Форум » "Молодой гвардии" посвящается » Музеи, в которых рассказывается о "Молодой гвардии" » Ответить

Музеи, в которых рассказывается о "Молодой гвардии"

Марина Турсина: http://vio.fio.ru/museum/room_memorial/museum_1012.htm Музей Героев-молодогвардейцев школы № 312 г. Москвы О музее «Сейчас уже почти никто не знает молодогвардейцев… А в нашем музее - земля с могилы Ивана Туркенича в Польше, вышивки цветов, которые сначала собирала, а потом, как по образцу, вышивала Люба Шевцова, самодельные книжки Сергея Левашова, личные вещи, книги, шахматы Георгия Минаевича Арутюнянца. Мне кажется, именно личные вещи молодогвардейцев расскажут о них гораздо больше, чем любой экскурсовод…» Тамара Александровна Кисничан - учитель математики школы №312 с 1957 года начала собирать экспозицию музея, посвященного подвигу молодогвардейцев, а в 1958 году музей был открыт. По словам Тамары Александровны, это был первый школьный музей в СССР. «В Краснодоне мы знали почти всех родителей, друзей, сестер и братьев, всех оставшихся в живых молодогвардейцев. И они очень и очень помогли нам, многое рассказывали о ребятах, дарили для музея личные вещи молодогвардейцев. Мы жили у Шевцовых, и у Поповых в доме, чем могли – помогали: кололи дрова, работали в огороде, варили вишневое варенье. В Каменке купались. Одна из самых «пронзительных» встреч – с мамой Виктора Третьякевича – Анной Иосифовной. Она вышла нам навстречу с портретом сына и сказала: «Расскажите правду о моем сыне! Он не был предателем! Он не мог быть предателем!» Несколько лет мы вели специальную экскурсию, посвященную Виктору, писали письма в вышестоящие инстанции. В декабре 1960 г. Виктор Третьякевич силами многих принципиальных и честных людей был реабилитирован и награжден орденом Отечественной войны 1-й степени». «До сих пор мы держим связь с Краснодоном, следим - какие материалы появляются о молодогвардейцах. Очень хотим, чтобы, несмотря на то, что роман А. Фадеева «Молодая гвардия» исключен из школьной программы, и по телевизору фильм «Молодая Гвардия» не показывают, об этих героях знали все те, кто чтит память героев, погибших в ВОВ и тех, кто понимает как дорого досталась нам Победа и то завоеванное счастье, которым мы сейчас пользуемся». В витринах музея – плакаты, оформленные ребятами, и так трепетно хранимые личные вещи молодогвардейцев. Две чернильницы-непроливайки, рисунки Володи Куликова, его листовка. Очки Вани Земнухова – для занятия мотоспортом. Толя Попов любил фотографировать и в основном делал фотографии своей мамы. «Ты, мамочка, у меня самая красивая», - говорил Толя – «и мне надо сначала научиться фотографировать тебя». Тетради Ульяны Громовой, Ани Соповой. Рукоделие Александры Дубровины – учителя биологии и химии в Первомайской школе, где учились Майя Пегливанова, Анатолий Попов, Ульяна Громова и другие и которая тоже входила в «Молодую гвардию» и погибла вместе со своими учениками. Кружево и вышивка Лиды Андросовой. «В создании музея нам очень помог Георгий Минаевич Арутюнянц, который долго жил и преподавал в Москве. Он нам предоставил уникальные фото, часто приходил в школу и рассказывал ребятам о своих друзьях. Валерия Давидовна Борц, которая тоже жила в Москве, помогала музею. Многие фотографии из ее коллекции». «А самый первый экспонат нашего музея - это шахтерская лампочка. Когда ребята первый раз съездили в Краснодон, они просто хотели поближе познакомиться с городом, где жили и погибли молодогвардейцы, больше узнать о героях. На шахте им.Сергея Тюленина им подарили эту лампочку со словами: «Пусть эта лампочка освещает вам путь в работе так, как светит она нам в лаве». Впечатлила и взволновала тогда ребят эта поездка. Приехав оттуда, они сказали: «Мы должны создать музей»! И 29 октября 1958 года, к 40-летию комсомола, он был открыт». «6 мая 2004 года – второе рождение музея. После капитального ремонта школы музей был восстановлен силами тех, в чьем сердце горит огонь Краснодона и память о молодогвардейцах, кто получал напутствие от родных и близких молодогвардейцев». «Школьный музей – это часть истории страны. В связи с развалом СССР некоторые чиновники стали говорить о том, что эта тема – для украинских школ. Какая же глупость! Как же это ограниченно и непростимо. Сегодня, может быть, дети далеки от комсомола и пионерии, от слова «подвиг» и «патриотизм». Но и сейчас все равно дети читают про Наполеона и Кутузова, нельзя забывать и молодогвардейцев – это наша история». Выпускники о музее… Выпускница 1978 г. Я работала в музее с 5 класса. С 6 по 10 – водила экскурсии и принимала самое активное участие в работе музея. Мы занимались поисковой работой, которая включала несколько направлений: это переписка с многочисленными тогда родными молодогвардейцев и последующая обработка воспоминаний и документов; переписка с музеями и дружинами, носящими имя молодогвардейцев; работа с газетами и журналами, практически ежедневный мониторинг прессы и литературы по данному вопросу. Кроме этого мы выезжали в Краснодон и это было незабываемо. До сих пор в памяти остались разговоры с живыми людьми, которые уже тогда для нас являлись «историческими персонажами». Или посещение Георгия Арутюнянца, который дал возможность поработать со своими домашними архивами, с уникальными документами. Все это являлось сильными впечатлениями, так как было «прикосновением к живой истории». Работа в музее дала многое. Например, умение слушать. И понимать. Работа экскурсоводом тоже была полезна. Свои экскурсии мы составляли сами. То есть нам был рекомендован список литературы и источники, а мы по своей теме сами составляли текст для экскурсии. То есть надо было собрать, выбрать, определенным образом сгруппировать информацию и суметь донести до определенной аудитории то, что знаешь и чувствуешь сам. Во времена моей учебы в школе полярности информации не было: мы получали однородный информационный поток, который расценивался как истина. Музей был как еще один источник истинной информации. И прежде всего им были люди, которые все сами пережили. Сейчас – все по-другому. Источников получения информации больше, степень разнородности освещения одной темы выше. Но музей все равно остается некоторой объединяющей силой в решении одной задачи. Это сообщество, в котором на основе коллективной деятельности рождается Нечто. Я очень часто вспоминаю Тамару Александровну, хотя школу закончила более 20 лет назад. Твердый дух и целеустремленность делает ее в моем представлении одним из лучших педагогов нашей школы. Идея музея и его воплощение, создание уникального детского объединения – это целиком и полностью ее заслуга, плоды ее труда. Этому она посвятила всю свою жизнь. Через музей Молодогвардейцев прошло не одно поколение: нас учили, мы учили… Это очень важно и не забудется никогда. Низкий ей поклон. Выпускник 1982 г. Безусловно, мы были ближе к непосредственным событиям, мы видели еще живых родственников молодогвардейцев в Краснодоне, встречались с Георгием Арутюнянцем, его мамой в Москве, вели тимуровскую работу. Мы еще делали открытия. Например, на чердаке раскопали фоторамку Толи Попова, о которой все забыли, но с ней было связано очень многое в его жизни. Но уже тогда, в то время, были эпизоды, когда в Краснодоне – для нас святом месте, местная молодежь достаточно пренебрежительно относилась к памяти и к своей истории. Просто рядом с нами был человек, который достаточно жестко и настойчиво «держал нас в теме», до тех пор, пока мы сами не проникались ею. Но вот что интересно. Сегодня, когда иногда музею требуется помощь, отзываются зачастую не те, кто был «образцовым экскурсоводом» или «примерным отличником», а «двоечники» и «несознательные элементы» в музейной работе. Кстати, запомнилось выступление Вали Борц – одной из уцелевших молодогвардейцев. Это было в 80-х годах… Речь шла об изменившейся молодежи, которая носит джинсы, длинные волосы, читает всякую чушь и поет неправильные песни. А она сказала, что если бы был жив и молод Сережка Тюленин, он бы наверняка носил джинсы, отрастил длинные волосы и пел странные песни. Но за его порядочность и повторение его подвига, она ручается. А по большому счету, я считаю, что музей школе не нужен. Пусть лучше будут площади для проведения уроков, учителя-профессионалы, компьютерный класс. Государству нужны выпускники знающие математику, информатику, иностранные языки, физику. Поэтому работу директора школьного музея никто не поощряет и не поддерживает. Все держится на одном человеке. Как только этот человек уходит – музей умирает. Не свидетельство ли это тому, что по большому счету, школе музей не нужен? Опять же, по-моему мнению, лучше, когда школьники посещают «настоящие» музеи. Например, мы с 7 класса каждый месяц ходили на занятия в Третьяковскую галерею. Вела занятия В.М. Бялик. И хотя порою занятия казались нам мучением, но именно благодаря им я люблю и знаю Третьяковку, могу рассказать о Брюллове, Поленове, особенностях иконописи и т.п. Будь я директором школы, я бы, наверное, вложил средства на поиск о достойную поддержку завуча по воспитательной работе. Чтобы не было «напора»: 5 человек от класса должны работать в музее, а 10 заниматься в спортивной секции. Чтобы у детей была свобода выбора дополнительной деятельности и им было по-настоящему интересно. Учитель школы Музей школе необходим. Еще Пушкин говорил о том, что не зная вчерашнего, завтра построить невозможно. Музей, находящийся именно в школе является очень важной частью общего, «ежедневного» воспитания учащихся в вопросах истории прошлого. Как любой школьный предмет: математика в начальной школе – сложение и вычитание, в средней – умножение, деление, геометрия, в старшей – дифференциалы, интегралы… Также и музей. На каждой ступени он может раскрыться по-новому: глубже, иначе. И здесь зависит многое от того, кто является «хранителем» музея. Важно, что в школьном музее один или несколько тем рассматриваются подетально. С той степенью скрупулезности, которую не может себе позволить ни один большой музей. Выпускница 1996 г. Самым ярким впечатлением от работы в школьном музее были поездки на слеты. Особенно запомнился слет в Белой Церкви (Украина). Туда приехали ребята из разных городов, чьи музеи были посвящены подвигу молодогвардейцев. Туда приезжала сестра Сергея Левашова. Было интересным все: новое место, новые люди, новые рассказы. Потом мы долго переписывались. В самом музее мы, в основном, работали как экскурсоводы. Причем, как по основной экспозиции, так и по мини-экскурсиям, которые мы делали для каждого класса. Это была небольшая литературно-художественная композиция, которую мы показывали, например, на классном часе. Но война уже «не трогала» многих наших учеников и наши постановки вызывали насмешки. Мы же, начитавшись и проникшись трагически оборванной жизнью стольких молодых людей, которые, не щадя собственной жизни, совершили подвиг, бывали, мягко говоря, очень расстроены такой реакцией. Нужен ли музей в школе? Я думаю – да. Нам было интересно. Возможно надо менять подход к теме, возможно добавлять какие-то направления для исследований. Но то, что про войну надо помнить и знать не только в дни юбилея, это, по-моему, бесспорно. Как одна из перспектив для развития школьного музея – это освоение Интернета. Ведь многие ребята сегодня с удовольствием «сидят в Интернете». Если будет возможность посмотреть экспозицию, документы как для саморазвития так и для написания реферата, то будет здорово. И сегодня, когда нет уже Дворцов Пионеров и совсем мало осталось Домов Культуры, школьный музей может стать для ребенка очень важной ступенькой в развитии. Ведь то, что мы узнали в то время именно благодаря Тамаре Анатольевне и нашему школьному музею – это тот фундамент, на который мы опираемся до сих пор. И мы ей очень благодарны и признательны.

Ответов - 69, стр: 1 2 3 4 All

Марина Турсина: Нет, Луиза, никакой связи, а об этих музеях я узнала от сотрудником музея города Краснодона.

Галина: Еще школьный музей в Краснодонской школе им. Горького, а возможно и в других школах где учились молодогвардейцы (Первомайка, пос. Краснодон)

Галина: Уголок экспозиции посвященный подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" в Киевском Национальном музее истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов Общий вид экспозиции Удостоверение, выданое И.Туркеничу Торицыным http://www.warmuseum.kiev.ua/rus/memorial.shtml

Старый Игорь: А мне очень интересно, зачем выдавалась справка Туркеничу, что он действительно является командиром подпольной комсомольской организации? Тем более не являлся, а ЯВЛЯЕТСЯ! И организации, которая уже вся погибла, в отличие от славного командира! Куда собирался предъявлять эту справку горе-командир? Сразу вспоминается ответ на вопрос, знает ли он Жукова. Туркенич ответил, что Жукова он не знает, только однажды взял у него справку об участии в партизанщине. Жуков его тоже видел в первый раз, но справку тоже дал. Тем более, что у Жукова не было никаких прав на выдачу каких либо справок или подтверждений. С такой же лёгкостью можно было взять справку у соседа. Мерзкий эпизод на мой взгляд.

Галина: Как я поняла Жуков был командиром партизанского отряда, который действовал в Калининской , а затем в Ростовской области. В этом отряде был житель Краснодона Артемов Григорий Ефимович. Они распостраняли листовки в т.ч. в Краснодоне также вели подрывную деятельность. С отрядом Жукова был связан САвенков Илья, в состав группы Савенкова как он пмшет также входили: ...Участвовали члены группы: Кошевой Алеха (*) - комиссар (* - так в документе) Тюленев Сергей Гаврилович - мой связной Борц Валентина (*) - член штаба (* - так в документе)..... http://www.molodguard.ru/guardian81.htm В своем отчете Жуков далее пишет: 30 ноября 42 г. мы решили опять идти по хуторам, но уже в Ростовкую область и в 4-х Артёмов Г, Трупиков, Артёмов В и я. Мы пошли в Корпорусское, по пути распространяя листовки. По прибытию в Корпорусское мы занялись подбором людей и к 23 декабря 42 г. мы сколотили отряд из 70 человек. Отряд состоял из военнопленных и из местных жителей. ....29.12.42 г. под сильным нажимом немцев нам пришлось оставить населённые пункты и пойти на соединение со своими войсками, и в Криворожье мы соединились с 57 армией 3 гвардейской маршевой партизанской ротой. Там мы получили задание 2-м человекам вернуться в Краснодон и захватить с собой отряд Лютикова. Мы пришли в Краснодон разыскивать Лютикова и передали ему чтобы он со своим отрядом шёл с нами, но он отказался и они таким образом все погибли http://www.molodguard.ru/doc93.htm И вот почему-то подумала: не к этому ли отряду (отряду Жукова) готовился присоединиться отряд "Молот" выделеный из состава Молодой гвардии в декабре 1942 года?

Незнакомка: В "ответе" Галины ни единой капли не нашла ответа на вопрос Старого Игоря. Тем ни менее, меня тоже очень интересует вопрос, заданный Ст.Игорем. Пожалуйста, ответьте на него, если возможно. И желательно не своими домыслами, а документально.

Старый Игорь: Галина! Если вы посмотрите имена - отчества этих Жуковых, то увидите, что это все разные люди. А отчёт якобы партизанского командира Жукова долгое время хранился в архиве горкома партии. Вместе с документами, из которых было ясно, что Жуков предупреждён, что если он и дальше будет распространять ложные сведения о своей деятельности в оккупированном Краснодоне, то может быть поставлен вопрос о его исключении из членов ВКПБ. Отчёт Жукова о своей деятельности и другие документы были спасены от уничтожения Галиной Ивановной Чапанской почти при детективных обстоятельствах при ликвидации городской партийной организации во времена перестройки. А Илью Савенкова и Золотницкого мы уже обсуждали на форуме.

Галина: Незнакомка пишет: В "ответе" Галины ни единой капли не нашла ответа на вопрос Старого Игоря Но ведь в предыдущем своем посте я и не отвечала на вопрос заданый (?) Игорем Кстати меня представте себе этот вопрос также интересует... Незнакомка пишет: Пожалуйста, ответьте на него, если возможно. И желательно не своими домыслами, а документально. Документально не могу.

Галина: Игорь спасибо за уточнение. Да, я не обратила внимания на инициалы. Я имела ввиду командира партизанского отряда Жукова Алексея Степановича. А в сязи с чем я подумала о "Молоте"? Мне попалась на глаза любопытная фраза Боборыкина В. "... Олег Кошевой не был комиссаром Молодой гвардии, а секретарем комсомольской организации и комиссаром партизанского отряда "Молот", выделенного из своего состава по указанию Лютикова всего за 15 дней до начала арестов. Это подтверждается документами, опубликованными в сборнике "Молодая гвардия"..." (Боборыкин В. К истории создания ронана А. Фадеева "Молодая гвардия" //Фадеев А. Молодая гвардия: Роман - М.,1990 - С.17.) Но это все просто к слову...



полная версия страницы