Форум » Родственники молодогвардейцев » Земнуховы » Ответить

Земнуховы

Лера Григ: Вот блин, всю тему перерыла, а родственников Ванечки не нашла! Неужели они такие уж непопулярные? А теперь по делу. Что мне запомнилось из разговора с Каменщиковой Алиной Михайловной Стелла "Скорбящая мать" написана с профиля матерей Земнухова и Лукашова. Мать Вани Земнухова не сняла чёрного платка до конца своей жизни.

Ответов - 24, стр: 1 2 All

Olga: Марина Турсина пишет: Один из полицаев засмеялся: "Мы его уже и накормили, и умыли, и спать уложили. У них там хорошее общежитие!" Мама ничего не поняла, а отец сразу обо всем догадался. "Все, нету больше нашего Вани",- шепнул он мне, когда полицаи ушли. Как эти "люди" - полицаи, потом жили? Как примирились сами с собой? В интервью с немцами-работниками лагерей (все они, живущие сейчас, отрицают непосредственное участие в казнях, все работали писарями в канцеляриях, на кухне и прочими сторожами и шоферами) те объясняют свои заблуждения внушенной им пропагандой расовой теорией: славяне и евреи - недочеловеки. Но ведь тут и этого нет - свои, односельчане! Или же крайняя тупость, когда мысли не могут появиться по определению, а есть похлебка от немцев и за нее готов на все или ... а если не туп? Как тогда? Как они объясняли свои злодеяния самим себе? Чем дальше читаю о подобном, тем меньше понимаю!

chingischan: http://www.mediazavod.ru/articles/33842 Врач из мордовского ГУЛАГа 02.10.2007 Ему приходилось лечить и диссидентов, и полицаев Так случилось, что бывший начальник санатория “Лесное озеро” Василий Федорович Скрынник чуть не половину своей трудовой биографии провел в лагерях. Да еще северных, мордовских. Не в качестве, слава богу, зека, а напротив, врача. Общаться ему приходилось с людьми, чьи судьбы были переломаны брежневским режимом, – известными диссидентами. Встречал явных изменников – женщину, выдавшую киевское подполье, и следователя-палача, допрашивавшего краснодонца Сергея Тюленина. Но ко всем относился ровно, без злобы и настороженности. По-другому, говорит, нельзя: я – врач… …В Ныроблаг, состоящий из 15 колоний, уезжали на барже по речке Колве вместе с группой солдат-новобранцев. На Бубыльском отделении полгода поработал стоматологом. Затем карьера пошла по накатанной: назначили начальником медсанчасти, спустя год с небольшим – инспектором медицинского отдела управления в Соликамске. Следующий этап оказался самым длительным – восемь лет на посту начальника медотдела в Ныробе. В 1969 году Скрынника переводят начальником медицинского отдела в Мордовию. — Именно там сидели всем известные диссиденты, антисоветчики и преступники времен Отечественной – власовцы и прочие, – констатирует Василий Федорович. – Я лично встречался с Даниэлем, Синявским, Гинзбургом. …— Ничего не скажу, люди приятные в обращении, – вспоминает Скрынник, – общаться с ними – одно удовольствие. Да я особенно и не делал различий между ними и откровенными предателями. Более того, старался принять посильное участие в судьбе некоторых из них. Больше всех пришлось повозиться начальнику медотдела с Натальей Францевной Грюнвальд. — Она из фольксдойчей, врач по специальности, – уточняет Скрынник, – во время оккупации была в Киеве. Сотрудничала с гестапо. Выдала несколько человек из подполья, в том числе и Раису Окипную – ведущую солистку Киевского оперного театра. Не знаю по какой причине, но немцы своего агента оставили после отступления. Ее НКВД лет через десять нашло в Поволжье, где она под другой фамилией работала заведующей аптекой. Дали 25 лет. В 1961 году вышел закон о снижении максимального срока до 15 лет. Отсидела лет 13, и Верховный суд Мордовии освобождает за примерное поведение и добросовестное отношение к труду. Но тут выходит книга “Два года над пропастью” и кинофильм о киевском подполье, где озвучили имя предательницы. В адрес Генерального прокурора Руденко пошли протесты. Грюнвальд опять находят, и она досиживает свой срок до последнего звонка. …Отбывали срок в лагерях преступники времен Отечественной войны – полицаи, власовцы. Один следователь лично допрашивал краснодонца Сергея Тюленина. Что касается полицаев, то на свободе они, как правило, гуляли недолго. Один, освободившись, уехал не на Украину, где оставил кровавый след, а в Узбекистан. Но его и там достали. Другой после долгих мытарств по российским окраинам решил вернуться. Благо дочь сообщила, что свидетели его фашистской службы умерли. И его убили: видать, не все померли…

Марина Турсина: Olga пишет: "Мы его уже и накормили, и умыли, и спать уложили. У них там хорошее общежитие!" Какой цинизм! Ольга, а мне кажется, что им и не надо было примиряться с собой. Ведь, если человек пошёл служить в полицию, да ещё если он принимал участие в пытках - для этого уже надо было обладать определённым запасом жестокости, нормальный человек не мог бы там находиться. Не зря на сайте где-то есть просьба переводчицы, работавшей в полиции, которая пишет, что ей тяжело смотреть на страдания заключённых. Olga пишет: В интервью с немцами-работниками лагерей (все они, живущие сейчас, отрицают непосредственное участие в казнях, все работали писарями в канцеляриях, на кухне и прочими сторожами и шоферами) те объясняют свои заблуждения внушенной им пропагандой расовой теорией: славяне и евреи - недочеловеки. Да уж. Olga пишет: Но ведь тут и этого нет - свои, односельчане! О, тут они ещё больше старались, ведь у некоторых ребят были в полиции родственники, которые их же и пытали. А Тюленин, которого выдала соседка? Почему? Всё дело в недоброжелательном отношении друг к другу? Вот так живёшь-живёшь, потом начинается война, и соседи, которые допустим, тебя недолюбливали, могут тебя предать или даже пытать.

Сергей: Привет,меня зовут Сергей,мои родители из Макинской области из деревни Даниловка и Боярка,моя бабушка рассказывала мне про деда Ивана Земнухова



полная версия страницы