Форум » Обсуждаем » Вопросы » Ответить

Вопросы

Лера Григ: Интересно, куда делся раздел "Вопросы"? Ну да ладно. Мне тут стал интересен вот какой вопрос. На оккупированных территориях вообще и в Краснодоне в частности были ли больницы для местных жителей?

Ответов - 652, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 All

Гость: Щас со смеху помру! Это обыкновенная пулемётная лента. А у молодогвардейцев был пулемёт?

leno4ka: я думаю ЛЮба имела ввиду экспонат на стенде - орудия пыток . ТО о чем в первый раз спрашивала Лера .

leno4ka: я думаю ЛЮба имела ввиду экспонат на стенде - орудия пыток . ТО о чем в первый раз спрашивала Лера .

Лера Григ: А что тогда за экспонат на стенде молодогвардейцев?

Люба Шерстюк: Я согдласна с Гостем насчёт пулемётной ленты. А говорила я про орудия пыток. Лер, ну какие же подпольщики без пулемёта!!!!!!!!!!

Лера Григ: Люба, ну и как ты себе это представляешь? Как бы они таскались с этим пулемётом на виду у всех? Ведь надо учитывать и место их проживания и нахождения. Не в лесу ведь.

Лера Григ: Гость, спасибо, что просветили.

Люба Шерстюк: Лерка, ну ты даёшь! А тайники-то на что?

Лера Григ: Не знаю, но мне кажется это не реально. Подполье ведь это не партизанский отряд. Совершенно разные вещи. А в каких тайниках можно спрятать пулемёт? Даже если и спрячешь, КАК ты его будешь таскать до и после применения? Ведь даже патроны переносились с большим риском! Навряд ли этим оружием будет пользоваться любое подполье, в том числе и в Краснодоне.

Галина: Тогда мы с Олегом пошли к Николаю Чернявскому в хутор Широкое, надеясь через него связаться с партизанами. "Сию минуту утекайте! Николая шукает полиция!"- такими словами встретила нас мать Чернявского. Мы спешно возвратились в Краснодон. И тогда штаб отдал последний приказ: "Всем уходить..." http://www.molodguard.ru/book35.htm Кто такой Николай Чернявский ?

Марина: Беседа с тов. Левашовым В.И., членом штаба "Молодая гвардия" В городе появился Виктор Третьякевич, он также старый наш школьный товарищ, знал нас также хорошо, как и мы его, нам также было известно об участии его в одном из партизанских отрядов. Он сообщил, что отряд, в котором он находился был разбит. Он пришел в город Краснодон, чтобы принимать участие в создании подпольной организации. Ему удается наладить связь с подпольной группой, которая уже работала в городе Краснодоне, выпускала листовки. Оказалось, что эта была группа из 8 человек, ею руководил Сережа Тюленин и Валя Борц. В этой группе были верные ребята и эта группа до оккупации города работала в колхозе как и все остальные школьники, они чувствовали, что скоро область будет оккупирована, сговорились, что по приходу немцев, они будут вести подпольную работу и вот когда настало время, немцы уже оказались в городе, коммунист Чернявский, инвалид войны в Финляндии, помог этой группе начать свою работу. Он часто давал указания, советы, а иногда даже тексты листовок. - Откуда брали сведения? - Вначале сведения давал Чернявский. - Эта группа работала в основном по указанию Чернявского? - Чернявский находился в основном в лесу, близ станции Митякинская, был связан с партизанами. В этих лесах были и Ростовская группа и Ворошиловградская. Иногда Чернявский приходил в город Краснодон и давал задания этой группе. Виктор Третьякевич узнал, что именно эта группа работает, он связался с группой товарищей, которая объединилась вокруг Ивана Земнухова и группой Тюленина. Связь с Николаем Чернявским продолжалась. Был организован штаб. На первом заседании было решено назвать нашу организацию "Молодая гвардия". http://molodguard.narod.ru/doc35.htm

Марина: Из книги В.И. Левашова "Мои друзья - молодогвардейцы" (Журнал "Звезда", 1970 год, № 1 С. 33: Для Сергея Тюленина, пока его группа действовала самостоятельно, наставником был, как я уже упоминал, коммунист Николай Чернявский. Он временами появлялся в Краснодоне и давал задания Сергею, приносил материал для листовок. Но с этого момента, как начал создаваться штаб, связь с Чернявским прекратилась. Причиной тому, как позже выяснилось, была болезнь. http://fire-of-war.ru/mg/bellendir.htm

Лера Григ: Значит, у Тюленина была связь с коммунистом Чернявским из хутора Широкого? По разным сведениям у него была связь с Лютиковым, в Изварино, в Каменске и ещё с кем-то (не вспомню уже). Так с кем же был связан Серёжа? Не могло же у него быть несколько связей!

Люба Шерстюк: Лен, а если могло?

Галина: Марина пишет: Но с этого момента, как начал создаваться штаб, связь с Чернявским прекратилась. Причиной тому, как позже выяснилось, была болезнь А после болезни связь возобновилась? Я где то читала, что когда начались аресты молодогвардейцев, Соликовский требовал найти Чернявского.

Алексей: Лера Григ пишет: Значит, у Тюленина была связь с коммунистом Чернявским из хутора Широкого? По разным сведениям у него была связь с Лютиковым, в Изварино, в Каменске и ещё с кем-то (не вспомню уже). Так с кем же был связан Серёжа? Не могло же у него быть несколько связей! Несколько связей вполне могло быть, но сегодня мы об этом уже никогда не узнаем - эти связи видимо были завязаны только на Сережу, в строгом соответствии с правилами конспирации. Но вот то, что слишком много народу знали фамилию Чернявского, и где он живет, очень плохо! Здесь конечно и сам Чернявский виноват: связь он должени был держать через одного-двух связных, которым не следовало знать знать настоящую его фамилию и место жительства. А ведь Чернявский поступал правильно, когда сам шел в Краснодон, не вызывал к себе в Широкий. Инициатива встреч в разведке и в подполье должна исходить сверху вниз, а не наоборот.

Люба Шерстюк: Алексей, полностью согласна. Насчёт связи сверху вниз.

Нина: Как потом сложилась судьба Чернявского? Была ли у Чернявского связь с "Андреем" и "Данило"?

Марина: Василий Левашов "Мои друзья молодогвардейцы" ...Был в группе и наставник, коммунист Николай Чернявский. Виктор Третьякевич рассказывал мне потом, что был немало удивлен, услышав от Сергея это имя. И вот почему... Николая Владимировича Чернявского хорошо знал весь Краснодон. Еще в первые месяцы войны о нем писала наша районная газета «Социалистическая родина». Его подвигу была посвящена фронтовая листовка, выпущенная политотделом армии. Вот что в ней говорилось: «...Красноармейца Николая Чернявского - электромеханика с Донбасса, сына потомственного шахтера, отважного наводчика противотанковой пушки, участника боев на Халхин-Голе и в Финляндии - хорошо знают бойцы отдельного артиллерийского дивизиона. Три уничтоженных танка и одна огневая точка противника - так открыл Чернявский свой боевой счет. Товарищи красноармейцы! Громите и уничтожайте фашистские танки так, как это делает бесстрашный боец Николай Чернявский...» В тяжелом оборонительном бою Николай Чернявский был захвачен в плен. Его схватили зашедшие с тыла фашисты, когда он, прильнув к прицелу, наводил орудие на огневую точку врага. Чернявского приволокли в штаб и учинили допрос. Пленный молчал. Офицер, разъярившись, дал какую-то команду своим подчиненным. Те сбили Николая Чернявского с ног и начали истязать. Вначале фашисты загоняли ему иголки под ногти правой руки, а затем каким-то приспособлением стали выкручивать Чернявскому ногу. От невыносимой боли он потерял сознание, а когда пришел в себя, то правая рука и правая нога не повиновались ему. Их как будто не было. Совсем близко раздавались автоматные очереди. Чернявский открыл глаза и увидел склонившегося над ним человека в красноармейской форме. Вначале он подумал, что это коварный прием врага. Но, подняв голову, убедился, что перед ним свои. Двое из тех, кто его истязал, лежали мертвыми. Третий стоял со связанными за спиной руками. ..Неизвестно, что сталось бы с Чернявским, если бы не советские разведчики. Они зашли фашистам в тыл, чтобы захватить языка, и случайно набрели на то место, где пытали Николая Чернявского. После фашистских пыток Чернявский долго лежал в госпитале. Но это еще не самое худшее. Обследовав ногу, врачи заявили, что не обещают возвратить его в строй. Лечение затянулось. Писем домой из госпиталя Чернявский не писал, не хотел расстраивать родителей. Он и не подозревал, что его родители получили похоронную. И вот в конце января 1942 года ночью, сильно хромая и опираясь на палку, Николай Чернявский заявился домой. Наступило лето. Зашевелился фронт. Николай Чернявский стал готовиться к отъезду на восток. Ему, коммунисту-фронтовику, награжденному орденом Боевого Красного Знамени, нечего было и думать о том, чтобы остаться для подпольной работы в оккупированном Краснодоне. И он уехал. Но вскоре пришлось вернуться: дороги уже была перерезаны. В городе уже были немцы. Его родители выехали в деревню. В доме оставалась сестра. Она сказала Николаю, что его уже разыскивают. Нужно было немедленно уходить. Но Николай Чернявский не торопился. Прежде чем уйти, он должен кое-кого встретить. Первым появился дальний родственник, шестнадцатилетний Степа Сафонов. Николай с ним долго беседовал. Затем Степа ушел, а через час вернулся с Сергеем Тюлениным. Теперь совещались втроем. От Чернявского Сергей Тюленин уходил окрыленный. Он уносил наказ коммуниста: начать действовать против фашистских оккупантов. А за пазухой у Сережи лежал пистолет, подаренный Чернявским. В тот же день Николай Чернявский ушёл в станицу Митякинскую. Там он был в безопасности. Связей с юными подпольщиками он не прерывал. Как ни трудно было ему ходить с искалеченной ногой, он тайно пробирался в Краснодон, встречался с Сергеем Тюлениным, давал ему различные советы, указания и тексты листовок. А ребята затем эти тексты размножали в десятках экземпляров и распространяли по городу. Спустя много лет после описываемых событий я навестил Николая Владимировича Чернявского, человека, сыгравшего немаловажную роль в первых шагах группы Тюленина. Мы разговорились, стали вспоминать некоторые подробности тех памятных дней. Николай Владимирович показал мне дорогие реликвии, которые он много лет хранит. Это листовка, выпущенная политотделом армии, в которой рассказывалось о его фронтовых подвигах, краснодонская газета первых месяцев войны. А затем Николай Владимирович извлек листовку, которую я не мог читать без волнения. Ее текст Чернявский передал Сергею Тюленину для размножения и распространения по городу. Пожелтевшая от времени, написанная разборчивым почерком, она хорошо сохранилась. Да, это подлинник. Именно эту листовку я читал в. первые дни после возвращения в оккупированный Краснодон. Затем я задал. Николаю Владимировичу вопрос: почему он сразу после освобождения Краснодона никому не сообщил о своей причастности к действиям группы Сергея Тюленина? Николай Владимирович, ответил, что он, как и многие другие коммунисты, во время Великой Отечественной войны поступал гак, как велел ему его партийный долг, и не видел в этом ничего особенного. Я понял, что Чернявский из тех людей, которые не любят привлекать к себе внимание... http://fire-of-war.ru/mg/levashov-v_my-friends1.htm

Марина: Нина пишет: Была ли у Чернявского связь с "Андреем" и "Данило"? Ким Иванцов: Впервые о партизанах Ростовской области молодогвардейцы узнали от В. Третьякевича. Он сообщил о них сразу после того, как установил с ребятами доверительные отношения. Рассказ Виктора заинтересовал подпольщиков. Штаб "Молодой гвардии" поручил Нине и Ольге разыскать тех партизан. В разговорах с сестрами (а они, как помнит читатель, были разведчицами-связными юных подпольщиков) я неоднократно интересовался митякинскими партизанами. Нина и Ольга, как оказалось, установили надежную связь с одним из их разведчиков, Николаем Чернявским. Об этом сохранились письменные свидетельства сестер. Кроме того, Ольга рассказывала мне, как однажды напрямик спросила Чернявского о Третьякевиче. Николай ответил: "К нам приходил какой-то парень из Ворошиловграда. Однако ни его фамилии, ни того, куда он потом делся, я не знаю... мы препроводили его к командиру отряда... Вот все, что могу сказать". Ольга поддерживала также связь с партизанами других отрядов Ростовской области. В частности с теми, которые действовали в районе Каменска. (Это, видимо, те или тот, где были (или не были) Андрей и Данило). В одном из тех отрядов (В каком? Всё так абстрактно!) узнала, что у них побывал Виктор Третьякевич, - фамилию и имя пришлого они хорошо; запомнили, потому что именно в те дни узнали о разгроме Bopoшиловградского партизанского отряда. Ростовчане отнеслись к Виктору вначале настороженно, затем сочли его дезертиром. И посоветовали Ольге проявлять по отношению к Третьякевичу осторожность и бдительность. Те сведения и советы Ольга незамедлительно передала штабу "Молодой гвардии". http://www.molodguard.narod.ru/book40.htm Значит, и Чернявский не знал ни Данилы, ни Андрея, иначе он смог бы что-нибудь рассказать об этом после войны.



полная версия страницы