Форум » Враги » Василий Соликовский (Суликовский) » Ответить

Василий Соликовский (Суликовский)

DmitryScherbinin: О начальнике Краснодонской полиции, и, по моему мнению, главном враге Молодогвардейцев известно не так уж много. Попробуем собрать сведения о нём воедино. Прежде всего, хотел бы отметить, что в ранних документах его фамилия пишется как Суликовский, вариант же "Соликовский" появился, на мой взгляд, после выхода романа Фадеева. Из письма рабочей группе по изучению деятельности "Молодой гвардии" от Иманали М.Ю "...Черникову удалось стать первым бургомистром Краснодона. Но его не возлюбил шеф Краснодонской полиции Соликовской, невежда и хам. Кто он? До начала войны Соликовский работал начальником мелкой шахтенки "Песчановка" в хуторе Герасимовка, Краснодонского района. В канун войны за хищение и присвоение средств предприятия был арестован и осуждён вместе со своим снабженцем Андреем Пушкарным - отцом моего одноклассника. Появился Соликовский в районе вместе с оккупантами в форме петлюровца, занимался выборами, вернее назначением старост. С первых дней совместной работы Соликовского с Черниковым у них не возникло взаимопонимания и коварный пройдоха Соликовский, пользуясь неограниченным пониманием в жандармерии, заподозрил Черникова в связи с партизанами..." В повести Башкова "Иван Земнухов": Предварительные допросы арестованных проводил не Кулешов, назначенный старшим следователем по делу "Молодой гвардии", а сам начальник полиции. Позже, на суде, Кулешов (в прошлом деникинский офицер) заявит, что Соликовский слыл среди фашистских жандармов и полицаев непревзойденным мастером пыток. У него была патологическая страсть к истязаниям людей, которых он, по его же циничному выражению, всего лишь приводил "к сознанию". На совести этого изувера, бывшего атамана одной из петлюровских банд, десятки замученных, расстрелянных и повешенных людей. Стены, пол и мебель в его кабинете, как свидетельствуют очевидцы, были забрызганы кровью молодогвардейцев, которым отрезали языки, носы, уши, прижигали раскаленным железом кровоточившие раны, подвешивали вниз головой, ломали ребра, вырывали волосы, отрубали пальцы..." В книге Кима Костенко "Это было в Краснодоне" "За этим столом восседал рослый мужчина лет сорока в темно-синем френче, плотно облегавшем грузную фигуру. На бледном одутловатом лице его с крупным прямым носом и мясистыми губами резко выделялись густые мохнатые брови, под глазами отвисали землистого цвета мешки. Это был начальник краснодонской полиции Соликовский. Василия Соликовского знали многие жители Краснодона. В город он приехал несколько лёт назад, после того как отбыл срок в исправительно-трудовых лагерях. За что он попал туда и сколько пробыл - об этом Соликовский никому не рассказывал. Поначалу он устроился десятником на одной из доживавших свой век небольших шахтенок. Но продержался там недолго: с людьми десятник обращался грубо, несколько раз приходил на работу пьяным, однажды ни с того ни с сего накинулся на молодого рабочего с кулаками. Незадолго до начала войны его уволили. После этого Соликовский целыми днями слонялся по пивным, плакал пьяными слезами, ругая на чем свет стоит советскую власть, которая так несправедливо обошлась с ним. В пивных он нашел себе подходящую компанию из мелких жуликов, таких же, как он, пьяниц. Эта компания причиняла краснодонцам немало беспокойства: не проходило дня, чтобы пьяные дружки не затеяли где-нибудь драки, кого-нибудь не ограбили. Когда с запада донеслись первые отголоски канонады и в городе появились отступающие советские войска, Соликовский внезапно исчез. Рассыльный Краснодонского военкомата, принесший повестку с вызывом на призывной пункт, застал дома только его жену. - Ушел мой Васенька туда, - махнула она рукой в сторону приближающейся канонады, - не стерпела его душа, добровольцем на фронт побежал. ...Через несколько дней город заняли фашисты, и жители Краснодона снова увидели Соликовского. Он важно шагал по улице в белой папахе с малиновым верхом, в синем старомодном френче и широких штанах с желтыми лампасами. К поясу была прицеплена гибкая ременная плеть." "А однажды, когда у Соликовского собрался вечер, - вспоминает Валерия Борц, - Семен Остапенко перерезал электрические провода, и вечер был испорчен". Из воспоминании матери Любы Шевцовой Ефросиньи Мироновны "...Потом к нам пришли немцы и привели с собой Люб.- Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: "То, что чемодане, сожги". Увели ее, а я сразу за чемодан, раскрыла - там пачки бумаги, перевязанные шпагатом. Быстро побросала их в печь. Не успело сгореть все, заявился проклятый Соликовский с немцами, сделали обыск, но в печь заглянуть не догадались - , там тлели бумаги. Чемодан, как выяснилось позже, принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки". Из книги "Матери молодогвардейцев" "26 января 1943 года полицаи пришли за Татьяной Ивановной. Ее бросили в холодную камеру, где уже находились Александра Васильевна Тюленина, Люба Шевцова, Аня Сопова. Допрашивал Сафонову Соликовский. - Я не знаю, где мой сын. А если бы и знала, не сказала бы тебе, извергу,- ответила Татьяна Ивановна. - Вот всыпем тебе тридцать шомполов, заговоришь по-другому,- палач в ярости сбил женщину с ног. И полицаи принялись бить ее прутьями." Из биографии молодогвардейца Владимира Загоруйко: "28 января 1943 года Владимир Загоруйко был схвачен фашистами. Свидетель ареста Т. Леонова вспоминает: "Среди тех, кто арестовывал Владимира Загоруйко, был начальник полиции Соликовский. Он сидел в телеге, а Володя шагал по сугробам со связанными руками, босой, в одном белье. Хуторские полицейские подталкивали его прикладами автоматов". " Из рассказа матери Валерии Борц, Борц Марии Андреевны. В полиции меня обыскали, зарегистрировали, затем повели в кабинет к начальнику полиции Суликовскому. Кабинет был залит ярким электрическим светом. Справа стоял шифоньер, прямо перед дверью - мягкий диван, а слева буквой "т" были поставлены два стола, накрытые дорогими скатертями. За столом в большом полукруглом, мягком, кожаном кресле сидел человек "устало" облокотившись на правую руку, вторая рука его покоилась на столе. Его рука и костюм были в крови, на мизинце правой руки дрожала капля крови, готовящаяся упасть на стол. На столе лежали всевозможного рода плети: толстые, тонкие, широкие, как ремни, плети с металлическими наконечниками. Слева от человека сидел Захаров и улыбался. У дивана стоял Земнухов. Он был без очков и казался более обычного сутуловатым. Глаза красные, веки сильно воспалены. На лице ссадины и кровоподтеки. На полу лежало его пальто. Вся одежда на нем была в крови, рубашка на спине прилипла к телу. На полу краснели большие кровавые пятна. Эта картина произвела на меня жуткое и потрясающее впечатление, я сжала кулаки и невольно сделала шаг назад. Вдруг из-за стола поднимается детинушка громадного роста, богатырского сложения с огромными сжатыми кулаками. Казацкая шапка была одета на бок, а черные слегка вьющиеся волосы выбивались из-под неё. Глаза у него были черные, маленькие, жестокие и колючие. Он сделал несколько шагов по направлению ко мне и, потрясая своими огромными кулачищами в воздухе, громовым голосом заорал: - Артистка! Я сам такой артист, - и по моему адресу посыпалась жуткая ругань, - Где дочка? С кем ушла? - кричал Суликовский, и вплотную подошел ко мне. Я ответила, что ничего не знаю о дочери, она мне сказала, что уходит в село менять. - А где шуба, почта и гранаты? - кричал он, - ты тоже не знаешь? - и с страшной силой ударил меня по лицу. Я пошатнулась. Помощник ударил меня с другой стороны. Воздух был оглушен страшной руганью, всевозможными эпитетами по моему адресу. На мою голову посыпались удары то справа, то слева и я шаталась то в одну, то в другую сторону. Лицо сильно горело, в ушах звенело, а кулаки сжимались в бессильной злобе... Повернувшись к Земнухову, Суликовский заорал: - Где гранаты? Земнухов устало ответил: - Не знаю. Начальник приказал вывести меня. Полицейский, засуетившись, спросил: - Куда ее отвести? - Да-а,- протянул начальник,- у нас женской камеры нет. Но ты помести всех женщин в комнате напротив моего кабинета. ... ... Громовой голос орал: "Давай сюда Третьякевича!" "Третьякевича! Третьякевича!" - пронеслось по коридору. Где-то недалеко щелкнул замок и послышались шаги. В кабинет прошел Третьякевич. Снова были слышны удары плетей, лязг железа. По-видимому, били двое, так как удары были похожи на удары, производимые кузнецами, когда они бьют по наковальне: раз-раз, раз-раз, раз-раз! - доносилось из кабинета. Раздались протяжные и глухие стоны, затем они стали переходить в какое-то жуткое мычание. Слышны были и окрики Суликовского. Проходили минуты, а мне они казались вечностью. В коридоре суетились: пронесли шомпола, какие-то широкие ремни и веревки. Страшные вопли оглушили воздух. Я не выдержала, встала, отошла от дверей. ... ... ... Жизнь в камерах текла своим чередом при том же распорядке суток. Утром с 6 до 12 часов дня истязания людей, с 12 до 3-4-х часов производили передачу и примерно с 4-5 часов до 1-2 ночи снова пытки. Была слышна ругань, стоны истязуемых, жуткие вопли. Полицейские бегали по коридору, приносили воду, и вытаскивали из кабинета Суликовского и из кабинета следователя полумёртвых людей и тащили их в камеры. ... ... ... Я подошла к двери и с ожесточением стала стучать кулаками и ногами в дверь. Конвоир заорал: - Кто бесится? Я продолжала стучать. Наконец отперлась дверь и на пороге появился Суликовский. Он заорал своим громовым голосом: - Чего бесишься? Или вне очереди захотела получить порцию? Так я умерю твой пыл! Я себе кричала: - Вы мне скажите, существует у вас какой- нибудь закон? Есть ли у вас какие-нибудь права? За что вы держите меня и ребенка? Почему не даёте есть? - Да ты я вижу из волков! - сказал Суликовский, затем обращаясь к полицейскому добавил, - Дай им хлеба, - и захлопнул дверь. ... ... ... Захаров получил "повышение" по службе за раскрытие партизанского отряда. По политической части он стал самостоятельно решать дела, без вмешательства Суликовского. Ему нужен был отдельный кабинет. Ночью нас всех вызывали на допрос и вновь производили полную регистрацию. На утро вошли несколько человек из жандармерии, Суликовский и переводчик. Суликовский объяснил жандарму, кто и за что был арестован. ... ... ... Вечером 15/I стали вызывать много молодёжи из мужских камер. Мы притихли и слушали. Суликовский своим громовым голосом вызывал то одного, то другого, предлагая собраться с вещами. Из нашей камеры вызвали Соколову и меня. Мы стали выходить. Дубровина бросилась ко мне на шею, заплакала и сказала: - Что это, освобождение или смерть? Девушки волновались. В коридоре в одну шеренгу была построена молодёжь, и против каждого комсомольца стоял немец. Таким образом получилось две шеренги, расстояние между шеренгами было в один шаг: враги стояли друг против друга, лицом к лицу, у многих комсомольцев были сжаты кулаки. Переводчик держал какую-то бумагу в руках. Суликовский суетился, на пороге появилась я, он схватил меня за плечи, толкнул к выходу и сказал: - Иди, иди отсюда! Я спросила: - А мои документы? - Потом получишь! - крикнул он. Из воспоминаний Аникиной Светланы Александровны (сестры Владимира Жданова) Володя перед расстрелом схватил начальника полиции Суликовского и крикнул: "Хоть один гад иди с нами". Ещё б полшага и Володя втянул бы в шурф Суликовского, но помощник Суликовского Захаров выстрелил Володи в висок. Володя упал в шурф, а Суликовский напуганный до смерти, остался жив. Это рассказывал один человек возле шурфа, когда извлекали трупы, после освобождения Краснодона.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Аня: Суликовский вроде бы с немцами ушел?

DmitryScherbinin: Да, Суликовскому, также как и его заместителю Захарову, к сожалению, удалось уйти. В архивах нет даже их фотографий... У Суликовского была ещё жена. Ей тоже удалось скрыться. Хотя, быть может, в Краснодонском музее есть другие сведения?

Николай: Уважаемый Дмитрий! Есть огромная разница между фамилиями Соликовский и Суликовский. Суликовский это кавказкая фамилия имеющая в корню мусульманский корень Сулик. Соликовский это личность из истории Львовского Княжества в Западной Украине. В 1500е годы Епископ Соликовский ходил с паломничеством в Ватикан и выбил право от Папы Римского выставить на герб Княжества своего Ватиканского Льва, что дало княжеству его название. Кавказец или Западноукраинский, и у тех и у других была история, но разная, коллаборационизма с немцами. Я думаю, что всё таки был Соликовский, коли он под Бандеровца играл. Тут заметьте, что и Кулешев и Соликовский были года 1900 рождения, то есть на момент рееволюции и гражданской войны им было лет 18-22. Если они в таком возрасте и были ярыми антисоветчиками, тот только в молодёжных формированиях.

DmitryScherbinin: Есть интересные сведения. В Краснодонском музее знают, что сбежав вместе со своей женой, Соликовский бросил в Краснодоне сына. Сын вырос, сменил фамилию, работал в области физкультуры и спорта. Но на контакт с работниками музея не шёл, вспоминать-рассказывать о чём-либо не желает. Вот, собственно, и всё.

Irina: DmitryScherbinin пишет: В Краснодонском музее знают, что сбежав вместе со своей женой, Соликовский бросил в Краснодоне сына. Сын вырос, сменил фамилию, работал в области физкультуры и спорта. Но на контакт с работниками музея не шёл, вспоминать-рассказывать о чём-либо не желает. Вот, собственно, и всё. А сын сейчас жив?

DmitryScherbinin: Irina пишет: А сын сейчас жив? Жив, но работники музея предупреждают, что разговарить на тему "Молодой гвардии" он ни с кем не будет и из этических причин просят с ним не встречаться. А ещё известно, что хорошего впечатления он на людей не оставил, как и его папочка...

Наталья Захарова: Интересно, а о дальнейшей судьбе отца он знает? Поддерживал ли когда -нибудь с ним отношения?

DmitryScherbinin: Из статьи "Возмездие" http://www.fire-of-war.ru/mg/p1221.htm#voziezdie "Итак, по свидетельским данным, Соликовский, находился где-то в Англии, Захаров погиб от рук таких же, как он, изменников в Италии, след Мельникова терялся в феврале 1943 года, когда наши войска освободили Краснодон..."

Николай: Это ничего не говорит. О Соликовском в Возмездии вообще ничего не написано. Насчёт "Украинской" полиции, тоже очень упрощено. Политика на оккупированных территория строилась на более высоком уровне чем на уровне жандармейского подразделения, и отношения между немецкими службами и Украискими националистами старше не только Магдебургского подразделения но и самой нацистской партии. С воспоминаний Стахива, Полиция и Управа в оккупированном Донецке была организованна "Русскими" и только потом начальство взяли Украинские Националисты из Львова т между Русскими и Украискими пособниками немцам шла тихая больба за влияние в администрации города. Но у читателей этого сайта Стахив дискредитирован. Но, со страниц отчётов советской развдки в Донбассе, националисты из Львова, находили поддержку в основном у интеллигенции, учителей, врачей и молодёжи Донбасса и составляли "Крупные" группы. (из материалов бывшего архива Института истории партии при ЦК Украины, сейчас ДАХО (Державны Архив Хромадских Объединьян 1.23.3839.стр 46-47 и 56-61 из Куромии. Со временем все касающиеся Краснодона страницы из книги Куромии и отсканирую и перешлю на сайт. Западный историк Армстронг, написавший книгу "Украинский Национализм" решил посмотреть, что означает "Крупная Группа" на языке Советских служб тех времён, и увидел, что собрание из 12 последователей Бандеры в селе Крематорской считалась "Большой" группой.

DmitryScherbinin: Следующую статью прислал мне Игорь Чередниченко С. Зорин «Его руки в крови!» Тысячи людей со всех концов нашей необъятной страны, а также зарубежные друзья приезжают в донецкий город Краснодон поклониться праху героев легендарной «Молодой гвардии», свершивших беспримерный подвиг в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в тяжёлых условиях оккупации. У памятника молодогвардейцам, возвышающегося в самом центре города, всегда живые цветы. В Краснодоне, как и во всех других районах Советского Союза, оккупированных немецко-фашистскими войсками в годы минувшей войны, патриоты вели самоотверженную борьбу против захватчиков. Карательные органы гитлеровцев, осуществляя политику постепенного уничтожения населения оккупированных территорий, массовыми казнями и зверствами рассчитывали подавить героическое сопротивление советских людей. Но ничто не могло сломить сынов и дочерей Родины. С каждым днём они наращивали силы, наносили удары по немецким тылам. На смену павшим бойцам поднимались тысячи и тысячи подлинных героев священной народной войны. Оккупанты, жалкая кучка их пособников чувствовали себя, как на пороховой бочке. Когда предатели, сыгравшие зловещую роль в учинённой гитлеровцами расправе над молодогвардейцами, предстали перед судом, зал заседания не мог вместить всех желающих. Собравшиеся на площади тысячи людей слушали процесс по трансляции. Перед народом держали ответ истязатели и непосредственные участники расправы над членами «Молодой гвардии» - заместитель начальника краснодонской полиции Подтынный со своими сообщниками, а позже полицейский Мельников, который более 20 лет скрывался от заслуженного возмездия. На суде подсудимых не было главного фашистского пособника – бывшего начальника краснодонских «полицаев» - Соликовского Василия Александровича. Ему удалось убежать с обозом отступающих немецких войск и скрыться на западе. Бывший петлюровец Соликовский сумел настолько замаскироваться, что о его прошлом никто не знал до начала войны. Уволенный за допущенную аварию с должности заведующего шахты в Нижней Шевыревки, Ростовской области, он пристроился на работу в селе Власовка, Краснодонского района, а когда началась война, при первой возможности перебежал к врагу. В Краснодоне Соликовский появился вместе с немецкими частями. С первых же дней оккупации города гитлеровцы использовали его в массовых расстрелах советских граждан. Имущество расстрелянных свозилось в райуправу, где делилось между гитлеровцами и их пособниками. Так поощряли немцы наемных убийц, связывая их с собой круговой порукой как соучастников чудовищных преступлений. Соликовский лично участвовал в расстреле 394 человек, вся округа говорила о нём, как о страшном немецком палаче. Люди с ужасом передавали друг другу рассказы о зверствах, творившихся в гестапо и штабе «полицаев» при личном участии Соликовского. Вечно пьяный, с налитыми кровью глазами, с плеткой, которую он никогда не выпускал, Соликовский разгуливал по улицам города, выискивая новые жертвы. Представьте себе человека в то время в возрасте 37-38 лет высокого роста, с грубыми чертами лица, поджатыми толстыми губами, большими злыми прищуренными глазами, тёмно-русыми волосами, с толстыми пальцами на широких лапах, который смотрит на вас исподлобья и говорит громким голосом, и вы поймете, почему все шарахались от него в сторону. Стремясь перещеголять садистов из гестапо, уничтоживших тысячи людей, Соликовский находил в убийствах какое-то дьявольское наслаждение. Ни какого суда и следствия он не признавал. «По-моему, - любил говорить Соликовский, - поймал и кончай на месте». По установленными немцами порядку, все арестованные Соликовским и его «полицаями» лица сразу доставлялись на допрос к нему лично. Вечерами в кабинете Соликовского устраивались помойки с участием представителей гестапо и других немецких властей. При этом хозяйски развлекал гостей сценами пыток. Арестованных приводили из камер и бросали на пол перед веселившейся компанией. Начиналось истязание, раздавались крики и стоны, порой заглушавшиеся гомерическим голосом и хохотом садистов. Часто такие кровавые оргии продолжались до утра. Следователям жертвы передавались уже полуживыми для оформления краткого протокола; «чтобы, - как говорил Соликовский, - эта писанина не отнимала много времени». Все, с кем мне довелось беседовать в Краснодоне, подчеркивают, что этот человек питал лютую, зверскую ненависть ко всем и всему на нашей земле. Получив от гитлеровцев почти неограниченную власть в наемной полиции, он истязал и убивал не только за неуважение к немцам /такие обвинения часто придумывались им как предлог для расправы/, но и за то, что кто-то, когда-то и чем-то не угодил ему лично или нелестно отзывался о нём, такие люди если они попадались ему, были обречены на смерть. Мне рассказали, как Соликовский арестовал и избил до смерти бывшего музыканта оркестра при городском клубе Мухина только за то, что ещё задолго до войны тот повздорил с ним в клубном буфете. По личным мотивам разделался он и с жителями Краснодона Карповым, Точилиным, Пересунько. Соликовский донёс немцам о их принадлежности к партии, хотя все в городе знали, что они были беспартийные. Когда в Краснодоне начала действовать «Молодая гвардия», немецкая контрразведка все поставила на ноги, чтобы попасть на следы подпольщиков, которые не давали оккупантам покоя ни днём ни ночью. Начальник немецкой окружной комиссии Ренатус каждый день вызывал Соликовского и его заместителей и требовал от них во что бы ни стало выявить членов «Молодой гвардии». Назначил сроки, грозил за невыполнение приказа отправить на работу в Германию. Долго выслеживало гестапо молодогвардейцев, а когда им с помощью Почепцова удалось раскрыть организацию патриотов и арестовать почти всех её участников – 90 человек, они набросились на них, как голодные звери на добычу. Начальник немецкой городской жандармерии Зонс привлек Соликовского к следствию по этому делу. Они вместе вели допросы. К каким только изуверским пыткам не прибегали они: накинув петлю на шею, арестованного, подвешивали к ручке оконной рамы и избивали раскалёнными железными прутьями и немецкими тесаками; юношам и девушкам ломали руки и ноги, закладывая их в дверные косяки. Не выдержав гордого, полного ненависти взгляда 16-летней комсомолки Тони Иванихиной, Соликовский выжег ей глаза. Ещё живую, ослеплённую Тоню бросили в шахту. Стойко мужественно вел себя на допросе руководитель первомайской группы молодогвардейцев Анатолий Попов. Когда были испробованы все мыслимые средства пыток, Соликовский наклонился к Толе, надеясь, что тот заговорит. Ослабевший юноша, с перетянутым верёвкой горлом, с раздробленными кистями и обожженной до костей раскалённым железом спиной, нашёл в себе силы сказать: «Гад! Жаль, что не убили тебя раньше!» И ударил Соликовского ногой. Взбешенный изверг схватил со стола немецкий тесак и стал им рубить умирающего героя. Ещё в начале проводимого гестапо следствия по делу «Молодой гвардии» Соликовский отобрал по списку, представленному следователем Усачёвым и утверждённому немцами 15 арестованных. Их загрузили вместе с личными вещами на автомашину, стоявшую во дворе полиции. Этот грузовик выехал из Краснодона в неизвестном направлении в сопровождении другой автомашины. В ней кроме немцев и Соликовского находились ещё заместитель Захаров, следователь Дидык и переводчик Бургард. Возвратившись из поездки, Соликовский приказал вывесить в приемной полиции список увезённых. В списке указывалось, что все 15 человек отправлены в Ворошиловград. Было приказано передачу от их родственников не принимать. Соликовский сказал цинично своим подчинённым: «Мы всех пустили в расход. Пусть теперь их ищут в Ворошиловграде». Оставшихся в живых, изувеченных пытками молодогвардейцев Соликовский и его полицаи раздевали и подтаскивали к шурфу шахты N5. Немецкие жандармы стреляли им в затылок, а некоторых бросали в шахту живыми. На другой день после этой расправы с санкции немцев и по указанию Соликовского, полицейские Дывыденко, Савастьянов и Бондаренко поехали к семьям молодогвардейцев «побарахлиться». Матери молодогвардейца Николаева они заявили, что её сына немцы якобы отправляют на работу в Германию и взяли «для передачи ему» несколько вещей. Там, где о казни уже знали, полицейские под угрозой оружия брали все, что могли унести. В Краснодоне, где боролись и погибали герои «Молодой гвардии», да и не только в этом городе, советские люди не могут забыть преступлений, совершенных немецко-фашистскими оккупантами и того, что их наёмник Соликовский укрывается где-то на Западе. От вернувшихся из фашистского плена соотечественников Краснодонцы узнали, что Соликовский после бегства из города некоторое время жил в Польше и Австрии, а потом в Италии. Там он служил в карательном отряде изменника Родины Доманова. После разгрома фашистской Германии он был направлен англичанами обратно в Австрию, где находился в лагерях «перемещённых», близ города Филах и в других местах под фамилией Масс Василий. В начале 1948 года жил около города Зальцбурга уже под другой фамилией – Гринкевич Владимир. В Луганской областной прокуратуре мне показали трофейный немецкий документ на имя сына В.А. Соликовского – Соликовского Алексея Васильевича, 1929 года рождения, уроженца села Яишевцы, Винницкой области, служившего вспомогательным полицейским в Зальцбурге. Но как выяснилось у В.А. Соликовского сына 1929 года рождения не было, а вместе с семьей преступника, бежал на Запад племянник Шевчук Алексей Филиппович, родившийся в 1929 году в селе Яишевцы. Его В.А. Соликовский, видимо, и представил немцам как своего сына. В настоящее время Шевчук проживает в Англии. А где сейчас сам убийца сотен жителей Краснодона, фашистский палач Соликовский? Может быть он, как и многие другие преступники живёт под видом обычного эмигранта или «перемещенца» и люди здороваясь, пожимают ему руку, не зная, что она по локоть в крови! С. Зорин Краснодон-Луганск-Москва. Статья из газеты «Голос Родины» 14 апреля 1968 года. N31 /1188/ Издание Советского Комитета по культурным связям с соотечественниками за рубежом.

Лера Григ: Дима, Игорь, спасибо за информацию!

Алена: Да. интересно, как живется сыну такой мерзкой личности, думаю, отношений с отцом они не поддерживали, хотя бы из-за пресловутого"железного занавеса". Но все же чем сын "отличился", если и он о себе оставил у людей не самые хорошие впечатления?

Ninelle: Ужасно жаль, что Соликовского так и не настигло возмездие на этом свете!

Николай: Жестокость порождает жестокость, насилие никогда не оправдание насилие, и елси Соликовский пользовался властью что-бы сводить личные счёты, то он был мясником. Не оправдываея его, нужно отметить, что он был продкутом своего времени. Не даром до сих пор, а в 1930-1940е года и тем более, полицеских побаивались и не любили даже на Западе. До сих пор, при принятии в полицию в Штатах новобранцев предупреждают, что с ними перестанут дружить многие знакомые. Как описыват Зорин - над подследственными издевались с пытками а потом жертвы говорили следователю всё, что надо это была стандартная практика в те времена. В Нью Йорке в те времена политических активистов в полиции особенно не трогали, так как это привлекало гнев журналистов, судов, священников и конгресменов (депутатов) и могло привести к увольнению или суду, но с бандитами и уголовниками которые не хотели говорить, обращались жестоко и у некоторых на фотохронике вид такой, как описывли Молодогвардейцев на допросах. В 1930-40х Нью Йоркская полиция была как большая банда. Были взятки. Горе бандиту или пьяному хулигану который давал полицейскому по морде или замахивался на него с ножом. Их избивали до неузнаваемости в участках, и никто ничего не видел - полицейские никогда не давали друг против друга показания. По статье Соликовский презирал (даже немецкие) следвственные формальности и хотел бы раправлятся с поймаными на месте поимки. А вот в Штатах в те времена и до 1950х годов полицейские носили "подкидышное" оружие. Если полицейский убивал кого-то на месте преступления, то он у трупа оставлял оружие и успешно оправдывал убийство самозащитой. Даже сейчас есть наивные люди, которые это пытаются оправдывать, мол убивают торговцев наркотиками итд, и непонимают, что тут дело не добра и зла, а власти и её злоупотребления. Жестокость и насилие Краснодона была характерно нацитстской оккупации и истории Донбасса, и Соликовский по любому кодексу тех времён был бы выдан в СССР (как это сделали с Ренатусом), но в своих профессиональных взглядах и поведением он мало отличался от начальников полицейских отделений тех времён. Другой интересный нуанс это то, что Соликовский, как и ушедшие с немцами казаки оказались в Английском секторе оккупации. У казаков была традиция службы в немецкой армии, как и в Царской России, ещё с 18 века. Поэтому у Казаков был особый статус в нацистской Германии, согласно их идиологам они не считались Славянами им было обещано царство на юге Альп между Италией и Швейцарией. По этому, или по другим причинам, красные казаки переходили на немецкую сторону с оружием и достаточно успешно воевали против красных партизан в Белоруссии, а потом в Италии и Югславии, и уходили с немцами целыми станицами. Потом их насильно выдавали Советским войскам и те начинали с ними расправлятся прямо на глазах Англо-Американцев. Американцев это шокировало, некоторые Амер. офицеры снимали охрану и втихоря подбивали перемещённых советских граждан на побеги. Англичане больше настрадались от нацистской германии, они активно помогали красным партизанам в Югославии, и выдавали бывших советских граждан с инициативой и с долей злорадства. По крайней мере так вспоминают те, кто это пережил. По этому интересно, что Соликовский оставался в Английском сектиоре и в Австрии, которая была оккупирована Советскими войсками. Статья скорее всего правдива и аккуратна. Описание его, как начальника полиции очень правдоподобно. Прсто интересно, что он оставался там, а не бежал в Испанию (которая никогда никого не выдавала в те времена) или в Южную Америку, которая была гораздо более дружелюбно настроена к немецким пособникам, чем Англия. Я не сомневаюсь, что сообщи о нём советские представители Англичанам, то его моментально бы вывезли в Советский сектор. Скорее всего след Соликовского нашли гораздо позже, или им тогда не интересовались, или он был в чём-то ещё замешан.

Алена: Спасибо, Николай, за интересный экскурс в историю. Вы аналитически точно даете оценку той или иной ситуации. А вот рассказ про американскую полицию 30-40-х годов мне напомнил про нашу "доблестную" родную милицию. Те же методы... А относительно Соликовского, думаю, и здесь Вы правы, что на след его напали позже или не интересовались тогда. Вот и удалось этой сволочи улизнуть, может, и закончил он свою жизнь благопристойным старичком где-то на просторах Южной Америки, как и многие другие нацистские преступники.

Николай: Уважаемый Андрей! Если Соликовскому на момент оккупации Краснодона было лет 37 (Согласно статье), это значит, что он был года 1904 го рождения. Это значит, что на момент Гражданской Войны 1918-1922гг ему было 14-18 лет. Каким он мог быть Предводителем Бандформирований во взрослой войне в таком возрасте? Вы с биографей Деникина знакомы? У него была регулярная действующая армия, хоть с недоастатками и мародёрством, но бандформирований за ним не наблюдалось. Современники, которые писали о гражданской войне на Украине, отмечали, что на фоне Украинских националистов, которые носили синие, состояли в нерегулярных частях, и перебегали из одного лагеря в другой, Красные и Белые воевали на смерть друг против друга и своей политической ориентации не меняли и насмехались над националистами. Это были регулярные армии и бандформирований у них не было. Да и откуда Вы взяли, что Соликовский был Деникинцем. В этом обвиняли Кулешова, да и он утверждал, что был призван в "Добровольческую Армию" и дезертировал оттуда через год. Ещё говорят, что Соликовский был бывший Петлюровец. Но это тоже сомнительно, буть он с Украинским националистическим движением, он не ушел бы на Запад с Казаками, а со своими, котрых Украинские националисты очень хорошо вывели на Запад. Тут никак не в опрадание Соликовскому, а следует хорошо знать свою историю, особенно таких страшных событий, как Российская революция. Кроме вас она никого не интересует, и если вы её не будете рассматривать, то она будет забыта, и от любого использования вашей истории в пропагандных целях страдаете только Вы, Андрей.

Люба Шерстюк: Браво, Николай! Та страница нашей истории, о которой Вы рассказываете, почти неизвестна. Во всяком случае, мне. Не прольёте свет на данную тему?

Николай: Уважаемая Люба! То, что происходит в мировой культуре сейчас можно назвать Пост-Оруэлловской Эпохой. Оруэлл был Английский автор нписавший книгу о вымышленной диктатуре, 1984год. Но в России это можно назвать "Пост Сталинской Эпохой". Основная характеристика "1984 Года" было то, что "Старший Брат" Государство абсолютно следило за своими гражданами, вплодь до того, что на квартирах устанавливались микрофоны и кинокамеры для того, чтобы никто не мог высаказать никакой ереси, даже у себя дома. Инакомыслящих, естественно, хватает аппарат ГБ. С развитием компьютерной техники, Западная интеллигекнция считала, что эта технология позволит Западным службам безопасности, торговым компаниям, и всем прочим абсолютно следить за поведением (хотя бы кто-что покупает), то есть "Оруэлловское общество". Но развилось по другому. Пошел такой поток информации, в основном (с точки зрения служб безопасности) ненужной и не акуратной, что она забила все каналы, её во время не обработать и за всеми не уследить, то есть анархия. Параллельно с этим, развитие СМИ, конец хоодной войны, падение железзного занавеса привели к тому, что люди со всего мира, в разрушенной, (ещё более не устроенной, чем Россия) Африке, в Индии, Китае, в Арабском мире, все смотрят Западное телевидение, иногда прямо транслтрующиеся в неизменённом виде, со всей идиотской рекламой, которые не отражают действительности жизни на Западе, кроме абсолютной реали материального изобилия, которое 70% населения мира и не снилось. 1980-1990е годв привело к изменением в мировой культуре в целом. Одним из эффектов тому быламассовая миграция народа из развивающихся стран на Запад. Они привезли свою историю, ту, какая у них есть, так как уровень образования и нищета им не позволили интересоваться историей и культурой и они в основном стараются прокормить и вытащить свою родню из нищеты. Их народ никакого участия во Второй Мировой Войне не имел. Западные ценнности их тоже мало интересует на фоне их повседневного быта. По отншению к СССР, те, кому СССР как-то помог, они считают, что СССР был "Хорошо", но судьба Советского народа их не интересует, эффект репрессий они тоже минимизируют, голод, бывает, о Гражданской войне они вообще не знают, Те, кто знают о Второй Мировой Войне, знают о Гитлере, Сталин у них на заднем плане. О репрессиях Сталинской эпохи они не знают, не думают, или в меру своих Марксистских/Антиколониальных натроений, считают что масштаб репрессий был раздут, преувеличен, или вообще выдуман антисоветчиками. Всё это на считая популяпных стереотипов и предрассудкав о Русских и Российской культуре, имеющих ход на Западе, и не считая Русофобии некоторых политических движений. История вообще пропагандировалась народам мира в политических целях ещё с древних времён, на Западе сейчас кроме интеллигенции и учителей, никто за исключением учёных не увлекается, хотя новые иммигранты как-то интересуются своей национальной историей на фоне ассимиляции на Запад. Школы стараются преподавать общую программу образования, которую сильно критиковали за то, что она не включала в себя историю стран из которых прибыли новые иммигранты. Поэтому не считая частных Православгых и Российских школ, если в школе нету преимущественно Русскоязычного населения (скажем в основном Испаноязычные), то нитереса к событиям в России и Русской Истории не будет вообще. Аккуратно будет сказать, что у молодёжи свои проблемы. свои интересы, своя культура, у иммигрантской интеллигенции (а интеллигенция у всех вообще есть) интерес тоже к собственной истории и дальше своего носа мало кто смотрит. Поэтому, если Русские не будут изучать свою историю, её никто другой ценить не будет за исключением может быть, некоторых профессоров.

Люба Шерстюк: Николай, ужасно благодарна Вам за исчерпывающийц ответ. Но я спрашивала ПРО ТУ СТРАНИЦУ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, о которой Вы упоминаете! Вот что Вы пишете: Современники, которые писали о гражданской войне на Украине, отмечали, что на фоне Украинских националистов, которые носили синие, состояли в нерегулярных частях, и перебегали из одного лагеря в другой, Красные и Белые воевали на смерть друг против друга и своей политической ориентации не меняли и насмехались над националистами. Это были регулярные армии и бандформирований у них не было. Да и откуда Вы взяли, что Соликовский был Деникинцем. В этом обвиняли Кулешова, да и он утверждал, что был призван в "Добровольческую Армию" и дезертировал оттуда через год. Ещё говорят, что Соликовский был бывший Петлюровец. Но это тоже сомнительно, буть он с Украинским националистическим движением, он не ушел бы на Запад с Казаками, а со своими, котрых Украинские националисты очень хорошо вывели на Запад. Тут никак не в опрадание Соликовскому, а следует хорошо знать свою историю, особенно таких страшных событий, как Российская революция. Кроме вас она никого не интересует, и если вы её не будете рассматривать, то она будет забыта, и от любого использования вашей истории в пропагандных целях страдаете только Вы, Андрей. Пролейте свет именно НА ЭТИ СОБЫТИЯ, плиз!

Николай: На Украинскую историю во времена Империалистической, Граждансвкой и в периоде между войн я наткнулся случайно, и тут одной книгой всё не покроешь. Один историк, уже забыл его имя, вспомню, представлю, провёл относительно сужое историческое исследование в области развития Украинского национального сознания: Он решил посиотреть, когда Украинские родители начали давать своим детям преимущественно не Русские, а Украинские имена. По моиму просмотрев церковные книги, он увидел, что этот период попал на 1860е годы и совпал с развитием литературного творчества Тараса Шевченко и Николая Гоголя. До этого, в конце 18 века, по Европейским Империям, Российской и Австро-Венгерской прошел период т.н. Национального Пробуждения, когда у подданных империй начал пробуждатся национализм. Понятие "Национального Государства" организованного по национальному признаку на самом деле очень молодое - только с 19 века, тысячилетия до того, человечество организовывало себя в Империи по другим критериям. Италия объединилась только в 1848 году, Германия, в 1871м, Фины боролись против Российской и Шведской Империй и в их языке алфавит был создан (?) только в 19 веке. Перед войной против Наполеона, Российская Империя окупировала и присоеденила к себе Финляндию. Булгарин принимал в этой кампаними участие и писал, что если финский еркстьянин стрелял в Русского солдата, то его вешали. всех, кто был всесте с ним но был без оружия, их заковывали в цепи и отправляли в Россию в крепостничество. По сравнению с Русскими крепостными Фины были свободными (но нищими) людьми, к которым Шведская Империя относилась как к гражданам второго сорта. Развитие Украинского национализма происходило из того-же потока. После того, как Турция перестала быть угрозой (Казаческий Период в истории украины) Украина находилась на границе между Российской Имрерией, Польшей и Автро Венгерской Империями. Из за своей территории когда грянула Империалистическая Война, то 3.5 миллионов краинцев были призваны в Русскую Армию и три четверти миллиона, в Австро Венгерскую. С 18 века Царское правительство России пыталось проводить программу Руссификации, начиная с конца 18 века, когда Екатерина Великая начала осваивать Новороссийские Земли на Юге Украины, в Бессарабии и в Преднестровьи. На Украине несмотря на все усилия властей Украинское и Русское население отделялось друг от друга в области языка и культуоы. У царей не было способнасти проводить репрессии на большевитском уровне и программа Руссификации не удавалась. Тут нужно добавить, что в 1860е годы зарождалось общеславянское национальное движение, но Словаки и другие западные славяне увидели в этом попытку Российской Короны подмять всех под себя и движение не прижилось. С началом Империалистической Войны, с ослаблением царской власти, Украина себя провозгласила независемым государством, и политика и состав его менялись под сапогами немцев, большевиков, русских и поляков в зависемости от того, кто в данным момент был оккупантом. С приходом Большевиков, в 1920е годы Советская власть начала признавать Украинскую культуру и проводлась программа "Коренизации" к 1932му году, некоторые говорят, по воле Сталина, основные организаторы Коренизации в КП украины были расстреляны и снова началась программа Русификации. К началу отечественной войны некоторые Украинские националисты начали вырезать Польское население в Западной Украине и организовывать там свою страну. Когда немецкие танки входили в Польшу, то Украинцы жгли Прльские костеолы и Поляки жгли Православные церкви Украинцев. Несмотря на всё, Украинское национальное движение было тесно связано с литературным исскусством. Петлюра (тем, кто интересуется историей Украины того периода полесзно будет подробно ознакомится с его биографией, а так-же биографиями Бандеры и того-же Деникина, а ещё, если найдётся, хорошую историю организации Конармии будённого, и как она двигалась на Польшу. Конармия была меньше военным подразделением, и больше социальным явлением, к которому примыкали люди с разрушенных территорий. Сам Будённый шутил - Моя армия как редиска - с наружи красная, а внутри белая (Это он об антисемитизме Будённовцев говорил). Так вот, Петлюра сам редактировал журнал, и вёл активную переписку с многими крупными писателями того времени. Его письма хранились в Российских архивах и вроде были открыты для публики. В Израиле упоминали, что Петлюра, вроде, поддерживал контакты с Сионистами, которрые боролись за создания Еврейского национального государства. (которые тоже былти продуктом этой волны Европейского национализма 19 века). Под немецкой оккупацией на руководящие должности выдвигалась Украинская интеллигенция из числа писателей, историков и редактороров журналов. Бургомистром Киева под нацистами был редактор влиятельного Украинского журнала. Когда нацисты решили свёртывать Украинский национализм в 1942м году, то они в первую очередь расстреляли бургомистра Киева, а за ним ещё несколько редакторов Украинских газет и журналов. Один из влиятельных Украинских историков того периода, который может быть интересен читателям, это Михаил Грушевский, хотя вообще, книжки на эту тему я не видел.



полная версия страницы