Форум » О Зое Космодемьянской, Вере Волошиной, Лиле Азолиной » Боевая подруга Зои Клавдия Милорадова » Ответить

Боевая подруга Зои Клавдия Милорадова

Катя:

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Катя: Посмотрела.Значит- на 2-м этаже. Продолжаю - из публикаций К.А.Милорадовой: ПОМНЮ ГЛАЗА МАТЕРЕЙ... ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПОЭТУ НИКОЛАЮ ДОРИЗО В "Литературной газете" (30 сентября с.г.) я прочла стихотворение Николая Доризо, которое меня, признаться, удивило.Оно называлось "Мать героини".Не буду подробно говорить о его литературных достоинствах.На мой взгляд, к поэтическим удачам его никак нельзя отнести.Разбитые лесенкой, гладко зарифмованные строчки представляют собой образец унылой, тяжеловесной риторики.Впрочем, мало ли печатается серых стихов! Речь о другом.Стихотворение посвящено образу некоей матери погибшей героини. Как пишет Н.Доризо, ей "за выступленье утвердили ставку". А когда она выступает в зале, то голос её там,"где надо, дрогнет вдруг порой" А после выступления "она спешила, помню, на базар, пересчитав свой скромный гонорар." Кого имеет в виду Доризо? С кого он пишет такие картины?Образ матери в этом стихотворении представлен обобщенным. А значит. многих матерей, потерявших детей, оно может обидно и горько задеть. Неловко, казалось бы, толковать такие простые истины, котрые дожны быть каждому понятны с младенческих лет.Есть темы, которых нельзя касаться походя, без души и сердца. У всех народов особо почитались матери, воспитавшие детей-героев. Много лет я знала одну такую женщину- Любовь Тимофеевну Космодемьянскую.Мы познакомились с ней в начале 1942 года при трагических обстоятельствах.Помню этот морозный день в Москве. Мы вернулись с задания из вражеского тыла. Я пришла домой с обмороженными руками и ногами. И вдруг звонок:"Срочно явиться в штаб части". Вскоре мы подъехали к зданию, где находились военные эксперты. Я увидела у входа еще одну машину.А рядом стоял молодой человек, удивительно похожий на Зою Космодемьянскую. Это был её брат Саша. Мы познакомились. Он подвел меня к машине, в которой сидела Любовь Тимофеевна.Не забыть никогда, каким было её лицо.На нём печать того оцепенения, которое знают многие, пережившие тяжёлое несчастье.Все мы ехали в Петрищево, чтобы опознать погибшую героиню... ...Когда мы приехали в занесенную снегом деревню, Зою только что вынули из мерзлой земли. Она лежала на какой-то оторванной дверце.Я видела, как Любовь Тимофеевна опустилась на колени...На войне я никогда не плакала, даже в самые невыносимо тяжелые минуты.Но как было удержаться от слез, видя безутешное горе матери. Комок этих слез до сих пор стоит у меня в горле. Любовь Тимофеевна несла свое горе с тем великим достоинством, на которое способен только поистине сильный человек. Глядя на неё, я всё лучше понимала характер Зои, истоки её мужества. Я встречалась с Любовью Тимофеевной в самой разной обстановке.Мы подружились, и я часто бывала у неё дома.Она была сдержанной, в ней чувствовалась учительская косточка. Ну а чувства матери...Могу сказать о том. что случалось и такое. Сидим с Любовью Тимофеевной за столом. Вдруг какой-то шум за окном.Любовь Тимофеевна поворачивает голову:"Это Зоин голосок..."-говорит она. Кто может рассказать о горе матери, потерявшей и дочь, и сына? Кто поймет, как болит её сердце?Никто. Нам остается только помолчать, склонив голову перед её подвигом. Какие же чувства старается вызвать в своем стихотворении Н.Доризо? Ведь он пишет... о лицемерии матери.Какое уж тут лицемерие, когда вздох, как стон...Не кажется ли поэту, что есть нравственные нормы, которые нельзя расшатывать.Могут мне возразить, что я,мол, излишне строга к Доризо.А как же иначе? Ведь мы вынесли из войны и чувство ответственности за матерей своих погибших товарищей. В своем стихотворении поэт совсем неделикатно касается денежных вопросов. Коснемся этого и мы. Когда умерла Любовь Тимофеевна, то на панихиде вместе с другими выступал ответственный работник Советского фонда мира.Немногие знали,что Любовь Тимофеевна ежегодно на протяжении многих лет вносила посильную для неё сумму(4000 рублей) в этот фонд.И движение её души понятно. Всеми своими силами она хотела способствовать тому, чтобы не было больше погибших на войне детей. И в этом проявилось величие духа Матери. Возможно, Н.Доризо скажет о том, что образ, выведенный в стихах, вымышленный.Это, так сказать, типизация.Тогда позвольте спросить: в чём смысл подобного поэтического упражнения? В чём его глубинная цель? Не кажется ли поэту, что невольно он бросает тень на матерей погибших солдат.Всегда, во все времена их имена были уважаемыми и неприкосновенными. Память о них входила в духовную сокровищницу народа. Я помню лица матерей, провожавших нас на войну. И ослепшие от слез глаза тех, чьи дети не вернулись.Вот почему я не могла просто отложить в сторону стихи, в которых так равнодушно задевается их честь. К.Милорадова. "КП", 1983 г.

Катя: Из публикаций К.А.Милорадовой: "В ночь, когда Зоя ушла в Петрищево, командир послал Лиду Булгину и меня в разведку.Мы отошли метров на 400 - засада! Стали уходить.Нас преследовали. Оторвавшись от фашистов, мы стали пробираться к линии фронта. В сумерках на краю деревни показались очертания артполка. Обходили осторожно,но вдруг прямо перед нами оказался незамеченный среди снежных сугробов немецкий блиндаж. Мы залегли. Время тянулось долго, пока мы с Лидой не поняли, что блиндаж пуст. Потянули на себя тяжелую дверь- открыто! Одно мгновение, и мы проскользнули в темный провал, почти на ощупь собрали со стола папки с бумагами,пакеты. Выскочили! В темноте ровной стеной сыпался снег -нам на выручку! Без особых приключений перешли линию фронта, и вскоре часовой отвел нас в штаб нашей части. Мы доложили обстановку и отдали "трофеи". Разбудили нас рано, почему-то велели одеться в солдатское обмундирование. Приказ:"В машину!"- и повезли в Перхушково, где находился штаб Западного фронта. Вводят в комнату: у карты - Жуков, строгий такой, сосредоточенный. Приказал подробно рассказать, как добыли документы, а сам отмечал что-то на карте. Ещё день, и мы поехали в Москву, к Сталину. Он встретил нас приветливо. После того, как мы повторили наш нехитрый рассказ. нас увели. Когда начальник разведотдела штаба Западного фронта Корнеев вручил нам с Лидой Булгиной по ордену Красной Звезды, я говорю:"Орден за какие-то смятые бумаги?!" Он засмеялся и по-хорошему так сказал: "Да мы по этим "бумажкам" контрнаступление начинаем!" Помню, как после этого нас как подменили. Тогда я поняла, что самое дорогое для меня-Москва, и я смогла ей хоть чем-то помочь! Казалось, что сил во мне стало так много, что я смогу преодолеть самое трудное..." газета"Головинский объектив". май 2003 г.

Катя: Вторая встреча со Сталиным. Вторая встреча Клавдии Милорадовой со Сталиным состоялась 8 марта 1942 г. (а точнее- накануне). Он принимал в Кремле девушек-бойцов, и среди них- нескольких из в/ч 9903. Он поздравил их с праздником, чокнулся с ними шампанским и сказал: " Ну, спасибо, девушки, Москву вы отстояли. Теперь можете рассчитывать на жилплощадь в любом районе столицы".К.А.Милорадова сначала выбрала маленькую однокомнатную квартиру на Беговой улице.А потом, как услышала, что там похороны на Ваганьковском превосходно слышны, и сказала : "Ой, нет! Я стольких похоронила, а здесь каждый день похоронный марш." И ей дали комнату в малонаселенной коммуналке на ул. Куйбышева (ныне ул. Ильинка), прямо рядом с ГУМом. Там в окна были слышны кремлевские куранты(!), по ним сверяли время.

DmitryScherbinin: Фотографии Клавдии Милодародовой из различных публикаций. Благодарю за них Катю Иванову.

Алена: Кать, спасибо! Вот именно такой мне и запомнилась Клавдия Милорадова, как на последних фотографиях. А понравилась больше всего - на самой верхней, первой, там лицо такое - одухотворенное.

Ninelle: А мне фото с косичками нравится!

Катя: Как-то я спросила у К.А.Милорадовой:"Клавдия Александровна, а как получилось, что в паре с Зоей были именно Вы?" "Мы были в паре как разведчицы. Причин тому 2: во-первых, мы с Зоей были в гражданском. Зоя - в своём домашнем драповом пальто светло-коричневого цвета, с манжетами и опушкой из цигейки. Я - в сером драповом пальто , "кукушечьем" (рябеньком), с цигейковым воротником.Остальные ребята были в шинелях. Во-вторых, у нас обеих была очень хорошая память, мы всё запоминали. Потому нас и "выдвинули" в разведчицы, ещё в первом, волоколамском задании.

Катя: Именно Клавдии Милорадовой (а не П.Лидову, как может показаться) принадлежат слова, сказанные в 1942 г.: "Она < Зоя > многих ещё поднимет на борьбу, многим осветит путь своим подвигом". А ещё Клавдия Александровна очень любила четверостишие Николая Железнова: Напрасно, сгорая от злости, Пытал комсомолку фашизм. Фашизм - это череп да кости, А Зоя - по-гречески "жизнь".

Ninelle: Замечательное четверостишие!

Катя: Ещё одно прекрасное фото Клавдии Милорадовой (молодой) можно найти на http://www.1941-1942.msk.ru ( в разделе Веры Волошиной).

Катя: В 2001 году, когда приближалось 60-летие битвы за Москву, я стала случайно свидетельницей того, как Клавдия Александровна Милорадова отвечала кому-то по телефону на вопрос, о ком она будет писать,- неужели снова о Зое и о Вере? "Да, снова о Зое и снова о Вере,- громко сказала она.-Потому что больше таких героинь, как они, в нашей части нет". Из воспоминаний К.А.Милорадовой: "И Вера, и Зоя были красавицы. У Веры была "кровь с молоком", типично русская красавица, а у Зои - греческий тип красоты. Зоя была стройная, как статуэтка. Глаза, как у хамелеона: то миндалевидные чёрные,а когда хохочет - раскрытые серые. Мы в части спорили, какого цвета у неё глаза, спрашивали потом у Любови Тимофеевны. Ресницы необыкновенно длинные и густые. В части мы шутили: "Приведите вия!" и потом:"Вий, подними ресницы!" Зоя обижалась: "Что ж мне их подрезать, что ли?" Я её выделила из всех ещё в первую встречу, 19 октября, в МК. На ней было длинное пальто, белая вязаная беретка и полботинки - мальчиковые, брезентовые. Мы все носили такие полботинки, пропитывали их гуталином (а гуталин был другой, чем сейчас), и они блестели, как кожаные, и не промокали! Многие отмечают, что Зоя была замкнутая. Но как она любила читать!Стоило в часть приехать кому-нибудь с новым журналом (не говоря уже о книге), по любой тематике: военной, технической,медицинской ,- как она умоляла дать ей почитать. И пока не прочтет, оторвать её от этого журнала нельзя было. Память у неё была великолепная, она запоминала всё, что читала."

Катя: Сегодня - 90 лет со дня рождения Клавдии Александровны Милорадовой! Ура-а-а!!! )))

Алена: Катя пишет: Из воспоминаний К.А.Милорадовой: "И Вера, и Зоя были красавицы. У Веры была "кровь с молоком", типично русская красавица, а у Зои - греческий тип красоты. Зоя была стройная, как статуэтка. Глаза, как у хамелеона: то миндалевидные чёрные,а когда хохочет - раскрытые серые. Мы в части спорили, какого цвета у неё глаза, спрашивали потом у Любови Тимофеевны. Ресницы необыкновенно длинные и густые. В части мы шутили: "Приведите вия!" и потом:"Вий, подними ресницы!" Зоя обижалась: "Что ж мне их подрезать, что ли?" Я её выделила из всех ещё в первую встречу, 19 октября, в МК. На ней было длинное пальто, белая вязаная беретка и полботинки - мальчиковые, брезентовые. Мы все носили такие полботинки, пропитывали их гуталином (а гуталин был другой, чем сейчас), и они блестели, как кожаные, и не промокали! А вот за этот пост, спасибо Вам, Катя! Очень приятно читать и узнавать Зою вот с такой стороны. Зою, у которой, оказывается, были длиннющие ресницы...Зою, у которой, оказывается, была белая вязаная беретка... Зою, у которой были блестящие полуботинки. Хоть и мальчиковые, но отчего-то думаю, что выглядело всё это очень женственно. Трогательно. Вкупе с греческим профилем.

Tanaka: Очень интересно, правда, Катя, спасибо. Такие воспоминания о деталях дорогого стоят.

Катя: Алёна, Tanaka, мне очень радостно читать Ваши благодарящие посты, но отношу их всё-таки на счёт К.А. Милорадовой. Напомню вам, вы обе их написали в день рождения Клавдии Александровны! ))) А для неё не было большей радости, чем знать, что Зоя живет в сердцах людей, живет много лет спустя после войны, и живет, когда почти все её сверстники ушли из жизни, что её знают новые поколения, причём уже другого, постсоветского общества. Она бы очень порадовалась, если бы узнала о нашей деятельности.)))

Ninelle: А я иногда думаю, что сказала бы сама Зоя, узнав о нашей деятельности? :-) Мне кажется, с одной стороны, ей, конечно, было бы приятно, что ее подвиг не забыт, что она погибла не зря, что ее любят и уважают, а с другой - наверное, она была бы против тех почестей, которые мы воздаем ей, ведь она была очень скромной и очень строго, порой даже слишком строго, относилась к себе.

Ninelle: Про Вия я помню - это была какая-то передача на ТВ, я потом ее искала, но найти не могла. Там еще фотографии Зои показывали, которых я до того момента ни разу не видела. Я тогда первый раз подумала: какая же Зоя красивая! На официальных фотографиях она слишком строгая, что ли, не знаю...

DmitryScherbinin: Благодарю за эти фотографии Катю Иванову. Все девчата из в/ч 9903 29/XI - 56 Спрогис, Любовь Тимофеевна Космодемьянская, Клавдия Милорадова... клуб. встреча в Москве

Катя: Спасибо, Дима. Итак, почти аккурат к юбилею К.А.Милорадовой - ещё 2 редкие фотографии из архива музея в/ч 9903. На первой - у надгробия Зои на Новодевичьем кладбище. Клавочка почти в самом центре среди подруг. На второй - Клавдия Милорадова стоит 3-я справа. Сидят: А.К.Спрогис, Ирма Тельман, Л.Т.Космодемьянская... Вот такие они были, молодые и красивые...

Катя: Мне хочется написать теперь о том, что пережила К.А.М. в 1990-х гг.На неё свалилось то, что не всякий человек в возрасте (а ей было уже за 70) переживёт. На неё свалилась травля памяти Зои вкупе с распадом Советского Союза. Всякие жовтисы и проч.- всё это могло бы стать ударом для человека послабее. (Так, двоюродная сестра Зои Елена Добровольская в начале 90-х схватила 2 инфаркта, что и стало причиной её смерти в 60 с небольшим лет.) Но не К.А.Милорадова! Когда её в те годы пригласили на одну из телепередач, а там кто-то несведущий спросил: "А кто Вы?", и, когда она назвала себя, удивленно воскликнул: "Так а Вы разве живы?!", она посмотрела ему прямо в глаза исказала: "Умрите вы завтра, я - после вас".Когда Зою стали обвинять во всех грехах, она сутки просидела на телефоне, давая опровержения. Звонили из разных газет, уточняя, правду ли писал Жовтис. Ведь были слухи, что Зоя была больна шизофренией, а не менингитом. Другие слухи - что она перенесла уколы в спинной мозг и потому боли при пытках не чувствовала. Чтобы дать компетентный ответ, Клавдия Александровна запрашивала Институт Психиатрии Академии Наук СССР. Это всё помимо того,что немцев в Петрищеве не было, что Зоя ничего не совершила и т. д. В общем, это было испытанием для К.А.Милорадовой. И ещё - она готова была растерзать тех, кто затрагивал недобрым словом Л.Т.Космодемьянскую. Для неё "мама", "мамочка" (Любовь Тимофеевна) была так же дорога, как для всякого человека - его собственная. Что касается её политических взглядов: Горбачева и Ельцина она искренне ненавидела. Сталина боготворила. Она не отрицала борьбы классов, но считала, что Сталин был справедлив и сажал только виноватых. Считала, что в необоснованных репрессиях виноват Хрущёв (который был 1-м секретарем МК и МГК партии именно в 1937 году), который потом, с целью самооправдаться и свалить всё на предшественника, устроил XX cъезд и последовавшие за ним реабилитации. Заблуждения её были искренни.



полная версия страницы