Форум » Враги » Василий Соликовский (Суликовский) » Ответить

Василий Соликовский (Суликовский)

DmitryScherbinin: О начальнике Краснодонской полиции, и, по моему мнению, главном враге Молодогвардейцев известно не так уж много. Попробуем собрать сведения о нём воедино. Прежде всего, хотел бы отметить, что в ранних документах его фамилия пишется как Суликовский, вариант же "Соликовский" появился, на мой взгляд, после выхода романа Фадеева. Из письма рабочей группе по изучению деятельности "Молодой гвардии" от Иманали М.Ю "...Черникову удалось стать первым бургомистром Краснодона. Но его не возлюбил шеф Краснодонской полиции Соликовской, невежда и хам. Кто он? До начала войны Соликовский работал начальником мелкой шахтенки "Песчановка" в хуторе Герасимовка, Краснодонского района. В канун войны за хищение и присвоение средств предприятия был арестован и осуждён вместе со своим снабженцем Андреем Пушкарным - отцом моего одноклассника. Появился Соликовский в районе вместе с оккупантами в форме петлюровца, занимался выборами, вернее назначением старост. С первых дней совместной работы Соликовского с Черниковым у них не возникло взаимопонимания и коварный пройдоха Соликовский, пользуясь неограниченным пониманием в жандармерии, заподозрил Черникова в связи с партизанами..." В повести Башкова "Иван Земнухов": Предварительные допросы арестованных проводил не Кулешов, назначенный старшим следователем по делу "Молодой гвардии", а сам начальник полиции. Позже, на суде, Кулешов (в прошлом деникинский офицер) заявит, что Соликовский слыл среди фашистских жандармов и полицаев непревзойденным мастером пыток. У него была патологическая страсть к истязаниям людей, которых он, по его же циничному выражению, всего лишь приводил "к сознанию". На совести этого изувера, бывшего атамана одной из петлюровских банд, десятки замученных, расстрелянных и повешенных людей. Стены, пол и мебель в его кабинете, как свидетельствуют очевидцы, были забрызганы кровью молодогвардейцев, которым отрезали языки, носы, уши, прижигали раскаленным железом кровоточившие раны, подвешивали вниз головой, ломали ребра, вырывали волосы, отрубали пальцы..." В книге Кима Костенко "Это было в Краснодоне" "За этим столом восседал рослый мужчина лет сорока в темно-синем френче, плотно облегавшем грузную фигуру. На бледном одутловатом лице его с крупным прямым носом и мясистыми губами резко выделялись густые мохнатые брови, под глазами отвисали землистого цвета мешки. Это был начальник краснодонской полиции Соликовский. Василия Соликовского знали многие жители Краснодона. В город он приехал несколько лёт назад, после того как отбыл срок в исправительно-трудовых лагерях. За что он попал туда и сколько пробыл - об этом Соликовский никому не рассказывал. Поначалу он устроился десятником на одной из доживавших свой век небольших шахтенок. Но продержался там недолго: с людьми десятник обращался грубо, несколько раз приходил на работу пьяным, однажды ни с того ни с сего накинулся на молодого рабочего с кулаками. Незадолго до начала войны его уволили. После этого Соликовский целыми днями слонялся по пивным, плакал пьяными слезами, ругая на чем свет стоит советскую власть, которая так несправедливо обошлась с ним. В пивных он нашел себе подходящую компанию из мелких жуликов, таких же, как он, пьяниц. Эта компания причиняла краснодонцам немало беспокойства: не проходило дня, чтобы пьяные дружки не затеяли где-нибудь драки, кого-нибудь не ограбили. Когда с запада донеслись первые отголоски канонады и в городе появились отступающие советские войска, Соликовский внезапно исчез. Рассыльный Краснодонского военкомата, принесший повестку с вызывом на призывной пункт, застал дома только его жену. - Ушел мой Васенька туда, - махнула она рукой в сторону приближающейся канонады, - не стерпела его душа, добровольцем на фронт побежал. ...Через несколько дней город заняли фашисты, и жители Краснодона снова увидели Соликовского. Он важно шагал по улице в белой папахе с малиновым верхом, в синем старомодном френче и широких штанах с желтыми лампасами. К поясу была прицеплена гибкая ременная плеть." "А однажды, когда у Соликовского собрался вечер, - вспоминает Валерия Борц, - Семен Остапенко перерезал электрические провода, и вечер был испорчен". Из воспоминании матери Любы Шевцовой Ефросиньи Мироновны "...Потом к нам пришли немцы и привели с собой Люб.- Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: "То, что чемодане, сожги". Увели ее, а я сразу за чемодан, раскрыла - там пачки бумаги, перевязанные шпагатом. Быстро побросала их в печь. Не успело сгореть все, заявился проклятый Соликовский с немцами, сделали обыск, но в печь заглянуть не догадались - , там тлели бумаги. Чемодан, как выяснилось позже, принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки". Из книги "Матери молодогвардейцев" "26 января 1943 года полицаи пришли за Татьяной Ивановной. Ее бросили в холодную камеру, где уже находились Александра Васильевна Тюленина, Люба Шевцова, Аня Сопова. Допрашивал Сафонову Соликовский. - Я не знаю, где мой сын. А если бы и знала, не сказала бы тебе, извергу,- ответила Татьяна Ивановна. - Вот всыпем тебе тридцать шомполов, заговоришь по-другому,- палач в ярости сбил женщину с ног. И полицаи принялись бить ее прутьями." Из биографии молодогвардейца Владимира Загоруйко: "28 января 1943 года Владимир Загоруйко был схвачен фашистами. Свидетель ареста Т. Леонова вспоминает: "Среди тех, кто арестовывал Владимира Загоруйко, был начальник полиции Соликовский. Он сидел в телеге, а Володя шагал по сугробам со связанными руками, босой, в одном белье. Хуторские полицейские подталкивали его прикладами автоматов". " Из рассказа матери Валерии Борц, Борц Марии Андреевны. В полиции меня обыскали, зарегистрировали, затем повели в кабинет к начальнику полиции Суликовскому. Кабинет был залит ярким электрическим светом. Справа стоял шифоньер, прямо перед дверью - мягкий диван, а слева буквой "т" были поставлены два стола, накрытые дорогими скатертями. За столом в большом полукруглом, мягком, кожаном кресле сидел человек "устало" облокотившись на правую руку, вторая рука его покоилась на столе. Его рука и костюм были в крови, на мизинце правой руки дрожала капля крови, готовящаяся упасть на стол. На столе лежали всевозможного рода плети: толстые, тонкие, широкие, как ремни, плети с металлическими наконечниками. Слева от человека сидел Захаров и улыбался. У дивана стоял Земнухов. Он был без очков и казался более обычного сутуловатым. Глаза красные, веки сильно воспалены. На лице ссадины и кровоподтеки. На полу лежало его пальто. Вся одежда на нем была в крови, рубашка на спине прилипла к телу. На полу краснели большие кровавые пятна. Эта картина произвела на меня жуткое и потрясающее впечатление, я сжала кулаки и невольно сделала шаг назад. Вдруг из-за стола поднимается детинушка громадного роста, богатырского сложения с огромными сжатыми кулаками. Казацкая шапка была одета на бок, а черные слегка вьющиеся волосы выбивались из-под неё. Глаза у него были черные, маленькие, жестокие и колючие. Он сделал несколько шагов по направлению ко мне и, потрясая своими огромными кулачищами в воздухе, громовым голосом заорал: - Артистка! Я сам такой артист, - и по моему адресу посыпалась жуткая ругань, - Где дочка? С кем ушла? - кричал Суликовский, и вплотную подошел ко мне. Я ответила, что ничего не знаю о дочери, она мне сказала, что уходит в село менять. - А где шуба, почта и гранаты? - кричал он, - ты тоже не знаешь? - и с страшной силой ударил меня по лицу. Я пошатнулась. Помощник ударил меня с другой стороны. Воздух был оглушен страшной руганью, всевозможными эпитетами по моему адресу. На мою голову посыпались удары то справа, то слева и я шаталась то в одну, то в другую сторону. Лицо сильно горело, в ушах звенело, а кулаки сжимались в бессильной злобе... Повернувшись к Земнухову, Суликовский заорал: - Где гранаты? Земнухов устало ответил: - Не знаю. Начальник приказал вывести меня. Полицейский, засуетившись, спросил: - Куда ее отвести? - Да-а,- протянул начальник,- у нас женской камеры нет. Но ты помести всех женщин в комнате напротив моего кабинета. ... ... Громовой голос орал: "Давай сюда Третьякевича!" "Третьякевича! Третьякевича!" - пронеслось по коридору. Где-то недалеко щелкнул замок и послышались шаги. В кабинет прошел Третьякевич. Снова были слышны удары плетей, лязг железа. По-видимому, били двое, так как удары были похожи на удары, производимые кузнецами, когда они бьют по наковальне: раз-раз, раз-раз, раз-раз! - доносилось из кабинета. Раздались протяжные и глухие стоны, затем они стали переходить в какое-то жуткое мычание. Слышны были и окрики Суликовского. Проходили минуты, а мне они казались вечностью. В коридоре суетились: пронесли шомпола, какие-то широкие ремни и веревки. Страшные вопли оглушили воздух. Я не выдержала, встала, отошла от дверей. ... ... ... Жизнь в камерах текла своим чередом при том же распорядке суток. Утром с 6 до 12 часов дня истязания людей, с 12 до 3-4-х часов производили передачу и примерно с 4-5 часов до 1-2 ночи снова пытки. Была слышна ругань, стоны истязуемых, жуткие вопли. Полицейские бегали по коридору, приносили воду, и вытаскивали из кабинета Суликовского и из кабинета следователя полумёртвых людей и тащили их в камеры. ... ... ... Я подошла к двери и с ожесточением стала стучать кулаками и ногами в дверь. Конвоир заорал: - Кто бесится? Я продолжала стучать. Наконец отперлась дверь и на пороге появился Суликовский. Он заорал своим громовым голосом: - Чего бесишься? Или вне очереди захотела получить порцию? Так я умерю твой пыл! Я себе кричала: - Вы мне скажите, существует у вас какой- нибудь закон? Есть ли у вас какие-нибудь права? За что вы держите меня и ребенка? Почему не даёте есть? - Да ты я вижу из волков! - сказал Суликовский, затем обращаясь к полицейскому добавил, - Дай им хлеба, - и захлопнул дверь. ... ... ... Захаров получил "повышение" по службе за раскрытие партизанского отряда. По политической части он стал самостоятельно решать дела, без вмешательства Суликовского. Ему нужен был отдельный кабинет. Ночью нас всех вызывали на допрос и вновь производили полную регистрацию. На утро вошли несколько человек из жандармерии, Суликовский и переводчик. Суликовский объяснил жандарму, кто и за что был арестован. ... ... ... Вечером 15/I стали вызывать много молодёжи из мужских камер. Мы притихли и слушали. Суликовский своим громовым голосом вызывал то одного, то другого, предлагая собраться с вещами. Из нашей камеры вызвали Соколову и меня. Мы стали выходить. Дубровина бросилась ко мне на шею, заплакала и сказала: - Что это, освобождение или смерть? Девушки волновались. В коридоре в одну шеренгу была построена молодёжь, и против каждого комсомольца стоял немец. Таким образом получилось две шеренги, расстояние между шеренгами было в один шаг: враги стояли друг против друга, лицом к лицу, у многих комсомольцев были сжаты кулаки. Переводчик держал какую-то бумагу в руках. Суликовский суетился, на пороге появилась я, он схватил меня за плечи, толкнул к выходу и сказал: - Иди, иди отсюда! Я спросила: - А мои документы? - Потом получишь! - крикнул он. Из воспоминаний Аникиной Светланы Александровны (сестры Владимира Жданова) Володя перед расстрелом схватил начальника полиции Суликовского и крикнул: "Хоть один гад иди с нами". Ещё б полшага и Володя втянул бы в шурф Суликовского, но помощник Суликовского Захаров выстрелил Володи в висок. Володя упал в шурф, а Суликовский напуганный до смерти, остался жив. Это рассказывал один человек возле шурфа, когда извлекали трупы, после освобождения Краснодона.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Андрей: Nikolai пишет: Если арестовали мать подростка который написал донос, как "члена семьи", то почему не тронули жену начальника Краснодонской полиции, как "члена семьи" Возможно именно потому, что Суликовский так и не был пойман и осужден, а заочные процессы в тот период не практиковались. Если я правильно помню, даже на Нюрнбергском процессе из-за этого возникли разногласия между советской комиссией и англичанами с американцами. Те хотели судить отсутствующего Бормана заочно, наши настаивали на суде только после поимки. Сразу после революции и до 1922 года никаких законов по вынесению заочных приговоров не существовало. Судьи опирались либо на "царские" уставы, либо на свое понимание революционной необходимости. Но УПК 1922 года уже содержал специальный раздел по заочным приговорам, в который вошли 9 статей. Эти же положения о заочных приговорах вошли в УПК 1923 года и просуществовали до 1933 года. С 1933 по 1958 год вынесение заочных приговоров не было предусмотрено законом. В 1958-м Основы уголовного судопроизводства СССР вновь стали предусматривать вынесение заочного приговора в исключительных случаях.http://www.lenpravda.ru/digest/federal/261064.html К тому же, может быть даже расчитывали, что Суликовский попытается связаться с женой или сыном.

Марина Турсина: Nikolai пишет: Когда Суликовский бежал из Краснодона и бесследнго исчез, то он ушел со своей сестрой и своим племянником, оставив в Краснодоне жену. Дмитрий Щербинин писал, что сын Суликовского остался в Краснодоне и рабтал где-то в спорте и был нелюдимым и злым, как отец. Было такое или это всё на уровне слухов? Я про оставленную жену и сына. Дело в том, что задав вопрос одному из сотрудников краснодонского музея, мне не сказали о сыне Соликовском ничего, более того, удивились, услышав о нём. Может, кто-то другой просветил бы меня, но я больше не интересовалась, забыла. Откуда пошла информация о нём? И ещё я не помню, чтобы я читала о том, каким именно он был, кажется, лишь писали, что этот человек составил о себе отрицательное мнение у краснодонцев.

Olga: Не знаю, в какой теме лучше спросить. Так кто же санкционировал казнь молодогвардейцев? Приказ должен был быть, но от кого он исходил? От Соликовского? От немцев? По теории Игоря, полицаи боялись, что патриотически настроенная молодежь инкриминирует им преступления. А совершать массовые казни за считанные дни до прихода Красной Армии, они не боялись? Интересно, известно ли что-нибудь о приказе? Может быть кто-нибудь знает?

Nikolai: Андрей, если бы хотели тронуть семью начальника полиции, то репрессировали-бы. Посмотрите, как были репрессированы (сосланы) этнические немцы, которые принимали поблажки от нацистов, как репрессировали выжившию семью Третьякевича, как родственников "предателя", а жену и сына Суликоского (если они были - не тронули вообще?). Насчёт отсутствия заочных судрв, в те времена в 57 статье уголовного кодекса был параграф, по которому жена и родители перебежчика оставшегося на Западе, все кто от него экономически зависел, дети, могли получить 10 лет лагерей за пособничество преебежчику. Если Почепцева, который присяги никому не давал, могли рассмартривать как изменника родины, то почему не могли Суликовского, как перебежчика? Ольга, Полицаи, естественнор исполняли власть немцев. Но тут вопрс, как исполнять? Когда я пишу о размахе и масштабах аерстов и казней, можно было ограничится теми, кто имел непосрелственное отношение к разграблению машины, и всё. Но тут проводиось рьяное следствие с неавероятными пытками и хватались комсомольцы, которые к ограблению машины никакого отношения не имели. Немцы не могли приказа помиловать подпольщиков, но разхмах арестов это было по инициативе немцев или коллабрационистов? Вот это интересный вопрос. Краснодое лежал в Сталинградской прифронтовой полосе, немцы проигрывали. Было ли им дела до разграбленой машины и группы подаостков? Я не знаю. Во имя обеспечения тылов, нацисты могли с лёгкой руки сравнять Краснодон с землёй, или по крайней мере самыt бедные и просовтские части его (Шанхай). Они так-де могли просто пригрозить и выпороть полицаев (как за вывешивание красного флага), и те сводили счёты с советской властью и с комсомольцами за вс их проделки. Остаётся только один вопрос, было массовое движение простого Украинского населения на Запад за немцами. Такое-же движение было из Сталинградской прфронтовой полосы. Они дошли до Австрии, те, кто оставался в основном потоке, был выдан Англо-Американцами обратно СССР, в соответствии с условиями Яльтинского Договора. У Суликеовского хватило ума из этого строя уйти, в то время как все остальные верили и надеялись на добрую волю Союзников, сидели и ждали. Почему-же тогда Краснодонские полицаи, котрым следовало ожидать возмездия от советской власти, никуда из СССР бежать не стали, как это делало простое население? Я задал этот вопрос одному сотруднику Американского музея Холокоста, и он (не зная конкретной ситуации в Краснодоне) ответил: "В этом ничего удивительного нет - многие полицаи сотрудничали с партизанами и поэтому рисковали жизнью и свободой оставаясь на советской территории."

Галина: Olga пишет: Так кто же санкционировал казнь молодогвардейцев? Приказ должен был быть, но от кого он исходил? В разных источниках (матералы сайта, статьи в Интернете и т.д.) я читала о том, что приказ расстрелять арестованных членов «Молодой гвардии» отдал в январе 1943 года Эмиль Ренатус - начальник жандармерии краснодонского округа. В этой кровавой акции принимали непосредственное участие заместитель начальника Краснодонского жандармского поста Зонс, жандармы Айхгорн, Кляйн, Ян, Ледер, Эрвин, начальник полиции Соликовский, его заместитель Захаров и их подручные: Дыдик, Новиков, Цыкалов, Бауткин, Давыденко, Севастьянов, Марченко, Авсецин, Изварин, Шкурин, Кубышкин, Мельников, Бургардт и ряд других. Из архивно-следственного дела № 100275 по обвинению Ренатуса и других, хранящегося в Министерстве безопасности Российской федерации, г. Москва ...Лейтенант Веннер, которому я отдал приказ энергичнее продолжать расследование и, в случае разоблачения лиц, совершавших акты саботажа,. расстрелять их, сообщил мне, что все члены молодежной организации Краснодона... были арестованы, допрошены и. согласно приказу расстреляны. При расстреле  в Ровеньках Веннер присутствовал лично. Проводили расстрел жандармерия и полиция… (Сайт "Огонь войны-1") http://www.thefireofthewar.ru/

Старый Игорь: Марина Турсина пишет: Откуда пошла информация о нём? От меня. Только про жену я ничего такого не говорил.

Марина Турсина: Вот и я подумала, что про жену не было. И притом, как бы она жила в Краснодоне, когда людям было известно, что она присутствовала на пытках? А сын жив или нет?

Старый Игорь: Сейчас не знаю.

Nikolai: Если жена Суликовского присутствывала на допросах, то её судили, или она исчезла с Суликовским? Сын Суликовского находился в СССР после войны? Или к приходу советских войск он тоже исчез? Тут есть статья Зорина о Суликовском, Его Руки в крови! Нарисанная в 1968 году для читателей за рубежом. Статья написана по материалам, которые хранились в Краснодонской прокуратуре. Там была информация и документы о родственниках Суликовского, включая его племянника. Сотрудники прокуратуры смогли вычислить, что Суликовский своего племянника за сына немцам выдавал. Если это так, то у прокуратуры было сбрано больше материала о Суликовском, чем было представлено в музее. Заместитель Соликовского, Захаров, пользовался именем другого человека и его настоящее имя было Шульга. Подтынный тоже пользовался фамилией другого человека. А Суликовский? Если сотрудники прокуратуры установили прошлое Суликовского в Краснодоне и есть докуметы с шахты, где он работал до войны, то почему эти документы и результат сыскной работы не были переданы музею? Хотя бы его фото и настоящее имя как фото розыскиваемого преступника, что бы знакомить с ним туристов. Так и так. имя такое, был известен, как Соликовский, когда был начальником полиции в Краснодоне во время оккупации... Короче, если можете, посмотрите на сыскные материалы на Суликовского из бывшей Коаснодонской прокуратуры. Вы вероятно увидите что-то крайне интересное. То, что немцы отдали приказ расстреливать Молодогвардейцев, это естественно, другого приказа они отдать не могли. Вопрос - где кончались требования немцев и начиналась расправа по инициативе местной русскоязычной полиции.

Olga: Галина пишет: разных источниках (матералы сайта, статьи в Интернете и т.д.) я читала о том, что приказ расстрелять арестованных членов «Молодой гвардии» отдал в январе 1943 года Эмиль Ренатус - начальник жандармерии краснодонского округа. В этой кровавой акции принимали непосредственное участие заместитель начальника Краснодонского жандармского поста Зонс, жандармы Айхгорн, Кляйн, Ян, Ледер, Эрвин, начальник полиции Соликовский, его заместитель Захаров и их подручные: Дыдик, Новиков, Цыкалов, Бауткин, Давыденко, Севастьянов, Марченко, Авсецин, Изварин, Шкурин, Кубышкин, Мельников, Бургардт и ряд других. Галина, большое спасибо! Приказ исходил от немцев, понятно. Но от полиции зависило как доложить немцам: о группе подростков, разграбивших машину с сигаретами или о подпольной партизанской организации.

Nikolai: Подростков, котрые разграбили машину, всё равно бы расстреляли. Под вопросом размах и масштаб облавы на всех остальных комсомольцев. В самом начале Земнухов пошел в городскую полицию выручать Мошкова и Третьякевича. Если Земнухов надеялся как то помочь своим товарищам, это означает, что Суликовский не был просто маньяком и Земнухов думал, что его можно в чём-то убедить. Во время этого визита, полиция его взяла под арест. из этого следует, что между населением и полицией, и может быть даже между комсомольцами и полицией или взрослыми подпольщиками и полицией были какие-то отношения и политика. Если Краснодон быо маленьким городком, то неужели местные полицейские не иогли помнить, кто был наиболее активен в комсомоле, а кто нет? Кто был активен в местной партийной организации? И неужели прлцейские могли не замечать, что в клуб культуры Горького брали только "своих"? С другой стороны, если полицейские знали, кто были комсомольцы ("просоветская община" среди Краснодонцев), и с арестом Земнухова полицаи решили их репрессировать, то поицейские уже знали кого брать. Это может объяснить повальные аресты без единого предателя. О том, что сотрудники местной полиции были скорее всего компетентны говорит то, с какой скоростью Суликовский и Захаров вышли нга базар и нашлти источник краденых сигарет.

Olga: Я не понимаю, зачем им нужно было устраивать массовые аресты, пытки и казни. Пусть приказ о казни исходил от немцев, но очевидно, немцам докладывали полицаи не о кучке подростков, разграбивших машину, а о партизанском подполье, организации. Даже если детей было не жаль, неужели не предполагали, что когда Краснодон станет опять советским, им придется отвечать? Зверствовать за несколько дней до прихода Красной Армии - где логика?

Старый Игорь: Галина пишет: Авсецин, Изварин, Шкурин, Кубышкин, Мельников, Бургардт и ряд других. Галина, здесь неольшая ошибка. Фамилия одного из полицаев не Шкурин, а ШКУРКИН. Olga пишет: Зверствовать за несколько дней до прихода Красной Армии - где логика? Оля, над этим вопросом я постоянно ломаю голову. Есть соображения, но нет подтверждений. Особенно , когда попадаются факты, когда некоторые полицаи или сотрудничавшие с немцами искали поддержки у "нелояльных" к немцам знакомым и соседям, с просьбой подтвердить их "патриотические" настроения в период оккупации. Но это, как я уже писал, из области "краснодонского менталитета". Поэтому и появилось после освобождения Краснодона большое количество "партизан" и "подпольщиков".

Olga: Старый Игорь пишет: Оля, над этим вопросом я постоянно ломаю голову Игорь, здесь может быть элементарное: то, то один дурак замутил, десять умных не разгадают. Возможно просто звериный инстинкт: издеваться, убивать, сработал. Читала на сайте о том, что после казни одной из партий молодогвардейцев полицами, как водится, напились и один из них жаловался, что жена упрекала его в убийствах людей. При этом грязно ругался. Возможно просто у этих "людей" была потребность в жестокости, а мы тепеть головы ломаем, выискивая их умные мотивы и планы.

Olga: Старый Игорь пишет: Поэтому и появилось после освобождения Краснодона большое количество "партизан" и "подпольщиков". Может быть страх репрессий? Нашу семью это не коснулось, но тысячи людей, попавших в оккупацию под Питером, ссылались потом в лагеря на торфяные разработки. Страх был у всех.

Омега: Olga пишет: тысячи людей, попавших в оккупацию под Питером, ссылались потом в лагеря на торфяные разработки. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Что-то об этом не слышно было.

Просто Лена: Я уже раньше писала, что моя бабушка была угнана в 14 лет из-под Питера сначала в Прибалтику, потом в Германию где 3 месяца до Победы была в няньках.Вернувшись домой она год была " на торфе", там же работали пленные румыны и венгры.

Olga: Омега, об этом знали все питерцы. Погуглите. Наверняка найдете информацию, которая вас интересует.

Nikolai: Под немецкой оккупацией люди не знали истинного положения вещей. Как отмечает Karel Berghoff в своей книге Harvest of Despair, Урожай Отчаянния, о жихни на оккупированной Украине, за месяц до освобождения Украины немцы зваеуировали на Украину 200+ женщин и детей и их собаками и кршками, это были жены немецких рабочих из больших грродов, котрые пожвергались старшным бомбёжкам. Эвакуауия на Украину была проведена по инициативе нацистской партии, мол на Украине нет бомбежек и там безопаснее. После войны эти люди исчезли без следа из окрестностей Киева. Если уж нацистская партия не знала положения дел, то как могли знать местные полицаи? Насчёт жестокости и расправы. Во время гражданской войны и Красные и Белые перед отступление "очищали" тюрьмы расстрелиая всех политических. То-же самое делало НКВД. Перед оккупацией Львова, НКВД расстреляло 300+ человек, включая местных националистов. После этого Украинские националисты засатвили колммунистов и евреев хоронить трупы и это перешло в погром. Этим действия полицаев неудевительны, особенно если Соликовский был участником гражданской войны. Совесткие журналисты любят писать, что он был Петлюровцем. Тут две вещи интересны. Советские источники отмечают, что ему было 35-37 лет. Если в 1942 ему было 37, это значит, что он был 1905 гда рождения. На период гражданской войны 1918-1922 года ему было 13-18 лет. Если он проходил войну, то только юным пионером, возраста Молодогвардейцев. Что он там мог увидеть? Тут ещё одна деталь. Птлюра был сыном чиновника врспитанном в молодёжных организациях, которые носили форма, маршировали, жгли костры и отдавали салюты. "Взвейтесь кострами синие ночи" было не только для советской молодёжи. В начале 20 века, Венгры, Румыны, Болгары, Украинцы, и другие имели национально-патриотичесакие молодёжные организации. Именно таким путём варос историчеаский Петлюра, и если Суликовский был Петлюровцем, он тоже воспитывался в таком-же духе и иог участвовать в подполье, так как Украинская культура запрещалась Поялками. Такое воспитание так-же объясняет способность Суликовского выйти и в маленькие начальники шахты и стать начальником полиции.

Онега: Просто Лена, сочуствую Вашей бабушке. А её родителей, наверное, в лагеря отправили?. Ведь они были в оккупации под Питером? Olga пишет: об этом знали все питерцы Как ни странно, не все. Очень многие даже не догадывались, что тысячи их земляков и соседей были отправлены в лагеря только за то, что жили в оккупации. Это были ваши слова и я попросила вас их обосновать. Ведь, судя по вашим словам, полстраны нужно было просто обнести колючей проволокой, чем тысячами куда-то высылать. Полстраны жили в оккупации. Пост отредактирован. Администратор. Уважаемая Онега! Просьба не провоцировать участников форума.



полная версия страницы