Форум » Хроника » Февраль 1943 года » Ответить

Февраль 1943 года

DmitryScherbinin: 14 февраля 1943 года Краснодон был освобождён. Вот интересные воспоминания из книги Здановича Г.С. "Идём в наступление" http://militera.lib.ru/memo/russian/zdanovich_gs/04.html "...Ставка требовала в кратчайший срок освободить Ворошиловград и прорваться в Донбасс. А фашисты понимали, что Донбасс необходим им для развития военной экономики. Гитлер прямо заявлял: Донбасс невозможно отдать противнику даже временно... 203-я дивизия находилась у ворот Донбасса. Перед нами уже виднелись терриконы угольных шахт Краснодона... Рядом на этот украинский город были нацелены 266-я и 333-я стрелковые дивизии, а также танкисты 23-го танкового корпуса генерала Е. Г. Пушкина. Мы тоже готовились к штурму. 13 февраля со стороны немецких окопов вдруг раздалось «ура!», в нашу сторону бежали несколько сот солдат. Сначала наши подумали, что из вражеского тыла прорывается к своим какая-то советская часть, и поэтому не открывали огня. Но их предположение быстро рассеялось: в атаку шли предатели — власовцы. С лютой ненавистью дрались наши бойцы с изменниками Родины! В батальоне, где замполитом командира был политрук П. В. Хорунжий, насчитывалось тогда всего сто человек. Наши солдаты встретили власовцев плотным ружейно-пулеметным огнем, а затем поднялись в штыки и погнали их по всему полю. Пятьдесят бандитов навсегда остались лежать в той самой земле, которую предали... В ночь на 14 февраля вдруг резко потеплело. Раскисли дороги, потянуло весной. Перед рассветом гитлеровцы обрушили сильный огневой налет на рубежи 592-го и 610-го полков. Но Аржанцев и Погодаев разгадали эту уловку — огнем они решили прикрыть свой отход. Тут же была выслана разведка, сбившая небольшое прикрытие врага, и полки двинулись в наступление. К утру полк Аржанцева во взаимодействии с 39-й танковой бригадой занял Малый Суходол, а во второй половине дня первым из нашей дивизии ворвался вместе с танкистами в Краснодон. Затем после короткого боя полк майора Погодаева занял село Поповка и вместе с 619-м полком Яремчука [66] овладел хутором Беленький. Преследуя врага, майор Погодаев к исходу дня доложил, что вышел на рубеж западная окраина Краснодона, Гавриловка, а майор Яремчук со своим полком занял хутор Нижне-Дуванный и село Изварино. ...Когда штаб дивизии прибыл в Краснодон, центральная площадь была полна народу. Освобождая населенные пункты, мы привыкли к тому, что жители с радостью встречают воинов. Но сейчас лица людей были суровы и мрачны. Я сразу понял: что-то случилось. И не ошибся. — У нас в городе страшная трагедия, — сказала мне пожилая женщина. — В последние дни гитлеровцы раскрыли подпольную организацию молодежи. За связь с нею арестовали десятки жителей. Многих поубивали... А многих живыми столкнули в ствол шахты и завалили выход. ...На улице возле шахты № 5 и во дворе самой шахты толпились сотни людей. В основном старики и женщины. Женщины плакали. Здесь же я встретил майора Беспалько. Он подошел и сказал, что ствол шахты завален трупами. А собравшиеся люди — родственники тех, кто погиб или пропал без вести в фашистских застенках. — Краснодонцы считают, что в шахте после казни могут еще быть живые... — тяжело дыша, сообщил Игнатий Федорович. — Жители сами пытались разобрать завал, но он оказался заминированным. — Возьмите саперов, окажите необходимую помощь и лично проследите за всем, — попросил я начальника политотдела. Всякое доводилось видеть на войне солдату: сожженные деревни, где на пепелищах, словно окаменевшие от горя, сидели погорельцы; дороги, по которым брели голодные, бездомные детишки, потерявшие родителей; видели, как горят поспевшие хлеба, а ветер доносит со стороны пожарища вместе с запахом гари едва уловимый запах печеного хлеба; теряли боевых товарищей — только что говорили, спорили, шутили — и нет человека; видели, как рушатся мосты, как вода в реке становится красной от крови. Но то, чему мы стали свидетелями в Краснодоне, потрясло даже бывалых воинов. [67] После разминирования из ствола шахты № 5 стали извлекать трупы. Десять, двадцать, тридцать, пятьдесят... Их аккуратно рядами складывали на перемешанный с землей, по-весеннему талый снег. А краснодонцы, несколько часов простоявшие у шахты, осторожно обходили эти застывшие ряды, жадно всматривались в обезображенные, посиневшие лица и шли потихоньку дальше, если не находили близких. Но вдруг кто-то замирал среди этих безжизненных рядов, глухо вскрикивал, опускался на колени и, обхватив распластанное на мокром снегу тело, тряс его, словно стараясь разбудить погибшего. — Товарищи бойцы, — говорил на митинге майор Беспалько. — Сегодня мы склоняем головы перед павшими героями Краснодона. Мы скорбим об утрате, но знаем, как знали те, кого больше нет с нами: на место павших встанут другие... Ширится и растет партизанское движение в фашистском тылу. Земля горит под ногами оккупантов: их бьют на фронте, бьют далеко за линией фронта. Идет всенародная война с гитлеровской нечистью. И наш солдатский долг — драться еще лучше, еще больше истреблять фашистских захватчиков... Мы отомстим за вас, герои Краснодона, и навсегда сохраним память о вас... Мы дойдем до логова фашистского зверя, и не будет ему пощады..."

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 All

Люба Шерстюк: Ужас, какой горький рассказ...

ромашка: а у нас говорят праздник 21 октября день освобождения Украины!

Люба Шерстюк: Освобождения от кого?

ромашка: от фашистов!!!!

Люба Шерстюк: На самом деле начало освобождения было раньше!

DmitryScherbinin: Воспоминания М.А. Виценовской об извлечении трупов из шурфа. http://molodguard.ru/doc77.htm 31 января 1943 года в 7 ч. вечера был последний расстрел подпольщиков-комсомольцев в г. Краснодоне. Оставшихся в застенках: Шевцову Любу, Огурцова Дмитрия, Субботина Виктора, Остапенко Семёна в эту же ночь перегнали в г. Ровеньки, а полицейские и немцы отставили г. Краснодон. Осталась только оборонительная часть немцев, задержать быстро наступающую Красную Армию. Временное безвластие. В городе тишина, нигде не видно ни души. Так и казалось, что из-за каждого угла ждёт что-то неизвестное страшное. Томительное время продолжалось тринадцать дней. 14 февраля 1943 г. в 8-9 часов утра со стороны В. Дуванной на горе показалась какая-то чёрная извилистая лента, которая приближалась всё ближе и ближе. Это вступали в Краснодон наши освободители - наша Красная Армия. Когда подошли так близко, что можно было разобрать, кто это, все мирные граждане, а это были одни женщины, со слезами бросились им навстречу. "Не плачьте мамаши, всё знаем, всё. Мы отомстим за ваших детей" Первая мысль у матерей была о погибших детях. Несколько нас, матерей, пошли к зданию полиции в камеры, где провели последние часы наши дети. Со двора полиции текли розовые ручьи (была оттепель). С содроганием мы поняли, что это кровь людская с растаявшим снегом. Вошли в камеры. Бросились в глаза чёрные пятна на полу, следы крови наших детей. На стенах мы увидели надписи, написанные углём: "Смерть немецким оккупантам", нарисованное сердце, пронзённое стрелой и ряд фамилий девочек, сидевших в этой камере, на окнах посуду, в которой мы приносили им питание. Оттуда направились к шурфу. До сих пор здесь стола охрана, подойти близко не имели возможности. Теперь подошли смело. Жуткая картина раскрылась перед нами. Зияющая пропасть, вокруг которой валялись мелкие части туалета наших детей: носки, гребешки, валенки, бюстгальтеры и т.д. Стена террикона вся забрызгана кровью и мозгами. С душу раздирающим криком каждая мать узнавала дорогие вещи своих детей. Стоны, крики, обмороки. Стали хлопотать об извлечении трупов из шурфа. Работа эта была поручена Громову-Нуждину, оказавшемуся немецким холуем-предателем. Долго томил он нас своей медлительностью. То не знает, как извлекать, то не знает, как лебёдку устанавливать, то просто оттягивает извлечение. Родители-шахтёры подсказывали ему что, как надо сделать. Наконец всё было готово. Слышим голос Громова "Кто добровольно согласен спускаться в бадье?" "-Я! Я!" - слышим. Один был мой ученик 7-го класса Шура Неживов, другой - рабочий Пучков. Уселись в бадью. Спускаясь, скрепит лебёдка. Вокруг шурфа собралась тысячная толпа народа. Мальчики взобрались на террикон наблюдать извлечение. Нам, родителям, разрешили занять места в первом ряду, но на приличном расстоянии. Наступила абсолютная тишина. Такая тишина, что слышно было собственное сердцебиение. Вот поднимается бадья. Слышим выкрики ребят с террикона "Девушка, девушка". Это была Тося Елисеенко. Она была сброшена в одной из первых партий. Труп положили на носилки, накрыли простынёй и унесли в предшахтную баню. Вдоль всех стен в бане был разложен снег и на снег укладывали трупы Бадья спускается снова. На этот раз ребята кричали: "А это мальчик". Это был Вася Гуков, тоже расстрелян в первой партии и тоже зависший на выступавшем бревне. Третий, четвёртый. "А этот голенький, он наверное и умирал там, у него и руки сложены на груди." Как электрический ток прошёл у меня по телу "Мой, мой" - я закричала. Со всех сторон послышались слова утешения. Арутюнянц М.А. и Михайленко В.В. пошли в баню посмотреть Юра ли это? Вернулись. "Успокойтесь М.А., это не Юрочка". Какая собственно разница. Не четвёртый, так пятый будет Юрий. Третьим был извлечён Григорьев Миша, четвёртый Виценовский Юра, пятый - Загоруйко В, Лукьянченко, Сопова и последний Тюленин Серёжа. Следовательно, в этой партии первым расстрелян Тюленина, последним Григорьев. Все эти трупы были размещены вдоль стен предшахтной бани, где был приготовлен снег. У двери была поставлена охрана, вход первый день был запрещён, чтобы матери не волновались. Тем временем наступил вечер, трупов в шахте больше не было . Громов-Нуждин, посоветовавшись с врачом Надеждой Федоровной Приваловой, здесь присутствующей, объявил, что больше извлекать трупы не будет, т.к. врач сказала: "Трупный яд смертелен. Здесь будет братская могила". Родители, трупы детей которых не были извлечены, были крайне не довольны таким объявлением. Работы по извлечению трупов были прекращены. На другое утро мы снова у шурфа, теперь уже зайти в баню разрешалось. Каждая мать старалась в трупе узнать своего, но это трудно давалось, т.к. дети были совершено изуродованы. Я, напр. своего сына узнала только по приметам на пятый день. Загоруйко О.П. была уверена, что сын Володя в Ровеньках, передавала туда для него передачу, ходила спокойно вокруг трупов. Вдруг страшный крик, обморок. У пятого трупа на брюках она увидела знакомую латочку. Это был Володя. Несмотря на то, что родители опознали своих детей, однако ходили к шурфу в течение дня по несколько раз. Ходила и я. Один раз вечером я с сестрой пошла к шурфу. Издали мы заметили, что над самой пропастью шурфа сидит какой-то человек и курит. Чтобы не быть для него неожиданностью, не испугать и чтобы не упал в пропасть, мы стали громко разговаривать. Подошли ближе. Это был Андросов - отец Андросовой Лиды. Стали приглашать его к себе ночевать т.к. пос. Краснодон далеко, а уже наступает ночь. "Хорошо Вам, нашли труп своего сына, а я вот не найду трупа дочери. Трупный яд смертелен. Пусть я умру от яда трупа своей дочери, но я должен её достать. Подумаешь, хитрое дело руководить извлечением. Двадцать лет работаю в шахте, опыт большой, ничего хитрого нет. Пойду в Горком партии, буду просить разрешения руководить извлечением". И на следующий же день, получив разрешение, Андросов принялся за работу. Несколько дней извлекали из шахты камни, груды земли, рельсы, вагонетки. Потом стали попадаться части тел молодогвардейцев (Сбросив в шурф молодогвардейцев, немцы, чтобы замести следы своих преступлений, бросили в шахту гранаты), руки, ноги, голова Вани Земнухова, и, наконец, трупы. Голову Вани постарались быстро уложить в гроб и заколотит, чтобы мать не страдала. И для неё это зверство долгое время было секретом. Не вместившиеся трупы в бане, укладывали на улице, на снегу под стенами бани. Жуткая картина! В бане, вокруг бани трупы, трупы. 71 труп! Среди последних извлечённых я хорошо помню Соколову Н. и Третьякевича. Сохранились очень хорошо. Родители находили, узнавали своих детей, мыли, одевали вместе с нанятой женщиной - Павловой, укладывали в привезённые гробы. К 1-му марту 1943 г. все работу по извлечению были закончены. В парке им. Комсомола была приготовлена братская могила, куда к 1 часу дня были перевезены все гробы, собралась тысяча народа, воинская часть, салют и в торжественной печали они были погребены. Туркенич Ваня здесь, на могиле дал клятву мстить врагу за своих товарищей. 22/IX-69 М.А. Виценовская

Марина: DmitryScherbinin пишет: Вот поднимается бадья. Слышим выкрики ребят с террикона "Девушка, девушка". Это была Тося Елисеенко. Она была сброшена в одной из первых партий. Труп положили на носилки, накрыли простынёй и унесли в предшахтную баню. Вдоль всех стен в бане был разложен снег и на снег укладывали трупы Бадья спускается снова. На этот раз ребята кричали: "А это мальчик". Это был Вася Гуков, тоже расстрелян в первой партии и тоже зависший на выступавшем бревне. Третий, четвёртый. "А этот голенький, он наверное и умирал там, у него и руки сложены на груди." Как электрический ток прошёл у меня по телу "Мой, мой" - я закричала. Со всех сторон послышались слова утешения. Арутюнянц М.А. и Михайленко В.В. пошли в баню посмотреть Юра ли это? Вернулись. "Успокойтесь М.А., это не Юрочка". Какая собственно разница. Не четвёртый, так пятый будет Юрий. Третьим был извлечён Григорьев Миша, четвёртый Виценовский Юра, пятый - Загоруйко В, Лукьянченко, Сопова и последний Тюленин Серёжа. Следовательно, в этой партии первым расстрелян Тюленина, последним Григорьев. Если третьим извлекли Григорьева, то это он был полностью раздетым? Почему тогда он умирал в шурфе, ведь где-то (у Гордеева?) упоминалось, что при попытке к бегству его застрелил Бургардт. Или он его тяжело ранил? Вот нашла: «...При попытке к бегству был тяжело ранен и сброшен палачами в ствол шахты № 5...» http://www.molodguard.ru/guardian19.htm «...Больше я Мишу не видела. В шурф его сбросили живым. Только по рубашке я узнала своего сына, когда его труп вытащили оттуда вместе с другими.» Значит, он был как минимум в рубашке?. А кто тогда «голенький» и почему? Неужели ничем не гнушались и снимали ВСЁ? Или просто решили еще поизмываться напоследок? Хотела посмотреть рассказ Павловой об извлечении, какой порядок там, но фильм не открывается. Кто помнит, как там было?

ромашка: Мариша а что там за фильм?

Люба Шерстюк: Вот и у меня из головы "!голенький" мальчик не выходит...

Лера Григ: Из книги "Бессмертие юных" (выложенной у Димы в Новостях): "После освобождения города советскими войсками в феврале 1943 года из глубокого шурфа шахты № 5, куда палачи бросали расстрелянных патриотов, было извлечено 72 до неузнаваемости изуродованных трупа. Среди них было 49 членов "Молодой гвардии" и 11 коммунистов-подпольщиков." Интересно, кто остальные 12 человек? Как определяли, кто из них молодогвардеец, а кто нет? Кто был патриотом, а кто нет?

Самира: А почему 49 молодогвардейцев? Андросова,Бондарёва, Герасимова,Громова,Дьяченко, Дубровина,Елисеенко, Иванихина А,Иванихина, Кезикова,Кийкова,Ковалёва,Мащенко,Минаева,Пегливанова,Петля,Петрачкова, Самошина,Сопова,Старцева-20 человек. Бондарёв,Виценовский,Главан,Григорьев,Гуков,Дадышев,Жданов,Жуков,Загоруйко, Зимнухов,Куликов,Левашов,Лукашов,Лукьянченко,Мошков,Николаев,Орлов,Осьмухин, Петров,Пирожок,Полянский,Попов,Рогозин,Сумской,Тюленев,Третьякевич,Фомин, Шепелев,Шищенко,Щербаков-30 человек.Итого 50. Или я что-то напутала?

Лера Григ: Нет, Самира, не напутали. Я тоже вела такой же подсчёт и именно такие же числа у меня получались.

Лера Григ: А может Мошкова здесь ещё причисляли к коммунистам?

Наталья Захарова: Да, я тоже считала - 50 получается. Но Машкова и в музее, именно, как коммуниста представляют. Он и был коммунистом.

Наталья Захарова: Интересно. а Михаил Шищенко в свои 25 лет на момент 42 года был комсомольцем. Он с 1932 года комсомолец. Я не сильна в комсомоле. А возрастных ограничений нахождения в комсомоле не бывает? Он с 1932 года член ВЛКСМ. 10 лет получается .

Самира: Наталья Захарова пишет: А возрастных ограничений нахождения в комсомоле не бывает? Насколько знаю,комсомольцем можно было быть от 14 до 28 лет.

Лера Григ: Да, в комсомоле были до 28 лет. Но, если не ошибаюсь, если какие-нибудь крупные посты занимали - то и дольше. Михаил, по-моему как раз занимал какой-то пост. Только вот для меня загадкой остаётся, если он был крупным комсомольским деятелем (вроде бы даже как и оставлен был для работы на оккупированной территории), то почему о нём так мало сказано? И проходит как рядовой член организации? В моём сознании он откладывается малоактивным. Какая-то здесь неувязка. Или он был до такой степени скромным человеком?

Люба Шерстюк: Лер, мне это тоже непонятно.

Наталья Захарова: Шищенко, судя по его статьям, всегда поддерживал только официальную версию, Кошевую. Был таким вялым, даже официальную версию поддерживал вяло, неактивно. В музее говорят, что не любил он говорить о МГ, только когда просили, неохотно это делал. После войны на фронт не ушел мстить за брата и ребят, а остался на освобожденной территории (на комсомольско-партийной работе) В партию вступил в 1944-45 годах. В период оккупации он был очень осторожным и не высовывался, особо. До войны он был секретарем Краснодонского райкома комсомола, "добрые" люди могли его сдать тут же. По многим воспоминаниям его спас брат.

Игорь: Когда я говорил о том, что по моему мнению список активных молодогвардейцев нужно сократить, Михаил Шищенко был бы первым в этом списке на сокращение.



полная версия страницы