Форум » О "Молодой гвардии" помнят » Статья за статьёй (продолжение) » Ответить

Статья за статьёй (продолжение)

DmitryScherbinin: В газетах, журналах и, конечно, в internet переодически появляются статьи о "Молодой гвардии". Как правило, в них перепечатывается ранее известная информация, но иногда появляются и весьма интересные исследования... Здесь можно публиковать и ставить ссылки на все "обычные" статьи. Вот, например: http://sobytiya.com.ua/index.php?number=107&doc=1202462810 Олег Кошевой не был руководителем "Молодой гвардии" 65 лет назад, 9 февраля, в поселке Ровеньки, Луганской области, были расстреляны члены подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" Олег Кошевой и Любовь Шевцова. Олегу было 17 лет, Любе — 19. Их имена обессмертил Александр Фадеев в своем знаменитом романе "Молодая гвардия". Из погибших сделали культовые фигуры, их историю знала молодежь всего СССР. И только после перестройки выяснилось, что очень многое из того, что было известно о героях Краснодона, — ложь. ПАТРИОТИЗМ НА ЗАКАЗ "Молодая гвардия" действительно существовала, и ее члены, безусловно, противостояли нацистскому режиму и приняли мученическую смерть. Однако случилось так, что имена подлинных ее руководителей были забыты, а в ранг героев возвели тех, кто сыграл не самую значимую роль. Произошло это благодаря книге Фадеева, в которой была и беспардонная ложь, и перевранные факты. Как такое могло произойти? Объясняется все просто: шла война, страна нуждалась в героях, а тут подвернулась история о мужественном сопротивлении группы комсомольцев на оккупированной территории. Нужно было немедленно сделать из нее героическую сагу. Сталину было недосуг разбираться, чьи имена назовут в книге. Нужен был литературный патриотический шедевр, и жребий авторства пал на Фадеева, талантливого писателя, который прославился еще после Гражданской войны романом "Разгром", — там тоже шла речь о молодежном партизанском отряде. Сам Фадеев в молодости участвовал в красном движении на Дальнем Востоке, один из его двоюродных братьев был вместе с Сергеем Лазо сожжен в топке паровоза, словом, и тема, и писатель идеально подходили друг другу. Отказаться Фадеев не мог — это был политический заказ, и литератор отправился в освобожденную Луганскую область. КТО ИХ ПРЕДАЛ? …Итак, в середине февраля 1943 года, после освобождения Краснодона, из шурфа шахты N5 было извлечено несколько десятков трупов замученных фашистами подростков, состоявших в период оккупации в подпольной организации "Молодая гвардия". Книга об их подвиге вышла в 1946 году. Однако вскоре Фадеев был подвергнут критике за то, что в романе недостаточно освещена руководящая роль партии. Писатель пожелания учел, и в 1951 году увидела свет вторая редакция романа. Впрочем, в обоих вариантах утверждалось, что Олег Кошевой был организатором и идеологом молодогвардейцев, а главным предателем — некий Евгений Стахович. Это вымышленный персонаж, но в нем без труда угадывается член подполья Виктор Третьякевич — один из тех, чье тело нашли в шахте. Уже парадокс: зачем немцы казнили того, кто якобы работал на них? Специальная комиссия, которая в начале 90-х годов расследовала заново историю подполья, пришла к выводу: после оккупации в Краснодоне и его окрестностях стихийно возникли несколько молодежных подпольных групп, которые объединил именно Виктор Третьякевич. Руководителем "Молодой гвардии" тоже был он. В штаб входили также Ульяна Громова, Иван Земнухов, Иван Туркенич, Любовь Шевцова и Сергей Тюленин. А Олег Кошевой был рядовым членом организации. "Никаких предателей не было, мы погорели из-за глупости. В Краснодон пришел грузовик с посылками для немцев к Рождеству, и мы решили их захватить. Перетаскали ночью все в сарай, а наутро переправили в клуб. По дороге выпала коробка папирос. Рядом крутился мальчишка, Третьякевич отдал ему папиросы за молчание. А через день мальчика схватили на базаре, и уже 1 января 1943 года были арестованы Третьякевич, Тюленин, Громова", — рассказал в интервью "Комсомолке" в 1995 году один из оставшихся в живых молодогвардейцев — Василий Левашов. Та же комиссия пришла к выводу, что уже после ареста руководителей подполья немцам удалось на допросах склонить к сотрудничеству нескольких юношей и девушек, не состоявших в организации: Геннадия Почепцова, Ольгу Лядскую, Зинаиду Вырикову (в романе они выведены под подлинными именами). Те под страхом смерти назвали фамилии тех, кого подозревали в подпольной деятельности. По сути, они никого не выдали: все названные ими уже томились в застенках гестапо. ПРАВДА НЕ НУЖНА Как же вышло так, что Виктор Третьякевич, который стоически перенес страшные пытки и попытался в момент казни сбросить в шахту начальника полиции Краснодона и шефа гестапо, был записан в предатели? На допросах в НКВД его оклеветал Геннадий Почепцов — на мертвого было легко взвалить вину. А показания Почепцова совпали с тем временем, когда Фадеев собирал материал для книги — спешно, у писателя не было возможности разбираться, кто именно выдал подполье. Сам Фадеев в Краснодоне жил в доме матери Олега Кошевого, и она воспользовалась этим, чтобы преувеличить роль своего сына. Родственники же Виктора Третьякевича добивались его реабилитации долгих 16 лет. Переломным моментом стало задержание Василия Подтынного, следователя полиции и участника расправы, признавшего, что Третьякевича оклеветали. Однако было уже поздно: книга выдержала массу переизданий, именем Кошевого по всей стране называли улицы и заводы, оно было на устах у молодежи. И, несмотря на протесты многих краснодонцев, "наверху" было признано "идеологически неверным" восстановление исторической справедливости. Александр Фадеев не раз повторял: "Я писал не подлинную историю молодогвардейцев, а роман, который не только допускает, а даже предполагает художественный вымысел". Однако его книга сломала судьбы многим, в том числе Зинаиде Выриковой и Ольге Лядской, которые половину жизни провели в лагерях. Следователям было проще принимать роман за документ, чем разбираться в том, что случилось в реальности. Между прочим 13 мая 1956 года Фадеев, признанный корифей советской литературы, застрелился на своей даче в Переделкине. К роковому шагу, помимо всего прочего, его, скорее всего, подтолкнуло чувство вины перед теми, кто пострадал из-за его книги.

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Лера Григ: Мариночка, спасибо за статью!

Марина Турсина: Лера, не за что!

Люба Шерстюк: Мариночка, спасибо!

Марина Турсина: О музее Победы в Ангарске, который создал И.Н.Пурас. http://www.kprfast.ru/partiynyie-novosti/pravda-ocherednoy-tom-serii-zhivaya-pamyat.html Образ необоримости Сибирь была далеко от фронтов Великой Отечественной, но именно здесь, в городе Ангарске, создан уникальный музей Победы. Дал клятву советский офицер Когда во время недавней командировки в Иркутскую область довелось мне заехать в Ангарск, сразу же услышал совет обязательно посетить городской музей Победы. Откровенно говоря, удивился. Во-первых, музеев с таким названием я нигде не встречал. А во-вторых, почему здесь-то, в сибирском городе, который ни в каких фронтовых сводках военных лет не звучал, да которого и просто не было тогда? Потом мне расскажут, что такой же вопрос областные чиновники поставили перед инициаторами необычного дела, когда впервые о нем зашла речь. И наверняка это дело не состоялось бы, то есть никакого музея Победы не имел бы Ангарск, если бы не твердая уверенность горкома партии в его необходимости. Начать надо с главного. После войны сюда, в город, который еще только начинал строиться, приехал фронтовик Иван Никитович Пурас. Родом он был из украинского Кременчуга, так что Сибирь стала для него краем новым, как и молодой город, поднимавшийся среди тайги. Но недавний офицер-разведчик привез вместе с собой обязательство, взятое им несколько лет назад — зимой 1943 года. Тогда он во главе своей разведывательно-диверсионной группы в числе первых советских бойцов вошел в Краснодон. Им было поручено расследование злодеяний фашистов, и вот они оказались у шахты, из шурфа которой под его руководством вскоре начали поднимать окровавленные тела юных героев “Молодой гвардии”. Снег вокруг быстро стал красным… Конечно, всё это было потрясающе. И Пурас, ставший участником душераздирающей процедуры опознания, свидетелем финальной страницы героической трагедии молодогвардейцев, тог-да же мысленно дал клятву: где бы ни пришлось ему жить после войны (если, разумеется, вообще суждено будет жить), он непременно должен создать музей, рассказывающий об этих прекрасных ребятах-комсомольцах из Краснодона и их бессмертном подвиге. Поиск шёл в пространстве и времени А теперь попытайтесь представить: где Краснодон, а где — Ангарск? Многие тысячи километров пролегли между ними. Но это были советские города, и был здесь, в Ангарске, Дворец пионеров, ставший для Пураса главной опорой в осуществлении его заветной мечты. При Дворце пионеров организовал он отряд красных следопытов — юных друзей Советской Армии. И вот я думаю: понимала же Советская власть важность патриотического воспитания молодых, если находились средства, чтобы каждый год школьники из сибирского Ангарска отправлялись в летние месяцы через всю страну на места боев великой войны — на Украину и в Белоруссию, в Сталинград и Заполярье, на Смоленщину и в Прибалтику, под Москву и Ленинград… Да, да, география их поиска скоро расширилась далеко от Краснодона, с которого они начали, хотя “Молодая гвардия” по-прежнему оставалась стержнем всей работы юных патриотов, руководимых майором, а затем подполковником Советской Армии Иваном Никитовичем Пурасом. Более того, расширился и временной диапазон интереса: например, ребята ехали и на место Куликовской битвы, вели поиск на бастионах Севастополя времен первой его обороны под командованием адмиралов Нахимова и Корнилова, встречались с участниками Гражданской войны и их наследниками, собирая интереснейшие экспонаты. Смысл всего этого раскроется позднее, о чем я дальше скажу. А первым этапом, подытожившим большой коллективный труд, стало открытие в 1968 году комнаты боевой славы во Дворце пионеров. Это было событие, но… Значительная часть материалов, собранных ребятами и продолжавших пополняться, оставалась лежать на складе. Не решило проблемы и создание в 1976 году в том же Дворце пионеров Музея боевой славы, состоявшего уже из трех залов: “Революция и Гражданская война”, “Великая Отечественная война” и “Молодая гвардия”. Вот тогда-то возник новый замысел: нужен городской музей! И родилось это название — музей Победы. Охлаждающий вопрос чиновников, приведенный выше, энтузиастов не остановил. Первый секретарь Иркутского обкома КПРФ Сергей Георгиевич Левченко, работавший во второй половине 80-х годов председателем Юго-Западного райисполкома в Ангарске, рассказал мне, как удалось всё-таки обрести такое просторное здание, которое занимает нынче музей, да и само право на его существование. Начали строить вроде бы торговый центр — это было официально разрешено. Однако те, кто в городских партийных и советских органах руководил строительством, знали: будет здесь не торговля, а нечто совсем другое. Я назвал бы это нынешней гордостью города Ангарска. Музей Победы торжественно открыли в 1990 году. Из истории слова не выкинешь Вы входите в вестибюль, и встречают вас парадные портреты полководцев и военачальников Великой Отечественной. Что ж, вполне правомерно. Как правомерны здесь и советский герб, другие символы социалистической эпохи, когда одержана была величайшая Победа в истории нашей страны и всего мира. А вот приступая к осмотру экспозиции, вы понимаете, что создатели ее задались целью ввести эту Победу в контекст всей истории Отечества. И первый раздел, посвященный победам русского оружия многовековой давности, воспринимается как пролог к маю 1945-го, как истоки и корни его. Портреты Александра Невского и Дмитрия Донского, наконечник стрелы русского воина, найденный ребятами на Куликовом поле, и реликвии севастопольской обороны XIX века, тоже привезенные с места боев, память о Суворове, Кутузове, Ушакове, Нахимове и других великих наших предках — так возникает исторический образ русской неодолимости в борьбе за Родину. Естественным продолжением становится раздел, который рассказывает о рождении и первых победах Красной Армии. — А вам не предлагали в нынешнее время вот эту часть экспозиции убрать? — спрашиваю директора музея Ларису Анатольевну Давыдову перед стендом под названием “Ленин — вождь, учитель и полководец революции”. — Конечно, предлагали,— отвечает она.— И не раз. Но мы говорим, что это наша история, а из истории, как из песни, слова не выкинешь. Именно поэтому вслед за стендом “На защиту революции” в музее по-прежнему идет большой раздел “Творческий путь миллионов” — о создании советской промышленности, науки и культуры в 30-е годы, без чего не было бы нашей Победы, о стахановском движении, о героях труда, которые вскоре станут героями войны. — Известен фронтовой подвиг Алексея Маресьева,— говорит Лариса Анатольевна, показывая его потрет.— Но далеко не все знают, что он был стахановцем на строительстве Комсомольска. В Иркутской области жила в 1929—1930 годах семья Зои Космодемьянской. Разумеется, материалы об этом собраны в музее, как и материалы о подвиге комсомолки. Много интересного о героях-земляках, отличившихся на фронте и в тылу. А фотокопии партийных билетов Николая Островского, Валерия Чкалова, Михаила Шолохова и других выдающихся сынов и дочерей Отчизны напоминают о том, чего никогда не вправе забывать страна: партия коммунистов стала вдохновителем и организатором Великой Победы. Впрочем, из нашей истории сейчас пытаются выбросить не только отдельные слова, но и целые страницы. Пытаются многое извратить и подменить. Меня порадовало, что музей взял на себя миссию восстановления правды для школьников. Они приходят сюда классами — не только на обзорные экскурсии, но и на циклы лекций, посвященные великим битвам той войны, городам-героям, советским полководцам и т. д. Хотя, пожалуй, я неточно употребил тут слово “лекции”. Лично убедился, насколько увлекательно умеют строить сотрудники музея свой рассказ, рассчитанный на ребят. К тому же помогают впечатляющие экспонаты, собранные такими же ребятами в течение десятков предшествующих лет. Теперешний директор, сама с 1981 года школьницей ездившая в экспедиции, свидетельствует: багажными вагонами отправляли в Ангарск по тысяче и более килограммов будущих экспонатов. Так что теперь юные посетители могут, например, не только посмотреть, но и “покрутить” настоящую корабельную артиллерийскую установку, познакомиться с устройством огромной торпеды, позвонить в морской колокол или определить направление по корабельному компасу… Интересно всем! Здесь подлинная, а не поддельная “Молодая гвардия” В подлинности, реальности экспонатов — основная действенная сила любого музея. У кого не перехватит горло при виде кусочка высохшего блокадного хлеба (125 граммов!), который сохранила ленинградская женщина, передав затем этот бесценный дар ребятам из далекого сибирского города. Моряки “Авроры” вручили им спасательный круг с исторической надписью. А вот обгорелые предметы сельского быта сами они собирали когда-то на пепелище сожженной фашистами белорусской Хатыни… Всего, что остро волнует на трех этажах этого вместительного здания и чему может позавидовать даже видный столичный музей, перечислять не берусь. Но самым волнующим был и остается, наверное, зал “Молодой гвардии”. Душу свою сумел вложить сюда Иван Никитович Пурас, ушедший из жизни в 1999 году. Передал собственное трепетное восхищение и поклонение памяти юных героев своим ангарским воспитанникам. Здесь тоже масса уникальных экспонатов. Например, пишущая машинка, которую Сергей Тюленин и Радик Юркин унесли с подожженной ими немецкой биржи труда. Радиоприемник (один из двух), по которому принимались сводки Совинформбюро. Учебники Олега Кошевого и вышивки, сделанные руками Любы Шевцовой и Ульяны Громовой… Сохранились интересные рассказы и о том, при каких обстоятельствах эти и другие реликвии стали достоянием сибирского музея. Ведь со многими родителями молодогвардейцев и с оставшимися в живых героями у ангарских ребят установилась в свое время прочная дружба, а вдова коммуниста Филиппа Петровича Лютикова, одного из организаторов партизанского подполья в Донбассе, даже приезжала в Ангарск. На этом фоне очень странным показалось ангарчанам показушное нашествие новоявленной фальшивой “Молодой гвардии” от “единороссов”, когда недавно в Краснодоне проходили юбилейные мероприятия. — Поразительно! — говорили мне в музее.— Эти, с позволения сказать, “молодогвардейцы” почти ничего не знают о подлинной “Молодой гвардии”. Видимо, считают для себя необязательным. Комсомолец и коммунист — для этой публики вообще враждебные понятия. Но разве можно оторвать Великую Победу от коммунистов и комсомольцев, которые завоевывали ее в первых рядах сражающегося народа?. Источник: kprf.ru

Лера Григ: Мариночка, большое спасибо за статью и твой труд!!!

Марина Турсина: Не за что, Лерочка!

Лера Григ: Из вышеупомянутой статьи: "Тогда он во главе своей разведывательно-диверсионной группы в числе первых советских бойцов вошел в Краснодон. Им было поручено расследование злодеяний фашистов, и вот они оказались у шахты, из шурфа которой под его руководством вскоре начали поднимать окровавленные тела юных героев “Молодой гвардии”. Снег вокруг быстро стал красным… " А разве не Андросов руководил процедурой поднятия тел?

Люба Шерстюк: Лера, вроде Андросов...

Марина Турсина: Начал поднимать тела ребят Громов, а продолжил отец Лиды Андросовой.

Люба Шерстюк: Вот-вот.

Лера Григ: Мариночка, Любочка, я тоже помню эту историю. А причём тут тогда Пурас?

Лера Григ: И вот ещё что мне стало не очень понятно. Я, конечно, анатомию человека знаю плохо. Но ведь если человек уже мёртвый, то ведь и кровь останавливается? Тогда как может быть снег вокруг красным (при поднятии из шурфа тел)?

Марина Турсина: Лера, я тоже внимание на это обратила (про Пураса и про снег), мне кажется, это не совсем верно.

Марина Турсина: Ещё статья об ангарском музее Победы. http://liveangarsk.ru/news/20080507/bylykh-srazhenii-pomnit-vremena Накануне праздника Великой Победы юбилей отмечает организация, имеющая непосредственное отношение к памятной дате. Музею Победы 8 мая исполняется 40 лет. Казалось бы, каждый ребенок, не говоря о взрослых, знает все об этом месте. Что еще тут можно рассказать? Оказывается, можно. Ангарский Музей Победы специалисты считают одним из лучших. Подполковник Иван Никитович Пурас стал собирать экспонаты для будущего музея в далеком 1967-м, а уже в следующем году для его коллекции во Дворце пионеров выделили две комнаты. В конце концов экспонаты перестали вмещаться в маленькие помещения, и в 1976 году в день рождения города комната боевой славы превратилась в музей - теперь у Ивана Никитовича было аж три комнаты в том же Дворце! Тем не менее и здесь разместить все экспонаты было невозможно, поэтому в середине 80-х городские власти решили построить для музея отдельное здание. Тогда этот вопрос вызвал много споров. В Москве не понимали, зачем Ангарску нужен Музей Победы - не было ведь города во время войны, поэтому высокие чиновники запретили строительство. Тогда предприятия города решили построить памятное место на собственные средства. В 1985 году на специальный счет в «Стройбанке», директором которого была Алла Петровна Жук, стали поступать деньги. Но, чтобы в столице не узнали о нарушении запрета, по всем документам значилось, что в Ангарске идет строительство МАГАЗИНА! Когда здание было уже готово (1986 год), его пришлось «легализовывать». Вот тогда-то Москва узнала о том, что молодому городу ее запреты не писаны. - Несмотря на то что мы провернули такую аферу, никого за это не наказали. Да и наказывать, собственно, было некого, потому что участие в этом принимали практически все городские структуры. Я рада, что имею отношение к большому делу, совершенному ангарчанами. Мы подарили городу музей! - говорит Алла Петровна. Москва Москвой, а у жителей молодого города был огромный стимул к созданию музея - Ангарск называют городом, рожденным Победой, ведь его строительство началось на шестой день после окончания Великой Отечественной войны. Сейчас в музее собрано около 10 тысяч экспонатов. Самый старый - наконечник стрелы, который нашли на Куликовом поле. А самый большой внутри музея - парогазовая торпеда времен Второй мировой: весит снаряд более полутора тонн. Интересна история этой торпеды. В одном из походов ангарские следопыты решили немного отдохнуть и искупаться в Черном море. Дело было под Севастополем. Мальчишки ныряли с обрыва и, как это водится у пацанов, каждый пытался достать что-нибудь со дна. Один из парней, разворошив ил, наткнулся на… торпеду. Смертоносное оружие во времена войны не нашло своей цели и мягко опустилось на дно. Когда о торпеде узнал Иван Пурас, он решил, что она непременно должна стать частью ангарской коллекции. Однако, если сообщить о находке севастопольским властям, саперы обязательно взорвут ее. Поэтому ангарчане решили справиться своими силами. Под руководством Ивана Никитовича мальчишки аккуратно выкатили торпеду на берег, затем вырыли под ней канавку и разожгли огонь, чтобы выплавить взрывчатое вещество. Опытный разведчик Иван Пурас легко справился с этой задачей, хотя очень рисковал. Но все хорошо, что хорошо кончается - торпеда в музее. Экспонаты собирали всем миром. По местам боевой славы красные следопыты ездили 24 года подряд - и каждый раз возвращались с тоннами различных находок. Приносили редкие вещи и ангарчане. Таким образом попала в музей статуэтка Василия Теркина. А хлебный паек весом 125 граммов подарила ленинградка, пережившая блокаду. Вообще в музее было три кусочка ленинградского хлеба: один вы можете видеть в экспозиции, другой хранится в запасниках, а третий… Как-то во время экскурсии произошло ЧП: один парнишка под влиянием только ему известных чувств просто-напросто съел кусочек хлеба... Музей никогда не пустует. За год сюда приходят до сорока пяти тысяч посетителей, в основном школьники. Работники музея, показывая экспонаты, с помощью этих предметов пытаются воссоздать историю и показать, какими были самые тяжелые для Родины дни. Пожалуй, нет в Ангарске человека, который не побывал в Музее хотя бы раз. Поражает и пронзает тишина, царящая там. Кажется, она говорит больше, чем может поведать экскурсовод. Все, кто сюда приходит, становятся свидетелями Великой Отечественной войны, сражений, имевших судьбоносное значение для победы, истории строительства Ангарска. Шагнуть через время и попасть в другую эпоху помогают и фотографии. Стены музея оклеены огромными снимками тех времен. Например, есть фото истерзанной фашистами Зои Космодемьянской. Мало кто знает, что эта знаменитая героиня - наша землячка. Зоя родилась в деревне Зуй Иркутской области - нам есть чем гордиться! Фотографии судьбоносных сражений, таких как битва за Москву, Сталинград, Севастополь, Ленинград как бы переносят посетителей в 40-е годы прошлого века. Центральное место в музее занимает экспозиция о молодогвардейцах, героях Краснодона, боровшихся с фашистами в оккупированном городе. Если быть исторически точными, то Музей Победы начинался именно с этой экспозиции. В 1943 году Иван Никитович Пурас был одним из тех, кто поднимал молодогвардейцев из шахты №5. Уезжая, он дал слово оставшимся в живых героям Краснодона и их родителям, что в том городе, где он будет жить, обязательно появится музей. Иван Никитович свое слово сдержал! Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей «Музей Победы» - единственное в своем роде учреждение, которое посредством музейной и образовательной работы воспитывает и обучает детей в духе гражданственности, патриотизма, формирует чувство сопричастности к истории страны, области, города; готовит юношей к службе в рядах Вооруженных сил РФ. Андрей ИВАНОВ.

Марина Турсина: Только опять напутали - написано, что Зоя Космодемьянская родилась в деревне Зуй Иркутской области. А Зоя родилась в селе, которое называется Осино-Гай - у нас на Тамбовщине... Названия правда немного созвучны.

Лера Григ: Ой, Мариночка, про Зою я ничего не знаю. Вернусь к Пурасу. Тут опять написано, что он только принимал участие в поднятии тел. В прошлой статье мне понравился тот момент (когда перечисляли экспонаты зала о Молодой гвардии), что у них экспонируется печатная машинка, которую Тюленин забрал из сожжёного... (не помню чего, а врать не буду). Так интересно! Что-то новое открывается! Нигде не было ранее указано, что и Тюленин печатал листовки на машинке. Вот так по крохам и создаётся полный портрет!

Марина Турсина: Лера Григ пишет: Вернусь к Пурасу. Тут опять написано, что он только принимал участие в поднятии тел. Лера, я думаю, что просто принимал, а не руководил.

Лера Григ: Я так же думаю.

Люба Шерстюк: Я не уверена, что Тюленев печатал на машинке листовки...

Лера Григ: А почему бы нет?



полная версия страницы