Форум » Хочу рассказать... » КПМ (Коммунистическая партия молодёжи) » Ответить

КПМ (Коммунистическая партия молодёжи)

Аглая: Эти ребята были моложе молодогвардейцев лет на 5-7. Одно поколение. Их учили тому же, чему и молодогвардейцев, и тому же не учили. А они создали подпольную организацию для борьбы со сталинским режимом. Я читала о них в книге Жигулина "Черные камни". Подробно описаны допросы, пытки, лагерь на Колыме. Запомнилась пытка "пятый угол". Четверо мужиков ногами пинали подследственного от одного к другому. Далее цитата: 19.11.2008 | Из истории революционного подполья в СССР: Коммунистическая партия молодежи Принято думать, что в СССР не было никакого сопротивления диктатуре КПСС. Между тем на протяжении всей истории Советского Союза время от времени возникали подпольные группы и кружки, причем некоторые - довольно радикальной направленности. Эти группы, конечно, не оказывали никакого влияния на политическую ситуацию в стране, но факт есть факт. Одной из такой групп была Коммунистическая Партия Молодежи. Советское подполье После того как отгремели залпы гражданской войны уже в 1920-ые годы в Советской России стали возникать небольшие группы сопротивления. Нас не интересуют правые и другие инициативы, ставившие себе целью вернуть Россию в дореволюционную эпоху. Мы имеем в виду прежде всего либертарных коммунистов и анархистов. Как правило, инициаторами таких групп были молодые люди 18-20 лет, которые не прошли гражданскую войну, но заразились радикализмом революционной эпохи. Возникали эти группы обычно в крупных городах, создавались студентами различных университетов. Далеко не все из них обязательно вынашивали планы свержения советского строя. Многие из них исповедовали анархо-синдикалистский, эсеровский, ультрареволюционный "уклон". Типичной такой группой, например, был "кружок анархо-синдикалистов" в городе Горький в Политехническом университете в 1920-ые годы. Студенты изучали Кропоткина, левых теоретиков, пытались выпускать журнал. Группа была раскрыта НКВД и все ее участники были осуждены. После окончания Великой Отечественной Войны у народа укрепилось чувство самоуважения. Бывшие фронтовики, приезжая обратно домой без особого преклонения общались с партийным и беспартийным начальством. Участились случаи неподчинения начальникам, страна была переполнена оружием. В такой-то обстановке и возникла Коммунистическая Партия Молодежи. Возникновение Коммунистическая Партия Молодежи была создана в Воронеже в 1947 году учениками девятого класса мужской средней школы Борисом Батуевым, Юрием Киселевым и Игорем Злотником. Деятельность КПМ началась осенью 1948 года. Было создано Бюро КПМ. В Бюро вошли четверо: Борис Батуев — первый секретарь, Анатолий Жигулин-Раевский — секретарь по идеологии, Юрий Киселев — начальник особого отдела, Игорь Злотник — хранитель денежного фонда КПМ. Руководство низовыми группами КПМ в Воронеже и некоторых районах области осуществлялось через Аркадия Чижова и его связных. Отец Бориса Батуева был большой начальник в области - второй секретарь обкома. В группы входило по несколько человек — от четырех до восьми. Независимо от численности эти группы назывались пятерками. Лишь руководитель ячейки — «воорг» (вожак организатор), имел связь с Бюро через связного, фамилии которого он не знал. Таким образом, и воорг, и рядовой член КПМ знали лишь нескольких своих товарищей. Эта традиционная, широко известная из литературы, пятерочная структура подпольной организации позволила потом сохранить, уберечь от ареста более двадцати членов КПМ. Всего же в КПМ было принято более пятидесяти человек. Многие члены познакомились друг с другом уже после следствия, другие так друг друга никогда и не узнали. Осенью 1948 года была утверждена Программа КПМ. Выработали ее три девятиклассника - Борис Батуев, Юрий Киселев, Анатолий Жигулин. КПМ ставила своей задачей изучение и распространение в массах подлинного марксистско- ленинского учения. Программа имела однозначно антисталинскую направленность. Навряд ли бы кто-нибудь из взрослых нашел бы в себе в тот период смелость создать что-нибудь подобное. Молодым товарищам как можно скорее хотелось революционной борьбы. Оружие В послевоенные годы оружие мальчишкам достать было очень легко. По выражению Анатолия Жигулина винтовки валялись везде как дрова. Любой пацаненок с улицы имел по одному-два пистолета. Возможно, для ребят это была немного игра, но игра опасная. Члены КПМ ходили с оружием, во время собраний у двери выставлялся часовой с автоматом, магазин которого был полностью заряжен. Члены "партии" выезжали за город, старались регулярно тренироваться в стрельбе. Символ КПМ был красный флажок с профилем Ленина. Были членские билеты КПМ и девиз: «Борьба и победа!» Был издан первый номер рукописного журнала «Спартак». На обложке - профиль Ленина, черным по белому надпись "Спартак. Орган Бюро КПМ. 1948. № 1", два девиза: "Борьба и победа!" и "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" Гимном КПМ был утвержден «Интернационал». Также был принят особый приветственный жест: остро и напряженно согнутая в локте правая рука прикладывалась к груди так, что обращенная вниз ладонь с плотно сжатыми пальцами находилась у сердца. Организация стала быстро расти. Было решено выпускать и литературный журнал — «Во весь голос». Этот журнал и созданный вокруг него литературный кружок являлись первой проверочной ступенью к приему в КПМ. Людей неподходящих отсеивали. Они выбывали, думая, что существует безобидный литературный кружок. Революционную направленность КПМ задавали несколько лидеров, входящие в бюро. В своей книге "Черные камни" Анатолий Жигулин описывает одно из собраний. На нем какая-то девушка сказала, что члены КПМ должны окончить университет, поступить в партию, занять там ключевые посты и потом попытаться провести медленные изменения. На что Жигулин ответил, что "изменения должны быть более скорыми и более радикальными". Деятельность КПМ не клеила листовок, не взрывала учреждения, не вынашивала планов покушения на советских чиновников. За два года деятельности в условиях полной конспирации партия успела лишь обзавестись полусотней членов, начать выпускать журнал, оформить программу и вести дискуссии. В условиях сталинского СССР начала 1950-ых годов проводить какие-либо открытые акции было совершенно немыслимо. В основном велась кадровая работа по привлечению новых членов. Ведь одного того, что члены партии читали и обсуждали "Письмо к съезду" Ленина, в котором он в последние годы своей жизни дал отрицательную характеристику Сталину - вполне достаточно было для уголовной статьи. Работники спецслужб, принявшиеся за группу были в шоке. Несколько десятков молодых людей расхаживают с оружием, собираются на собрания, критикуют партию. Конечно, с точки зрения сугубо рационалистической это было полное безумие. Такое безрассудство было выше понимания обычного, пусть даже критично настроенного советского человека. Советским следователям порой приходилось долго бить подследственных, превращая обычные уголовные дела в государственную измену, а тут пожалуйста- целая организация. МГБ Началось все со случайности. В одной из ячеек был утерян журнал «В помощь вооргу». Координатора ячейки и всю его группу исключили. Им объявили, что организацию решено распустить. Это был первый — фиктивный, в целях конспирации — роспуск КПМ. Но летом 1949 года слежка за руководством КПМ стала очень явной. В сентябре руководство "партии" было арестовано. Следствие продолжалось почти год, подследственных избивали и пытали, открытого суда не было - судебное решение приняло особое совещание. Сроки могли бы быть значительно меньше, если бы среди активистов организации не оказался предатель, который стал все сообщать следствию. К счастью, после первых арестов удалось спрятать оружие, иначе бы ребята вообще могли получить сроки за "вооруженное восстание". Некоторые подследственные ко времени суда уже были инвалидами, многие из осужденных не дожили до конца срока, руководитель организации Борис Батуев потом погиб. Спустя почти сорок лет после всего один один из активистов Коммунистической Партии Молодежи - Анатолий Жигулин, отмотав срок на Колыме, написал обо всем этом книгу "Черные камни". Она была впервые издана в постперестроечное время. После смерти Сталина, в 1956 году Жигулин был реабилитирован, поступил в Воронежский Лесохимический институт, в 1963 вступил в КПСС, в 1996 году как поэт и прозаик получил Пушкинскую премию. Перспективы Были ли у КПМ перспективы? С точки зрения обще-политической - навряд ли. Конечно, молодые товарищи могли бы попытаться поддерживать организацию как можно дольше в условиях конспирации. Но сколько? Десять, двадцать, тридцать лет? Это было маловероятно. Слишком мало опыта, слишком молоды они были. Не хватило бы, наверное, в силу возраста, глобального политического мышления чтобы совершить такое. Для того, чтобы несколько лет или даже десятилетий держать революционную организацию в подполье, нужно много чего уметь и иметь. К тому же это был юношеский порыв. После отбывания срока отдельные руководители остались живы, но тут наступила "хрущевская оттепель" и, возможно, это тоже сыграло свою роль. Несмотря на отгороженность СССР от всего мира, КПМ возникла в рамках общей мировой тенденции, тяги нового послевоенного поколения стран Европы, Америки, Азии к революционному радикализму. Вспомним хотя бы Международную Партию Молодых (они же "йиппи"), возникшую в США на волне протестов против войны во Вьетнаме через десять лет. Даже название похожее. Вспомним май 1968 и многочисленные революционные бунты. Это была далеко не последняя попытка молодых советских интеллигентов "исправить коммунизм" в СССР. В конце 1960-ых в Свердловске появилась некая Революционная партия интеллектуалистов Советского Союза (РПИСС) во главе с Василием Спиненко и Георгием Давиденко. Она была разгромлена КГБ в 1971. В этот же период в Москве возникла Неокоммунистическая партия Советского Союза. В Ленинграде в 1976 году возникла группа "Левая оппозиция", которая выпускала журнал "Перспективы". В 1975 также в Ленинграде возник "Союз Революционных Коммунаров", члены которого считали себя продолжателями бунтарей мая 1968, и так далее. Несмотря на политическую бесперспективность Коммунистической Партии Молодежи из Воронежа мы выражаем глубокое уважение к их мужеству и решительности. И пусть никого не смущают слова "партия" и "коммунистическая". Молодые люди из-за отсутствия должной информации вряд ли могли называть себя тогда эсерами, анархистами или кем-либо еще. По своей сути Коммунистическая Партия Молодежи была автономной революционной группой. Группой вооруженных романтиков. Их борьба не прошла зря, не ушла в пустоту, история движется. Можно долго отсрочивать, отодвигать революцию, но не до бесконечности. FX Ситуация, № 24, сентябрь 2008 http://www.avtonom.org/index.php?nid=2065

Ответов - 23, стр: 1 2 All

Дарья: А я искренне не люблю Рыбакова и то, что он пишет, но обожаю "Детей Арбата" и героев "Кортика". Вот такой вот казус! Жаль, что обратиться не к кому, а я всё равно напишу: правда-правда! - ведь так звучит убедительнее, да?

Tanaka: И я книжки Рыбакова оч-чень люблю. И "Кортик", и "Кроша", и "Тяжелый песок", и - чуть меньше - "Детей Арбата".

Аглая: Лола пишет: Спасибо за заботу, Танака, с цитатой ознакомилась :) Но остаюсь при своем мнении. Лола, а какое, собственно, у Вас мнение? Кроме вопросов мнения-то Вашего не прозвучало.



полная версия страницы