть грипп». «Кто крайний за гриппом?» Грипп, грипп, грипп, грипп, грипп… «Как звать?» «Христос!» «Что дать?» «Грипп-стоп»… Одна знакомая лошадь предложила: «Человек – рассадник эпидемии. Стоит уничтожить человечество – грипп прекратится…» По городу гомон: «Гонконг, гоу хоум!» Орём Иерихоном: «Гонконг, гоу хоум!» Взамен «уха-горла» — к нам в дом гинеколог. «Домком? Нету коек». «Гонконг, гоу хоум!» Не собирайтесь в сборища. В театрах сбор горит. Доказано, что спорящий распространяет грипп. Целуются затылками. Рты марлей позатыканы. Полгороду народ руки не подаёт. И нет медикаментов. И процедура вся — отмерь четыре метра и совершенствуйся. Любовник дал ходу. В альков не загонишь. Связь по телефону. «Гонконг, гоу хоум!» Любимая моя, как дни ни тяжелы, уткнусь в твои уста, сухие от жары. Бегом по уколам. Жжёт жар геликоном. По ком звонит колокол?… «Гонконг, гоу хоум!..» из книги "Тень звука", 1970 Кстати, об эпидемии: "Как недавно выяснилось, по крайней мере у трети людей старшего возраста (до 1957 года рождения) обнаружены антитела к свиному гриппу. Этим объясняется тот факт, что А/H1N1 болеют преимущественно молодые люди. То есть новый вирус на поверку оказался хорошо забытым старым. Параллельно выяснилось, что инфекция не такая уж страшная. На 11 октября Всемирная организация здравоохранения располагала информацией о 399 232 заболевших. Из них 4735 человек умерли, то есть смертность составляет менее 1,2% (в том числе в беднейших странах), примерно такая же наблюдается при сезонном гриппе". Еженедельник "Новое время" №38 от 26.10.09 http://newtimes.ru/

Tanaka: Эти стихи были найдены в бумагах великой княжны Ольги (встречала, что Татьяны, но вероятнее Ольги) после ее смерти. Долгое время считалось, что великая княжна их и написала. Но автором был придворный поэт и белый офицер Сергей Бехтеев, сумевший передать свои стихи царской семье в Тобольск. Мне вообще-то остальные стихи его не очень. Но это... Пошли нам, Господи, терпенье В годину буйных мрачных дней Сносить народное гоненье И пытки наших палачей. Дай крепость нам, о Боже правый. Злодейство ближнего прощать И крест тяжелый и кровавый С Твоею кротостью встречать. И в дни мятежного волненья, Когда ограбят нас враги, Терпеть позор и оскорбленья, Христос Спаситель, помоги. Владыка мира, Бог вселенной. Благослови молитвой нас И дай покой душе смиренной В невыносимый страшный час. И у преддверия могилы Вдохни в уста твоих рабов Нечеловеческие силы Молиться кротко за врагов.

Алена: Осень ложится кленовой ладонью в руку и паутинки сеткой вплетает в кожу, осень каштановым пони идет по кругу, сочное яблоко нюхая осторожно, осень сигналит оранжевым парашютом, дождями пугает робкое бабье лето, осень еще не знает, что я не буду любить ее, как положено всем поэтам. Кот Басё.

Дряннов: Стояли звери Около двери. В них стреляли, Они умирали. Но нашлись те, кто их пожалели, Те, кто открыл зверям эти двери. Зверей встретили песни и добрый смех. Звери вошли и убили всех.

Дряннов: Не стихи, но написано красиво: "А ну ка песню нам пропой веселый ветер! Веселый ветер, Веселый ветер! Моря и горы ты обшарил все на свете... Сейчас эта песня старая и привычная. А тогда была она совсем новой. Она прилетела к ребятам с экранов, из нового фильма, где их ровесник Роберт Грант неустрашимо рвался на помощь отцу-капитану. Были в песне синие ветры, зов морей и яростная уверенность, что "кто ищет, тот всегда найдет". Не прерывая песни. Вовка вскочил и начал подниматься по лестнице. Так же, как поднимался по вантам к верхушке мачты Роберт Грант. И ребята ринулись за ним. Они любили хорошие песни, только раньше как-то стеснялись петь вместе. Но сейчас в песне была их борьба, их протест и гордость. И они подхватили слова о веселом ветре, разнесли их с высоты на весь квартал- звонкие слова о смелости и мальчишечьей правоте... Они стояли и пели у самой крыши, среди тополиной листвы, под бледными июньскими звездами, веселые, абсолютно бесстрашные, готовые лететь навстречу всем пулям и штыкам, навстречу всем врагам. Вместе с песней, яростной, как горячий ветер. Они не знали, что будут еще годы, не очень спокойные, тревожные, но не опаленные еще самой большой грозой. Еще восторженно маршировал по гамбургским мостовым Пауль фон Шифенберг, будущий командир дивизии СС, не ведая, что зимой сорок четвертого года пуля снайпера Вершинина просверлит ему переносицу. Еще не была сделана противотанковая граната, которую в белорусском лесу швырнет себе под ноги окруженный немцами партизанский разведчик Шадрин. Еще не построен был бомбардировщик, на котором погибнет стрелок-радист Шагренев. Никто не знал, что будет такой орден Отечественной войны, с которым вернется домой танкист Цыпин, а морской пехотинец Логинов не вернется, орденом его наградят посмертно. И, наверно, росла еще где-нибудь в Сибири та береза, из которой сделают приклад для снайперской винтовки Сергея Иванова. Их, эти приклады, будут делать на комбинате, куда пойдет работать Валька... А сейчас они пели. И в тысячах других дворов тоже пели, гоняли мяч, клеили воздушных змеев и стреляли из луков тысячи мальчишек, которых, видимо, не принимал в расчет и о которых разбил свою стальную мощь фюрер третьей империи рейхсканцлер Адольф Гитлер. "© Владислав Крапивин. "Алые перья стрел"

Гостья: Красиво написано. Очень красиво.

Алексей: НАДЕЖДА НАДЕЖДИНА (1905-1992), поэтесса, жена выдающегося советского поэта Николая Дементьева. С 1950 года провела шесть лет в мордовских лагерях только за то, что в 20-е годы, как и многие другие студенты-комсомольцы, бредила мировой революцией и по этой причине поддерживала левую оппозицию Троцкого и Зиновьева. ПИСЬМО Нам, у кого на спине номера, Кровь чью в болотах сосёт мошкара. Нам, кто, как клячи, впрягаясь в подводу, В лютый мороз на себе возит воду, Нам, по инструкции разрешено Два раза в год написать письмо. Что ж ты не пишешь письма, седая? Трудно живется, не доедаешь... Дети пришлют сахарку, сухарей. Или, прости, у тебя нет детей? - Как же не быть? Дочка есть и сынок. Только письмо моё детям не впрок. С лагеря я им послала привет, И вот такой написали ответ: "Мама, нам ваше письмо, словно гром. Петю уже вызывали в партком. Столько расстройства, столько заботы... Митю, наверное, снимут с работы. А от соседей такой позор, Что и не высунешь носа на двор. Если дела так и дальше пойдут - Лизочке не поступить в институт". - Матери доля известно какая: Каждая счастья детям желает. Сердце моё изболелось в тревоге: Я им, родным, поперек дороги. В ссылку старушка одна уезжала, Просьбу исполнить мою обещала: Детям черкнуть адресок я дала, Что от простуды-де... я померла... Что ж мне на это тебе сказать, Мертвой себя объявившая мать? Жестки слова мои пусть, но правы: Те, для кого умерла ты, - мертвы!

Алена: Да, это больно. Да, это очень больно. Это костры французов в первопрестольной, это с церквей летящие колокольни, над Хиросимой – ядерная зима. Да, это страшно. Да, это очень страшно. Это сегодняшний день обогнал вчерашний, так в заключенных стреляет дозорный с башни, чтобы проверить, не сломан ли автомат. Да, это жутко. Да, это очень жутко. Так в остановку на скорости мчит маршрутка, это не черный юмор, а злая шутка, кем-то сто раз просчитанная в ночи. Это тяжелый, в спину летящий камень, как сопромат в обложке от Мураками, это как «no comment» и «no coming». Это слова. Пожалуйста, помолчи. Просто сейчас я встану, вдохну три раза, /глаза б не смотрели, да чувствую третьим глазом/, я удалю все лишние сны и фразы, чтобы по жизни – весело, налегке. Дворцы и соборы сеткой опять закрою, а то, что разрушено – вылечим и отстроим, у нас – исторически – просто страна героев, нам не в новинку – замки да на песке. Как на экзамене: ты провалился – выбыл, сам виноват – наделал, дурак, ошибок, да, а еще я хотела сказать спасибо за пресловутое «как закалялась сталь». Это цинично, неправильно, как обычно, это лисички над волнами держат спички, море горит – так странно и так привычно, что надоело… Пожалуйста, перестань. Кот Басё.

Дряннов: Частушки -это тоже стихи. Народные. Жил-был Николка, самодержец всей Руси И хоть на рыло был он малость некрасив При ём водились караси, при ём плодились пороси Ну вобчем было чего выпить-закусить Но в феврале его маненечко того Тогда всю правду мы узнали про него Что он жидовчиков громил, Что он рабочих не кормил Что не глядел он дальше носа своего Жил был товарищ Сталин родный наш отец Он строил дамбы, строил ГЭС и строил ТЭЦ При ём колхозы поднялись У лордов слезы пролились Капитализьму наступил тогда п*ц Но вдруг кормилец наш негаданно того Тогда всю правду мы узнали про него Что он марксизьм нарушал Что многих жизней порешал Что в лагеря загнал он всех до одного Жил-был Никитушка сам ростиком с аршин Хотя делов не так уж мало совершил При ём пахали целину, При ём пихали на луну При ём добрались до сияющих вершин Но в октябре его маненечко того Тогда всю правду мы узнали про него Что он с три хрена накрутил, Что он Насера наградил, И что свербило, дескать, в ж**е у него А мы по-прежнему все движемся вперед А ежель кто-нибудь случайно и помрет Так ведь на то она, история, та самая, которая Ни столько, ни полстолько не соврет!

Tanaka: Кирилл, это не частушки. Частушки - это афористичные четверостишия. Типа: У моей милёнки в ж**е Потерялась клизма. Призрак бродит по Европе, Призрак коммунизма. Прошу прощения за скабрезность. Частушками не увлекалась, друзья-филологи собирали исключительно матерные. Это - едва ли не единственная приличная. А, вот еще одна - теперь точно приличные кончились: На мосту стоит корова В черной комбинации. Ах, зачем она стоит? Так, для конспирации.

Люба: А вот ещё частушка, раз уж так. Милый ходит за сохой, Машет мне косынкой. Милый любит всей душой, А я половинкой.

Дряннов: Tanaka пишет: У моей милёнки в ж**е Потерялась клизма. Призрак бродит по Европе, Призрак коммунизма. Прошу прощения за скабрезность. Частушками не увлекалась, друзья-филологи собирали исключительно матерные. Это - едва ли не единственная приличная. А, вот еще одна - теперь точно приличные кончились: На мосту стоит корова В черной комбинации. Ах, зачем она стоит? Так, для конспирации. Нет. То, что привёл я - это ПОЛИТИЧЕСКИЕ частушки (имеющие продолжение и в наше время). А вот приведенные Вами -это НАРОДНЫЕ частушки про ЖИЗНЬ. А матерных я тоже немало знаю... Могу ещё стихи про ПОЛИТИКУ привести (современные): Кто шагает дружно в ряд? Юных путинцев отряд. Раз, два, три, четыре, Мы замочим всех в сортире! Кто шагает дружно в ряд? Юных путинцев отряд! Если мы найдём винтовку - Отнесём её в ментовку. А шпиона засечём - в ФСБ отволочём!

Дряннов: Кто-то жил под собою не чуя страны... Кто-то строил заводы и аэродромы, Чтоб над осью земной были вознесены Ляпидевский, Чкалов и Громов. Кто-то в годы войны рвался в хлебный Ташкент... Кто-то пули ловил под Москвой и Берлином Не за славу и россыпи орденских лент, Чтобы мир подарить нерожденному сыну. Кто-то рядом с Кремлем по ночам фарцевал И менял ордена на чужие штиблеты... Кто-то утром Гагарина в путь провожал, Отрицая мечтой тяготенье планеты. Так бывало всегда: где–то рядом с людьми Приживались хорьки и питались отходами Люди ж бились с врагом, люди были людьми Ради жизни детей, ради солнца свободы. Но случилась беда. Расплодились хорьки, Позабыты минуты сверкающей славы. Рвут хорьки На куски Тело некогда грозной державы. Но проснется народ, но срастутся куски, Заиграют охотничьи трубы. И из наглых хорьков, пораженных в виски Люди сделают теплые шубы.

Гостья: Красивое стихотворение, Кирилл. А кто автор? К сожалению так всегда было, есть и будет: хорьки будут жить рядом с людьми и всех их истребить не удастся.

Tanaka: Извините, ребята, настроение такое... Две лучшие песни на земле. Einheitsfrontlied Песня Единого фронта Und weil der Mensch ein Mensch ist, drum braucht er was zum Essen, bitte sehr! Es macht ihn ein Geschwatz nicht satt, Das schafft kein Essen her. Drum links, zwei, drei! Drum links, zwei, drei! Wo dein Platz, Genosse, ist! Reih dich ein in die Arbeitereinheitsfront, Weil du auch ein Arbeiter bist. Und weil der Mensch ein Mensch ist, drum braucht er auch noch Kleider und Schuh! Es macht ihn ein Geschwatz nicht warm und auch kein Trommeln dazu. Drum links, zwei, drei... Und weil der Mensch ein Mensch ist, drum hat er Stiefel im Gesicht nicht gern. Er will unter sich keinen Sklaven sehn und uber sich keinen Herrn. Drum links, zwei, drei... Und weil der Prolet ein Prolet ist, drum wird ihn kein anderer befrein, es kann die Befreiung der Arbeiter nur das Werk der Arbeiter sein. Drum links, zwei, drel... ПЕСНЯ ЕДИНОГО ФРОНТА И так как все мы люди, не дадим нас бить в лицо сапогом! Никто на других не поднимет плеть, и сам не будет рабом! Марш левой — два, триI Марш левой — два, три! Встань в ряды, товарищ, к нам,— ты войдешь в наш Единый рабочий фронт, потому что рабочий ты сам! И так как все мы люди, то нужны нам башмаки без заплат, и нас не согреет треск речей под барабанный раскат! И так как все мы люди, то должны мы — извините! — что-то есть, хотят кормить нас пустой болтовней — к чертям! Спасибо за честь! И если ты — рабочий, то не жди, что нам поможет другой, — себе мы свободу добудем в бою своей рабочей рукой! Марш левой — два, три! Марш левой — два, три! Встань в ряды, товарищ, к нам, — ты войдешь в наш Единый рабочий фронт, потому что рабочий ты сам! http://www.youtube.com/watch?v=tbmnJIfRanw&feature=related El pueblo unido, jamas sera vencido, el pueblo unido jamas sera vencido... De pie, cantar que vamos a triunfar. Avanzan ya banderas de unidad. Y tu vendras marchando junto a mi y asi veras tu canto y tu bandera florecer, la luz de un rojo amanecer anuncia ya la vida que vendra. De pie, luchar el pueblo va a triunfar. Sera mejor la vida que vendra a conquistar nuestra felicidad y en un clamor mil voces de combate se alzaran diran cancion de libertad con decision la patria vencera. Y ahora el pueblo que se alza en la lucha con voz de gigante gritando: ?adelante! El pueblo unido, jamas sera vencido, el pueblo unido jamas sera vencido... La patria esta forjando la unidad de norte a sur se movilizara desde el salar ardiente y mineral al bosque austral unidos en la lucha y el trabajo iran la patria cubriran, su paso ya anuncia el porvenir. De pie, cantar el pueblo va a triunfar millones ya, imponen la verdad, de acero son ardiente batallon sus manos van llevando la justicia y la razon mujer con fuego y con valor ya estas aqui junto al trabajador. Звучи, наш гимн, народ непобедим! Его ряды бесстрашны и тверды! Сплошной стеной идут знамена в бой. а завтра ты увидишь их зарницы Над всей страной багряною зарей Грядущий гимн восходит над землей Единство народа в сраженьях не разбито Мы снова готовы к своей последней битве Когда мы едины, мы непобедимы, el pueblo unido, jamas sera vencido Наш клич лети: победа впереди! товарищ верь, другого нет пути И ты идешь со мной в одном строю, И ты поешь, и красные полотнища горят, Как утра алая заря, Они зовут и в завтра нас ведут. Единство народа в сраженьях не разбито Мы снова готовы к своей последней битве Когда мы едины, мы непобедимы, el pueblo unido, jamas sera vencido Наш час настал, к оружию, мой друг! Шахтёр, студент, крестьянин, металлург. Борьба идёт без гимнов и знамён. Вперёд, вперёд, Альенде батальон. http://www.youtube.com/watch?v=fvlgM70tBGc Ансамбль "Килапайюн" поет эту песню на площади перед президентским дворцом Ла Монеда за несколько дней до перворота. Жаль, нет там Виктора Хары, хотя он вообще-то с ними эту песню пел...

Настасья: КАСКА. Земля крутится у пробитой каски, Ее с войны в траве хранят леса. В пробоины, как в щели маски, Глядят ромашек белые глаза. И поиск тщетен. Неизвестна дата. Кто здесь упал, не отвернув лица? Увидеть бы его-того солдата, Кто прожил жизнь, сражаясь до конца. Ромашек корни туго сплетены, Волнуют годы безответной далью. Смотрю на каску и с печалью Пью правду горькую войны. Андреев В.М.

Настасья: МЕДСЕСТРА В бою не раз глядела смерти Сестренка с медсамбата под горой, Она рещила все сама проверить: А вдруг в воронке кто-нибудь живой? Боец лежал, рукой сжимая рану, Откинувшись бессильно головой. На скомканном листочке кровью: "Мама, Я так хочу в Березовку,домой..." Сестричка молит:"Милый, потерпите!" Собрав кшки в растерзанный живот, Похолодела:как же поступить ей?! До медсанчасти он не доживет... Лежал солдат в воронке,среди пыли, Боль затаилась складкой у бровей. И облака в глазах застывших плыли, И пел призывно в роще соловей. Она сидела на земле устало- Гремел сурово за деревней бой- И безутешно о бойце рыдала, Что не вернется к матери, домой... Широкова Г.Ф.

Гостья: Спасибо. Красивые стихи!!!

Дряннов: И это тоже стихи. Льюис Кэролл Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве, И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове. О бойся Бармаглота, сын! Он так свирлеп и дик, А в глуще (В глущёбе) рымит исполин -- Злопастный Брандашмыг. Но взял он меч, и взял он щит, Высоких полон дум. В глущобу путь его лежит Под дерево Тумтум. Он стал под дерево и ждет, И вдруг граахнул гром -- Летит ужасный Бармаглот И пылкает огнем! Раз-два, раз-два! Горит трава, Взы-взы -- стрижает меч, Ува! Ува! И голова Барабардает с плеч. О светозарный мальчик мой! Ты победил в бою! О храброславленный герой, Хвалу тебе пою! Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве, И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове. И ещё Кого только нет у меня в лесу - И заяц, и лось, и барсук! И старый глухарь, услыхавши лису, взлетает на толстый сук. И ёж по дорожке бежит, семеня, К хорошим друзьям на обед. Но нету слонёнка в лесу у меня. Слонёнка весёлого нет. Мне ёж вышивает рубашку крестом, И песни мурлычет баском. Лисица мой дом подметает хвостом. Пчела угощает медком. Синица летит надо мною, звеня, И суслик - мой друг и сосед. Но нету слонёнка в лесу у меня. Слонёнка весёлого нет.

leno4ka: Спасибо, Кирилл! " ВАркалось" - любимое стихотворение моего детства! Напомнили....



полная версия страницы