Форум » Родственники молодогвардейцев » Земнуховы » Ответить

Земнуховы

Лера Григ: Вот блин, всю тему перерыла, а родственников Ванечки не нашла! Неужели они такие уж непопулярные? А теперь по делу. Что мне запомнилось из разговора с Каменщиковой Алиной Михайловной Стелла "Скорбящая мать" написана с профиля матерей Земнухова и Лукашова. Мать Вани Земнухова не сняла чёрного платка до конца своей жизни.

Ответов - 24, стр: 1 2 All

DmitryScherbinin: Фотография могил сестры Вани Земнухова Нины и её мужа. Спасибо Марине Турсиной!!

Лера Григ: Красиво сделано.

DmitryScherbinin: Могила отца Вани Земнухова - Александра Федоровича, который умер 20 января 1943 года, через 5 дней после того, как фашисты казнили Ваню. (благодарю Марину Турсину!!) Могила мамы Вани Земнухова:

Лера Григ: Мама лежит вместе с дочерью и зятем, да? А от чего умер отец Вани?

Лера Григ: Может сможете подсказать, как связаться с ныне живущими родственниками Вани?

Марина Турсина: Дима, спасибо. Родители Вани похоронены в разных могилах. Мама - вместе с дочерью Ниной Александровной и зятем.

Марина Турсина: Я не знаю медицинский диагноз, от чего умер папа Вани, но известно, что он не смог пережить гибель сына. Лера, если ты у меня спрашиваешь, как связаться с родственниками Земнухова, то я не знаю.

DmitryScherbinin: Лера, в разных документах упоминается, что Ванин отец болел во время оккупации, а лекарств и продуктов на его лечение не было. Весть о гибели сына окончательно подорвала его силы. В книге Башкова "Иван Земнухов" написано: "...Когда они собрались уходить, отец спрашивает: можно ли сыну еду передать, чего ж голодом морите, а заодно мыло и полотенце, столько дней немытый. Один из полицаев засмеялся: "Мы его уже и накормили, и умыли, и спать уложили. У них там хорошее общежитие!" Мама ничего не поняла, а отец сразу обо всем догадался. "Все, нету больше нашего Вани",- шепнул он мне, когда полицаи ушли. Отец стал на глазах угасать. Он умер через четыре дня после гибели брата, 20 января. Умирал, а все по Ване плакал, уж так плакал, убивался... Хоронили мы отца - тоже одни слезы. На улице мороз, снегу навалило... Кому могилу копать, кто будет гроб делать, как на кладбище везти, на чем?.. Мама говорит: "Давай на огороде его похороним, ну кто нам поможет?" Побежала я в Восьмидомики, в наш старый барак. На мосту немецкий патруль "Хальт!" Отец умер в семь вечера, уже давно комендантский час наступил. Вот и потащили меня в полицию. Еле объяснила, в чем дело и куда иду. Пришли тетка Федора, другие добрые женщины. Обмыли отца, обрядили... Старые его товарищи по плотницкой бригаде сделали гроб, вырыли могилу. Словом, похоронили по-человечески. Низкий им поклон за это - не оставили в горе..." Из документа хранящегося в РГАСПИ: "...Родные почувствовали, что Ваню они больше никогда не увидят. Через четыре дня 20 января 1943 г. отец Вани Александр Федорович Зимнухов не выдержав потери любимого сына, умер." Кстати, любопытно, что Фадеев в своём романе описывает Александра Федоровича Земнухова таким человеком, который противится подпольной деятельности своего сына, говорит, что лучше бы отсидеться, переждать оккупацию и т.д. и т.п. Интересно, чем руководствовался Фадеев, когда писал это? Неужели тоже выдумал, как и линию со Стаховичем-Третьякевичем?

Лера Григ: Теперь припоминаю, что болел. Спасибо, Дима. Да, вот у меня отец Вани и запомнился таким как в романе Фадеева - сильным, крепким и деловым. А в документах и материалах на его болезнь мало внимания обращала. Фадеев много чего допридумывал. Но ведь у него художественное произведение, а не документ из архива. И лучше, чем у него, пока не встречала описания вот именно той жизни, того быта, тех людей. Напыщенно правда как-то всё, но ведь и писал он не для себя это и под цензурой. Марина, я обращаюсь ко всем, кто это знает.

Галина: Лера: И лучше, чем у него, пока не встречала описания вот именно той жизни, того быта, тех людей И духа того времени.... Лера, я с Вами полностью согластна. И очень жаль, что РОМАН Фадеева изъяли со школьной программы. Кто же расскажет молодежи о героях Молодой гвардии? А ведь можно было просто добавить комментарий к роману......

Лера Григ: Да, очень жаль, что его исключили из школьной программы.

Сергей Федотов: Ето мой прпрадедушка.Моего родного деда двоюродный брат! !

Сергей Федотов: Мне рассказывала бабушка про Земнухова .но мой дед двоюродный брат Ивана Земнухова жил в деревне Астанинская облать макинский район деревня Даниловка! Вот я хочу узнать какнибудь правдо это или нет!

leno4ka: Сергей, а Что вам бабушка про Земнухова рассказывала? Поделитесь пожалуйста с нами воспоминаниями!

Юля Толстая: Здравствуйте! Вот нашла ваш форум - искала информацию о дедушке. Это замечательно, что есть ещё люди, которые помнят. Иван Земнухов был мой двоюродный дедушка, Нина Земнухова - мать моей матери. Всё детство провела в Краснодоне (каждое лето, когда не было школы). Комнату Вани, всю увешанную портретами, помню как сейчас. И наш сад, и деревья, которые выросли огромными, и делегации с камерами... Ваня всегда был для меня примером. Часто ощущаю в себе его нотки - то же горение, ту же честность, ту же страсть к поэзии, и непременно хочется сделать что-нибудь прекрасное, великое, продолжить его дело. Из родственников остались довольно многие - брат Вани Александр ещё жив и живёт с женой в Донецке. Могу попытаться раздобыть их телефон, если нужно. Две дочери Нины Земнуховой - Валентина и Елена, Валя живёт с мужем и двумя сыновьями в Луганске, ей сейчас примерно 58-59 лет. У сыновей уже у самих родились детки :) . Нина умерла через 5 месяцев после смерти мужа, в 94 или 95 году, точно не помню. Елена (моя мама) живёт в Днепропетровске, одна. Ей 61 год. Я её единственная дочь, меня зовут Юля, мне 26.

Марина Турсина: Юля, здравствуйте! Замечательно, что Вы зарегистрировались на форуме! Нам, конечно, интересна любая информация о Вашем дедушке Ване Земнухове и о родственниках тоже. Поэтому пишите побольше и поподробнее. Юля, можно Ваш электронный адрес? Можно в личку.

Юля Толстая: Ну, особой информацией о Ване не обладаю - как видите, сама в интернете роюсь. Бабушка Нина умерла, когда мне было всего 11 лет. Я для неё была маленьким ребёнком, поэтому, конечно, о Ване мы мало разговаривали - всё больше о том, что мне надо поубираться и т.п. :) помню, особенно когда мне было 5 лет, в доме постоянно были делегации, пионеры... прабабушку Анастасию я, к сожалению, в живых уже не застала. Дарили много сувениров, множество книг о молодогвардейцах и о музее. История произвела на меня огромное впечатление в детстве, всегда ощущала себя частью чего-то великого. Было странно и поразительно, что в Днепропетровске, где я жила с мамой и училась, никто об этом ничего не знает. Особенно после распада Союза, молодогвардейцев перестали проходить в школе. Муж Нины, Николай Иванович Толстой, умер от инсульта в возрасте 74 лет, в феврале 1994 года. Нина не смогла долго без него прожить, и умерла через несколько месяцев 11 июня 1994 (вспомнила, что именно 94 а не 95). Мы с мамой были при ней в этот момент. Дом, где они жили, начали сдавать квартирантам на протяжении нескольких лет, а потом продали. Мне до сих пор безумно жалко, т.к. это был дом моего детства, и к тому же он имеет музейную ценность. Нынешние хозяева там все переделали, всё разрушили. Больно было на это смотреть, была в Краснодоне в мае 2009. К сожалению, дочери Нины решили его продать - т.к. некому было там жить и следить за домом, а без хозяина он бы быстро пришёл в упадок. Книги и прочие ценности разделили между сёстрами, Ванина книга Шекспира 1902 года выпуска, на старорусском языке, сейчас находится у меня. Будут вопросы - спрашивайте, постараюсь ответить, хотя мне кажется, что я мало чем смогу помочь. Адрес Вам, Марина, сейчас сброшу.

Юля Толстая: Ох, такое сообщение написала, а оно куда-то исчезло... или всё ещё на просмотре у модератора? И как вам послать личное сообщение? Не могу найти :)

Марина Турсина: Юля, а муж Нины Александровны Земнуховой - Николай Иванович Толстой, он кем работал? На памятнике фото - очень представительный мужчина. Фотография могилы есть в этой же теме, Вы, наверное, видели. Юля Толстая пишет: Нынешние хозяева там все переделали, всё разрушили. Да, на форуме был разговор, что на доме даже нет таблички. Жаль, конечно. Юля Толстая пишет: Ванина книга Шекспира 1902 года выпуска, на старорусском языке, сейчас находится у меня. Ух ты! А сфотографировать нельзя? Юля, личные сообщения писать очень легко - смотрите, под сообщением участника есть кнопки. Находите ЛС (это и есть личные сообщения), жмёте и пишете. А когда Вам придёт сообщение, слева вверху над форумом будет мигать конвертик. А вот нашла ещё в этой теме - Сергей Федотов - он Ваш родственник? Да, на форуме пока введена премодерация, поэтому не волнуйтесь, если сразу не увидите свой пост в теме.

Марина Турсина: Юля Толстая пишет: Нина не смогла долго без него прожить, и умерла через несколько месяцев 11 июня 1994 (вспомнила, что именно 94 а не 95). Ой! А на памятнике год смерти - 1993 у обоих.

Olga: Марина Турсина пишет: Один из полицаев засмеялся: "Мы его уже и накормили, и умыли, и спать уложили. У них там хорошее общежитие!" Мама ничего не поняла, а отец сразу обо всем догадался. "Все, нету больше нашего Вани",- шепнул он мне, когда полицаи ушли. Как эти "люди" - полицаи, потом жили? Как примирились сами с собой? В интервью с немцами-работниками лагерей (все они, живущие сейчас, отрицают непосредственное участие в казнях, все работали писарями в канцеляриях, на кухне и прочими сторожами и шоферами) те объясняют свои заблуждения внушенной им пропагандой расовой теорией: славяне и евреи - недочеловеки. Но ведь тут и этого нет - свои, односельчане! Или же крайняя тупость, когда мысли не могут появиться по определению, а есть похлебка от немцев и за нее готов на все или ... а если не туп? Как тогда? Как они объясняли свои злодеяния самим себе? Чем дальше читаю о подобном, тем меньше понимаю!

chingischan: http://www.mediazavod.ru/articles/33842 Врач из мордовского ГУЛАГа 02.10.2007 Ему приходилось лечить и диссидентов, и полицаев Так случилось, что бывший начальник санатория “Лесное озеро” Василий Федорович Скрынник чуть не половину своей трудовой биографии провел в лагерях. Да еще северных, мордовских. Не в качестве, слава богу, зека, а напротив, врача. Общаться ему приходилось с людьми, чьи судьбы были переломаны брежневским режимом, – известными диссидентами. Встречал явных изменников – женщину, выдавшую киевское подполье, и следователя-палача, допрашивавшего краснодонца Сергея Тюленина. Но ко всем относился ровно, без злобы и настороженности. По-другому, говорит, нельзя: я – врач… …В Ныроблаг, состоящий из 15 колоний, уезжали на барже по речке Колве вместе с группой солдат-новобранцев. На Бубыльском отделении полгода поработал стоматологом. Затем карьера пошла по накатанной: назначили начальником медсанчасти, спустя год с небольшим – инспектором медицинского отдела управления в Соликамске. Следующий этап оказался самым длительным – восемь лет на посту начальника медотдела в Ныробе. В 1969 году Скрынника переводят начальником медицинского отдела в Мордовию. — Именно там сидели всем известные диссиденты, антисоветчики и преступники времен Отечественной – власовцы и прочие, – констатирует Василий Федорович. – Я лично встречался с Даниэлем, Синявским, Гинзбургом. …— Ничего не скажу, люди приятные в обращении, – вспоминает Скрынник, – общаться с ними – одно удовольствие. Да я особенно и не делал различий между ними и откровенными предателями. Более того, старался принять посильное участие в судьбе некоторых из них. Больше всех пришлось повозиться начальнику медотдела с Натальей Францевной Грюнвальд. — Она из фольксдойчей, врач по специальности, – уточняет Скрынник, – во время оккупации была в Киеве. Сотрудничала с гестапо. Выдала несколько человек из подполья, в том числе и Раису Окипную – ведущую солистку Киевского оперного театра. Не знаю по какой причине, но немцы своего агента оставили после отступления. Ее НКВД лет через десять нашло в Поволжье, где она под другой фамилией работала заведующей аптекой. Дали 25 лет. В 1961 году вышел закон о снижении максимального срока до 15 лет. Отсидела лет 13, и Верховный суд Мордовии освобождает за примерное поведение и добросовестное отношение к труду. Но тут выходит книга “Два года над пропастью” и кинофильм о киевском подполье, где озвучили имя предательницы. В адрес Генерального прокурора Руденко пошли протесты. Грюнвальд опять находят, и она досиживает свой срок до последнего звонка. …Отбывали срок в лагерях преступники времен Отечественной войны – полицаи, власовцы. Один следователь лично допрашивал краснодонца Сергея Тюленина. Что касается полицаев, то на свободе они, как правило, гуляли недолго. Один, освободившись, уехал не на Украину, где оставил кровавый след, а в Узбекистан. Но его и там достали. Другой после долгих мытарств по российским окраинам решил вернуться. Благо дочь сообщила, что свидетели его фашистской службы умерли. И его убили: видать, не все померли…

Марина Турсина: Olga пишет: "Мы его уже и накормили, и умыли, и спать уложили. У них там хорошее общежитие!" Какой цинизм! Ольга, а мне кажется, что им и не надо было примиряться с собой. Ведь, если человек пошёл служить в полицию, да ещё если он принимал участие в пытках - для этого уже надо было обладать определённым запасом жестокости, нормальный человек не мог бы там находиться. Не зря на сайте где-то есть просьба переводчицы, работавшей в полиции, которая пишет, что ей тяжело смотреть на страдания заключённых. Olga пишет: В интервью с немцами-работниками лагерей (все они, живущие сейчас, отрицают непосредственное участие в казнях, все работали писарями в канцеляриях, на кухне и прочими сторожами и шоферами) те объясняют свои заблуждения внушенной им пропагандой расовой теорией: славяне и евреи - недочеловеки. Да уж. Olga пишет: Но ведь тут и этого нет - свои, односельчане! О, тут они ещё больше старались, ведь у некоторых ребят были в полиции родственники, которые их же и пытали. А Тюленин, которого выдала соседка? Почему? Всё дело в недоброжелательном отношении друг к другу? Вот так живёшь-живёшь, потом начинается война, и соседи, которые допустим, тебя недолюбливали, могут тебя предать или даже пытать.

Сергей: Привет,меня зовут Сергей,мои родители из Макинской области из деревни Даниловка и Боярка,моя бабушка рассказывала мне про деда Ивана Земнухова



полная версия страницы