Форум » Обсуждаем » Имел ли Фадеев право на вымысел? » Ответить

Имел ли Фадеев право на вымысел?

Ninelle: Цитата: "Хотя герои моего романа носят действительные имена и фамилии, я писал не действительную историю "Молодой гвардии", а художественное произведение, в котором много вымышленного и даже есть вымышленные лица. Роман имеет на это право". При всем уважении к писателю и его таланту, я твердо убеждена, что вносить в столь серьезное и важное для всего народа героическое произведение вымысел, да еще при том, что герои книги выведены под своими реальными именами - было недопустимо. Я вообще не понимаю, ЗАЧЕМ Фадееву потребовалось что-то выдумывать, измышлять, видоизменять??? Какой в этом был смысл? Я считаю, что абсолютно никакого. Неужели было мало реального материала? Разве без этих писательских выдумок молодогвардейцы не были бы героями? К чему эта отсебятина, которая многих ввела в заблуждение, а некоторым искалечила жизнь? Люди хотели и хотят знать ПРАВДУ о героях, а не фантазии писателя. Зачем фантазировать? "Молодая гвардия", по моему мнению, это не просто роман, это исторический роман, а он не должен допускать вымысел, иначе это чревато искажением истории.

Ответов - 193, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Аня: Наталья пишет: Как бы Фадеева не ругали, согласитесь, настолько большой интерес к Краснодонским событиям вызван изначально именно его романом. А меня больше волнует то, какой вред нанес Фадеев своим романом, в частности Лядской, Выриковой, семье Третьякевича. А сами молодогвардейцы изображены очень не реально и часто ради сюжетной линии одним приписывается даже и то, что они не делали, а других почти совсем не поминают и их действия приписывают другим. Наверное, многим родителям все это неприятно было читать.

Наталья Захарова: Художественно роман написан талантливо. Его единственный недостаток, что написан он был очень рано. Прошло бы лет 100 после событий и все всем бы понравилось. Писал по горячим следам, сделал святыми обычных живых людей (чем подвиг БОрц, Иванцовой, Арутюнянца и др лучше , значительнее подвига тех миллионов, которые сложили головы в борьбе за победу???). Много свидетелей тех событий были живы и знали всю подноготную. нельзя такие вещи писать пока не прошло много лет, пока живы свидетели!

Sokol: Художественно роман написан талантливо. Позвольте не согласиться. В чем же эта талантливость проявилась? И недостатков у романа не один. Самый главный, ставящий крест на всей талантливости, это враньё, оправдания которому нет и быть не может, пройдет ли 100 лет или более. Ужасны страдания молодогвардейцев. Но ужасны и страдания родителей и близких Виктора Третьякевича они не только потеряли любимого сына и брата, но были вынуждены с клеймом "родставенник предателя" жить в стране, ради свободы которой мучинически погиб Виктор. И идеологическая машина этой страны, винтиком которой был также и роман Фадеева, всячески пыталась оболгать Виктора. Причем это делали те, кто бежал от немцев. И не факт, что та же Борц вынесла бы стойко те нечеловеческие, дикие по своей жестокости пытки, которым подверглись Виктор, Иван, Ульяна и другие молодогвардейцы.

Наталья Захарова: Sokol пишет: И недостатков у романа не один. Самый главный, ставящий крест на всей талантливости, это враньё, оправдания которому нет и быть не может, пройдет ли 100 лет или более. Через сто лет это не воспринималось бы как вранье, а как художественный вымысел писателя. Время расставило бы все на свои места, до сих пор расставляет. И если писать роман сегодня, то там нашлось бы место и Виктору. Я ни в коем случае не оправдываю Фадеева, за то, что он списал образ Стаховича с Виктора Третьякевича. Это огромный недостаток романа. Но когда он приехал в Краснодон (осенью 1943) Виктора уже не было в числе награжденных, ходили упорные слухи о его предательстве. Так что началось все не с Фадеева. На соседней ветке идет разговор об оправдании Кулешова. Сложно сказать, но есть масса документов, что обвинение Виктора началось с показаний именно Кулешова. Правда, неизвестно: Говорил он это сам или под нажимом. А вот Василий Левашов (которому тоже не нашлось места в романе, считал его талантливым произведением. Писал и говорил, что образы главных героев, то настроение, их подпольщиский дух Фадеев уловил верно) Если отойти от темы Виктора, рассматривать МГ как художественное произведение, то роман неплохой, особенно если сравнить его с той ерундой свременной, которая лежит на книжных прилавках сейчас

Irina: Вот именно - "ходили слухи" - а Фадеев взял и на всю страну написал. Вон дочь М. Цветаевой Ариадна завещала после своей смерти печатать архив матери только после 2000 года, чтобы не обидеть тех, кто еще жив.

Наталья Захарова: Я повторюсь, в том, что не оправдываю Фадеева. Но настаиваю, на том, что не с него началось обвинение Виктора. Если мы собираемся добраться до истины, то надо тщательнее читать нам всем документы, а не навешивать ярлыки. В 1943 году осенью было награждение молодогвардейцев. родители Третьякевичи тоже пошли на это мероприятие. Их даже не пустили, обвинив , что родителям предателя здесь делать нечего. Отчего Отец Виктора упал, и его помогли донести Тюленевы, которые шли за ними. Этот эпизод случился до Фадеева. Мне кажется, неправильным обвинять в ярлыке на Виктора одного Фадеева. Неизвестно, как бы написал другой писатель. Может он вывел бы Виктора под собственным именем? Жаль, что он не дожил до награждения Виктора, может в 3-й раз переписал роман?

Irina: Да в отношении "предательства" Виктора многие постарались - и Кошевой, и его мать, и Борц, и сестры Иванцовы. А Фадеев озвучил все это на всю страну. Также как и в отношении Лядской и Выриковой.

DmitryScherbinin: Роман Фадеева "Молодая гвардия", ни много ни мало - моё любимое художественное произведение. Если бы Фадеев не написал его, то вряд ли о "Молодой гвардии" было столько разговоров сейчас. Ведь, помимо "МГ", существовали сотни других подпольных организаций; многие из них были разгромлены, а участники - приняли мученическую смерть. Во время оккупации на Донбассе сбрасывание людей в шурф - было стандартным способом казни. О некоторых из тех подпольных организаций писали и во время войны, и после, но не нашлось на них такого талантливого автора как Фадеев. То, что в романе Виктор Третьякевич (быть может, главный герой Краснодонского подполья) выведен под именем Стаховича - предателем, это страшно. Вот что пишет об этом А.Ф. Гордеев в своей книге "Подвиг во имя жизни": "По злой воле писателя Третьякевич становится прототипом Стаховича - одного из самых отрицательных персонажей книги. Теперь "предательство" Виктора закреплялось миллионными тиражами романа, который был переведен почти на шестьдесят языков мира и стал наиболее популярным творением А.Фадеева. Правда, "классик" так называемого социалистического реализма неоднократно пытался в своих выступлениях по радио и в печати отрицать обратное сходство Третьякевича и Стаховича, убеждать читателя в том, что человека с фамилией Стахович не было в организации, что Евгений - лицо вымышленное, образ малодушного отщепенца, введенного в роман для разоблачения психологии бескрылого индивидуализма. Однако это отрицание более всего походило на прикрытое лицемерие, ибо все, кто учился с Виктором и знал семью Третьякевичей, были единодушны в том, что Евгений Стахович - это не кто иной, как Виктор Третьякевич. В самом деле, достаточно сравнить лишь некоторые факты из жизни вымышленного персонажа и реального героя, чтобы убедиться в этом. Вот что пишет А.Фадеев о Стаховиче в своем романе: "Среди партизан, оборонявших вершину балки, находился один краснодонский парень - комсомолец Евгений Стахович. До прихода немцев он учился в Ворошиловграде на курсах командиров ПВХО. Он выделялся среди партизан своим развитием, сдержанными манерами и очень рано сказывающими навыками общественного работника" (см.:Фадеев А. Молодая гвардия. Роман: Собр.соч. в 4-х т. - М.: Правда, 1987. Т.3. - С.305); "Уля узнала Олега, Ваню Земнухова и Евгения Стаховича, которые как-то, перед войной, выступал у первомайцев с докладом" (там же, с.348); "Уля отметила, что он сильно изменился с той поры, как она слышала его доклад на комсомольском собрании "Первомайки" перед войной. Правда, он и тогда свободно обращался с такими книжными словами, как "логика", "объективно", "проанализируем", но тогда он не держался так самоуверенно" (там же, с.350); "За то время, что прошло со дня вывода Стаховича из штаба, Стахович участвовал во многих делах "Молодой гвардии" и почти восстановил свое доброе имя. Это было ему тем легче сделать, что для большинства членов "Молодой гвардии" он никогда не терял его" (там же, т.4, с.138); "- А Стахович показал себя сегодня молодцом! - сказал Туркенич" (там же, с. 143); "Стахович, администратор и конферансье, в тёмном костюме и начищенных до блеска ботинках, худой, выдержанный, вышел на сцену" (там же, с.168); "Первым об аресте Мошкова, Земнухова и Стаховича узнал Сережка" (там же, с.214); "Стаценко и Соликовскому удалось бежать со своими хозяевами, но следователь Кулешов был опознан жителями, задержан и предан в руки советского правосудия. И через него стало известно о показаниях Стаховича..." (там же, с.299) Таким образом, из романа мы узнаем, что Стахович, комсомольский активист, участник Ворошиловградского партизанского отряда, член штаба "Молодая гвардия", администратор и конферансье, был арестован 1 января 1943 г. вместе с Мошковым, Земнуховым согласно показанию мальчика, схваченного с немецкими сигаретами на рынке, и что о его предательстве стало известно от Кулешова, арестованного советскими органами после освобождения Краснодона. Кто же после этого будет утверждать, что Третьякевич не прототип Стаховича? Кстати сказать, такого же мнения были и работники Ворошиловградских обкомов КП(б)У и ЛКСМУ, а также многих других руководящих организаций области. Для подтверждения сказанному сошлемся на такой пример. 28 апреля 1949 г. у секретаря Ворошиловградского обкома партии К.А. Алентьевой проходило совещание комиссии, собиравшей материалы о подпольной организации "Молодая гвардия". Обсуждался один вопрос: подготовка справки для первого секретаря обкома партии. Разумеется, вопрос о предательстве не рассматривался и воспринимался всеми присутствующими как общеизвестная истина. Не случайно член комиссии Абрамов, например, заявил: "В романе Фадеева главным предатель выведен Стахович, то есть Третьякевич". И никто из присутствующих (преподаватели вузов, летного училища, партийные и комсомольские работники) не возразил против такого заключения члена комиссии." Трудно с этим не согласиться, но также согласен я и со словами Евгения Пищиты из его статьи "Личное дело" "Фадеев "Сводила я его в балку, показала, вот дом Громовой. Он постоял там с блокнотиком. "Вот, - говорю, - беседка здесь была, ее ж потом немцы разрушили, вот Толя здесь занимался". Такой хорошо сложенный мужчина, со стальными глазами, совершенно белый, такое хорошее лицо, одухотворенное: писал, писал, писал. Причем он угадал характер брата, каким он был, угадал, чувствуется, что понял его" (из интервью Лидии Поповой. Май 2002 г.). Когда читаешь заметки критиков и хулителей романа "Молодая гвардия", создается впечатление, что эти люди либо никогда роман не читали, либо просто завидуют Фадееву, и их душит жаба настолько, что они позволяют себе сочинять и печатать откровенный бред. Совершенно очевидно, что лучше Фадеева об этих детях никто ничего не сказал и не скажет уже никогда. Он любил этих детей, это чувствуется в каждой строке романа. Я говорю о самой первой редакции, книга была подписана к печати 14.06.1946 и вышла тиражом 50 000 экземпляров. Партийные чиновники усмотрели отсутствие руководящей роли коммунистов, и писателя стали критиковать. Фадеев спешно стал сочинять "недостающие" главы. Поэтому последующие редакции стали жестко идеологизированными, и вся прелесть этого произведения стала затеняться. Следующая волна критики касалась "искажения" писателем исторических фактов, "выпячивания" одних персонажей и "нивелирования", а то и "умалчивания" о других; естественно, у тех и других были прототипы, у которых были те же фамилии и характеры. Все это вносило путаницу в умы людей, потому что ни одной толстой научной книжки под названием "История -Молодой гвардии-" не существует до сих пор. Но роман "Молодая гвардия" - это художественное произведение. И Фадеев, как автор, писал его так, как считал нужным, и был прав. Взявшись за это дело и приехав в Краснодон, он оказался в сложном положении: изобразить в романе "одинаково" сто человек так, чтобы у читателя не рассеялось внимание, невозможно. А тут еще много "тонких" моментов, о которых официально молчали, и об этом писать было нельзя даже в художественном произведении. Фадеев встречался с родителями молодогвардейцев, беседовал с горожанами, изучал документы. Когда я работал в архиве ВЛКСМ, я видел документы, которыми в свое время пользовался Фадеев. Я вспоминал роман, смотрел, как тот или иной документ находил там свое отражение. И это еще больше добавило мне восхищения тем, что он из всего этого сделал. Он смог передать ту атмосферу романтизма, чистоты, нежности и мужества, которую создавали вокруг себя эти дети. Он любил и восхищался ими чисто по-человечески, он называл их людьми будущего. Странно, что в Краснодоне нет памятника Фадееву, человеку, который силой своей души воспел подвиг его жителей."

Наталья Захарова: из воспоминаний ВАСИЛИЯ ЛЕВАШОВА "...Роман Александра Фадеева показал главное, наверное, свойство нашего поколения: все, что мы делали, все это было единым подъемом чувств. Мы действительно не могли иначе. Вся жизнь довоенная нас, комсомольцев тридцатых и сороковых годов, воспитала непримиримыми врагами фашизма и защитниками Советской власти. Фадеев сумел это понять в нас и ярко показать. Я и сам перечитываю частенько роман, и ребята встают как живые. Ваня Земнухов. Он был первым моим комсоргом. Я не просто помню или вспоминаю его, - сейчас я уже понимаю, как сильно он повлиял на меня, на мое представление о том, каким может и должен быть комсомолец. Он всегда был очень внимательным, доброжелательным, никогда ни на кого не сердился, не раздражался, не обижался. Он не был шумным организатором, скорее вдумчивым товарищем, всегда готовым помочь. И, конечно, все мы очень гордились тем, что наш Ваня пишет стихи. Читали их на школьных вечерах. Помню, даже своим пионерам, когда был вожатым, читал его стихи. И сейчас читаю иногда то, что у меня сохранилось. Вообще годы те помню очень ярко. И то, как ставили с пионерами пьески про войну в Испании, про гражданскую войну, как гоняли с ними в футбол. И вот надо же - было такое - жалели, что зрение хорошее: хотелось так же, как Ваня Земнухов, носить очки и уж совсем походить на него! Александр Александрович Фадеев проделал большую работу, чтобы роман стал документом: встречался, по многу раз с родными, родителями погибших, с оставшимися в живых, изучил все обнаруженные архивы гестапо. И все-таки роман «Молодая гвардия» - произведение художественное, и, естественно, в него не могло вместиться все, что было в жизни: истории, ситуации, подробности разговоров и взаимоотношений. Не могли стать литературными героями и все члены подпольной организации Краснодона. С течением времени обнаруживались новые немецкие архивы, разыскивались люди, открывались все новые факты деятельности и гибели «Молодой гвардии». Некоторые факты даже вступали в противоречие с текстом книги, что и вызвало вторую редакцию романа... Историю борьбы за доброе имя Виктора Третьякевича, которого поначалу считали предателем, помнит даже дочь Василия Ивановича - Мария Васильевна. Как раз тогда в доме было непривычно много разговоров, писем, поездок, связанных с «Молодой гвардией». - Мы с самого начала не верили, что Виктор предатель. Все, кто его знал. - Василий Иванович, как вы думаете - если бы сейчас Александр Фадеев писал роман, он изменил бы что-то, расставил новые акценты, может быть, на что-то обратил бы больше внимания? - Думаю, что он вообще написал бы роман по-другому. Сейчас такое время, когда всем хочется знать глубинные причины того, что происходит или происходило, понять их, объяснить. Для нас, нашего поколения, всегда, например, была болью и загадкой мысль - почему после двадцати с лишним лет Советской власти нашлись люди, которые пошли служить оккупантам. Может быть, виновата сложная предвоенная обстановка в стране... "

Аня: Нельзя делать пропаганду даже хороших идей (патриотизм, например) и при этом наносить огромный вред другим (Третьякевич, Лядкая, Вырикова, их семьи). В результате все равно все выплыло наружу и ложь стала очевидна.

Наталья: А почему во всем надо видеть только крайности? Почему не попробовать просто отметить хорошее и плохое? Роман послужил пропаганде и известности ребят, если бы не он - о Краснодоне бы не знали так широко. Это факт. Роман задел живых и мертвых и некоторые судьбы искорежил - это тоже факт. Роман - художественное произведение и не обязан быть во всем правдив и точен. Это тоже всем известно. И это произведение войдет в золотой фонд, и будет напоминать о том страшном времени... Он, похоже, действительно, просто вышел раньше нужного срока... И, пишись он позже, он был бы другим кое в чем, наверное... Как там было у Есенина? "Лицом к лицу лица не увидать. / Большое видется на расстояньи." Но ведь история не терпит сослагательного наклонения. Он был издан... и это не изменить. Но он написан так, что за душу берет... И воспринимаешь этих ребят, как своих, как родных... Ну, по крайней мере, я... И вы уверены, что, не будь романа, лжи было бы меньше? Ведь это роман писался по собранным документам, а не документы собирались по роману... По художественным произведениям историю все же не изучают... Они только подталкивают к ее изучению, если талантливо написаны, но не более того... Хотя, каждый, конечно, видит только то, что хочет видеть...

vital: Наталья пишет: И вы уверены, что, не будь романа, лжи было бы меньше? У лжи не было бы такой масштабной огласки, такой конкретизации, а это для "предателей" дорого стоит. Фадеев поторопился художественно изобразить образ предателя Стаховича как он это понимает. А понимает он очень просто - все члены МГ честные, преданные, выдержали пытки, а один оказался предателем и сломался. Хотя когда он писал роман он уже знал и про Почепцова, и то что полицаи и прочие говорили и на Земнухова, и на Мошкова, и на Тосю Мащенко и на многих других что они давали признательные показания. Но по коммунистической идеологии предатель в организации может быть только ОДИН. Так это Фадееву показалось мало и он фактичекси изобразил под фамилией Стаховича Виктора Третьякевича, взял его внешний образ и биографию. И расписал в книге подробно как он всех предал и как из-за него были схвачены, замучены и казнены все члены Молодой Гвардии. А ведь родители молодогвардейцев, краснодонцы и жители страны приняли это за чистую монету. Тогда печатному слову верили безоговорочно. А потом по книге еще и фильм поставили. Ну и с Лядской и Выриковой тоже не посчитал нужным церемониться. Книга Фадеева как бы говорит - главное донести идею в массы, а остальное мелочи.

Наталья Захарова: А как же, например "Война и мир", "Петр1", "Фаворит" и другие романы, где реальные и вымышленные герои переплетены? Ninelle пишет Люди хотели и хотят знать ПРАВДУ о героях, а не фантазии писателя. Историю не учат по художественным произведениям

Ninelle: Вносить вымысел в произведение о реальных людях и реальных событиях - это искажать правду. Я считаю, что это недопустимо.

DmitryScherbinin: Вот интересно - а в какой книге о "Молодой гвардии" единственная и неоспоримая правда? Смотрите: у Кошевой одна правда, у Костенко - другая, у Иванцова - третья, у Башкова - четвёртая, у Левашова - пятая... ну и так далее... Все друг с другом спорят, все доказывают свою правду. Ну так кто же прав, если даже в документах такие разночтения?

Наталья Захарова: Вносить вымысел в произведение о реальных людях и реальных событиях - это искажать правду. Я считаю, что это недопустимо. Но именно так и написано большинство прекрасных произведений русской и зарубежной классики и современности. Если мы все книги уничтожим, где реальные герои и события переплетены с вымышленными, что мы будем читать?

Алена: Ninelle, я не согласна здесь. Каждый автор художественного произведения имеет право на вымысел, потому то и произведение - художественное. Другой вопрос, что в данном случае А. Фадеев должен был отдавать себе отчет, что многими своими художественными приемами, он, как Вы правильно говорите, зацепил, покалечил жизни некоторых участников. А насчет правды о героях, я, например, хочу знать правду, поэтому ищу ее не на страницах романа, а вычитывая исторические документы и статьи. Вообще об этом где-то на форуме хорошо сказал Николай, кажется в теме, предложенной Лерой Григ про то, кто предал "Молодую гвардию", да, кажется там. Но в любом случае, вопрос, заданный Вами - интересен.

Лера Григ: Наташа Захарова права!!! Полностью поддерживаю! На исторические события много написано художественных книг, так почему не быть "Молодой гвардии"? К тому же всю правду даже тогда никто не знал. Фадееву дали задание - написать роман, поставили его в жёсткие рамки, а там, на месте, ещё и Кошевая его "оккупировала". Любой писатель имеет право на свои художественные отклонения. Он ведь писал литератерный роман, а не сборник отчётов!!! Дима, полностью Вас поддерживаю!!! Единственной и одной правды никогда не было! У каждого она своя! К тому же, если бы не Фадеев, то мы о Молодой гвардии вообще ничего бы не узнали!!!

Аня: Вносить вымысел в произведение о реальных людях и реальных событиях - это искажать правду. Я считаю, что это недопустимо. Наталья Захарова пишет: Но именно так и написано большинство прекрасных произведений русской и зарубежной классики и современности. Разве? А какие именно?

Любовь Шерстюк: Вносить художетсвенный вымысел можно, но не калеча при этом судьбы людей.



полная версия страницы