Форум » Обсуждаем » ВСЯ правда об оккупации (продолжение) » Ответить

ВСЯ правда об оккупации (продолжение)

otto2704: Здравствуйте! Читал недавно опубликованные воспоминания детей, переживших оккупацию - сплошные рассказы о жестоких поступках немецких солдат. Но я уверен, есть люди, которые могут вспомнить и другое! Вот парочка моих друзей по сайту уже подбросили мне истории 1 Пример: мой знакомый Л. Одну из его бабушек немцы спасли от голодной смерти, да и не только бабушку - всю семью. 2 Пример : (жила в оккупации в Крыму): при немцах впервые досыта хлеба наелись. Румын всегда называла ворами. Подчёркивала - немцы за воровство сурово наказывали. во время оккупации немцы провели в дом бабушки электричество. Ребята, у кого есть подобные примеры - поделитесь. Ведь среди немецких солдат было больше нормальных людей, чем зверей! НО Все отзывы о немцах которые слушал лично - только положительные. У знакомой девченки дед жил в Курской области. Говорит, что немцы по собственной инициативе помогали селянам по хозяйству - кололи дрова, таскали воду. В основной массе были доброжелательны, очень любили общатся с детьми.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Старый Игорь: Tanaka пишет: А когда наши войска вторглись на польскую территорию? На финскую? На румынскую? В Прибалтику? Тут мы их будем считать оккупантами и преступниками, спрашивать, почему они не отправились сразу в подвал Лубянки, не дезертировали толпой? Или тут мы вспомним про понятие воинского долга? В конце концов, для особо умных, о страхе за свою семью? Или Вы считаете, что оккупация этих стран была совершенно правомерной? (Интересно, почему.) Или у Вас двойной стандарт? Стандарт у меня один. В чём форумчане уже не раз могли убедиться. Разве не я говорил что наши солдаты, вступив на землю освобождённых народов зачастую вели себя как те же фашисты насилуя женщин и грабя население? Разве не я приводил пример, как будучи простым солдатом на войне наш сосед умудрился притащить из Германии пианино? Вы когда-нибудь пробовали сдвинуть с места пианино? А он притащил его аж из Германии! А разве не я приводил пример маршала Жукова, эшелоном отправлявшего трофеи домой?А разве не я советовал всем обязательно посмотреть фильм ПОЛУМГЛА, чтобы люди знали, что война делает с людьми, которые по определению считаются нами представителями советского народа-освободителя? А разве не меня склоняли как хотели за моё, как некоторые считали , неуважительное и лживое представление о молодогвардейцах? Только всё это было в связи совсем с другой темой обсуждения. Давайте не будем всё мешать в одну кучу. Так о каких двойных стандартах вы говорите, Таня?

Tanaka: Насколько я поняла, тема обсуждения - не все немцы звери. По крайней мере, именно об этом писал Отто. Его интерес к примерам человеческого в немецких солдатах им объяснен и вполне понятен. Он оправданно выше, чем у Вас и у меня. И ответ: "А что, в вермахте сволочей не было?" - некорректен и, скажем так, негуманен. Да были, были, кто с этим спорит. И бесчеловечная война из обычных людей легко делала сволочей. И зачастую такая сила и мужество нужны были, чтобы не стать мерзавцем. Поэтому я НЕНАВИЖУ разговорчики о том, что предателям нет прощения (а они тут снова прозвучали). Разговорчики сытых и довольных жизнью. А про все остальное я сказала. По-моему, вполне внятно. (Вас никогда не интересовали чувства и судьба Жоры Стаценко? А его сына? Вот уж действительно - история МГ - энциклопедия войны. Идеальная капля воды, отражающая мир. Про все тут есть.)

Старый Игорь: Tanaka пишет: Насколько я поняла, тема обсуждения - не все немцы звери. У кого эта фраза прозвучала?

Старый Игорь: Tanaka пишет: Поэтому я НЕНАВИЖУ разговорчики о том, что предателям нет прощения (а они тут снова прозвучали). Это одно из самых мерзких пороков человека. Их презирают и ненавидят, их проклинают и уничтожают. И надежда на прощение рождает новых предателей, жертвами которых становятся честные люди. Потому, что именно на них направлено предательство как явление. Tanaka пишет: (Вас никогда не интересовали чувства и судьба Жоры Стаценко? А его сына? Вот уж действительно - история МГ - энциклопедия войны. Идеальная капля воды, отражающая мир. Про все тут есть.) Думаю вы сильно удивитесь, если я скажу, что интересовала. Правда я не уверен, что у Жоры Стаценко был сын. И судьба Лазуренко тоже интересовала. И Извариных, и Подтынного и ещё много кого, о чём я уже не первый год пишу. Но это не повод, чтобы оправдывать предательство как таковое.

Ninelle: Старый Игорь пишет: надежда на прощение рождает новых предателей, жертвами которых становятся честные люди. Потому, что именно на них направлено предательство как явление. Совершенно согласна!

Tanaka: Напишу потом. Тут мы не договоримся. Насчет Жоры Стаценко - у него ЕСТЬ сын. Точно. Михаил зовут. И какое отношение к предательству имеет Жора Стаценко? Если честно, а не как органы решили. Что не придушил папу спящего? А Вы бы смогли? Значит, Вы потенциальный предатель, как и все мы? Старый Игорь пишет: Но это не повод, чтобы оправдывать предательство как таковое. У меня ощущение, что Вы меня не читаете, а просто выхватываете на что глаз упадет - и вперед комментировать. Я ясно написала: явление осуждаемо. Предательство - мерзость, а предатели - люди, они разные, и причины разные, и в них надо разбираться. Не для того даже, чтобы простить (хотя иногда бывает, что понять и простить можно, об этом вечером), а чтобы понять, как САМОМУ в аналогичных обстоятельствах не стать предателем. Иначе смысла в жизни нет.

Старый Игорь: Tanaka пишет: И какое отношение к предательству имеет Жора Стаценко? Если честно, а не как органы решили. Что не придушил папу спящего? А Вы бы смогли? Значит, Вы потенциальный предатель, как и все мы? А действительно, Таня, какое отношение он имеет к предательству? Я его лично не обвинял, предателем не называл. Меня просто интересует его судьба. Tanaka пишет: Я ясно написала: явление осуждаемо. и тут же готовы его сердобольно простить: Tanaka пишет: Поэтому я НЕНАВИЖУ разговорчики о том, что предателям нет прощения

Красавица: Старый Игорь, вы вообще способны слушать и слышать мнение, отличающееся орт вашего? Или как глухарь на току, талдычите то, что вам выгодно? И вам, вероятно, невдомёк, что предателем можно НАЗНАЧИТЬ абсолютно невиновного человека. Да, случай клинический...

Tanaka: Люб, не только в этом дело. В Третьякевиче, в Жоре Стаценко, даже в Почепцове. Просто у Игоря явно беда с различением общего и частного. Повторяю, как попка-дурак: предательство - мерзость, предатели - разные. И героиня МГ Борц - предательница, разве нет? И военспецы, перешедшие на сторону революции, - предатели, они же принимали присягу. А если они не предатели, потому как перешли на сторону правильной власти, то почему предатель - Власов, ведь он хотел воевать против преступной сталинской клики, как умел. А, да, тут еще пренебрежительно сказали о Суворове, что предатель... Кто-то тут про Паулюса говорил. Паулюс присягал Гитлеру и Германии. А в "Свободную Германию" он вступил тогда, когда по меркам порядочного офицерства у него был один выход - пустить себе пулю в лоб. Вот уж предатель из предателей. История ХХ века кишмя кишит примерами предательства. А Игорь с Ниной даже не задумываются, почему. Только одно знай твердят: предателям нет прощения. Чтобы другим неповадно было. А вообще этот спор бессмыслен. Потому что кое-кто присвоил себе право судить и не прощать. Нет, не судить - осуждать. Судить - это когда, возможно, учтены и смягчающие и отягчающие. А тут чего учитывать? Назвали предателем - и к стенке. Так?

Юляша: Tanaka пишет: предательство - мерзость, предатели - разные. Но ведь предательство- это поступок, так? А кто совершает поступки? Люди? Т. е. получается, что предательство как поступок мы осуждаем, а человека, клоторый его совершил... Пример: в подпольную организацию пробрался провокатор, которы отрабатывая свой паек сдал СД руководящий состав организации, связных, хозяев конспиративных квартир и еще Бог знает, сколько людей пострадало... Так вот, у меня вопрос: он заслуживает осуждения или нет? Предистория этого предателя - он из окруженцев и хотел очень жить... Tanaka, Вы считаете, что он не заслуживает осуждения? А ведь выбор у него был...

Красавица: Юляша, на самом деле всё гораздо, гораздо, неизмеримо сложнее. А если сделать допущение, что против предателя применялась карательная психиатрия и он был в состоянии, исключающем осознанные действия? Банальным барбиталом или ещё чем накачать - и если человек не помрёт, с ним можно делать что угодно, и даже судить за это нельзя. Я столкнулась с этим явлением, в результате не могу иметь детей. Уверяю вас, у нацистов был миллион способов воздействия на людей. Электрошок, например. Долго ли умеючи...

Юляша: Люба, если так рассуждать, то и Иуду и Каина и кого угодно можно оправдать и без карательной психиатрии

Юляша: Люба, если так рассуждать, то и Иуду и Каина и кого угодно можно оправдать и без карательной психиатрии

Tanaka: Старый Игорь пишет:  цитата: (в ответ на мою такую фразу: Насколько я поняла, тема обсуждения - не все немцы звери. пишет следующее:) У кого эта фраза прозвучала? Отвечаю: у Отто. Он автор темы, о чем я и пишу. otto2704 пишет: Читал недавно опубликованные воспоминания детей, переживших оккупацию - сплошные рассказы о жестоких поступках немецких солдат. Но я уверен, есть люди, которые могут вспомнить и другое! ... Ребята, у кого есть подобные примеры - поделитесь. Ведь среди немецких солдат было больше нормальных людей, чем зверей! Да, потом следует фраза, что все слышанные Отто отзывы о немцах - только положительные. Но это просто личный опыт, ничего больше. На что справедливый наш Игорь тут же реагирует: Цифра погибших советских людей в кровавой каше, которую заварили добрые солдаты гитлеровской армии близка к 30 миллионам. Об этом нужно говорить, а не о милых фашистах. Я часто смотрю фронтовую хронику, где сняты в том числе и немецкие войска. И у огромного количества солдат и офицеров на рукавах нашивки ветеранов партии. Это те, кто поддерживал Гитлера, с его бредовыми идеями без малого десять лет. Кому нужна доброта этих убийц? Внезапная ярость Игоря, тут же, без ответа, повернувшего разговор в другое русло и, если честно, просто давшего пинка ни в чем не повинному новенькому, мне непонятна и неприятна. Игорь, я ответила на Ваш вопрос? А двойной стандарт, Игорь, - это когда к одним - тем, кто нравится, - применяешь одни нравственные мерки, а к тем, кто не нравится - другие. Если Вы вспоминаете об убийцах из вермахта, когда Вас спрашивают о нормальных людях из вермахта, то это может означать две вещи. Или: Вы не хотите вести диалог, а пишете, что Бог на душу пошлет, ни о чем другом не думая и, соответственно, не уважая собеседника. Или: Вы считаете, что в вермахте все убийцы, по меньшей мере, число нормальных людей нерелевантно. Может, есть и третье, но мне это недоступно. И раз Вы вспоминаете именно об убийцах из вермахта, от которых наши отцы и деды защищали родину, то честно было бы вспомнить об убийцах из НКВД и большевиках, от которых, веря пропаганде, ребята из вермахта защищали свою страну. А нам и пропаганды не надо - достаточно очевидцев, чтобы понять: Европе было чего и кого бояться до судорог. Тут опять-таки к месту будет вспомнить Суворова, у которого среди честных историков все больше сторонников. Не надо мне доказывать, что он предатель и что у него все вранье, у меня по этому поводу существует свое, вполне обоснованное мнение, вопрос я изучала - и знаю, что его гипотеза, скажем так, уже вполне востребована и признана. Так вот Суворов утверждает, что война Германии против СССР (не путать ее с вообще агрессивной доктриной 1000-летнего (!!!) Третьего рейха, именно данная война, начавшаяся 22 июня) была вынужденной и превентивной. Идя в бой, солдаты вполне могли честно думать, что защищают свое отечество. Да, кстати, как Вы относитесь, например, к чехословацким событиям 1968 года? Готовы ли Вы поименно обвинить в непорядочности всех тех, кто был отправлен туда на танках и в сопровождении? Ведь оккупанты, разве нет? Могли бы в психушку лечь, как антисоветчики, правда? Если Вы не обвините их поименно в непорядочности, значит, у Вас двойные стандарты, как ни крути.

Старый Игорь: Таня, я начинаю относиться к вам с всё большей осторожностью. Tanaka пишет: Внезапная ярость Игоря, тут же, без ответа, повернувшего разговор в другое русло и, если честно, просто давшего пинка ни в чем не повинному новенькому, мне непонятна и неприятна. Во-первых никто не говорил на форуме о каких-то зверствах фашистов в Краснодоне. О преступлении- да. О зверствах - не припомню. Скорее о зверствах полицаев были основные споры, реплики и негодования. Именно их пытки и зверства вспоминали на форуме. Или нет ? Моя реакция была острой в связи с тем, что сайт посвящён погибшим героям, а не палачам, если хотите даже косвенным. Хотя о каком косвенном отношении к смерти молодогвардейцев со стороны немцев может идти речь? Tanaka пишет: Вы считаете, что в вермахте все убийцы, по меньшей мере, число нормальных людей нерелевантно. Может, есть и третье, но мне это недоступно. Глупости я не комментирую. Tanaka пишет: А двойной стандарт, Игорь, - это когда к одним - тем, кто нравится, - применяешь одни нравственные мерки, а к тем, кто не нравится - другие. Если вы назовёте кто мне нравится а кто не нравится, я отвечу на ваш вопрос. Только думаю, моё покровительство кому-то никакой роли в таком серьёзном и принципиальном вопросе не имеет. Tanaka пишет: честно было бы вспомнить об убийцах из НКВД и большевиках А они имеют отношение к вермахту, о которых мы начали разговор? По-моему об НКВД мы говорили уже сотни раз и разговор был не менее жёстким, тем более с моей стороны. Или я где-то оправдывал преступления НКВД и их идеологов ? Говорите конкретно, без общих фраз. Tanaka пишет: Тут опять-таки к месту будет вспомнить Суворова, у которого среди честных историков все больше сторонников. Здесь я вам не собеседник. Насколько Суворов историк, я не знаю. Не специалист, извините. Только присягу мы с ним принимали одинаковую. И я помню, что там написано. Надеюсь он тоже. По-этому мне не хотелось бы с вами, гражданским человеком, обсуждать эту тему. Tanaka пишет: Идя в бой, солдаты вполне могли честно думать, что защищают свое отечество. Вы предполагаете или точно знаете ? Tanaka пишет: Да, кстати, как Вы относитесь, например, к чехословацким событиям 1968 года? Это допрос, или вы хотите открыть новую тему на сайте Молодая гвардия ? Если будет такая тема, и вам будет интересна моя точка зрения, я вам с удовольствием отвечу. А пока давайте сначала с одним вопросом закончим. Не будем скакать с пятого на десятое.

Tanaka: Старый Игорь пишет: Таня, я начинаю относиться к вам с всё большей осторожностью. Я, Игорь, увы, к Вам уже третий день с осторожностью отношусь. И комментировать Вас больше не буду. Есть чем еще заняться. Давайте прекращать, пока не разругались окончательно. Больше здесь на посторонние темы, не имеющие отношения к МГ, я постараюсь не общаться. Пишите что хотите. Знайте - так, на всякий случай, - что по общим вопросам истории Ваша точка зрения не единственная. А, да, кстати. Гнобить нормальных новичков - не юдофилов, вроде Книжного червя, а нормальных, вроде Отто, - я вам не дам. С уважением... ЗЫ. Все-таки насчет присяги. Вы принимали присягу, Суворов принимал присягу... К чему это? Предлагаю варианты: 1. Я, не принимавшая присягу, вообще не имею право ничего сказать по теме. Тогда зачем мы вообще тут собрались? Среди нас один профессиональный историк, г-н Дряннов, вот пусть он и говорит, а мы будем благоговейно слушать и со всем априори соглашаться. 2. Сбежав на Запад, Суворов нарушил присягу, поэтому недостоин и .т.п. Тогда хотелось бы знать, как это соотносится с Вашим заявлением о том, что порядочные немцы, понявшие, где они оказались, должны были пойти в концлагерь - только не воевать. Вы это сказали, не правда ли? То есть они должны были нарушить присягу. Или у нас в СССР присяга была равнее других присяг?

Красавица: Равнее, Танака, равнее. Игорь вообще любитель двойных стандартов. За Отто огромное спасибо!

Старый Игорь: Tanaka пишет: Больше здесь на посторонние темы, не имеющие отношения к МГ, я постараюсь не общаться. Именно об этом я сначала просил наших гостей. Но они решили навязать нам те темы, которые больше интересны им, чем посетителям этого форума. Tanaka пишет: А, да, кстати. Гнобить нормальных новичков - не юдофилов, вроде Книжного червя, а нормальных, вроде Отто, - я вам не дам. Да я, вроде и не гнобил их. Только не соглашался с их утверждениями. Tanaka пишет: ЗЫ. Все-таки насчет присяги. Вы принимали присягу, Суворов принимал присягу... К чему это? Это к тому, что сначала нужно прочитать её текст. При помощи интернета это будет не трудно. А принявшим эту присягу сопоставить то, что вы делаете с тем чему вы клялись. Иначе смысл присяги сведётся к новогоднему стишку

Tanaka: Да... Как говорила Маруся Дитлер насчет другого форумчанина (форумчанки), "там все забетонировано"... Я думала, Кирилл у нас теперь один такой - с умным видом отвечать на риторический вопрос, опуская настоящий, стоящий рядом (это о присяге, которую я, разумеется, читала), выхватывать треть фразы, отчего она теряет смысл, и объявлять ее глупостью (про вермахт и убийц)... Впрочем, последнего Кирилл как раз не делает. Давайте лучше про МГ. Игорь, я Вам все ответила. Как эксперта, назовем так, по МГ, я Вас по-прежнему высоко ценю. А Нине и Юле, имеющим отличное от моего мнение, я потом еще отвечу. Сейчас времени нет. Без споров. Просто отвечу.

Незнакомка: ПОРАБОЩЕННЫЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ ЖДУТ НАШЕЙ ПОМОЩИ Речь жительницы города Краснодон, Ворошиловградской области, побывавшей на немецкой каторге в г. Мюнхене МАТРЕНЫ ЛЫСЕНКО на III Всеславянском митинге в Москве 9 мая 1943 года. Дорогие братья и сестры! Посмотрите на меня. Сколько мне лет по-вашему? Конечно, за 30, - говорят мне. А на самом деле мне всего 21 год. Вот что сделали со мной немцы, вот во что превратила меня немецкая каторга. Страшная вещь - немецкая каторга. Не приведи судьба никому увидеть того, что я испытала. Первых двух мобилизаций мне удалось избежать. Но была объявлена третья, и меня вместе с сестрой полицейский повел на биржу труда. Там уже было много наших девушек и ребят. Всех нас погнали немцы на станцию Должанку, посадили в грязные товарные вагоны и повезли в Германию. В дороге от плохого питания и тяжёлых условий многие наши тяжело заболели. Заболела и я. Приехали в Мюнхен, нас там осмотрели и отправили в город Дахау в лагерь. Там было холодно и грязно. Спали мы прямо на голых нарах. Голодали. Кормили нас жидким супом из воды и брюквы без хлеба. Иногда, правда, давали нам по 100 граммов хлеба, но за них надо было стоять долгими часами в очереди. А чуть выйдешь из ряда - бьют плетками. Один раз меня так избили, что я несколько дней не могла подняться. От плохого питания в лагере начал свирепствовать брюшной тиф. Многие наши товарищи умерли от него. Если бы видели, товарищи, нас тогда, если бы вы только видели, как издеваются в Германии над нашими советскими девушками! Их избивают плетьми, им отрезают волосы, выстригают макушки, а потом приводят в контору арбайцам. Арбайцам - это рынок рабов. Страшно вспомнить о нем. Там продают наших людей, как скот. Делается это просто: понравилась помещику девушка, он кладет в кассу марку и забирает себе работницу в полное владение. Немец может сделать с ней все, что он хочет. У нас в лагере была девушка Катя. Она рассказывала, как немка била её по лицу и кричала: "Я за тебя, русская свинья, деньги платила." Совсем страшное сделали с Марусей Гордценко из Дружковки, Сталинской области. Когда её хозяйка услышала по радио о разгроме немцев под Сталинградом, она схватила кастрюлю с кипящим молоком и выплеснула его в лицо Маруси. Девушка ослепла, и её, искалеченную на всю жизнь, отправили обратно на родину. Я обращаюсь к вам, славяне и славянки! Я знаю, что такое немецкая каторга, сама её видела, я сама её испытала. И я говорю вам: день и ночь проливают слёзы наши люди, пленники германцев, день и ночь ждут они помощи. Слышите их стоны? Видите, как протягивают они с мольбой к вам измождённые руки? Спасите их! Ускорьте час их освобождения, час расплаты за издевательства и мучения порабощенных народов Европы. Это ваш долг, наша обязанность. Смерть немецким рабовладельцам! /А п л о д и с м е н т ы/ http://www.molodguard.ru/doc107.htm

Лилия: А по теме можно развернуться, а то сабж скатился не знаю куда. Сама от себя скажу, были и хорошие, и очень страшные, плохого было нааамного больше. А вообще, если все эти христианские догматы развернуть на еврейских форумах, то схлопотать и хорошо схлопотать очень даже реально. За что евреям почет и уважение. Они-то хорошо помнят про своих 6 миллионах, а мы забыли. Хотя, если порыскать, то и у них рыльце в пушку.

Старый Игорь: Может быть, конечно, я лишён христианской романтики, но вместо вечерних молитв (утренние можно оставить), я бы заставлял смотреть фильм Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм". Возможно этот фильм был бы лучшим лекарством для души, чем регулярные поклоны перед иконой. Если кто-то найдёт время для просмотра ещё раз этого фильма, можете скачать его здесь: http://film.arjlover.net/film/#o

Лилия: А еще можно Адамовича почитать, заодно "Иди и смотри" глянуть, особенно последние эпизоды.

Старый Игорь: Лилия, ну это будут свидетельства деятельности карательных органов. А мы здесь льём слёзы по несчастному Вермахту. А вот Ромм показывает все слои немецкого общества в предвоенный и военный периоды.

Лилия: Согласна, но тут не только вермахт оправдывают, но и СС. А в СС ничего сладкого не было, особенно на территории Советского Союза. Там набирали особых людей, ни любви, ни тоски, ни жалости...

Старый Игорь: Ну я бы не стал так категорично давать характеристики этим родам войск. Наверняка может и не все звери были . Если мне не изменяет память, то в фильме Франц и Полина Франц ведь тоже показан как служащий подразделения СС. Но это всё частности. Как говорят, исключения только подчёркивают правила.

Лилия: Это единственное исключение, но можно ли довериться фильму...Хотя Адамович описал это в "Немом", как реальныц случай. Опять же повторюсь, что таких Францев было совсем немного. Как-то из головы не выходят бравые молодчики Дирлевангера...

Старый Игорь: Лилия! Если мы будем приводить примеры из литературы или других видов искусств, мы можем скатиться до субьективной или пропагандистской точки зрения. Поэтому я призываю к тому, чтобы аргументировать КОНЕЧНЫМ итогом деятельности, в нашем случае Вермахта. По европейской части нашей бывшей страны и десятка километров не проехать, чтобы не встретилась братская и просто общая могила наших солдат и гражданских людей. Ну не будем же мы списывать эти жертвы на СС, карателей или других подобных частей. Всё-таки это были жертвы Вермахта. Или нет? И жертвам этой организации абсолютно наплевать, были в нём хорошие солдаты или не было. Моя точка зрения осталась в первой половине этой темы. Если не удалось кому-то прочитать, я ей ещё раз скопирую сюда. Просто хотелось бы что бы меня правильно поняли.

Старый Игорь: Я часто, и наверное даже слишком часто, просматриваю немецкую хронику, которой у меня десятки часов, вглядываюсь в лица на сьёмках фильмов Лени Рифеншталь, и пытаюсь и не могу себе ответить на вопрос, неужели десятки и сотни тысяч людей , в экстазе выбрасывающих руку в фашистском приветствии не понимали к чему их призывают? Они не понимали, что другие народы не захотят признать их как сверхчеловеков? Они не догадывались, что эти народы будут отстаивать своё право на жизнь? Они не думали, что покорять эти народы придётся с оружием в руках, убивая при этом несогласных? И даже если большая часть этих сьёмок пропагандистский постановочный материал, никто не будет опровергать, что поддержка национал-социализма в Германии была практически абсолютной. И вот восторженные женщины с этих экстазных съёмок посылают своих сыновей, которые тоже кстати не глупые бараны, с винтовкой в соседнюю страну, где он с честью выполняет то, чему он с удовольствием обучался в Гитлерюгенде или в первичных организациях национал-социалистической партии. Таня, у вас повернётся язык назвать немцев глупой нацией? Скажу даже больше, я считаю немцев, наряду с евреями одной из умнейших цивилизаций на земле, внёсших огромный вклад в развитие человечества. Но осознание этого величия заводило эти народы в уродливые тупики. И вот эти солдатики, с абсолютной уверенностью, что несут развитие отсталым народам приходят на землю своих соседей, чтобы дать толчок и направление для цивилизованного развития этих народов, которое , по их мнению сильно отстаёт. Миссия вроде бы благородная. Только вот они с удивлением узнают, что эти народы на сегодняшний день всё устраивало. И ускорения и развития хотели не все. И даже не только не хотели, но даже и сопротивлялись. А что нужно было делать по логике с теми, кто противостоит прогрессу и развитию? Правильно! Уничтожить! Или, хотя-бы принудить подчиниться. Обращает внимание сюжеты сьёмок и фотографий хроники, где немецкие солдаты запечатлены с мирным населением нашей страны. Примерно то же самое, что сегодня мы видим на фото наших туристов в Египте, где они стоят рядом со слоном или верблюдом. На лицах сияет покровительственная улыбка чувствующего своё превосходство существа, находящегося на более высокой ступени развития. Это было ещё одно подтверждение тезисов Гитлера об особой миссии германского народа по внесении цивилизации на дикие земли. Вот и приносили эти солдатики цивилизацию к нам в страну путём уничтожения любого сопротивления всеми доступными средствами. А с теми, кто безропотно подчинился , начиналось действо по переведению их жизни в новый уклад развитого общества. Только в эту схему не вписывались кочующие, абсолютно не желавшие работать, цыгане и сосредоточившие основные капиталы в своих руках евреи. Паразитирующие проститутки и заводящие в тупик развития общества гомосексуалисты. Призывающие к равенству народов (хоть и декларативно) коммунисты тоже не способствовали лидированию арийской расы. Для всех этих людей уже нужны были не солдатики, а специальные санитары леса в лице СС и других подобных организаций. Но только и СС и солдатики на фронте выполняли каждый свою часть работы в полной уверенности ,что делают благое дело. Кто активно был против этой идеи, уезжал в тот же лагерь, куда поехали ранее перечисленные категории людей. Вот я и хочу, чтобы вы поняли, что даже в вермахте служили люди, которые выбрасывали руки в фашистском приветствии и голосовали за национал-социалистов задолго до начала внедрения этих идей в жизнь. Глупый человек может упрекнуть меня в том, что я огульно обвиняю всех скопом служивых людей в германском окопе. Так называйте фамилии этих героев. Я согласен почитать их как мы сегодня почитаем других антифашистов, как снимаем сегодня фильмы про таких людей как Шиндлер или массу других, не растерявших человеческие качества даже в тех условиях. Только нужно признать, что таких людей всё-таки было абсолютное меньшинство. И говорим мы о них не в связи с Вермахтом, а в связи с темой АНТИФАШИСТЫ.

Лилия: Старый Игорь пишет: Лилия! Если мы будем приводить примеры из литературы или других видов искусств, мы можем скатиться до субьективной или пропагандистской точки зрения. Поэтому я призываю к тому, чтобы аргументировать КОНЕЧНЫМ итогом деятельности, в нашем случае Вермахта. По европейской части нашей бывшей страны и десятка километров не проехать, чтобы не встретилась братская и просто общая могила наших солдат и гражданских людей. Ну не будем же мы списывать эти жертвы на СС, карателей или других подобных частей. Всё-таки это были жертвы Вермахта. Или нет? И жертвам этой организации абсолютно наплевать, были в нём хорошие солдаты или не было. Моя точка зрения осталась в первой половине этой темы. Если не удалось кому-то прочитать, я ей ещё раз скопирую сюда. Просто хотелось бы что бы меня правильно поняли. Но думаю, что можно ли назвать "Обыкновенный фашизм" вот такой вот истиной что-ли. Уж тогда "Неизвестная война" ближе как-то подошла и разложили поэпизодно. Все таки в фильме Ромма достаточно отсебятины, а это отвлекает. Но, в целом я поняла Вас. Как-то другие страны не стараются искать во врагах человеческое. Пришел, разграбил, убил, значит должен получить по заслугам. А мотивы, толкнувшие человека на это, если конечно мотивы присутствовали!, никого не интересует. Этак и известных маняков можно оправдать, а что, тяжелое детство... И вряд ли, если в мой дом ворвался враг и убил моих близких, я бы постарась простить и понять. Такое не прощается.

Старый Игорь: Вспоминается почему-то Наполеон, который возмущался, что русские воюют не по правилам. А ведь сам пришёл покорять страну по своим правилам.

Tanaka: "Обыкновенный фашизм" - один из моих любимых фильмов. Замечу, что называется он "обыкновенный фашизм", а не "фашисты". Даже и комментировать не буду почему. И там есть потрясающий момент - когда показываются глаза немцев, слушающих речь Геббельса в конце войны. Это глаза думающих людей, не восторженной толпы, как раньше... Я бы на месте людей, чьи бабушки и дедушки жили в сталинском СССР, поостереглась рассуждать о том, как правильно не прощать. В стеклянном доме камнями не кидаются. Это просто реплика, не требующая ответа. Для гостей. Чтобы знали, что не все на форуме 70 лет поезда под откос пускают.

Юляша: Tanaka пишет: Я бы на месте людей, чьи бабушки и дедушки жили в сталинском СССР, поостереглась рассуждать о том, как правильно не прощать. В стеклянном доме камнями не кидаются. Это просто реплика, не требующая ответа. Для гостей. Чтобы знали, что не все на форуме 70 лет поезда под откос пускают. А это-то к чему сказано? Tanaka пишет: И там есть потрясающий момент - когда показываются глаза немцев, слушающих речь Геббельса в конце войны. Это глаза думающих людей, не восторженной толпы, как раньше... Поздно они начали думать... Если бы они начали думать, то и история была бы другой...

Старый Игорь: Tanaka пишет: И там есть потрясающий момент - когда показываются глаза немцев, слушающих речь Геббельса в конце войны. Это глаза думающих людей, не восторженной толпы, как раньше... В КОНЦЕ ВОЙНЫ.......

Лапушкин: Tanaka "Тут опять-таки к месту будет вспомнить Суворова, у которого среди честных историков все больше сторонников. Не надо мне доказывать, что он предатель и что у него все вранье, у меня по этому поводу существует свое, вполне обоснованное мнение, вопрос я изучала - и знаю, что его гипотеза, скажем так, уже вполне востребована и признана". Ну-ка, ну-ка, как интересно! А может быть, фамилии этих честных историков подскажете? И труды их назовёте? Вопрос вы изучали где? Tanaka Сбежав на Запад, Суворов нарушил присягу, поэтому недостоин и .т.п. Тогда хотелось бы знать, как это соотносится с Вашим заявлением о том, что порядочные немцы, понявшие, где они оказались, должны были пойти в концлагерь - только не воевать. Вы это сказали, не правда ли? То есть они должны были нарушить присягу. Или у нас в СССР присяга была равнее других присяг? А вы никогда не задумывались, почему Иуда - главный предатель христианского мира, а Петра никто не называет предателем, хотя он предал Иисуса целых три раза? Да-да, дело в тех самых 30 монетах. Как и у Власова, так и у вами горячо любимого Суворова. Одно дело - нарушить присягу и отдать вследствие этого собственную жизнь, никому не нанеся вреда и совсем другое - отдать жизни других людей и при этом на полученные монеты жить припеваючи. И хватит уже про нашу сытую жизнь говорить. Если она у вас сытая, то это не значит, что и у других такая же. А гнобить вообще никого не надо, а то вас почитаешь, создаётся впечатление: непризнанная хозяйка форума: кого-то в грязь втопчу, кого-то гнобить не дам.

Tanaka: Да что Вы, я не хозяйка, Вы ошибаетесь, г-н сочувствующий. Правда, когда я только сюда пришла, я не решилась бы свой третий пост писать в таком тоне, как Вы, и обсуждать форумчан со стажем. На этом форуме принято сначала сделать и сказать что-то по теме, а потом учить старожилов правильно любить родину. Простите, если я Вас обидела упоминанием о сытой жизни. Писала не о Вас, а о Юле, Игоре и прочих старожилах форума. Они не голодают, как и я, и прекрасно знают, о чем речь. Насчет того, есть ли в Харькове голод - такой, как в войну, мне точно не известно, если есть, примите мое сочувствие. Историков называть не буду, потому что не хочу ввязываться в бессмысленный спор с человеком, чьи взгляды мне ясны из его прежних постов (см.) и показывают, что максимум, чего я добьюсь, это сообщения, где мне платят. Сами посмотрите, если интересно. Эту гипотезу я даже в школьном учебнике, вполне одобренном и все такое, видела - как одну из трех касательно войны. Следующая Ваша цитата из меня, как положено у демагогов, вырвана из контекста, и к ней дан комментарий, не имеющий к ней никакого отношения. Зато показывающий, что Вы-то точно имеете отношение к оплате Западом, а также фашистами своих сторонников - судя по уверенности, в момент оплаты свечку держали. А, да, там про жизни других людей. Список, пожалуйста. Тех, кого убил - именно убил, своими руками и предательством - Власов и кого предал смерти Суворов. Мне просто интересно, Вы в теме или просто так бла-бла-бла? А впрочем, я без ответа Вашего обойдусь. Полагаю, он будет такой же, как Ваши предыдущие посты. Ответ благородного голодающего хамам, купленным с потрохами. Насчет Иуды и Петра задумывалась, представьте себе. И читала. И то, что дело в 30 сребрениках, штука крайне спорная, поверьте. Ну или не верьте, Ваше дело. И напоследок: кого я обещала втоптать в грязь? Опять вранье и демагогия. Всем, кто еще не утратил способности думать (т.е. не г-ну Лапушкину): я НЕ считаю - и не считала - что перебегание на Запад и вообще любая измена родине - дело житейское, не подлежащее судебному преследованию и тем более одобряемое. Власов никогда у меня не вызывал одобрения, факт побега на Запад Суворова - тоже. НИКОГДА. Я просто считаю себя не вправе орать "подлецы! Я вас ужо!" - потому что никогда не оказывалась в их обстоятельствах. При этом я, например, далеко не уверена, что, случись у меня шанс иметь дружеские отношения с тем же Суворовым, я смогла бы с ним дружить, потому что сама измена у меня вызывает брезгливость. Но если он перешел на Запад, чтобы смочь сказать людям правду о войне (а не за чем-то еще), то это поступок достойный уважения. Причин же поступка не знаем ни вы, ни я. В одной хорошей книге школьницу гнобят за то, что в сочинении о любви к родине она пишет: "Я не имею права говорить, что люблю свою родину, я еще ничего для нее не сделала". Мне далеко до чистоты этой девочки, но что-то в этом роде я и имела в виду. А фраза "в стеклянном доме не бросаются камнями" означает: посмотри, а в тебя не за что бросить камень в ответ? В данном случае - в прошлое нашей страны. Но это теперь тоже не тема для обсуждения на этом форуме.

Лапушкин: otto2704 Объясняю на пальцах - представьте ВЫ действительно убили человека, но милиция вешает на Вас одного ВСЕ убийства в городе, и вместо пяти лет шьёт лично Вам высшую меру. ВЫ как среагируете. Да, я утрирую, но всё же ? А разве факт убийства одного и факт убийства двух, десяти, двадцати... чем-то отличаются? Только количеством отнятых жизней. И почему вы считаете, что одна жизнь не так же драгоценна, как 10, 20, и т. д. и отвечать за эту отнятую жизнь надо не так, как за другие? Я вам объясню на пальцах - представьте ВЫ: действительно, к вам в квартиру ворвался бандит и убил вашего отца или вашего ребёнка. Вы, что, подумаете: не стоит его судить, ведь не всю же семью он порешил, за что же его ненавидеть? Да, я утрирую, но всё же ?

Лилия: Юляша пишет: Tanaka пишет: цитата: И там есть потрясающий момент - когда показываются глаза немцев, слушающих речь Геббельса в конце войны. Это глаза думающих людей, не восторженной толпы, как раньше... Поздно они начали думать... Если бы они начали думать, то и история была бы другой... В точку

Старый Игорь: Tanaka пишет: Да что Вы, я не хозяйка, Вы ошибаетесь, г-н сочувствующий. Правда, когда я только сюда пришла, я не решилась бы свой третий пост писать в таком тоне, как Вы, и обсуждать форумчан со стажем. На этом форуме принято сначала сделать и сказать что-то по теме, а потом учить старожилов правильно любить родину. Не скромненько! Tanaka пишет: Писала не о Вас, а о Юле, Игоре и прочих старожилах форума. Они не голодают, как и я, и прекрасно знают, о чем речь. Подтверждаю, не голодаю, это точно. Tanaka пишет: Всем, кто еще не утратил способности думать (т.е. не г-ну Лапушкину): я НЕ считаю - и не считала - что перебегание на Запад и вообще любая измена родине - дело житейское, не подлежащее судебному преследованию и тем более одобряемое. Власов никогда у меня не вызывал одобрения, факт побега на Запад Суворова - тоже. НИКОГДА. Я просто считаю себя не вправе орать "подлецы! Я вас ужо!" - потому что никогда не оказывалась в их обстоятельствах. А кто вправе? Или никто? Тогда предательству некому противостоять? Tanaka пишет: Но если он перешел на Запад, чтобы смочь сказать людям правду о войне (а не за чем-то еще), то это поступок достойный уважения. Заодно, эти борцы за историческую истину сдавали наших резидентов, явки, государственные и военные секреты. В результате их героических предательств десятки людей проведут огромную часть своей жизни в тюрьме, а многие и до конца своей жизни. Фамилии таких "борцов за правду" навеки останутся позорным пятном в истории нашей страны. И в один ряд с Соликовским, Захаровым, Подтынным, Мельниковым и прочими сегодня мы вписываем в их строй фамилии Гордиевского, Калугина, Третьякова, Беленко, Сыпачёва и ещё с десяток отщепенцев, которые достойны у вас уважения. Конечно во главе с Резуном-Суворовым! Tanaka пишет: Но если он перешел на Запад, чтобы смочь сказать людям правду о войне (а не за чем-то еще) Чуть со стула не упал! Предатель-гуманист! Это оригинальная трактовка! Кого вы знаете из предателей, которые предали нашу страну чисто по принципиальным стремлениям к правде и добру? Разве тот же Суворов сбежал не в тот момент, когда над ним сгустились тучи? Насколько я помню, до этого он выполнял свои обязанности не рассуждая о правде в войне. Причём, всё, что мы знаем о нём, это практически с его же слов из его же книг. Вы готовы признать эти сведения объективными?

Tanaka: Все. Мне все ясно. Всему есть предел. Жаль, хороший был когда-то форум.

Лилия: А почему сейчас не хороший, только потому что на нем есть с, прямопротивоположными вашим, взглядами на вещи?!

Старый Игорь: Tanaka пишет: Все. Мне все ясно. Всему есть предел. Жаль, хороший был когда-то форум. Таня, прошу вас не хлопать дверью, а философски подходить к спорам на форуме. Разве не для общения и споров существуют форумы. Помните фразу, что если кто-то злится, значит он не прав. Наверное вам нужно просто сделать паузу и остыть. И я почти уверен, что из-за банальной опечатки вы пишете слово Родина с маленькой буквы, а слово запад с большой. Хотя, конечно, смотря что вы имели ввиду под этими словами.

chingischan: Форум и сейчас остается хорошим. Злость и гнев - не есть лучшие советчики (антисоветчики).

Tanaka: Насчет написания. Я вообще-то корректор-профессионал. Запад и Восток - культурологические понятия, они пишутся с большой буквы. Правописание Родины с большой буквы сейчас не принято. Вот и все. А Вы что подумали? Отвечаю Лилии. Все наоборот. Сейчас на форуме что-то не видно людей с такими же взглядами, как у меня. С Вами мы никогда во мнениях не сходились, с Игорем вот разошлись - настолько, что обратно сходиться и не знаю как - слишком много было высказано. Нет ни Лизы, ни Марины, ни Тани, ни Алены, ни кое-кого еще - тех, кто меня отнюдь не всегда поддерживал, но готов был изменить (подкорректировать) свою точку зрения и принять обоснованное мнение другого. А если тот не прав, выставить аргументированные возражения. Смысл спорить с теми, кто слушает не тебя, а только себя? Так что зря я обещала, что не дам гнобить нормальных новичков. Жаль. А, да. Прошу прощения у тех, кого я, возможно, оскорбила ЛИЧНО. Не хотела.

Красавица: Дурацкая получилась в конце концов дискуссия. И не дискуссия даже, а щеголяние квасным патриотизмом. В начале войны совковая пропаганда так и трубила - малой кровью, могучим ударом. В итоге еле-еле Сталинград отстояли... Жаль, господа, что вы как глухари на току, только себя и слышите... друг друга хвалите... Ухожу по-английски, не прощаясь и плотно прикрыв двери.

Лилия: Tanaka пишет: Отвечаю Лилии. Все наоборот. Сейчас на форуме что-то не видно людей с такими же взглядами, как у меня. С Вами мы никогда во мнениях не сходились, с Игорем вот разошлись - настолько, что обратно сходиться и не знаю как - слишком много было высказано. Нет ни Лизы, ни Марины, ни Тани, ни Алены, ни кое-кого еще - тех, кто меня отнюдь не всегда поддерживал, но готов был изменить (подкорректировать) свою точку зрения и принять обоснованное мнение другого. А если тот не прав, выставить аргументированные возражения. Смысл спорить с теми, кто слушает не тебя, а только себя? Любая точка зрения имеет право на существование разве не так. Это очень неинтересно, все время дуть в одну дудку. Дискуссия на то и дискуссия, что каждый может высказать то, что считает нужным, да и спокойно выслушать как-то аргументы остальных участников.

Старый Игорь: Глупо, если с вами не соглашаются , хлопать дверью.

Старый Игорь: Красавица пишет: Ухожу по-английски, не прощаясь Люба, если бы вы знали откуда пошло это выражение, то вряд-ли его применили бы!

Лисичка: Игорь, а откуда? Интересно.

Старый Игорь: Одна из устойчивых версий появления этого выражения относится к периоду Англо-Французской войны, когда французы бежали с поля боя. И придуманная фраза тогда звучала презрительно "уйти по-французски". Но позже, в отместку, французы стали применять её как "уйти по-английски". Другими словами, трусливо покидать поле боя.

Лилия: Вот небольшая заметка Мы все знаем такое выражение, как "уходить по-английски", что значит - "уйти незаметно, не простившись". Но вот откуда это выражение происходит? Доподлинно неизвестно, когда и где появилась эта фраза. Всё, что я смог найти - лишь предположения. Англичане приписывают манеру уходить не прощаясь французам, поэтому-то в английском и есть выражение "to take French leave" с тем же самым значением. Предположительно происходит из французской традиции середины XVIII в. уходить с балов и обедов, не сказав “до свидания” хозяевам дома. Впервые это выражение появилось в английском языке во время Семилетней войны (1756 – 1763), вызванной обострением англо-французской борьбы за колонии и столкновением политики Пруссии с интересами Австрии, Франции и России. Поэтому, наверное, и существуют такие взаимные обвинения у англичан и французов. Отсюда можно сделать вывод, что "уйти по-английски" является, своего рода, ответом французов британцам. Другие английские выражения, показывающие пренебрежительное отношение к французам: "pardon my French" – "извините за выражение" (думаю, вы знаете схожую фразу в русском языке); "French postcards" – непристойные открытки с изображением обнаженных женщин (кстати, французы называют такие открытки "American postcards"); "French walk" – высылка из города или вышибание из бара; "pedlar’s French" – воровской жаргон. Существуют и другие объяснения происхождения выражения "filer à l’anglaise" ("уйти по-английски") во французском языке. Например, такие: - слово «anglaise» появилось в результате искажения при произношении слова «anguille» (угорь – ускользнуть как угорь) - в XVI веке какого-то кредитора прозвали Англичанином (un Anglais). Легко представить, как кто-нибудь из должников «уходил по-английски» («filer à l’anglaise»), когда видел поблизости «любимого» кредитора.

Незнакомка: Из книги Светланы Алексиевич «ПОСЛЕДНИЕ СВИДЕТЕЛИ». Книга недетских рассказов. (Воспоминания детей о войне). «Он оглянуться боялся...» ЖЕНЯ БИЛЬКЕВИЧ — 5 лет. Сейчас — рабочая. Живет в Бресте. ...Мама с папой думали, что мы спим, а я лежала рядом с сестричкой и притворялась, что сплю. Видела: папа долго целовал маму, целовал ли¬цо, руки, а я удивлялась, что никогда раньше он так ее не целовал. Они вышли во двор, я подскочила к окну: мама повисла у папы на шее и не отпускала его. Он оторвал ее от себя и побежал, она догнала и снова не пускает и что-то кричит. Тогда я закричала: «Папа!» Проснулись сестричка и братик Вася, сестричка смот¬рит, что я плачу, и тоже закричала: «Папа!» Выскочи¬ли мы все на крыльцо: «Папа!» Отец увидел нас и, как сейчас помню, закрыл голову руками и пошел, даже по¬бежал. Он оглянуться боялся... Солнце светило мне в лицо так тепло, что и теперь не верится, что мой отец в то утро уходил на войну. Я была совсем маленькая, но мне кажется, я чувство¬вала, что вижу его в последний раз. Так и связалось у меня в памяти, что война — это когда нет папы. А потом помню, как лежала возле шоссе наша мама с раскинутыми руками. Солдаты завернули маму в плащ-палатку и похоронили на этом же месте. Мы кричали и просили, чтобы нашу маму не закапывали... «Они лежали на углях розовые...» КАТЯ КОРОТАЕВА — 14 лет. Сейчас — инженер-гидротехник. Живет в Минске. До войны я окончила шесть классов. Тогда был такой порядок в школе, что начиная с третьего класса мы каждый год сдавали экзамены. И вот мы сдали последний экзамен. Это был июнь, а май и июнь в сорок первом были холодные. Если у нас сирень цветет где-то в мае, то в тот год она цвела в середине июня. И вот начало войны у меня всегда ассоциируется с запахом сирени. ,э Жили мы в Минске, и родилась я в Минске. Отец был военный капельмейстер. Кроме меня, в семье еще были два старших брата. Меня, конечно, все любили и баловали, как самую младшую да еще сестричку. Впереди лето, впереди каникулы. Это было очень ра¬достно. Я занималась спортом, ходила в Дом Красной Армии плавать в бассейн. И мне очень завидовали, да¬же мальчишки в классе завидовали. А я задавалась, что умею хорошо плавать. 22 июня в воскресенье должно было быть открытие Комсомольского озера. Я собира¬лась пойти искупаться одной из первых. А как же! Утром у нас было принято всегда идти за свежими булочками. Это считалось моей обязанностью. По доро¬ге встретила подругу, она мне сказала, что началась война. На нашей улице было много садов, домики уто¬пали в цветах. Я подумала: «Какая война? Что она говорит?». Дома отец ставил самовар... Не успела я ничего рас¬сказать, как стали прибегать соседи, и у всех на губах одно слово: «Война! Война!» А назавтра в семь утра самому старшему брату принесли повестку в военко¬мат. Днем он сбегал на работу и получил деньги, по¬лучил расчет. С этими деньгами он пришел домой и сказал маме: «Я ухожу на фронт, мне ничего не нуж¬но. Возьми эти деньги, купишь Кате новое пальто». А я, как только перешла в седьмой класс, стала старшеклас¬сницей, мечтала, что мне сделают синее бостоновое пальто с серым каракулевым воротником. И он об этом знал. Я до сих пор помню, что, уходя на фронт, брат дал деньги мне на пальто. А жили мы скромно, дырок в семейном бюджете хватало. Но мама купила бы мне это пальто, раз брат просил. Ничего она не успела... Минск стали бомбить. Мы обосновались с мамой в каменном погребе у соседей. У меня была любимая кош¬ка, она была очень дикая, дальше двора никуда не хо¬дила, но, когда начинали бомбить и я уходила со дво¬ра, кошка бежала за мной. Я ее гоню: «Иди домой», а она за мной. Она тоже боялась оставаться одна. Немец¬кие бомбы летали с каким-то звоном, с воем. Я была де¬вочка музыкальная, на меня это сильно действовало. Это так страшно, что у меня были мокрые ладошки. В погребе с нами был четырехлетний ребенок, он не плакал. У него только глаза становились большими.... Сначала горели отдельные дома, потом загорелся го¬род. Мы любим смотреть на огонь, но нам страшно, ког¬да горит дом, а здесь огонь шел с двух сторон, небо и улицы застилал дым. Был животный страх перед этим огнем. Мы бежали... Помню, три открытых окна в каком-то деревянном доме, на подоконниках роскошные филокактусы... Людей в этом доме уже нет, только как¬тусы цветут... Было такое чувство, что это не красные цветы, а красный огонь. И я стояла и не могла понять, почему не загораются белые занавески на окнах?... По дороге в деревнях нас кормили хлебом и моло¬ком, больше ничего у людей не было. А у нас не было денег. Я ушла из дома в платочке, а мама почему-то выбежала в зимнем пальто и в туфлях на высоких каблуках. Нас кормили так, никто о деньгах и не заикался. Беженцы шли толпами... Потом кто-то первый передал, что дорога впереди пе¬ререзана немецкими мотоциклистами. Мимо тех же де¬ревень, мимо тех же теток с крынками молока мы бе¬жали назад. Прибежали на нашу улицу... Еще несколь¬ко дней назад тут была зелень, тут были цветы, а сей¬час все выжжено. Даже от столетних лип ничего не осталось. Все было выжжено до желтого песка... Куда-то исчез чернозем, на котором все росло, только жел¬тый-желтый песок... Как будто мы стоим возле свежевыкопанной могилы... Остались заводские печи, они тоже были белые, а не закопченные. Это они прокалились в сильном пла¬мени. Сгорела вся улица. Сгорели бабушки и много маленьких детей, потому что они не убежали вместе со всеми. Старики остались с малышами, думали, что их не тронут. Огонь никого не пощадил. Идешь — лежит черный труп, значит, старый человек сгорел... А увиде¬ла издали что-то маленькое, розовое — значит, малень¬кая девочка. Они лежали на углях розовые... Несколько недель я ходила и что-то шептала... Я была как в обмороке. И когда я увидела первых фаши¬стов... Вернее, даже не увидела, а услышала — у них у всех были подкованные сапоги, они громко стучали. Я смотрела на них, и мне казалось, что даже земле больно, когда они идут... Война началась, мы были еще дети — тринадцать-четырнадцать лет. Кончилась война, мы уже взрослые — восемнадцать-девятнадцать лет. Надо было идти рабо-тать, руками по кирпичику собирать разбитый город. На свидания бегать нам не к кому. Наши женихи погибли... Они по возрасту как раз под войну успели — кто на начало, кто на конец. Ни детства, ни юности у нас не было. Мне кажется, я всегда была взрослая, всегда делала только взрослую работу. «А я все равно хочу маму...» ЗИНА КОСЯК — 8 лет. Сейчас — парикмахерша. Живет в Минске. В сорок первом я окончила пер¬вый класс, и родители послали меня на лето в пионер¬ский лагерь Городище под Минском. Я приехала, а че¬рез два дня — война. Нас начали вывозить из лагеря. Посадили в поезд и повезли. Мы, дети, ничего не пони¬мали. Летали немецкие самолеты, а мы кричали: «Ура!» Пока нас не стали бомбить. Потом мы видели, как го¬рел Минск. К нам уже пришел страх. Нам, когда мы уезжали из лагеря, каждому в наво¬лочку что-нибудь насыпали — кому крупы, кому саха¬ру. Даже самых маленьких не обошли, всем давали что-то с собой. Хотели взять как можно больше продуктов. И эти продукты очень берегли. Но в поезде мы увидели раненых солдат. Они были измученные, им было так больно, что мы все отдавали этим солдатам. Это назы¬валось: «Кормить пап». Всех военных мужчин мы назы¬вали папами. Везли нас больше месяца. Направят в такой-то город, приедем, а оставить нас не могут, потому что уже близко немцы. Доехали так до Мордовии. Место было очень красивое, там кругом стояли церк-ви. А спать было не на чем — спали на соломе. Когда нас застала зима, на четверых были одни ботинки. А потом начался голод. Голодал не только детдом, голо¬дали и люди вокруг нас, потому что все отдавали фрон¬ту. В детдоме жило двести пятьдесят детей, и однажды было так, что пришли мы на обед, а есть вообще не-чего. Сидят в столовой воспитательницы и директор, смотрят на нас, и глаза у них полные слез. А была у нас лошадь, Майка, она была очень ласковая, мы возили на ней воду. На следующий день убили эту Майку и дава¬ли нам воду и такой маленький кусочек Майки. Мы только потом узнали, что убили Майку, от нас это скрывали, мы все ее очень любили. Это было единственное животное в нашем детдоме. Ходили мы с огромными животами, я, например, мог¬ла съесть ведро супа, потому что в этом супе ничего не было. Сколько мне будут наливать, столько я буду есть и есть. Спасала нас природа, мы были как жвачные животные. Весной в радиусе нескольких километров во¬круг детдома не распускалось ни одно дерево, мы съе¬дали все почки. Ели траву, всю подряд ели. Нам дали бушлаты, и в этих бушлатах мы проделали карманы и носили с собой траву, носили и жевали. Лето нас спа¬сало, а зимой становилось очень тяжело. Маленьких де¬тей, нас было человек сорок, поселили отдельно, и по ночам плач слышался очень долго. Звали маму и папу. Воспитатели и учителя старались не произносить при нас слово «мама». Они рассказывали нам сказки и под¬бирали такие книжки, чтобы там не было этого слова. Если кто-то вдруг произносил «мама», сразу начинался рёв. Учиться я опять пошла в первый класс. А получи¬лось так: первый класс я окончила с похвальной гра¬мотой, а когда мы приехали в детдом и у нас спросили, у кого переэкзаменовка, я сказала, что у меня, так как решила, что переэкзаменовка — это и есть похвальная грамота. В третьем классе я удрала из детдома. Пошла искать маму. Голодную и обессиленную в лесу меня на¬шел дедушка Большаков. Узнал, что я из детдома, и за¬брал к себе в семью. Жили они вдвоем со старушкой. Я окрепла и стала помогать им по хозяйству: траву со¬бирала, картошку полола — все делала. Ели мы хлеб, но это был такой хлеб, что в нем было мало хлеба. В муку примешивали все, что мололось: лебеду, карто¬фельную ботву, цветы ореха, картошку. Я до сих пор не могу спокойно смотреть на жирную траву и ем много хлеба. Я никак не могу наесться хлеба. Всю войну я говорила и ждала, что, когда кончится война, мы запряжем с дедушкой лошадь и поедем искать маму. В дом заходили эвакуированные, я у всех спра¬шивала: «Не встречали ли мою маму?» Эвакуированных было много, так много, что в каждом доме стоял чугун теплой крапивы. Если люди зайдут, чтобы было им что-нибудь теплое похлебать. Больше нечего было дать, но чугун крапивы стоял в каждом доме. Я это хорошо помню. Война кончилась, я жду день-два, за мной никто не едет. Мама за мной не едет, а папа, я знала, в армии. Я еще не знала, что они погибли. Прождала я так две недели, больше ждать не было сил. Забралась в какой-то поезд под скамейку и поехала... Куда?.. Не знала. Я думала, это же детское сознание еще было, что все поезда едут в Минск. А в Минске меня ждет — мама! И вот мне уже пятьдесят один год, у меня есть свои дети. А я все равно хочу маму... «Такие красивые игрушки...» ТАИ С А НАСВЕТНИКОВА — 8 лет. Сейчас — преподаватель физики. Живет в Минске. С той довоенной поры, как я себя помню, мне кажется, что все было хорошо: детский сад, утренники, двор, девочки, мальчики. Я много чи¬тала, боялась червяков и любила собак. Жили мы в Витебске, папа работал в строительном управлении. С детства больше всего запомнила, как папа учил меня плавать в Двине. А потом была школа. От школы у меня осталось та¬кое впечатление: очень широкая лестница, стеклянная прозрачная стенка, и очень много солнца, и очень много радости. Было такое ощущение, что жизнь — это праздник. В первые же дни войны папа ушел на фронт. Я помню прощание на вокзале... Папа все время убеждал ма¬му, что они отгонят немцев, но чтобы мы эвакуирова¬лись. А я все повторяла: «Папочка, миленький! Только возвращайся скорее... Папочка, миленький! Только воз¬вращайся скорее». Уехал папа, через несколько дней уехали и мы. По дороге нас все время бомбили, бомбить нас было легко, так как эшелоны в тыл шли через каж¬дые пятьсот метров. Ехали мы налегке: у мамы было са¬тиновое платьице в белый горошек, а у меня ситцевый красный сарафанчик с цветочками. Все взрослые гово¬рили, что уж очень красное видно сверху, и как только налет, все бросались по кустам, а меня, чем только мож¬но было, накрывали, чтобы мой этот красный сарафанчик не был виден. Воду пили из болот и канав. Начались кишечные за¬болевания. Я тоже заболела, трое суток не приходила в сознание. Потом мама рассказала, как меня спасли. Когда мы подъехали к Брянску, на соседнем пути остановился воинский эшелон. Молодость есть молодость, даже тогда, когда смерть близко. Моей маме было два¬дцать шесть лет, она была очень красивая. Она вышла из вагона, и ей сказал какой-то комплимент офицер из этого эшелона. Она попросила: «Отойдите, я не могу видеть вашу улыбку. У меня дочь умирает». Офицер оказался военным фельдшером. Он вскочил в вагон, осмотрел меня и позвал своего товарища: «Быстренько принеси чай, сухари и белладонну». Вот эти солдатские сухари, литровая бутылка крепкого чая и несколько таб¬леток белладонны спасли мне жизнь. Пока мы ехали в Актюбинск, весь эшелон стал боль¬ной. Нас, детей, не пускали туда, где были мертвые и убитые, нас ограждали от этого. Мы слышали только разговоры, там столько-то закопали в яму, там столько-то... Мама приходила с бледным-бледным лицом, руки у нее дрожали. А я все расспрашивала: «А куда делись эти люди?» Столько километров проехали, а никаких пейзажей не помню. И это очень удивительно, потому что я лю¬била природу. А запоминались только те кусты, под ко¬торыми мы прятались. Почему-то мне казалось, что ни¬где нет леса, что мы едем только среди полей, среди ка¬кой-то пустыни. Однажды испытала такой страх, больший, чем бомбежка. Нас не предупредили, что поезд не будет долго стоять. Поезд пошел, а я осталась. Не помню, кто меня подхватил, меня буквально вбросили в вагон, но не в наш вагон, а в какой-то предпоследний. Тогда я впервые испугалась, что останусь одна, а мама уедет. Пока мама была рядом, ничего не было страшно. А тут я онемела от страха. И пока мама ко мне не прибежала, не схватила меня в охапку, я была немая, никто от меня слова не мог добиться. Мама — это было спасение. Если у меня даже что-то болело, возьмешься за мамину руку — и болеть перестает. Ночью я всегда спала рядышком с ней, чем теснее, тем безопаснее. Если мама близко, кажется, что все у нас, как раньше дома было. Из Актюбинска мы поехали в Магнитогорск, там жил папин родной брат. До войны у него была большая семья, а когда мы приехали, то в доме жили только женщины. Мужчины все были на войне. В конце сорок первого получили две похоронки — погибли дядины сыновья… Из той зимы еще запомнилась ветрянка, которой мы переболели всей школой. И красные штаны... По карточ¬кам мама получила отрез бордовой байки, из нее сшила мне штаны. И дети меня дразнили «монах в красных штанах». Мне было очень обидно. Чуть позже получили по карточкам галоши, я их подвязывала и так бегала. Около щиколотки они натирали ранки, так все время приходилось под пятки что-то подкладывать, чтобы пят¬ка стала выше и не было этих ран. Но зима была та¬кая холодная, что у меня все время подмерзали руки и ноги. В школе часто портилось отопление, в классах замерзала вода на полу, катались на валенках между партами, сидели в пальто, в рукавичках, только обрезали пальчики, чтобы можно было держать ручку. Я не помню, чтобы мы играли, смеялись, бегали, я помню только, что мы много читали. Так много, что перечита¬ли всю детскую библиотеку, юношескую, и нам стали давать уже взрослые книги. Слушали все время радио, без радио мы не могли жить. Радовались каждому салюту, переживали каждое сообщение: как там в тылу, в подполье, в партизанах? Вышли фильмы о битве под Сталинградом и под Моск¬вой, так мы по пятнадцать-двадцать раз их смотрели. Подряд три раза будут показывать, и мы будем три ра¬за смотреть. Фильмы показывали в школе, специально¬го кинозала не было, показывали в коридоре, а мы сидели на полу. По два-три часа сидели. В конце сорок четвертого года я увидела первых пленных немцев. Они шли широкой колонной по улице. И что меня поразило, так это то, что люди подходили к ним и давали хлеб. Меня это так поразило, что я побе¬жала на работу к маме спросить: «Почему наши люди дают немцам хлеб?» Мама ничего не сказала, она только заплакала. Девятого мая мы проснулись утром оттого, что в подъезде кто-то очень сильно закричал. Было еще со¬всем рано. Мама пошла узнать, что случилось, прибежа¬ла растерянная: «Победа!» Это было так непривычно: война кончилась, такая долгая война. Кто-то плакал, кто-то смеялся, кто-то кричал... Плакали те, кто поте¬рял близких, смеялись оттого, что все-таки это была по¬беда. У кого-то была горстка крупы, у кого-то — кар¬тошка, у кого-то — свекла — все сносили в одну квар¬тиру. Я никогда не забуду этот день. Вот это утро... Да¬же к вечеру уже было не так... В войну все почему-то говорили тихо, мне даже ка¬залось, что шепотом, а тут вдруг заговорили громко. Мы все время были рядом со взрослыми, нас угощали, нас ласкали и прогоняли: «Идите на улицу. Сегодня праздник...» И звали обратно. Нас никогда столько не обнимали и не целовали, как в этот день. Но я — счастливый человек, у меня вернулся с вой¬ны папа… Дальше продолжать? Не думаю, что они все считают гитлеровцев и фашистов своими освободителями. Правда речь идёт не об оккупированных территориях, не думаю, что на их территориях народ думал и жил иначе.

Прохожий: Tanaka пишет: Цифра погибших советских людей в кровавой каше, которую заварили добрые солдаты гитлеровской армии близка к 30 миллионам. Не поделитесь источником ? А то у меня другие данные. 11-12 млн военнослужащих и так или иначе павших с оружием в руках и 7-9 млн. мирного населения. Не надо кидаться миллионами, того что есть очень много. Лилия пишет: За что евреям почет и уважение. Они-то хорошо помнят про своих 6 миллионах, а мы забыли. На подконтрольной немцам территории, во всей Европе проживало наверно около 4млн. евреев. Более половины остались живы. При этом погибли не все - много эмигрировало. А среди погибших не всех уничтожили немцы. Например вот: http://ru.wikipedia.org/wiki/Погром_в_Едвабне

Старый Игорь: Уважаемый Прохожий, это не Танакина цитата. Это фраза из моего поста. В разных источниках последнего времени можно встретить любую цифру наших потерь. Естественно и военных и гражданских. В том числе попадались мне сведения и о 25-26 миллионов. Причём спор шёл о том, входят ли сюда разница переписей довоенной и послевоенной потери в результате Сталинских репрессий. Для вас это принципиальный вопрос или вы хотите разжечь на форуме новые страсти, которые вроде бы начали успокаиваться?

Прохожий: Старый Игорь пишет: Для вас это принципиальный вопрос или вы хотите разжечь на форуме новые страсти, которые вроде бы начали успокаиваться? Да принципиальный. Я давно интересуюсь военной историей и указанную цифру - порядка 20 млн. готов подтвердить ссылками. Если интересует укажите пожалуйста ветку и я сделаю очень коротенький обзор с разбивкой по видам потерь и ссылками, подтверждающие это. Почему принципиальный вопрос ? Первое что меня интересует в истории это не заявки о победах, а реальная статистика. И только владея реальной статистикой можно делать какие то выводы. Например можно попробовать оценить реальный ущерб врагу комсомольским подпольем Краснодона. Отмечу что долгие годы при СССР правильной цифрой считалось 20 млн.Однако если Вы считаете что это вызовет страсти на форуме то я воздержусь.

Старый Игорь: Прохожий пишет: Например можно попробовать оценить реальный ущерб врагу комсомольским подпольем Краснодона. Да в общем-то то, что реального ущерба они врагу не принесли, это уже вряд-ли кто-то будет оспаривать. Их подвиг лежит в несколько другой плоскости. Я так думаю. А вот по поводу потерь в войне, думается, это большая и противоречивая тема, которую можно было бы затронуть немного позже, если не возражаете. А то с такими горячими спорами на форуме разбегутся и те, кто ещё остался.

chingischan: В Википедию может написать каждый желающий, там никто ничего не проверяет, так что источник более, чем сомнительный.

Прохожий: Старый Игорь пишет: Их подвиг лежит в несколько другой плоскости. Молодость и глупость. Патриотические чувства воспитали, а вот думать и причинять врагу реальный ущерб не научили. Детские игры какие то. Жалко конечно ребят. Старый Игорь пишет: А то с такими горячими спорами на форуме разбегутся и те, кто ещё остался. Как скажете. Отмечу что без споров любой форум превращается в сборище единомышленников - болото. А у вас тут есть один-два весьма любопытных персонажа.

Старый Игорь: Наталья Антоновна, если я назвал эту цифру, то, наверное, было бы правильно назвать источник. По ссылке : http://www.deol.ru/manclub/war/pp.htm написано : Революция в нашей военной демографии произошла в 1989-1990-м годах, когда работала государственная комиссия, составленная из ученых и специалистов Госкомстата, Министерства обороны СССР, АН СССР и МГУ имени М.В.Ломоносова. По ее расчетам, прямые людские потери страны в 1941-1945-м годах составили 27 миллионов человек. Близко к этому результату находится и ряд других современных расчетов, в том числе выполненных за рубежом. Естественно, чтобы не разжигать страсти, я не настаиваю на этой цифре, поскольку сам подсчёты не вёл.

chingischan: Читала-читала и не поняла, а зачем отрывок из великолепной книги Алексиевич? Вернуть всех в рамки тем форума или зачем-то еще?

chingischan: Для Старого Игоря Я это не в пику вам написала, а просто для информации, если кто не знает, я этот факт сама в прошлом году обнаружила и сопоставила там кое-какие факты. Для Прохожего Давайте не будем подсчитывать реальный ущерб, причиненный МГ, не для этого этот сайт существует, пожалуйста, прочитайте все материалы внимательно. Об этом уже рассуждали, только не так прямолинейно, легко через 65 лет подсчитывать, сами-то мы еще неизвестно на какой стороне оказались бы.

Прохожий: Старый Игорь пишет: Революция в нашей военной демографии произошла в 1989-1990-м годах, когда работала государственная комиссия, составленная из ученых и специалистов Госкомстата, Министерства обороны СССР, АН СССР и МГУ имени М.В.Ломоносова. Это данные Кривошеева-Гареева, основанные на разработках генштаба 1968 года - 26,6 млн. Озвучены М.С. Горбачевым к очередной годовщине победы в 1989 году. Цифры дутые, но основаны похоже на реальных данных. Там очень сильно подтасованы итоговые балансы. Но при внимательном прочтении вранье видно. В это число включены и так называемые "демографические потери" - неродившиеся и умершие во время войны в лагерях НКВД и пр. По факту занижены потери РККА и спрятаны жертвы предвоенных репрессий и голодомора. Вот первоисточник: http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/

Старый Игорь: Уважаемый Прохожий. Футбол с интернетными ссылками ни к чему хорошему не приведёт.

Бусинка: Сегодня в комментах в ЖЖ у Радуловой прочитала. Любопытная история. Во время Великой Отечественной войны раненого солдата вермахта выходила советская женщина. Солдат выжил и в благодарность за спасение оказывал много лет гуманитарную помощь для города Полоцка в Белоруссии, например, ежегодно, к Рождеству он присылал каждому полочанину шоколадку в подарок. Спасённого солдата звали Карл Френкель и после войны он являлся в Германии владельцем собственной фирмы. Скопирую из Инета подробнее: Древнейший город Беларуси, Полоцк вот уже 16 лет является побратимом немецкого города Фридрихсхафена. Партнерские отношения установлены как на уровне городских властей, так между гражданскими инициативами. 12 лет подряд каждый из 100 тысяч жителей Полоцка получает к Рождеству из Фридрихсхафена подарок - шоколадку. Даритель неизменен - это владелец строительной фирмы Карл Френкель, которому на днях исполнилось 82 года. Имя Карла Френкеля знает каждый житель Полоцка. Первым даром Френкеля городу стал колокол, отлитый в Германии, для Римско-католического костела Святого Андрея Баболя, который в 1992 году привез в Полоцк сам немецкий предприниматель. После этого визита он и решил к Рождеству делать маленькие подарки жителям города. Обычно - это шоколад. Получают его строго по спискам, и по паспортам в магазинах по месту жительства. В этом году подарки до адресатов дойдут с опозданием, но в этом виновата белорусская таможня. Лет десять назад, когда в Беларуси стране был дефицит подсолнечного масла, Карл Френкель прислал полотчанам к празднику по бутылке этого необходимого в быту продукта. Узнав, что в Полоцке есть спортивный клуб байдарочников, Френкель заказал за свой счет в Германии байдарки и подарил их спортсменам. Он полностью обновил автомобильный парк пожарной службы Полоцка, более двух десятков современных спецмашин куплено им для станции скорой медицинской помощи, а также для коммунальной службы города. Сегодня специалисты из Фридрихсхафена разработали проект очистных сооружений для реки Западная Двина, для той ее части, что протекает через этот старинный город Беларуси. Карл Френкель и здесь готов оказать содействие. Не забывает он так же и об общественных и культурных организациях Полоцка. Надо сказать, что юность Карла Френкеля совпала со второй Мировой войной. Он был солдатом вермахта и воевал на территории Украины. В бою получил ранение, едва не попал в плен. Его выходила простая украинская женщина. Оправившись от ран, Карл Френкель перебрался за линию фронта. В благодарность за спасение, не деля прошлый советский народ по национальностям, нынешний предприниматель оказывает помощь белорусскому городу- побратиму. Бывший немецкий солдат нашел себе в Полоцке друга, также солдата Великой Отечественной. Это Евгений Шалабанов, председатель полоцкого городского совета ветеранов, которому Карл Френкель также помогает материально. В Полоцк немецкий предприниматель наведывался в последний раз пять лет назад – возраст мешает длительным путешествия. За искренность и щедрость полотчане платят Карлу Френкелю взаимностью. Когда он отмечал 80-летний юбилей, белорусские друзья привезли ему в подарок живописное полотно с пейзажем полоцкой земли. Елена Николаева http://www.dw-world.de/dw/article/0,,1891508,00.html

Красавица: Бусинка, спасибо! Всё же жива на свете "Круговая порука Добра"!

Бусинка: Интересно, как Карл попал к этой женщине, как она решилась на такой поступок, всё-таки враг...

Красавица: А может, он уже тогда не был врагом? Судя по поступкам...

Умник: Красавица пишет: усинка, спасибо! Всё же жива на свете "Круговая порука Добра"! по мне, так эта порука ... и мы на нее... в общем понятно

Бусинка: Красавица пишет: А может, он уже тогда не был врагом? Не знаю, Люба. Подробности в Инете рассказывают только про благотворительную деятельность Карла. А узнать, что и как было в начале, действительно интересно. Умник пишет: и мы на нее... Лера, ты о чём?

Оксана: У меня бабушка и дед были на оккупированной территории. Еще детьми. Дед постарше, он говорил, что голодали очень, ему тогда лет семь было. Раз зашел в комнату, а на столе шоколадка лежит. Он схватил шоколадку - и в окно. А немец, что в комнате был стрелять по нему начал. Вроде из пистолета. Не попал. Но так как в итоге жив остался, наверное, немец потом остыл. А пулей деду по самой макушке чиркнуло - шрам на всю жизнь остался, бороздка такая. А у бабушки брат-близнец ее отца (прадед в тот момент был в концлагере, увы, никто о том не знал) стал старостой от немцев. Хорошо жил. А прабабушка жила с детьми в сарае - трое детей было. Голодали страшно, и дядюшка даже корки хлеба не давал. Дети чудом живы остались. Немцы их вобщем-то не трогали, нарочно не издевались. Запретили лазить в погреб и в дом не пускали. А когда уходили, бабушка помнит в касках прямо в своих носили вроде бензин или керосин. И дом подожгли. Прабабушка просила, в ногах валялась, чтобы не жгли. Не помогло. А дядюшка-староста с немцами ушел, и сгинул. Такая вот страница у нас в семье есть. Это было в Ростовской области и на Кубани. А вот по маминой линии бабушка жила в прифронтовой зоне, у них наши стояли. Так там какой-то капитан к моей прабабке ночью полез, а она женщина резкая была, дала ему оплеуху. Он ее чуть не застрелил - свекровь между ними встала, а она старенькая была, старенькую он не тронул. Но прабабушке моей жизни не давал, все под расстрел подвести пытался. Его вроде бы потом свои же застрелили. Не любили его очень, если не сказать ненавидели. Не уверена, что правда, но люди в деревне говорили, что застрелили его в бою, в спину... Вот так-то.

Марина Турсина: Да, всё очень страшно, вот уж вправду говорят люди, пережившие оккупацию, что пусть любые трудности, но только среди своих. Хотя, свои тоже разные бывают. Оксана, а в Ростовской области, это в каком месте было?

Оксана: Марина Турсина пишет: Оксана, а в Ростовской области, это в каком месте было? Хутор был... он сейчас не сохранился. На реке Сал был, Кудинов вроде бы. Они потом уехали оттуда. Прадед попал в плен, он в армии Власова служил. Сейчас говорят, что Власов армию в плен не сдавал. Ничего не могу сказать - у меня два прадеда с разных сторон в ней были, и оба в плену. Один в Освенцим попал в итоге, но выжил. Второго бауер купил, по хозяйству помогать. Не знаю, где купил. Только жил он более или менее нормально, ел и пил, да и работой особо не душили, но на положении собственности, однако ж. Оба освобождены, оба попали в лагеря уже в СССР, оба выжили, вернулись в 50-х, но умерли рано - лагеря даром не прошли, ни немецкие, ни наши. А то что брат прадеда был... предателем, тщательно скрывали. Я узнала, когда мне было уже 20 лет. Шок был, если честно.

Марина Турсина: Я почему спросила - у меня родственники были в оккупации, тоже в Ростовской области. Могу ошибиться с названием... станица Милютинская часто упоминалась... Папа был у них военный комиссар, поэтому им пришлось с четверьмя маленькими детьми свой дом покинуть и скитаться по чужим хуторам - боялись, что выдадут. Каким-то образом они всё равно в одном хуторе, в котором остновились, уже были вписаны в списки на расстрел, но пришла Красная Армия. Так и спаслись. Оксана - да, поразительна история Вашей семьи, что делать, родственников мы не выбираем. Думаю, вот если копнуть глубже - родословную, там может такое скрывается, почти у каждого.

Оксана: Ну да. В гражданскую все еще более было запутанно, хоть и оффтоп, конечно. У нас было прямо как в "Тихом Доне". И красные герои, и белые офицеры, не убежавшие за границу. И расказачивание. Из всех мужчин среди родственников с обеих сторон, ушедших на ВОВ, вернулись только трое. Трое! А посчитать сколько ушло! И о многих даже не знаем - как погибли. Ищем, но информация очень противоречивая... О многих.

Марина Турсина: В гражданскую войну тоже не приведи Господь было жить. А вообще, жила ли когда-нибудь хорошо наша матушка-Россия? Я недавно увлеклась своим местным форумом и была очень приятно удивлена, там ребята - поисковики (конечно, всё только на энтузиазме), они ищут останки погибших именно в гражданскую войну, мотивируя тем, что мол, Великой Отечественной войной ещё кто-то занимается, а гражданской - уже намного меньше. Молодцы.

Комбат: Трагические для нас события начались в конце мая 1942 г., когда развернулось известное наступление немцев с целью захвата Сталинграда и выхода к Кав¬казской нефти. Наш город, начиная с осени 1941 г., постоянно укреплялся. По периметру строились мощные ДОТЫ (долговременные огневые точки), основные улицы были перегоро¬жены толстыми, до 3-х метров сооружениями из камня. В кирпичный домах окна за¬кладывались кирпичом, и устраивались бойницы. Немецкое командование, видимо, не желая штурмовать город, начало его ожесточенные бомбежки, которые с разной интенсивностью, но абсолютно регулярно длились до середины июня. Мы, мать, я, 12-летний пацан и моя 2-хлетняя сестричка (отец был мобилизован еще в начале войны и вскоре погиб), «прописались» в подвале, соседнего дома, в который бежали с началом бомбежки. В первые дни налетов немецкой авиации, по радио объявляли воздушную тревогу, потом, когда радиоузел был разбит, выли сирены, а под конец, когда наши войска, в основном, покинули город, мы ориентировались только на гул самолетов. Хорошо помню, как в один из налетов, мы не успели добежать до «нашего» подвала, просто упали под стеной какого-то дома. Все наше семейство осталось в живых, а в подвал попала бомба, и все, кто в нем был, погибли. Как-то после очередной бомбежки, которую мы пережидали в уже другом подвале, мы возвратились к своему дому, и перед нами открылось страшное зрелище: все окна и двери были выбиты ударной волной, штукатурка осыпалась и толстым слоем завалила все внутри дома, вся мебель оказалась сломанной. Так мы остались без крыши над головой. Между тем, бомбежки продолжались. Город горел. Пожарные и бойцы истребительного батальона /что-то наподобие гражданской обороны/ едва успевали гасить пожары и убирать трупы. Отступающие войска, подожгли поднятый на гора уголь, и город оказался в огненном кольце. Особенно страшная картина была ночью, когда это кольцо огня было видно особенно отчетливо. Мы почти не покидали подвалов. Особенно трагической для нас стала, как потом оказалось, последняя, пожалуй, самая мощная, бомбежка. Услышав на рассвете гул самолетов, а спали мы прямо во дворе, едва успели добежать до подвала как в небе уже раздавался свист бомб / более противного, леденящего душу воя, я не знаю/. В это же время к подвалу подъехала военная машина, которая могла стать мишенью для немецких самолетов, тогда кто-то из женщин крикнул бойцам, чтобы они отъехали от подвала, так как там были женщины и дети. В этот момент нас все-таки накрыла бомба. Перекрытие подвала рухнуло кого-то придавило, кто-то кричал от боли. Но, к счастью, все остались живы. Нас спасло то, что балки перекрытия бомба проломила посредине. Упав одним концом вниз, они образовали своеобразную нишу вдоль стены, под которой мы все сидели. Подоспевшие бойцы истребительного батальона откопали нас, увезли раненых. К сожалению, погибли оба бойца, находившиеся в автомобиле. Он горел рядом, так и не успев отъехать. Заскочи они в подвал, быть может, остались живы. Вечная им память. Это была последняя бомба последней бомбежки в Ровеньках. Город с тревогой и ужасом ждал прихода немцев.

Комбат: Пока еще немецко-фашистские войска не вошли в Ровеньки, сделаем два отступления. Первое: К вопросу об Эвакуации. Проблема эвакуации населения из оставляемых нашими войсками территорий остро встала в самом начале войны. Первоначально ставка делалась на тотальную эвакуацию населения и уничтожение всего, что могло быть использовано врагом. Но жизнь внесла свои коррективы. Во-первых, уничтожение всех промышленных и с/х ресурсов требовало много времени, огромных финансовых и материальных затрат, привлечения значительного числа исполнителей. Во-вторых, сотни тысяч беженцев со своим скарбом и скотом заполнили все дороги и буквально парализовали передвижение войск, кроме того этих людей нужно было как-то обеспечить продовольствием и водой, где то укрывать от непогоды, защищать от бомбардировок, обеспечивать элементарный гражданский порядок. Делать это было некому. Тогда было принято решение. Эвакуацию населения производить в выборочном порядке - семьи ответственных государственных и партийных работников, высшего комсостава, и по возможности семьи мелких и средних чиновников, учителей, врачей и т.п. Остальное население по умолчанию оставались на захваченной немцами территории. В соответствии с этой концепцией, наша семья (отец был зав. учебной частью ровеньковской СШ №2, а мать учителем этой школы) предприняла попытку эвакуироваться в тыл. С нехитрым скарбом мы прибыли на место сбора - какой-то дальний тупик, станции Ровеньки, где стояло около десятка теплушек. Собралось там семей 100, продержав нас почти до обеда, организаторы, наконец, распределили народ по теплушкам с двухъярусными нарами внутри, пообещав в ближайшее время прицепить к какому-то поезду, идущему на Восток. Под палящими лучами июньского солнца теплушки раскалились почти до красна, и мы сидели на грязной насыпи в тени от вагонов. Вода метров за 800, на станции, кухня, оборудованная в одном из вагонов, еще не работала, правда хлеб и какие-то продукты по утрам привозили. И полная неизвестность. На следующее утро, после ночевки на голых нарах, наиболее практичные из беженцев стали потихоньку покидать «тупиковый» состав. Мы, просидев еще день на пыльной насыпи и переночевав на досках так же решили больше не испытывать судьбу, тем более, что наша 2-летняя Валя приболела, и вернулись домой. Кстати, подобным образом поступили многие. И оказалось, что сделали правильно. Как нам потом рассказали те, кто дождался паровоза (на третий или четвертый день), успели отъехать от Ровенек километров на десять. Немецкие танки перерезали железную дорогу на Ростов и открыли огонь по эшелону. Потом, видя, что в вагонах женщины и дети, огонь прекратили и приказали всем возвращаться по домам. К сожалению, несколько человек погибло. Среди них были и наши соседи по вагону. Из выше изложенного напрашивается неприятный, но объективный вывод - миллионы советских людей были брошены государством на оккупированной врагом территории, предоставленными самим себе и вынужденных выживать, кто как может. Это в какой-то мере дает возможность понять, а в ряде случаев и оправдать поведение и поступки людей в это непростое время. P.S. Еще лет 10-15 после окончания войны, при написании автобиографии и заполнении различных анкет, государство спрашивало: «Чем Вы занимались во время оккупации?» и ни разу не спросило: «Как Вы там выжили?»

Марина Турсина: Комбат пишет: Тогда было принято решение. Эвакуацию населения производить в выборочном порядке - семьи ответственных государственных и партийных работников, высшего комсостава, и по возможности семьи мелких и средних чиновников, учителей, врачей и т.п. Остальное население по умолчанию оставались на захваченной немцами территории. А остальные люди - выживайте, как хотите. Спасибо, Вадим Кириллович, очень интересно. Скажите, а простым людям было официально запрещено эвакуироваться или как?

Комбат: Марина Турсина пишет: Скажите, а простым людям было официально запрещено эвакуироваться или как? В основном "или как". Могли, если им удавалось попасть в списки. В противном случае ты бесправен. Ни в вагон, ни в грузовик тебя не посадят, паек выдавать не будут, в конечном пункте тобой никто заниматься то же не станет. А так, пожалуйста, иди пешком на свой страх и риск.

Комбат: Марина, ввиду полного отсутствия интереса к данной теме, публикацию своих постов приостанавливаю. Если что, заходите на мой сайт в комментарии.

Марина Турсина: Комбат пишет: Собралось там семей 100, продержав нас почти до обеда, организаторы, наконец, распределили народ по теплушкам с двухъярусными нарами внутри, пообещав в ближайшее время прицепить к какому-то поезду, идущему на Восток. А теплушки - это что? Комбат пишет: Марина, ввиду полного отсутствия интереса к данной теме, публикацию своих постов приостанавливаю. Вадим Кириллович, ну что Вы, Вас вон сколько народа читает, на форум в среднем ежедневно больше 200 человек заходит. Вот только у нас любят больше читать, чем писать. Комбат пишет: P.S. Еще лет 10-15 после окончания войны, при написании автобиографии и заполнении различных анкет, государство спрашивало: «Чем Вы занимались во время оккупации?» и ни разу не спросило: «Как Вы там выжили?» Как же так... Как можно вообще? Нет чтобы льготы какие дать... Мне непонятно, чем провинились люди, волею судьбы (или нет, воля властей ведь присутствовала?) оказавшиеся в оккупации...

DmitryScherbinin: Уважаемый Вадим Кириллович! Я с большим интересом читаю Ваши сообщения. Думаю, и другие посетители форума будут сожалеть, если Вы нас покинете. Очень бы хотелось увидеть Ваши воспоминания о Георгии Минаевиче Арутюнянце и Елене Николаевне Кошевой. С уважением, Дмитрий.

Маша: Комбат пишет: Марина, ввиду полного отсутствия интереса к данной теме, публикацию своих постов приостанавливаю. Если что, заходите на мой сайт в комментарии. Вадим Кириллович мне тоже интересно читать ваши сообщения! Публикуйте дальше свои воспоминания.Очень хочется знать о судьбе Е.Н.Кошевой и ее семьи. Вадим Кириллович, как можно найти ваш сайт?

Юляша: Марина Турсина пишет: А теплушки - это что? Это вагоны

Юляша: Марина Турсина пишет: Как же так... Как можно вообще? Нет чтобы льготы какие дать... Мне непонятно, чем провинились люди, волею судьбы (или нет, воля властей ведь присутствовала?) оказавшиеся в оккупации... Марина, в прошлом году я ездила домой в Николаев и, как обычно, зашла в музей Подпольного и партизанского движения и... Знаете, что меня там больше всего поразило? Я просто без слов осталась! Так вот, многие связные, которые были отправлены нашими подпольщиками за линию фронта были арестованы за НАХОЖДЕНИЕ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ!!!

Галина: Уважаемый Вадим Кириллович! Ваши воспоминания очень интересны и важны для нас т.к. дают возможность представить и понять то тяжелое для нашей страны время, посмотреть на все глазами очевидца. Присоединяюсь также к просьбе всех : напишите свои воспоминания о Ваших встречах с Георгием Арутюнянцем. Ждем с нетерпением продолжения рассказа.

Марина Турсина: Маша пишет: Вадим Кириллович, как можно найти ваш сайт? Маша, вот сайт Вадима Кирилловича Луценко, там книга, лёгкая для прочтения и интересная: http://lucenko.pp.ru/index.php/shag-vosmoj/ Вадим Кириллович, а Вы не могли бы опубликовать продолжение книги у нас на форуме, допустим, в разделе "Наше творчество"? Юляша пишет: Это вагоны. Это я знаю, имела в виду, как они были устроены? Юляша пишет: Марина, в прошлом году я ездила домой в Николаев и, как обычно, зашла в музей Подпольного и партизанского движения и... Знаете, что меня там больше всего поразило? Я просто без слов осталась! Так вот, многие связные, которые были отправлены нашими подпольщиками за линию фронта были арестованы за НАХОЖДЕНИЕ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ!!! Поразительно. Ещё к тем, кто был в плену тоже очень "человечное" отношение было. Я люблю свою страну, хотя любить её с каждым днём всё трудней и трудней, вот только отношение государства к людям ужасает. Вот, если в плен попал, как быть? В чём вина - что жив остался, что пулю в лоб себе не пустил? А если человек не мог физически это сделать - бессознательное состояние и т.д.? Вадим Кириллович, у нас как-то шла дискуссия о "добрых" солдатах Вермахта. Помните ли Вы такие случаи из своего детства?

Комбат: Марина Турсина пишет: Маша, вот сайт Вадима Кирилловича Луценко, там книга, лёгкая для прочтения и интересная: Маша пишет: Вадим Кириллович, как можно найти ваш сайт? Девочки, мой рабочий сайт lucenko-best.mylivepage.ru. Марина, сайт, который Вы выложили не рабочий Заходите при случае.

Марина Турсина: Вадим Кириллович, рада Вас видеть! Это Ваш новый сайт, я так понимаю? Спасибо!

Комбат: Марина Турсина пишет: Вадим Кириллович, рада Вас видеть! Это Ваш новый сайт, я так понимаю? Марина, спасибо на добром слове. Это как раз мой добрый старый сайт, а тот неудачно - экспериментальный, я на него даже не захожу. Кстати на нем я уже опубликовал продолжение своей книги. Теплушка - обычный товарный вагон, в котором по обе стороны от раздвижной двери сооружены двух ярусные деревянные нары, а в центре находится буржуйка (железная печка, которая греет только тогда, когда ее топят). Во время войны вся страна ездила, в основном, в таких теплушках.

Марина Турсина: А продолжение книжки будет?

Комбат: Марина Турсина пишет: А продолжение книжки будет? Заходите на сайт продолжение уже там: "Жизнь продолжается"

Марина Турсина: Комбат пишет: Теплушка - обычный товарный вагон, в котором по обе стороны от раздвижной двери сооружены двух ярусные деревянные нары, а в центре находится буржуйка (железная печка, которая греет только тогда, когда ее топят). Во время войны вся страна ездила, в основном, в таких теплушках. Спасибо! Нам бы ещё про Арутюнянца рассказать...

Галина: Вадим Кириллович, рада Вас видеть! Сайт понравился и фото интересные и с юмором. Особенно понравилась "украинка" http://lucenko-best.mylivepage.ru/blog/index/

Комбат: Марина Турсина пишет: Спасибо! Нам бы ещё про Арутюнянца рассказать.. Марина, я бы и рад, да не могу. Беседы были приватными, как правило за столом,по праздникам мы просто вспоминали тяжелую, но интересную военную молодость, обменивались мнениями для себя, а не для печати. Извините. Свою позицию относительно Молодой гвардии я уже излагал.

Марина Турсина: Хорошо, я понимаю. Быть может, Вадим Кириллович, Вы просто расскажете свои личные впечатления о Георгие Минаевиче, ну, просто, как о человеке? Каким он был, Арутюнянц?

Маша: Вадим Кириллович я вас тоже поздравляю с прекрасным сайтом.А что это за дерево "смерть европейцам"?

Галина: Вадим Кириллович! Напишите хотя бы каким Вы его т.е. Георгия запомнили? Каким он был человеком? Какие наиболее запоминающиеся факты периода оккупации Краснодона вспоминал? Кого из своих сверстников-молодогвардейцев вспоминал больше всего? Нам интересно все. Расскажите, хотя бы то, что возможно....

Olga: Я тоже с большим интересом читаю воспоминания Комбата, Вадима Кирилловича. Никак не могу найти его записи о Молодой гвардии, заглянула на сайт, но и там не увидела. Не мог ли кто-нибудь подсказать, где можно об этом почитать. Спасибо!

Марина Турсина: Ольга, о взглядах Вадима Кирилловича на освещение истории краснодонского подполья можно прочитать здесь: http://molodguard.forum24.ru/?1-15-0-00000056-000-0-0

Комбат: Маша пишет: А что это за дерево "смерть европейцам"? Замечательная особенность этого дерева состоит в том, что оно цветет в разгар Ангольского лета (Наш январь), когда солнечная радиация достигает своего максимума и превышает среднеевропейскую в 10-12 раз. Это губительно для жителей средних широт, поэтому в этот период рекомендуется сидеть в помещениях.

Комбат: Галина пишет: фото интересные и с юмором. Спасибо. За юмором заходите на страницу "Одесса пока еще смеется"

Комбат: Уважаемые "молодогвардейцы" 1.На данном сайте, как я понимаю, общаются люди, которые специально занимаются "Молодой гвардией" и знают о ней все или почти все. Что касается меня, то я не в теме. Как говорят в Одессе: есть у меня другие интересы. Именно поэтому я по-возможности ухожу от обсуждения данной проблематики, разве что отдельные соображения на любительском уровне. Не судите меня строго. С воспоминаниями о тех далеких, трагических годах, а не о молодогвардейцах, желающие могут познакомится на моем сайте. 2.Что касается Г. Арутюнанца. Мы с ним служили на разных кафедрах Военно-политической академии - он на кафедре партполит работы, а я военной педагогики и психологии. Встречались время от времени и специально только о делах Молодой гвардии не говорили. Более того, и тема его кандидатской диссертации не была связана с молодогвардейцами. К сожалению, он рано ушел из жизни. Тяжелая болезнь (рак поджелудочной железы) буквально сожгла Жору. Во время одного из последних его посещений в госпитале он жаловался на дикие боли, но держался мужественно и достойно, пытался шутить. Примерно через месяц его не стало. В последний путь его провожала вся академия. Вечная ему память.

Галина: Комбат пишет: разве что отдельные соображения на любительском уровне. И это "принимаеться", Вадим Кириллович Ведь мы тоже просто любители. Примерно через месяц его не стало... Да, жалко Георгия Минаевича. Вечная ему память. Мне почему-то кажеться, что он был скромным, застенчивым, романтичным....

Olga: Марина Турсина пишет: Ольга, о взглядах Вадима Кирилловича на освещение истории краснодонского подполья можно прочитать здесь: http://molodguard.forum24.ru/?1-15-0-00000056-000-0-0 Марина, большое спасибо!

Комбат: Галина пишет: И это "принимаеться", "Это" т.е. описание всего того, что происходило в те далекие времена (в моем понимании и восприятии) изложено на моем сайте. См. Шаг четвертый. гл. "Рядом с войной". Думаю, что нет смысла дублировать мои воспоминания еще и на этом сайте.

Галина: Вадим Кириллович! "и это принимаеться" относится к Вашей фразе.: Именно поэтому я по-возможности ухожу от обсуждения данной проблематики, разве что отдельные соображения на любительском уровне. Относительно Молодой гвардии, я так понимаю... У меня к Вам вопрос. В своей книге Вы пишете: (глава "Всякое бывало") Партизаны же уничтожили 12 немцев и 8 полицаев. На следующий день их хоронили и на похороны согнали все село. Солдаты немецко-полицейской роты, прибывшей на помощь, видимо, собираясь дать салют, стали снимать с плеч автоматы и винтовки. Люди подумали, что их собирают¬ся расстреливать, и толпа бросилась врассыпную. Я опомнился только домаhttp://lucenko-best.mylivepage.ru/wiki/1369/737_%D0%A7%D0%B5%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%8B%D0%B9_%D1%88%D0%B0%D0%B3 И никаких репрессий после этого в отношении к мирному населению не последовало?

Комбат: Галина пишет: И никаких репрессий после этого в отношении к мирному населению не последовало? К нашему счастью - нет. Хотя, честно говоря, мы их ожидали.

Комбат: Вот еще несколько воспоминаний, связанных с Арутюньянцем. Помниться, что, по словам Георгия, кажется, Мошков, Почепцов, там еще другие ребята были задержаны на рынке патрульными полицаями и доставлены к своему комвзвода Пидтынному. Таких задержаний они проводили ежедневно десятки. Обычно разбирались на месте и надавав тумаков отпускали. Надо же было отчиму Почепцова прибежать к Пидтынному выручать пасынка. Тогда впервые прозвучало слово «организация». Пидтынный тут же доложил об этом по команде, ну а там пошло – поехало. Сам Пидтынный длительное время скрывался и жил по поддельным документам. Арестовали и судили его только в 1957г. В Донецкой обл. (был опознан одним из жителей Краснодона). Вместе с Георгием в академии учился еще один молодогвардеец Анатолий Лопухов. Его жена артистка. Кажется, играла в известном фильме роль Зои. Это только воспоминания давным-давно прошедших дней. За их достоверность не ручаюсь.

Галина: Комбат пишет: Помниться, что, по словам Георгия, кажется, Мошков, Почепцов, там еще другие ребята были задержаны на рынке патрульными полицаями и доставлены к своему комвзвода Пидтынному. Таких задержаний они проводили ежедневно десятки. Обычно разбирались на месте и надавав тумаков отпускали. Надо же было отчиму Почепцова прибежать к Пидтынному выручать пасынка. Тогда впервые прозвучало слово «организация». Пидтынный тут же доложил об этом по команде, ну а там пошло – поехало. Вадим Кириллович! Но ведь в официальной версии пишеться, что задержан был только двенадцатилетний мальчишка Гринев Александр (кличка Пузырев) участник струнного оркестра в клубе им. Горького, которому по одним свидетельствам якобы дали сигареты за молчание, (по другим свидетельствам для продажи) Он стал их продавать на рынке, где и был задержан с поличным и доставлен в полицию. Не выдержав побоев, мальчишка назвал тех, кто дал ему сигареты т.е. Е.Мошкова . Директора клуба Е. Мошкова и руководителя струнного кружка В. Третьякевича арестовали. Администратор клуба И.Земнухов пошел сам в полицию выручать товарищей и уже не вернулся . Почепцов , узнав об аресте ребят, испугался и по совету отчима Громова, якобы написал заявление в котором сообщил о факте организации подполья в Краснодоне.

Комбат: Галина пишет: Вадим Кириллович! Но ведь в официальной версии пишеться, что задержан был только двенадцатилетний мальчишка Я ведь сделал ссылку, что за достоверность не ручаюсь. Со времени тех разговоров прошло где-то лет 40!. Тем более, что я и не стремился что-то запомнить.

Марина Турсина: Вадим Кириллович, можете ли Вы вспомнить такие случаи из детства, когда оккупанты проявляли хорошее отношение к местному населению?

Комбат: Марина Турсина пишет: Вадим Кириллович, можете ли Вы вспомнить такие случаи из детства, когда оккупанты проявляли хорошее отношение к местному населению? Постараюсь это сделать в ближайшее время.

Марина Турсина: Лишний пост убрала, поздравление перенесла в тему "С Праздником!", раздел "Благодарности". http://molodguard.forum24.ru/?1-17-0-00000009-000-420-0#405

Марина Турсина: Пост Яна и посты Комбата с вопросом о загрузке изображений перенесены в тему "Помощь", раздел "Хочу предложить..."

Комбат: Марина пишет: Вадим Кириллович, можете ли Вы вспомнить такие случаи из детства, когда оккупанты проявляли хорошее отношение к местному населению? Комбат пишет: Постараюсь это сделать в ближайшее время. Оккупация. Воспоминания детства. Думаю, что всей правды об оккупации, как таковой, нет. Она, как мозаичная картина, распадается на множество составляющих, где причудливо переплетаются политика, официальная пропаганда, повседневная жизнь во всем ее многообразии, человеческие судьбы и жизненные ситуации, конкретные люди и обстоятельства. В связи с этим я выношу на ваш суд исключительно свои личные, детские впечатления о, фактически случайных, житейских «контактах» с немецкими военнослужащими, имевшими место в период оккупации Украины. Случайными потому, что, как я сейчас понимаю, немецкие оккупационные структуры по отношению к мирному населению действовали как правило, через, созданные ими, местные органы управления – бургомистры, управы, старосты, полицейские формирования. Интересно, что во многих, отдаленных от райцентров селах люди в течение всей оккупации даже не видели немцев. Наиболее любопытные специально приезжали в город посмотреть на них. Итак, после почти двух месяцев непрерывных бомбежек г. Ровеньки, наступила долгожданная тишина. На улице ярко светило июньское солнце. Наши войска уже покинули город, и мы с тревогой ждали прихода немцев. Из радиопередач и газетных публикаций мы знали о зверствах, чинимых фашистами на оккупированных терри¬ториях, и, естественно, беспокоились о своей судьбе. Утром на улице показались десятка два немецких солдат на велосипедах. Они проехали мимо, затем проследовало неско¬лько автомашин. Мы с любопытством и тревогой наблюдали за ними из-за заборов, боясь выйти на улицу. На следующее утро в город вошли немецкие войска. Маши¬ны и повозки заполнили улицу. Все они, не останавливаясь и не обращая на нас внимания, шли на Восток, минуя город. Через некоторое время к нашему двору подошел немецкий солдат и на чисто русском языке сказал, чтобы мы смело выходили на ули¬цу, нас никто трогать не будет. Войска гражданскими людьми не занимаются. Вот придут тыловики, установят власть, тогда и будут разбираться что к чему. Кто-то спросил, не русский, ли он. Солдат как-то уклончиво ответил, что русский. Много позже я понял, что это, скорее всего, был доброволец-перебежчик, которых, как известно, в 1941 году было довольно много. Действительно, войска вели себя нейтрально по отношению к мирному населению. Лишь расклеили везде листовки с предупреждениями типа: «За нападение на немецких военнослужащих – расстрел», «За порчу немецкого имущества расстрел», «За передвижение по улицам после комендантского часа расстрел» и т.п. (продолжение следует)

Маша: Вадим Кириллович, здравствуйте.Как полицаи относились к евреям?У меня этот вопрос возник из-за путаницы.Почему, например, отца Борц все время прятали, а потом он ушел из Краснодона, а Валерию не трогали.Ведь она на половину еврейка.Многие утвержд.что Виценовский был сброшен в шахту по национал.признаку, но почему так долго ждали?Обычно ведь евреев сразу расстреливали.И те же полицаи наверника знали кто они и вряд ли стали скрывать.Мне ваше мнение очень интересно.

Комбат: Маша, и в своей книге "Просто жизнь" (см. мой сайт) и на этом форуме в своих постах, я придерживаюсь принципа - писать только то что выдел и пережил лично сам. поскольку в моем окружении евреев не было, то и сказать по этому вопросу мне собственно нечего. Знаю только, что всех евреев брали на учет. Припоминаю курьезный случай. В нашей компании был мальчишка-украинец очень похожий на еврея. Мы даже дразнили его соответственно. Так вот его и его родителей долго таскали в управу, требуя доказательств, что они не евреи.

Комбат: Первые контакты Как я уже упоминал, в результате последней бомбежки наш дом сильно пострадал. Были выбиты все стекла, осыпалась штукатурка, словом он стал непригодным для жилья. Однако, пока мать искала нам новое пристанище мы продолжали жить в полуразрушенном доме. Прежде всего, нужно было как-то застеклить окна. На чердаке хранились вторые, зимние рамы, и мы решили их использовать. Я полез на чердак, лестница находилась в коридорчике. В это время в коридор зашел немец и стал стучать в комнатную дверь. Мать ему открыла, Он вошел, и они стали о чем-то говорить. Я, трясясь от страха, стал быстро спускаться по лестнице. Надо же было такому случиться в это время крышка люка, скорее всего от сквозняка, с грохотом захлопнулась. Я оцепенел. Немец выскочил в коридор (думаю, что он был напуган не меньше моего), увидев, что на лестнице стоит ребенок, он успокоился, помог мне спуститься вниз, и сунул в мою вспотевшую от страха ладонь, горсть леденцов. Как потом оказалось, Гер Отто, именно так он представился, был нестроевым офицером и руководил полувоенной организацией, которая, в частности, занималась распределением посылок, регулярно присылаемых населением Германии на Восточный фронт. В его подчинении находилось несколько таких же нестроевых немцев и словаков, последние неплохо изъяснялись на русском. Располагались они, рядом с нами в бывшем доме культуры. В тот день Отто пришел к нам с просьбой постирать ему белье. В последующем, он регулярно приносил свои вещи в стирку, каждый раз расплачиваясь немецкими марками (позже появились украинские марки), что было, весьма кстати. Дня через два Отто предложил мне и моему другу –соседу помочь им разгрузить очередную партию посылок (в дальнейшем мы еще не раз привлекались к разгрузке). Мы с Николаем залезали в кузов машины и подтаскивали мешки с посылками к краю кузова, там их забирали сотрудники Отто и заносили в помещение. За работу обычно получали несколько пачек печенья или концентратов каш. Как я теперь понимаю должного учета посылок не велось, все лежало на совести Отто. Он со своими сотрудниками их сортировал и распределял по воинским частям. Это я к тому, что краснодонцы, по всей вероятности, похитили сигареты, принадлежавшие военному складу со строгой отчетностью, а не из партии посылок (подарков), где их исчезновение вряд ли бы обнаружили. Недели через две команда Отто, ушла вслед за наступающими на Сталинград и Кавказ немецкими войсками. А мы, наконец, нашли новое жилье, в тихом переулке, недалеко от вокзала. Нас приютила пожилая пара коллег моей матери по учительской работе. Где-то к концу сентября в Ровеньках было сформировано местное самоуправление. Назначен бургомистр, образована Управа, сформирована полиция. Новые власти начали разбираться с населением. Кого-то арестовали, многих отправили в Германию на работу. Следует отметить, что управа все же пыталась, наладить жизнь людей. Мать, правда, недолго, получала даже паек - по 120г. хлеба, по 10г. сахара и растительного масла в день. Получала она этот паек как учительница. Дело в том, что бургомистру удалось открыть начальную школу / 1-4 классы/. А для детей постарше - ремесленную школу / сапожную, столярную и швейную./ Я пошел в сапожную. Однако вскоре у немцев начались неприятности под Сталинградом, и все школы были закрыты. (продолжение следует)

Olga: Уважаемый Вадим Кириллович, позвольте поблагодарить Вас! За правду! Когда-то в Крыму, где мы с мамой отдыхали летом, женщина, у которой мы снимали комнату, рассказывала, что во время войны немец, молодой солдат, не смог ее застрелить, отпустил... Я тогда была поражена, а сейчас понимаю, что не может целая нация состоять из зверей. Забривали в аримю всех, в том числе и тех, кто не хотел ни войны, ни завоеваний...

Галина: Комбат пишет: Это я к тому, что краснодонцы, по всей вероятности, похитили сигареты, принадлежавшие военному складу со строгой отчетностью, а не из партии посылок (подарков), где их исчезновение вряд ли бы обнаружили. Вадим Кириллович, а почему в таком случае машина была оставлена без охраны? Как Вы думаете? Тем более, что по некоторым сведениям "краснодонцы" (как вы пишете), разгрузили не одну машину...

Комбат: Галина пишет: Вадим Кириллович, а почему в таком случае машина была оставлена без охраны? Как Вы думаете? Тем более, что по некоторым сведениям "краснодонцы" (как вы пишете), разгрузили не одну машину... Галя, по-моему я в каком-то посте писал, что проблемой Молодогвардейцев (краснодонцев) специально не занимался, и, пока что не планирую этого делать, так что объяснить конкретную ситуацию (по охране, количеству машин и принадлежности груза) не смогу. Не обижайтесь, пожалуйста.

Комбат: Дела станционные Коль скоро наше новое жилье располагалось недалеко от вокзала, то основным местом нашего детского пребывания стала станция. Через Ровеньки бесконечным потоком шли немецкие эшелоны и мы, местная ребятня, мотались по перрону в надежде чем-то поживиться у проезжавших мимо солдат. Обычно немцы бросали нам кто что: кусок хлеба, банку консервов, плавленый сырок, (тогда я их впервые увидел), пачку сигарет, а то и ничего. По всякому. Как-то раз я шел по перрону, как вдруг из стоящего на путях пассажирского вагона вышел немецкий офицер. Он взял меня за плечо и потащил в вагон со словами «комм кушать». В вагоне, наверное это был вагон-столовая, находилось несколько офицеров, на столе стояла тарелка с, как я теперь понимаю, с бульоном из кубиков ( мы в то далекое время понятия о них не имели) и больше ничего, ни хлеба, ни сухариков - ничего. Мой «благодетель» усадил меня за стол со словами «кушать, кушать». Делать нечего. И, хотя страх заполнял мою душу, я взял ложку и принялся за еду. Вкус оказался отвратительно горько-соленым, наверное, немцы поспорили: будет ли русский пацан, есть эту адскую смесь. «Благодетель» стоял у меня за спиной и постоянно понуждал меня к еде. Думаю, что он и был инициатором спора. С трудом, проглотив несколько ложек, я очень кстати, вспомнил одно из наставлений моей матери: культурный человек, должен обязательно оставить немного еды в тарелке. Сделав еще несколько глотков, я решил, что самое время показать себя культурным человеком и со словами «данке шен» (большое спасибо) положил ложку и отодвинул от себя тарелку. Немцы, находящиеся в вагоне буквально покатывались от хохота. Мой «благодетель» толкнув еще пару раз меня в спину сдался, а я, продолжая повторять «данке шен» выскочил, наконец, из вагона. Запомнился еще один случай из моей «станционной» жизни. Как обычно мы с другом по несчастью в очередной раз пошли на станцию. Мы не успели еще даже сориентироваться что к чему как у одного из пакгаузов раздался мощный взрыв. Хорошо зная, что такое бомбежки мы стали искать место, куда бы спрятаться. Ведь взрывы могли повториться. В это время к нам подбежал немецкий солдат, видимо сотрудник станции, схватил нас за руки и с криками «Киндер, Киндер» потащил нас в бомбоубежище, находившееся неподалеку. Подождав какое-то время и поняв, что взрывов больше не будет он подтолкнул нас к выходу с напутствием: -Киндер, шнель нах Хаузен» (дети, быстро домой), что мы незамедлительно и сделали. Оказалось, взорвалась мина, заложенная кем-то около пакгауза. Кто-то там пострадал, но нам уже было не до этого.

Комбат: Галя пишет Тем более, что по некоторым сведениям "краснодонцы" (как вы пишете), разгрузили не одну машину... Термин молодогвардейцы, как я понимаю, относится к членам организации "Молодая гвардия." Хищение сигарет, как известно, осуществляли ребята, не члены организации, а просто жители Краснодона - краснодонцы.

Галина: Комбат пишет: Хищение сигарет, как известно, осуществляли ребята, не члены организации, а просто жители Краснодона - краснодонцы Вадим Кириллович, а как же это? После операции по нападению на машину с новогодними подарками начались аресты подпольщиков. Через несколько дней мы одну за другой разгромили немецкие машины, сначала с почтой и рождественскими подарками, затем с обмундированием и теплыми вещами Мы сбились с ног, но не могли найти следов подпольщиков. Только в конце декабря 1942 года, когда, как потом выяснилось, молодогвардейцами была разгромлена грузовая автомашина, груженная новогодними подарками для немецких солдат и офицеров, нам, наконец, удалось раскрыть в Краснодоне подпольную комсомольскую организацию "Молодая гвардия". http://www.molodguard.ru/book8.htm В ночь с 29 на 30 декабря мы растащили машину, но оружия на ней не оказалось. В ней были новогодние подарки немецким солдатам и офицерам, тёплая одежда, одеяла и очень много писем. Взято было 6 или 7 мешков http://www.molodguard.ru/doc94.htm Особенно хороший результат таких налётов мы имели при налётах на три машины, везших новогодние подарки немецким солдатам. Это было в декабре. В это время мы были на заседании штаба. Присутствовали Кошевой, я, Земнухов, Третьякевич, Попов, Мошков, Левашов. Заседание подходило к концу. Решив нужный нам вопрос о подрыве дирекциона и связи через Мошкова с одним из крупнейших партизанских отрядов, действующего за пределами Донца под руководством полковника Попов, начали расходиться по домам. Вдруг нас предупредили, что пришел Сергей Тюленин. Сергей объявил нам, что в городе остановились на ночевку машины с подарками, указал место расположения некоторых из них. Мы быстро принимаем решением снять с них все для создания продбазы. В одну из групп пошёл Олег, Третьякевич, Земнухов, Тюленин. Сняв часового, ребята разгрузили одну машину и испортили к тому же её. Груз перенесли на квартиру Толи Лопухова, откуда на следующий же день было переброшено все в склад. http://www.molodguard.ru/doc31.htm Прибегает Сережа Тюленин и Валя Борц и говорят, что по дороге идет машина, в которой есть все, что нам нужно. В машине были посылки для немецких солдат - Новогодние подарки, - теплые вещи. Нападение было сделано очень удачно, все перетащили на квартиру к Анатолию Лопухову, а на утро стали перевозить на саночках в клуб имени Горького, все это сложили там.... На вторую ночь Сережа Тюленин совершает нападение на вторую машину; на третью ночь - на третью машину... http://www.molodguard.ru/doc34.htm Или у Вас есть какие-то другие сведения относительно этого факта?

Комбат: Галина пишет: Или У Вас есть какие-то другие сведения относитльно этого факта? Галя, никаких версий у меня нет, я не занимался этой проблемой. Может все было именно так, как Вы пишите, может быть по другому. И то и другое требует тщательного изучения и квалифицированного расследования. По-моему противоречий и неясностей в этом, как и во многих подобных делах. предостаточно, различных "доказанных" версий множество. Недаром говорят, что история - это родная сестра своего времени. Вспомните Ленина, Сталина, Кирова, Дзержинского...Где они были четверть века тому назад, а где сейчас. Все течет, все изменяется.

Старый Игорь: Вадим Кириллович, читаю ваши посты с огромным интересом. Ваши рассказы очень точно ложатся в русло моего понимания военного времени. Если вам не трудно, не могли бы вы по-подробнее описать вашу биографию. Мне это очень интересно. Более того, я хотел бы в дальнейшем с вами посоветоваться по некоторым вопросам.

Галина: Комбат пишет: По-моему противоречий и неясностей в этом, как и во многих подобных делах. предостаточно, различных "доказанных" версий множество. Полностью согласна с Вами, Вадим Кириллович. Жду с нетерпением продолжения Вашего предыдущего рассказа о тяжелом времени оккупации.

Olga: Вадим Кириллович, у меня к Вам вопрос как к редчайшему свидетелю тех событий, пусть и в детском, но уже в сознательном возрасте: видели ли Вы лично листовки, расклеиваемые молодогвардейцами и если не видели, то может быть слышали разговоры взрослых об этом?

Марина Турсина: Оля, так Вадим Кириллович у нас из Ровеньков, а не из Краснодона. А если интересно про листовки - я разговаривала в Краснодоне с одной пожилой женщиной, мы с ней по соседству там жили, она говорила, что помнит листовки. Она ещё рассказывала, что они от школы присутствовали на похоронах молодогвардейцев, у неё детали до сих пор в памяти...

Olga: Aaaa, невнимательно прочитала, спасибо, Марина! Так Вы жили в Краснодоне? Здорово! Я читала где-то, что листовки точно были, расклеивались на заборах и столбах, но жители боялись подходить и читать их, и это понятно. А вот те листовки, которые распространяли другим путем: в карманы, на рынках ... те скорее всего читались.

Марина Турсина: Olga пишет: Так Вы жили в Краснодоне? Всего 6 дней. В 2009 году. Рассказ о поездке вот тут.

Комбат: Старый Игорь пишет: Если вам не трудно, не могли бы вы по-подробнее описать вашу биографию. Мне это очень интересно. Более того, я хотел бы в дальнейшем с вами посоветоваться по некоторым вопросам. Моя автобиографическая книжка "Просто жизнь" размещена на моем сайте http://lucenko-best.mylivepage.ru/blog/index/

Комбат: Марина Турсина пишет: Да-да, но тут не в этом дело было. Вадим Кириллович, я Вам всё сделала, ну а инструкция другим пригодится - проблема распространённая. Огромное спасибо. Что бы я без Вас делал.

Комбат: Румыны, немцы, итальянцы и танкисты дивизии СС. Где-то в конце сентября в Гремучем лесу разместилось на постой румынское конное соединение. Солдаты и младшие офицеры жили в палатках, рядом со своими лошадьми, а начальство разместилось в окрестных домах. Достался и нам один из начальников. Утром пришел солдат (как потом оказалось это был денщик румынского «полководца») и без особых церемоний знаками дал нам понять, что бы мы к завтрашнему утру освободили квартиру. Делать нечего. Я с матерью и младшей сестренкой перебрались на летнюю верандочку, поскольку места было мало, то постелили матрацы прямо на полу и спали все вместе. На день постель убирали. Еду готовили в летней кухне. Утром в сопровождении денщика и еще нескольких солдат, которые тащили несколько огромных чемоданов, прибыл сам «полководец». Брезгливо переступая через наши, точащие с веранды ноги он проследовал в дом. В дальнейшем он, полностью пренебрегая нами, с утра до вечера кайфовал в нашей квартире. За все время его кайфа мы так ни разу и не удостоились его внимания. Цыгане, одним словом. Дней через десять наши мучения закончились. Румыны, передохнув в Гремучем лесу, двинулись дальше, ведомые нашим надменным «полководцем», а мы с большой радостью вернулись в свою квартиру. Через какое-то время военная комендатура направила к нам на постой майора-артиллериста. Небо и земля. Общительный, веселый вполне нормальный человек (его имя в памяти не сохранилось). Жил он в квартире вместе с нами. Спал на диванчике. Я думаю, что он руководил какими-то погрузочно-разгрузочными работами. Утром он куда-то уезжал на своей машине, а вечером возвращался. Всегда приносил нам разные концентраты. По вечерам обычно все вместе (супруги-хозяева, приютившие нас у себя, заядлые преферансисты, моя мать, артиллерист и я в качестве наблюдателя) собирались на кухне и до допоздна играли в карты. В качестве переводчика выступал наш хозяин, в прошлом преподаватель немецкого языка. Артиллерист часто рассказывал о своей семье, показывал фото жены и детей. Через пару недель, он, видимо решив возложенные на него задачи, попрощался с нами, и уехал на своей маленькой машине. Наступила зима 1942 г. После разгрома немцев под Сталинградом через город сплошным потоком шли бросившие фронт румынские и итальянские части. В наших домах вечно кто-то ночевал: то румыны, то итальянцы, то немцы, Из-за квартир для ночевки между ними постоянно вспыхивали стычки. Немцы не любила ни первых, ни вторых, считая, что они предатели. Те в свою очередь не жаловали немцев. Особенно досаждали итальянцы. Обычно вечером с десяток замерших, ободранных и, что особенно неприятно, порядком завшивленных солдат, вваливались в дом и расстелив прямо на полу свои одеяла тут же засыпали. Утром командиры буквально выталкивали их из теплой квартиры на мороз, и они понуро брели дальше на Запад, мечтая о своей солнечной родине. Помню, после каждой ночевки итальянцев я потихоньку выносил в лес, брошенные ими противогазы, каски, боеприпасы и т.п., а случалось и карабины. В то время я до конца не осознавал всей опасности тайной транспортировки военного имущества – останови меня немецкий патруль с этим добром. Крышка. Расстреляли бы за милую душу, в отличие от молодогвардейцев, без суда и следствия. Примерно в это же время имел место еще один случай. С наступлением холодов, в качестве головного убора я стал носить невесть откуда взявшуюся у нас буденовку, с нашитой на ней матерчатой звездой. Пока я носился в ней по своему тихому переулку – все было хорошо, но однажды я набрался наглости пойти в ней в город. Через какое-то время меня остановил немецкий солдат и, показывая пальцем на звезду, со словами «Никс гут, гестапо» достал из кармана какую-то вязаную шапочку, напялил ее на мою голову, а злополучную буденовку сунул мне за пазуху. Город начали бомбить теперь уже наши самолеты. Морозы крепчали. Есть становилось нечего. Фронт снова приближался. Тогда мать принимает очень смелое и рискованное решение — переехать на родину, в с.3гуровку (кстати, место рождения Елены Николаевны Кошевой) Киевской области к своей матери Марии Савельевне. По слухам, там было не так голодно. Смелым и решительным это решение было потому, что при немцах пассажирские поезда не ходили, все станции почти беспрерывно бомбили, ехать можно было в лучшем случае в холодном товарном вагоне, а в основном в тамбурах и на открытых площадках Итак, решение принято. Собирались мы недолго. Все наши вещи поместились в один мешок и пару сумок. Скарб погрузили на санки, сверху посадили 2-х годовалую сестру Валю и морозным, солнечным днем двинулись к станции. В день отъезда произошло событие, о котором хотелось бы упомянуть. За несколько дней до этого, на улице, где мы жили, расположилась танковая часть. Огромные танки стояли прямо около домов. Один из экипажей жил в нашем доме. Как я теперь пони¬маю, это были части танковой дивизии СС «Мертвая голова». Одеты они были в черную форму с красно-белыми нарукавными повязками со свастикой (кстати тогда я впервые увидел эсэсовскую форму). Держались они нейтрально, как бы ни замечая нас. Однако вели себя крайне вежливо, спали, в отличие от румынского полководца, на полу, на принесенных из танка матрацах. Один из танкистов неплохо играл на пианино и постоянно что-то наигрывал на хозяйском инструменте. Время от времени, не знаю, с какой целью, играл «Интернационал», «Катюшу», еще какие-то советские песни. В день нашего отъезда неожиданно появились наши самолеты. Один из них сделал небольшое пике и сбросил бомбу, видимо заметив танки. Немцев как ветром сдуло. Мы тоже бросились на землю. К счастью для нас, бомба разорвалась где-то в огородах. Пока мы приходили в себя, немцы ушли в дом, оставив на броне танка буханку белого хлеба и банку консервов. Какое-то время мы не решались взять эти продукты, а вдруг подвох какой-то. Немного подождав, я все таки взял этот царский по тем временам "подарок". Не знаю, забыли танкисты эти припасы или оставили специально для нас. Во всяком случае, хлеб и консервы нам очень пригодились. Для того, чтобы понять особенность наших последующих «контактов» с немцами следует сделать небольшое разъяснение. На немецко- советском фронте в эти дни происходили следующие события. В январе-феврале 1943г. началось большое наступление наших войск, в результате которого были освобождены Ростов и Харьков, наши войска стремительно продвигались к Запорожью и Днепропетровску, но были остановлены на линии Красноармейск /запомним этот город/ - Красноград. Одновременно немцы сами готовили мощное наступление, задачей которого было взятие реванша за поражение под Сталинградом и на Северном Кавказе и, тем самым, добиться былого преимущества. Как пишет в своих мемуарах Маршал А.М. Василевский, наше руководство ошибочно приняло переброску немецких танковых и моторизованных войск за их отступление и не приняло ответных мер. А тем временем немцы готовили два мощных удара: один из района Красноармейска, другой из района Краснограда с задачей окружить наши войска, захватить Харьков, Белгород, Курск и Орел и деблокировать свои войска на Северном Кавказе. Знай мы обо всем, конечно, не решились бы на этот переезд.

Марина Турсина: Посты про аватары перенесла вниз, в новую тему - "Технические вопросы", раздел "Хочу предложить". http://molodguard.forum24.ru/?1-16-0-00000002-000-40-0-1300640465 О подобных проблемах пишем туда.

Марина Турсина: Пост Наташи1780 перенесён в тему "Фильм Сергея Герасимова "Молодая гвардия", раздел ""Молодой гвардии" посвящается". Сюда: http://molodguard.forum24.ru/?1-5-0-00000009-000-40-0-1300787693 Уважаемые Участники и Гости форума! Просьба быть внимательнее при отправке сообщений: 1. Выбирайте тему, соответствующую Вашему сообщению. 2. При отправке следите, чтобы не стояла галочка "Показывать сообщение только модераторам". В противном случае Ваш пост никто не увидит, кроме Администрации форума, а для всех остальных (и для Вас тоже) оно отобразится в виде смайлика.

Комбат: Огненная дорога Станция Ровеньки проходная, поэтому, что бы пристроится на эшелон, идущий в сторону Днепропетровска (а именно туда лежал наш путь), необходимо было, сначала добраться до большой узловой станции Дебальцево в 90 км. От Ровенек. В Дебальцево мы доехали к вечеру в служебном вагоне вместе с бригадой соседа железнодорожника. На ночь он устроил нас у своей знакомой, а утром нас ждал сюрприз. После непродолжительной бомбардировки Дебальцевсого узла, нашими самолетами – были сброшены листовки. В них советское командование просило жителей покинуть зону станции, так как принято решение разбомбить все станционное хозяйство и лишить немцев возможности для маневра. Что делать? Сама хозяйка утром собира¬лась уйти в город к своим знакомым, а нам посоветовала дойти пешком до станции Хацапетовка, в 10-12км. от Дебальцево. Там, по ее словам, жил ее брат с женой. Они оба работали на железной дороге и могли бы нам как-то помочь. Она дала нам их адрес, написала им записку, и мы двинулись в путь. По городу шли нормально, а за городом обстановка резко ухудшилась. Мела сильная поземка, дорога представляла собой две глубокие колеи, по одной из которых мы тащили свои санки с вещами и Валей наверху. К концу пути окончательно выбились из сил. В это время нас догнал немецкий вездеход. Вытащить санки из колеи мы уже были не в состоянии. Поэтому обреченно стояли, ожидая своей участи. Вездеход остановился. Из него выскочили два солдата, подняли санки вместе с Валей, отшвырнули их на обочину и поехал дальше. Наконец, теряя последние силы, мы добрались к указанному в записке месту. Мать пошла в дом, а я упал прямо на снег и даже не помню, как меня внесли в помещение. Несколько дней мы отсыпались у этих гостеприимных людей. Поскольку в Хацапетовке поезда не останавливались, хозяин, на попутной рабочей дрезине, отправил нас в Горловку. На станции стоял немецкий эшелон с боевой техникой, который через какое-то время отправлялся на Днепропетровск. Часовые и близко никого к нему не подпускали. Железнодорожник довольно быстро нашел немецкого офицера – начальника эшелона, о чем-то с ним переговорил, и тот разрешил нам разместиться на открытой тормозной площадке, одной из платформ. На платформе находились немецкие танки укрытые брезентом. Я военный человек, хорошо знаю, что в эшелонах, перевозящих боевую технику, ни в коем случае не должно быть посторонних. Поэтому до сих пор не могу понять, чем руководствовался немец – начальник эшелона, который пренебрег этим правилом во имя каких-то несчастных русских. Под брезент нас часовой не пустил, и мы сидели на пронизывающем ветру в десятиградусный мороз. Поезд шел без остановок. И только в Красноармейске сделал остано¬вку для смены паровоза. Наступала ночь. Мы поняли, что если поедем дальше, то замерзнем. Помню, у меня даже зубы окоченели. Пришлось сойти с поезда и искать ночлег. Недалеко от вокзала нас пустили переночевать. Мы и пре¬дположить не могли, что в этой коммунальной квартире нам придется прожить почти месяц. Рано утром нас разбудил грохот артиллерийской канонады, автоматные очереди, выстрелы танковых орудий. По улицам бежали немцы кто в чем. Через несколько минут появились наши танки с десантом на броне. Это пре¬творялось в жизнь январско-февральское наступление наших войск на южном фронте. Совершив в течение ночи почти 80-ти км. рывок, наши танки, совер¬шенно неожиданно для немцев, вошли в Красноармейск, нанеся противнику ог¬ромные потери. Радости не было предела. Мы постоянно находились среди наших бойцов, рас¬спрашивали о жизни в стране, об успехах наших войск. Наши сердца напол¬нялись гордостью за то, что в войсках появилось большое количество танков автоматов, противотанковых ружей. Солдаты были хорошо одеты. Впервые мы увидели погоны и гвардейские значки. Подробнее о жизни на временно освобожденной территории можно прочесть в моей книге, а мы вернемся к теме нашего разговора – контакты с немцами.

Комбат: «Боевые» контакты Примерно через две недели, после 2-3-х дневной бомбо-артиллерийской обработки города пошла в атаку немецкая мотопехота. Наши бойцы стойко сопротивлялись, но силы были не равны, и квартал за кварталом переходил к врагу. Мне кажется, что уличный бой - один из самых тяжелых, опасных и страшных видов боя. Локтевой связи нет, понять, где свои, где чужие очень сложно, солдаты, возбужденные боем, действуют более жестоко и, практически, не обращают внимания на мирных жителей. Все мужчины, даже без оружия, в гражданской одежде и с документами воспринимаются как солдаты противника. Все население нашей коммуналки, а это около 20 человек, на время боевых действий перебралось в большой погреб, находящийся неподалеку. Время от времени кто-то их женщин выходил наверх оценить обстановку принести из дома еду и воду. В очередной раз за припасами пошла довольно миловидная женщина. Для большей защищенности (все-таки женщина с ребенком) и помощи, она взяла с собой и меня. Мы уже подходили к дому, когда откуда ни возьмись, выскочили, два немца. Буквально оторвав меня от женщины (она держала меня за руку), они, не обращая внимания на ее крики, потащили ее в какой-то сарайчик и там, как я сейчас понимаю, ее изнасиловали. Тогда же я увидел ее, выходящей из сарайчика, всю в слезах и в расстегнутом пальто. В другой раз мы с двумя женщинами отправились в очередной поход за едой. Возвращаясь, увидели, что у входа в погреб стоит несколько немцев. Один из них бросил гранату под дверь. Взрывной волной ее сорвало с петель, и oн уже готовил вторую, чтобы бросить ее непосредственно в погреб. Одна из женщин буквально повисла у него на руке с криком: «Там женщины и дети». Гранату он не бросил, но приказал всем выйти из подвала. Среди вышедших было двое мужчин уже в возрасте. Они показывали немцам какие-то документы, пытались объяснить, что работали у них на железной дороге, но все напрасно. Их отвели за ближайший сарай и там расстреляли. Бросалось в глаза, что немецкие солдаты очень изменились. Если в Ровеньках они, практически, не обращали внимания на население, то сейчас в массовом порядке занимались мародерством /все наши продукты, которые мы натаскали за время боев, с немецких складов были реквизированы буквально за 3-4 дня/, насиловали женщин, расстреливали мужчин. Запомнился еще один случай. Удобства в нашей коммуналке находились во дворе. Как-то вечером я надел ботинки, даже не зашнуровав их, и вышел по нужде. В это время невесть откуда взявшийся немецкий солдат схватил меня за руку и молча, потащил на улицу. Там стоял мотоцикл с коляской. Около него уже мерзли два подростка. Оказалось, мы втроем должны били везти заглохший мотоцикл в расположение немецкой части. Немец уселся в седло, а наша тройка, ухватившись за веревку, тащила тяжелую машину, по заметенной снегом дороге на своих тощих плечах. Пока добрались до части, совсем стемнело. Как идти домой – ведь комендантский час, в городе то и дело вспыхивали перестрелки. Патрули стреляют без предупреждения. Справедливости ради надо сказать, что фельдфебель, которого мы тащили, вошел в наше положение, отвел к своему начальнику, который выдал нам какую-то записку с печатью, и мы благополучно дошли домой. В первых числах марта немцы, имеющие подавляющее превосходство, все же овладели городом. Мы снова оказались на оккупированной территории. Немецкие власти сгоняли все население на разборку завалов на улицах и уборку трупов, которые вперемежку и наши, и немецкие лежали на улицах и во дворах. Нам, мальчишкам, и более слабым женщинам поручали раздевать мертвых солдат и сортировать одежду. Хорошо, что стояли морозы. Трупы складывали в ямы и засыпали землей - всех вместе: и наших, и немцев. Никто, конечно, не интересовался ни фамилией, ни национальностью. Сколько таких интернациональных безымянных могил разбросано на земле, охваченной войной, никто не знает. Вечная им память. Ведь войны развязывают не те, кто непосредственно воюет, а политики. Очень жаль, что люди до сих пор не научились решать свои проблемы мирным путем. Но продолжим наше повествование. Примерно через неделю начала работать городская управа. Мать пошла туда, чтобы получить какие-либо документы и продолжить наше путешествие. К счастью, набралось несколько семей, которые ехали в разные места Украины, но все в одном направлении, на Киев. Бургомистр, видимо, проникся нашим бедственным положением и каким-то образом выделил нам товарный вагон-теплушку, конечным пунктом движения которой была станция Яготин, т.е. железнодорожная станция, от которой мы уже должны добираться 30 км. до Згуровки. Радости не было предела. Закончив все формальности, мы, наконец, двинулись в путь. Еще когда мы стояли на станции Красноармейск в наш единственный на весь эшелон, теплый вагон попросился немец. Насколько мы поняли, он попал под обстрел, его контузило, и он отстал от части, и вот теперь ее догоняет. Солдат был полностью деморализован, плохо слышал и все время изображал вой мин и снарядов. Мы как могли его, успокаивали живой человек как ни как. Напоили чаем, и он постепенно пришел в себя. В Ясиноватой он сошел. Война. Если не считать сильных бомбежек в Синельниково и Днепропетровске, оставшуюся часть пути мы проделали сравнительно быстро и, главное, без особых приключений.

Комбат: Лето 1943 года В Згуровке наши контакты с немцами свелись практически к нулю. За лесом в заводской части села (в Згуровке был большой сахарный завод), находилась небольшая немецкая комендатура, сельская управа и полиция. К нам они почти не заглядывали, и жизнь в селе шла по каким-то своим законам. Во второй половине лета 1943 года, под ударами советских войск, началось немецкое отступление. День и ночь сплошной поток людей, повозок, машин, танков в густой пыли и со страшным гулом шел и шел через Згуровку на Запад. Поскольку наш дом стоял на перекрестке двух магистральных улиц, то нам здорово доставалось и в плане шума и пыли, и в плане мародерства. Как только колонна останавливалась, немецкие солдаты бросались по дворам в поисках съестного /видно, немецкую армию уже кормили не так, как прежде\. Отлавливали кур, искали яйца и сало, стали забирать свиней. Буквально за несколько дней мы лишились всех кур, каких никаких заготовок на зиму, очень приличного кабанчика, на которого возлагались большие продовольственные надежды. Удивительное дело: улицы и переулки, более или менее удаленные от магистрали, оставались нетронутыми. Колонны останавливались ненадолго - далеко не уйдешь. После того как у нас переловили всех кур и забрали свинью, мы решили спасти хотя бы корову. Договорились со знакомой, жившей на одной из дальних улиц, и я с «Куклой» (так звали корову) переехал туда жить. В начале и в конце улицы выставляли сигнальщиков, обычно девчонок. Как только появлялись немцы /иногда небольшие группы проникали вглубь села/, сигнальщики подавали условный знак, и мы загоняли коров в лесопосадки и сады. Так удалось спасти корову. Во время немецкого отступления произошел случай, едва не стоивший мне жизни. Приближался сентябрь, и мы вот-вот должны были копать картофель. На зимнее хранение его помещали в глубокие ямы, обложенные соломой. Сверху засыпали землей, а весной откапывали и пускали в дело. Как-то я готовил такую яму в глубине двора, за зарослями смородины. Яма была уже готова, и я выстилал ее соломой. Меня сверху и сбоку не было видно. В это время очередной немец бегал по двору в поисках съестного. Услыхав какую-то возню в яме, то ли со страху, то ли у него уже имелся печальный опыт, он, не долго думая, швырнул в яму гранату, а сам побежал к колонне, которая уже трогалась в путь. Граната больно ударила меня по спине и упала в солому. Я оцепенел. Быстро /да и медленно тоже/ из ямы выскочить было невозможно: большая глубина /обычно мать подавала мне руку/, и мне ничего не оставалось делать, как ожидать своего конца. Но случилось чудо - граната не взорвалась. Как я потом разобрался, случилось вот что. У немецкой гранаты с деревянной ручкой отвинчивается колпачок, из-под которого выпадает что-то вроде пуговички на шнурке. Чтобы граната взорвалась, нужно дернуть за эту пуговицу и оборвать шнур. То ли шнур оказался гнилым, то ли еще что, но пуговка оторвалась от шнурка, и граната не взорвалась. Хорошо помню наши последние контакты с оккупантами. В один из дней, мы вдруг обнаружили, что наша улица опустела. Последние немецкие войска ушли на Запад. Установилась непривычная тишина. Мы обрадовались, что, наконец, все закончилось. Оказалось напрасно. В село вошло подразделение «поджигателей». Они разъезжали по селу и из огнеметов поджигали административные и производственные постройки. К нашему счастью, дома жителей не трогали, но обыскивали каждый дом и забирали всех, не успевших спрятаться, мужчин призывного возраста, грузили их на машины и куда-то увозили. Обсуждали и мою кандидатуру, допытывались сколько мне лет, но потом, к огромной моей радости, оставили меня в покое. Наконец, последние немцы покинули Згуровку, и буквально через несколько часов в село вошли наши солдаты. Это были две или три повозки с бойцами штрафного батальона. Веселые, хорошо одетые и вооруженные ребята. Нашей радости не было предела. Тут же у нас во дворе усилиями жителей всей улицы накрыли огромный стол. Вместе с бойцами отметили освобождение, с удовольствием слушали песни о войне: «Землянку», «Синий платочек», «Махорку» и др. Пели и украинские песни. У всех было приподнятое настроение, но, тем не менее, помянули и тех, кого не было с нами: кто еще воевал, кто пропал без вести, кто погиб в бою. Ведь за столом не было ни одного местного мужчины - одни женщины и дети. Война подобрала всех. Дальше пошли другие проблемы и другие контакты, но это уже совсем другая история.

Комбат: К вопросу об официальной точке зрения. Несколько раз после своих постов, мне приходилось встречать фразу, что официально считается не так, а вот так… Несколько слов по этому поводу. Официальная точка зрения, это принятая на данном этапе развития социума версия того или иного исторического события. Меняется общество, открываются новые обстоятельства, неизбежно меняются и соответствующие версии. Возьмем, например, Украину (события, которым посвящен этот форум происходили именно там). В советской Украине официально считалось, что Бандера и бандеровщина – это преступники. В постсоветской Украине в бытность президента Ющенко официально стали считать, что Бандера, члены УПА - герои, которые боролись за свободу Украины. Бандере было присвоено звание Героя Украины, его именем называли города и улицы. Нынешние власти Украины официально заявили, что Бандера все же преступник, лишили его звания Героя, но сделали дипломатическую оговорку. Мы живем в демократической стране и люди по своему усмотрению могу выбирать себе героев. Возникает законный вопрос. Какая из этих официальных версий наиболее официальная? Думаю, что к понятию официальный – следует подходить диалектически: все течет, все изменяется. Встретимся. Админу. Форум, как мне сдается, не секретный, но разместить пост на нем очень сложно. Бес конца пароли, регистрации, там еще что-то. Может быть я чего-то не догоняю?

Старый Игорь: Комбат пишет: Думаю, что к понятию официальный – следует подходить диалектически: все течет, все изменяется. Вадим Кириллович, с этим не поспоришь. Только вот в теме нашего форума история Молодой гвардии не меняется с самого истока событий. Менялись власти, менялись идеологии, приходили новые личности. Но вот изложение краснодонских событий продолжается в Фадеевском изложении. В другом случае это свидетельствовало-бы о твёрдости "официальной" позиции. Только в этом случае откровенное грубое враньё и подтасовка фактов удивляет этому постоянству.

Марина Турсина: Комбат пишет: Админу. Форум, как мне сдается, не секретный, но разместить пост на нем очень сложно. Без конца пароли, регистрации, там еще что-то. Может быть я чего-то не догоняю? Вадим Кириллович - да, что-то не так делаете. У Вас никаких проблем быть не должно. Вы из профиля своего выходите? Если да, то Вам каждый раз надо заново вводить ник и пароль. Не нажимайте "Выход" и проблема исчезнет.

Комбат: Старый Игорь пишет: Только вот в теме нашего форума история Молодой гвардии не меняется с самого истока событий. Менялись власти, менялись идеологии, приходили новые личности. Но вот изложение краснодонских событий продолжается в Фадеевском изложении. Игорь, так-то оно так, но вспомним, сколько копий было сломано в связи с Молодогвардейцами. Я современник этих баталий, кроме того, что еще и современник деятельности самой организации. Думаю, что тут все гораздо проще. Молодая гвардия – всего на всего крохотный эпизод в действительно всенародном партизанском движении на оккупированной территории, в которую были вовлечены миллионы людей и, которое было довольно хорошо организовано и обеспечено, наносило серьезный ущерб фашистам. Краснодонская легенда никому из политиков и сильным мира сего, во всяком случае, пока, не мешает (в отличие, например, от бандеровщины) поэтому стабильно существует. Не сомневаюсь, что если кому-то, по каким-то причинам ее нужно будет изменить – это будет сделано. Примеров тому – тьма. История – родная сестра своего времени. Это всего навсего мое мнение. Кстати, я помню, как пытались развенчать Ковпака, Вершигору, Медведева, Цвигуна и др. видных признанных деятелей партизанского движения. А уж как распотрошили Ленина, Сталина, Дзержинского, Жукова... Что уж там говорить о Молодой Гвардии.

Комбат: Марина, меня все же не покидает чувство, что я пишу в пустоту. Старею, наверное. Ну да ладно. Я готовлю свою книгу к переизданию с серьезной редакцией. Так что это еще и проба пера. Думаю, что форум с его нынешним содержанием, практически выполнил свою задача. Все разложено по полочкам. Может быть целесообразно его как-то пере профилировать, осовременить, придать ему динамику. Но это всего лишь мои пожелания, а решать вам. Эта старинная пушка на Приморском бульваре Одессы, стреляет только 1 апреля. Приходите, Приезжайте. Прилетайте.

Марина Турсина: Комбат пишет: Марина, меня все же не покидает чувство, что я пишу в пустоту. Это ничего страшного, Вы пишите и внимания не обращайте. Комбат пишет: Я готовлю свою книгу к переизданию с серьезной редакцией. Вадим Кирилович, а Вы публиковались уже, в смысле, не в Интернете? Комбат пишет: Думаю, что форум с его нынешним содержанием, практически выполнил свою задачу. У меня у самой похожие мысли. Всё же "Молодая гвардия" - тема узкая. Комбат пишет: Может быть целесообразно его как-то пере профилировать, осовременить, придать ему динамику. И об этом тоже думаем, в точку Вы попали, считаю, что на одной "Молодой гвардии" зацикливаться не стоит, тематику надобно расширить. Комбат пишет: Эта старинная пушка на Приморском бульваре Одессы, стреляет только 1 апреля. Приходите, Приезжайте. Прилетайте. Вы Одессу любите, я Вас понимаю, хотя там и не была. Вообще, любой город, где есть море - имеет своё неповторимое очарование.

Старый Игорь: Комбат пишет: ......меня все же не покидает чувство, что я пишу в пустоту..... Вадим Кириллович, читаю ваши рассказы с огромным интересом, постоянно жду продолжение. А вот подбодрить не сообразил.

Olga: Вадим Кириллович, большое спасибо за интереснейшие воспоминания!

Комбат: В Одессе, на праздник Юморины, который проходит 1 апреля, около пушки (см. картинку ) собирается народ, в ожидании традиционного залпа. Подслушанный диалог. Ой! Кого это ми имеем за счастье, видеть здесь своими глазами? Здрасте Вам, мадам Циперович! Ви случайно не встречали среди здесь мадам Гойхман?

Olga: Комбат пишет: В Одессе, на праздник Юморины, который проходит 1 апреля, около пушки (см. картинку ) собирается народ, в ожидании традиционного залпа И залп таки происходит? :))

Комбат: Olga пишет: И залп таки происходит? :)) Таки да происходит. Первые пару лет народ дурили, а когда хитрые одесситы перестали собираться около пушки, для привлечения зрителей стали стрелять шампанским, сейчас стреляют по настоящему, правде ядер уже нет, пушка то трофейная английская. В этом году британцы выделили одно ядро (говорят, что им самим не хватает для установления демократии в Ливии), а как будет дальше - неизвестно. Но одесситы народ предприимчивый, что ни будь придумают. Кстати, Ваш покорный слуга, окончивший в свое время одесское артиллерийское училище, волею случая был привлечен в качестве специалиста для проведения первого настоящего залпа. Боялся сильно, но все обошлось. Шустрый одессит-фейерверкер, со словами: "Мы таки сделаем вам сейчас немножко радости", поджег фитиль и пушка, под ликующие возгласы одесских леди и джентльменов, грохнула на весь Примбуль, а может даже и на всю Одессу.

Olga: Здорово! Пожалели англичане старинных ядер, говорите?))) А если это одно имеющееся в наличии ядро использовать повторно? Или отлить похожие? А без ядер, просто чтобы грохнуло, можно? Наверное глупые вопросы, но я в этом ничего не понимаю. :)

Марина Турсина: Olga пишет: Наверное глупые вопросы, но я в этом ничего не понимаю. :) Я тоже не понимаю! У меня вот какой вопрос возник: а куда оно летит? Ядро, в смысле? В сторону моря стреляют или ещё куда?

Комбат: Olga пишет: Наверное глупые вопросы, но я в этом ничего не понимаю. :) Марина Турсина пишет: Я тоже не понимаю! У меня вот какой вопрос возник: а куда оно летит? Ядро, в смысле? В сторону моря стреляют или ещё куда? Девочки, вы просто прелесть. Завтра все объясню. А сейчас иду руководить чисткой пушки после залпа.

Марина Турсина: Комбат пишет: Первые пару лет народ дурили, а когда хитрые одесситы перестали собираться около пушки, для привлечения зрителей стали стрелять шампанским Мне нравится шампанским! Можно прямо в публику стрельнуть!

Марина Турсина: Комбат пишет: А сейчас иду руководить чисткой пушки после залпа. А Вы в Одессе или это шутка?

Марина Турсина: Марина Турсина пишет: А Вы в Одессе или это шутка? По-моему - шутка.

Olga: Ох, сегодня ж, 1-е апреля!!! Всех с Днем!!! Комбат, отлично Вы нас разыграли!)))

Марина Турсина: Так что, и пушки никакой нет?

Галина: Марина Турсина пишет: Так что, и пушки никакой нет Марина, Вадим Кириллович говорит правду:пушка есть .... А у нас на старинном Валу аж 12 пушек и они тоже стреляют только 1 апреля , еще погромче одесской!!!

Комбат: Девочки, весь этот прикол со стрельбой из пушки, которая по определению стрелять не может (долго лежала на дне моря, а затем 150 лет стояла на постаменте) не что иное, как первоапрельская шутка. Однако, она имеет свою историю. Все начиналось стихийно. По-моему в году 1967 группа прикольных одесситов распустила по городу слух. В честь 1 апреля ровно в 12.00 будет произведен выстрел из старинной пушки – памятника Крымской войны 1853-56г.г., стоящей более 100 лет, на постаменте около здания Совета народных депутатов, что на Приморском бульваре. В то время я служил в Одессе в артиллерийской части. Поскольку день был рабочим, я решал какие-то вопросы в Горсовете. Выйдя на улицу, увидел ребят, окруживших постамент памятника. Они страшно обрадовались моему появлению и попросили постоять около пушки (я был в артиллерийской форме) для большей достоверности. Пока я стоял внизу, изображая командира, ребята шустро забрались на постамент и стали протирать ствол и колеса пушки. Вокруг уже начал собираться народ. К двенадцати часам на площади было не протолкнуться. Я к этому времени благоразумно затерялся в толпе. Форма обязывала. Ровно в 12.00 «артиллеристы» вместо ожидаемого выстрела растянули лозунг: «Дорогие одесситы! С днем 1 апреля», и открыли стрельбу шампанским. Будь это в любом другом городе, их бы побили (а заодно и меня, так как многие видели меня рядом с пушкой). Но одесситы достойно оценили шутку и наградили юмористов бурными аплодисментами. В настоящее время, вот уж несколько лет, в пушку закладывают безобидный взрывпакет (типа новогодних петард) и производят символический залп. Народу нравится. Главное, в конечном счете, не выстрел, а веселое общение людей на одесском празднике «Юрмалина».

Юляша: Улыбнуло, Все же Одесса - это такой особенный город в который хочется всегда возвращаться... Неповторимая атмосфера! Сразу вспомнилась эта пушка))))

Комбат: Юляша пишет: Сразу вспомнилась эта пушка)))) Юляша, посмотрите внимательно на фото пушки, если Вы были в Одессе, обязательно найдете фишку.

Olga: Вадим Кириллович, спасибо за рассказ! Молодцы, одесситы!)))

Галина: Вадим Кириллович, очень жду продолжения ваших воспоминаний об оккупации. Если можно расскажите еще и об Одессе и одесском юморе в теме "Мой город" http://molodguard.forum24.ru/?1-15-0-00000037-000-80-0-1273830593

Юляша: Комбат пишет: Юляша, посмотрите внимательно на фото пушки, если Вы были в Одессе, обязательно найдете фишку. К сожалению не увидела Последнее время в Одессе бываю только пролетом

Аглая: Дорогой Вадим Кириллович! Я с огромным интересом и вниманием читаю ваши воспоминания! Я очень люблю читать воспоминания разных людей, люблю распрашивать и переспрашивать! Я читаю то, что Вы пишете здесь, с самого начала. Поэтому примите моя сердечную благодарность! Прошу прощения, что раньше я читала и молчала "как партизан". Я была неправа!

Марина Турсина: Комбат пишет: Юляша, посмотрите внимательно на фото пушки, если Вы были в Одессе, обязательно найдете фишку. Мне фотография показалась неестественной. Фотошоп? Вадим Кириллович, как Вы нас разыграли ловко! Всё же скажу, что Ваша фраза о том, что англичане выделили для пушки всего одно ядро - показалась мне подозрительной. Какая-то свержадность получается!

Комбат: Марина пишет: Вадим Кириллович, как Вы нас разыграли ловко! Старый одессит. Одесская зарисовка в тему. Лев Абрамович, а сколько вам лет? Так я вам таки скажу. Уже почти все население Одессы, младше меня.

Комбат: Марина пишет: Мне фотография показалась неестественной. Фотошоп? Дело в том, что пушка на фото повернута в сторону города. Конкретно, направлена на знаменитый Оперный театр. На самом же деле она смотрит на море. Но что бы знать такие тонкости, нужно, хотя бы не надолго стать одесситом.

Марина Турсина: Ах, вот оно что!

Комбат: Марина Турсина пишет: Это не Аглая, это Вы меня, Вадим Кириллович, цитируете. Я это понял и уже исправил. (Но я кликал на цитату Марина, а может ошибся).

Марина Турсина: Вадим Кириллович, расскажите нам что-нибудь про Одессу. Можно вот здесь: http://molodguard.forum24.ru/?1-15-0-00000037-000-80-0-1273830593

Марина Турсина: Форум на сонное царство похож. А что будет летом, когда на курорты разъедемся вдруг? Ну, ладно. Я тут когда рассказ про Петрищево писала, искала информацию про посёлок Дорохово, через который ехала. Нашла кое-что, показавшееся мне очень смешным. Я это место выделю жирным шрифтом. http://dorohovo-school.edusite.ru/p240aa1.html Справедливости ради нужно заметить, что находились немцы, относившиеся к мирному населению сострадательно. Н.С. Воронкова рассказывает, как однажды какой-то немец дал хлеба её матери, которая совсем было уже отчаялась спасти своего новорожденного младенца от голодной смерти. А жительница деревни Макеихи, расположенной вблизи Дорохова, Дарья Семёновна Королёва говорит, что впервые в жизни попробовала мясные консервы именно немецкие — угостили бывшие у неё на постое солдаты. Среди этих солдат оказался один вообще очень дальновидный и мудрый бюргер. Он сказал Дарье Семёновне, что они, немцы, эту войну проиграли. Это сказано было в 1941 году! И ещё он посоветовал ей на какое-то время уйти в лес. Потому что они скоро отступают, но вслед за ними пойдут каратели-эсэсовцы и не оставят в деревне в живых никого. Но вышло всё не так, как предупреждал гуманист со "шмайсером". И даже где-то забавно. Наступление Красной Армии было таким стремительным, что, во-первых, никаких карателей в Макеихе не объявилось, а во-вторых, сами-то оккупанты не все успели убежать. Кого-то из них наши перебили, кого-то взяли в плен. А два солдата в доме Дарьи Семёновны, которая в это время по совету своего доброжелателя хоронилась с дедом в лесу, спрятались у неё на кухне за огромной русской печью. Наверное, они рассчитывали какое-то время отсидеться там, а когда русские двинутся дальше, выбраться и попытаться незаметно догнать своих. Но они не могли знать, что русская печка для германца — смерть. Эти два солдата попросту угорели. Сладко заснули и уже не проснулись. Через некоторое время Дарья Семёновна возвратилась в свой давно уже "простывший" дом. Но весь его топить она не стала, — никаких дров не напасёшься. А так и топила до тёплых дней только одну комнату. И лишь спустя много времени совершенно случайно, вовсе даже не "по запаху", они с дедом обнаружили за печкой оккупантов. Полезли туда за чем-то, глядят — стоят. Высохшие до состояния мумий. Дед Терентий Иванович предлагал сдать их в музей. Или отвезти в Москву на Сельскохозяйственную выставку. В конце концов уговорились просто закопать за околицей.



полная версия страницы