Форум » О Зое Космодемьянской, Вере Волошиной, Лиле Азолиной » Мама Зои - Любовь Тимофеевна » Ответить

Мама Зои - Любовь Тимофеевна

Larson: Уважаемые форумчане! Мне давно интересен вопрос, какой была мама Зои - Любовь Тимофеевна. Прошу не бросайтесь сразу помидорами, я действительно хочу понять. Читаю данный форум, статьи в инете очень противоречивая информация. Вот например: В. Леонидов пишет: "Немцы ушли. Через некоторое время в деревню приехала комиссия, с нею 10 женщин. Выкопали Таню. Никто в трупе не определил своей дочери, ее снова закопали. В газетах появились фотографии издевательств над Таней, девушке присвоили звание Героя Советского Союза. Вскоре после этого указа приехала комиссия с другими женщинами. Вторично вытащили из могилы Таню. Началось представление. Каждая женщина в Тане опознавала свою дочь. Слезы, причитания по погибшей. А потом, на удивление всех жителей деревни, завязалась драка за право признать погибшую своей дочерью. Всех разогнала длинная и худая женщина, впоследствии оказавшаяся Космодемьянской. Так Таня стала Зоей". У Клавдии Милорадовой совсем другие воспоминания по опознанию Зои. Где то читала, может ошибусь, но помоему Ахматова любила повторять фразу услышанную от Л.Т. "Кто здесь мать Зои Космодемьянской?". Даша, Катя вы хорошо знакомы с материалами этой темы что она была за человек?

Ответов - 9

Дарья: Larson пишет: Прошу не бросайтесь сразу помидорами, я действительно хочу понять. Larson, мне кажется, Катя сможет вам ответить гораздо подробнее и интереснее, поскольку она была хорошо знакома с Клавдией Милорадовой, которая после войны поддерживала близкие отношения с Любовью Тимофеевной. Поэтому стоит дождаться Катю. А по поводу приведённого вами отрывка из статьи могу сказать вот что: недавно как раз с Катей обсуждали, сколько было комиссий. К единому выводу так и не пришли, поскольку лично у меня не было тогда под рукой документов, а вспомнить с наскоку бывает иногда тяжеловато. Но сейчас я нашла одну публикацию, сфотографированную в музее части №9903. Она пока не выложена, но постараюсь это исправить в ближайшие дни. Там приводится акт опознания за 4 февраля 1942 года. Вот цитата: "К работе комиссии были привлечены т. Новосёлова В. С. - преподаватель языка и литературы школы №201, и ученик 10-го класса этой школы т. Белокунь В. И., знавшие Зою Космодемьянскую в течение нескольких лет". И, вероятнее всего, было это сделано для того, чтобы не травмировать Космодемьянских, ввиду отсутствия доказательств гибели именно Зои в Петрищеве. А вот тут http://www.1941-1942.msk.ru/page.php?id=132 выложен акт опознания за 12 февраля. В нём уже участвовала и мама Зои, и её брат. Но, разумеется, сначала местным жителям были предъявлены документы (несколько комсомольских билетов), среди которых был билет Зои. И опознали они казнённую девушку именно в Зое. Так что Леонидов - врун бессовестный. А ведь, наверное, взрослый дядька.

Катя: Здравствуйте, Larson! Во-первых, спасибо, что Вы открыли это как отдельную тему -"Мама Зои - Любовь Тимофеевна". А то вот говорят о родственниках Зои, а ведь мать, да ещё такая Мать достойна совсем отдельного разговора. Давно, очень давно меня интересует личность Любови Тимофеевны.Интересует настолько, что я стала собирать воспоминания разных людей, знавших Л.Т. в разные годы её жизни. И набрала их на целую, пусть небольшую, но книгу. Книга скоро выйдет в Тамбове, я думаю, мы её разместим на сайте. Но давайте начнём с Ваших вопросов. Любовь Тимофеевна была человеком высочайшей внутренней культуры, и такие слова, как "драка", к ней неприемлемы. Но в этих описаниях, помимо того, нет крупинки правды. Л.Т. до последнего не хотела верить, что погибшая героиня - её Зоя. Она игнорировала (или забыла?) даже про такие недвусмысленные приметы, как шрам на левом колене и родинка, поросшая волосками, возле пупка. (То, что она якобы родила дочь в поле и сама завязала пупок узлом, неверно. Обоих детей она родила в доме свекрови Лидии Фёдоровны Космодемьянской). Она очень н е х о т е л а быть матерью героини. Но она ею с т а л а. В Петрищеве она в несколько минут поседела и частично утратила слух. Когда стали уезжать из Петрищева, она потеряла сознание. Это была мать, безумно любившая свою дочь. (Как я увидела из многих воспоминаний, сына - не так.) Далее: Любовь Тимофеевна была верующим человеком. Но даже при этом перенести все испытания, ниспосланные ей судьбой, ей было очень непросто.Итак, она стала матерью героини, причём советской героини № 1. И всю свою жизнь она теперь меряла Зоиным подвигом. Во время войны она стала лектором от ЦК партии с лекцией "Слово матери". Она ездила с рассказом о Зое по дорогам войны. Сколько душевных сил ей это стоило?! И она знала, что впереди у неё ещё достаточно большая жизнь - б е з З о и. Ей ведь было всего 40 с небольшим. В общем, в двух словах об этом не расскажешь. Что касается слов Ахматовой, то, извините, меня это не интересует. Поймите только, что Л.Т. была, что называется, обласкана власть предержащими. Естественно, что очень у многих она вызывала чувство зависти.

Larson: Даша, Катя большое спасибо, что ответили. С нетерпением буду ждать книгу про Любовь Тимофеевну

Медведева Юлия: Какая уж тут зависть... Пережить своего ребенка...

Катя: Юлия, тогда своих детей пережили тысячи матерей, не забывайте об этом. А Любовь Тимофеевна была такой, каких единицы. Она вдруг стала получать письма со всего Советского Союза. Её узнали все, она стала выступать повсюду. И тут же стали ходить разговоры о якобы астрономических гонорарах за выступления. Она поехала в Париж в 1949 году - и это вызвало неимоверную зависть. Ведь тогда за границу не ездил никто. Самое обидное - что завидовали ей, не понимали её самые близкие люди - старшая сестра, племянницы... Ей слали письма по адресу: "Москва, матери Зои Космодемьянской" или ещё: "Москва, Кремль, Л.Т.Космодемьянской". Вот это-то и вызывало зависть.

DmitryScherbinin: К ЮБИЛЕЮ ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ http://smi.lanta-net.ru/pressa/selskie_novosti/32702-38-ot-23-sentjabrja-2010-goda-daty-sobytija.html Ко дню 65-летия Победы в Великой Отечественной войне в Гавриловском районе вышла книга Екатерины Ивановой «Памятник матери», посвященная Любови Тимофеевне Космодемьянской. 21 сентября этого года исполнилось 110 лет со дня рождения главной героини повествования. «Памятник матери» состоит из воспоминаний об этой непростой женщине. Нашли отражение на страницах книги очерки ее родных, современников и просто тех, кто знал и кому довелось встречаться с Любовью Тимофеевной. Своей жизнью она, как и ее Зоя и Саша, тоже совершила большой подвиг. Потеряв двоих детей, она не склонила голову, а ушла в работу, направленную на военно-патриотическое воспитание граждан России. Она была членом лекторской группы и членом Всемирного совета мира. Ее выступления на многих международных съездах сторонников мира всегда носили пламенный характер и призывали всех быть бдительными. Любовь Тимофеевна объездила всю страну. Люди, слушая ее, поражались стойкости и мужеству этой женщины. Какой же она была, та красивая, изящная дама – и усталая пожилая женщина с горестным лицом? В книге «Памятник матери» очень четко ее описывает Саяра Гайдаровна Шестопалова (Курбанова) – выпускница 1941 года школы № 201, участница Великой Отечественной войны: «Это была высокая и стройная, сухопарая женщина, всегда очень подтянутая и собранная, похожая на педагога старого склада. Она была очень интеллигентна, и это зерно внутренней культуры передала своим детям. И Зоя, и ее брат выделялись на фоне остальных ребят, когда я видела их в рекреации или в столовой, - именно этой воспитанностью, собранностью. Любовь Тимофеевна Космодемьянская была очень красивой женщиной. Одевалась всегда строго, со вкусом. Она была одета, как правило, в светлую маркизетовую блузку, пиджачок типа жакета и ровную юбку темных тонов. Никогда не носила она ничего яркого. Одевалась и держалась так, что была похожа на англичанку. Меньше всего можно было подумать, что она родилась в деревне и выросла в простой крестьянской семье. Помню, какое недоумение я испытала, узнав об этом уже после войны. Перед глазами ее облик - стройная женщина с легкой походкой, в костюме в английском стиле, волосы аккуратно подобраны, а лицо очень умное и серьезное, несколько замкнутое. Она не была открытой и жизнерадостной - во всяком случае, я ее такой не помню. Это был непростой тип женщины. Любовь Тимофеевна прекрасно владела словом и говорила очень умно и прямо, без околичностей. При этом нельзя было представить, что она говорит грубо. Даже если того требовала ситуация - а в школе бывало всякое - она не могла сказать грубо. Когда в 1949 году она выступала в Париже, то зал слушал ее, затаив дыхание, так она говорила! Ее речь передавали по радио. Она показала ту силу, которой владела русская женщина, воспитавшая двух героев. Любовь Тимофеевна была лучшей представительницей советских женщин, того их поколения, чьи дети погибли во второй мировой войне. Наверное, для многих осиротевших тогда матерей Космодемьянская была образцом, они «учились» у нее, как с достоинством нести свое материнское горе. И в то же время она была тем, что называют «индивидум»: очень интеллигентная, волевая и замкнутая, всегда владевшая собой, сильная. Уже седовласая, отупевшая от горя, она оставалась такой же - строгой и собранной, терпеливой. Я знала ее и после войны, и никогда на людях она не позволяла себе ни слез, ни слабости». Своими воспоминаниями о том, как мужественно и стойко перенесла Л.Т. Космодемьянская поездку в Кенигсберг за телом сына, в книге делится сопровождавшая ее в то время Ольга Чечеткина – в 1945 году корреспондент газеты «Комсомольская правда» (впоследствии сотрудник редакции газеты «Правда»). «Это случилось 13 апреля 1945 года. Часа через полтора, встретившись с машиной, в которой были Любовь Тимофеевна и полковник Легеза, мы повернули к могиле Александра. Здесь среди весенних, еще безлистных деревьев, на задрапированном красной материей постаменте, утопая в цветах, высился открытый цинковый гроб. В скорбном молчании стояли с обнаженными головами советские офицеры и солдаты. Поодаль в такой же напряженной тишине толпились немцы, работавшие на расчистке соседних улиц. Полковник Легеза бережно взял Любовь Тимофеевну под руку. В гробу лежал молодой, красивый юноша с ясным и спокойным лицом. Это было нежданное, последнее утешение, дарованное природой несчастной матери, - увидеть сына таким, будто он спал... И это было невероятное, душераздирающее зрелище. Любовь Тимофеевна не закричала, не забилась в рыданиях. Она молча, поддерживаемая с обеих сторон, склонилась к Саше... Только стиснутые губы, тяжелый желвак на щеке да лихорадочно блестевшие глаза говорили, как невыносимо тяжело было ей в эту минуту». Читая эти строки, поневоле задаешься вопросом – а кто-нибудь еще способен на такое? Какое материнское сердце выдержит это?.. Нет, я совсем не хочу сказать, что Любовь Тимофеевна должна была умереть от горя, потеряв двоих юных детей. Совершенно согласна с составителем книги Екатериной Ивановой в том, что «есть мужество умирать – и есть мужество жить», что обрести гораздо сложнее. Несмотря на выпавшие на долю этой простой русской женщины нечеловеческие страдания, она не сломилась. Она нашла в себе силы жить и донести до миллионов смысл подвига своих детей. Тем самым совершив не менее значимый и достойный памяти и уважения подвиг матери. Ольга КОСЕНКОВА.

Марина Турсина: Гражданская панихида по Любовь Тимофеевне Космодемьянской в актовом зале 201-ой московской школы. Фото из фондов Музея 201-гимназии. Спасибо Наталье Валентиновне Косовой!

Натали: Ей повезло в том, что Зоя погибла и стала национальной героиней. Такая натура - цельная, чистая, экзальтированная, - рано или поздно оказалась бы в ГУЛАГе. И для матери это было бы много хуже.

Марина Турсина: Натали, всё могло быть! Тем более характер такой был у Зои - честный, прямолинейный... Хочу поделиться кое-чем, но для этого нужна будет новая тема.



полная версия страницы