Форум » Враги » Василий Соликовский (Суликовский) » Ответить

Василий Соликовский (Суликовский)

DmitryScherbinin: О начальнике Краснодонской полиции, и, по моему мнению, главном враге Молодогвардейцев известно не так уж много. Попробуем собрать сведения о нём воедино. Прежде всего, хотел бы отметить, что в ранних документах его фамилия пишется как Суликовский, вариант же "Соликовский" появился, на мой взгляд, после выхода романа Фадеева. Из письма рабочей группе по изучению деятельности "Молодой гвардии" от Иманали М.Ю "...Черникову удалось стать первым бургомистром Краснодона. Но его не возлюбил шеф Краснодонской полиции Соликовской, невежда и хам. Кто он? До начала войны Соликовский работал начальником мелкой шахтенки "Песчановка" в хуторе Герасимовка, Краснодонского района. В канун войны за хищение и присвоение средств предприятия был арестован и осуждён вместе со своим снабженцем Андреем Пушкарным - отцом моего одноклассника. Появился Соликовский в районе вместе с оккупантами в форме петлюровца, занимался выборами, вернее назначением старост. С первых дней совместной работы Соликовского с Черниковым у них не возникло взаимопонимания и коварный пройдоха Соликовский, пользуясь неограниченным пониманием в жандармерии, заподозрил Черникова в связи с партизанами..." В повести Башкова "Иван Земнухов": Предварительные допросы арестованных проводил не Кулешов, назначенный старшим следователем по делу "Молодой гвардии", а сам начальник полиции. Позже, на суде, Кулешов (в прошлом деникинский офицер) заявит, что Соликовский слыл среди фашистских жандармов и полицаев непревзойденным мастером пыток. У него была патологическая страсть к истязаниям людей, которых он, по его же циничному выражению, всего лишь приводил "к сознанию". На совести этого изувера, бывшего атамана одной из петлюровских банд, десятки замученных, расстрелянных и повешенных людей. Стены, пол и мебель в его кабинете, как свидетельствуют очевидцы, были забрызганы кровью молодогвардейцев, которым отрезали языки, носы, уши, прижигали раскаленным железом кровоточившие раны, подвешивали вниз головой, ломали ребра, вырывали волосы, отрубали пальцы..." В книге Кима Костенко "Это было в Краснодоне" "За этим столом восседал рослый мужчина лет сорока в темно-синем френче, плотно облегавшем грузную фигуру. На бледном одутловатом лице его с крупным прямым носом и мясистыми губами резко выделялись густые мохнатые брови, под глазами отвисали землистого цвета мешки. Это был начальник краснодонской полиции Соликовский. Василия Соликовского знали многие жители Краснодона. В город он приехал несколько лёт назад, после того как отбыл срок в исправительно-трудовых лагерях. За что он попал туда и сколько пробыл - об этом Соликовский никому не рассказывал. Поначалу он устроился десятником на одной из доживавших свой век небольших шахтенок. Но продержался там недолго: с людьми десятник обращался грубо, несколько раз приходил на работу пьяным, однажды ни с того ни с сего накинулся на молодого рабочего с кулаками. Незадолго до начала войны его уволили. После этого Соликовский целыми днями слонялся по пивным, плакал пьяными слезами, ругая на чем свет стоит советскую власть, которая так несправедливо обошлась с ним. В пивных он нашел себе подходящую компанию из мелких жуликов, таких же, как он, пьяниц. Эта компания причиняла краснодонцам немало беспокойства: не проходило дня, чтобы пьяные дружки не затеяли где-нибудь драки, кого-нибудь не ограбили. Когда с запада донеслись первые отголоски канонады и в городе появились отступающие советские войска, Соликовский внезапно исчез. Рассыльный Краснодонского военкомата, принесший повестку с вызывом на призывной пункт, застал дома только его жену. - Ушел мой Васенька туда, - махнула она рукой в сторону приближающейся канонады, - не стерпела его душа, добровольцем на фронт побежал. ...Через несколько дней город заняли фашисты, и жители Краснодона снова увидели Соликовского. Он важно шагал по улице в белой папахе с малиновым верхом, в синем старомодном френче и широких штанах с желтыми лампасами. К поясу была прицеплена гибкая ременная плеть." "А однажды, когда у Соликовского собрался вечер, - вспоминает Валерия Борц, - Семен Остапенко перерезал электрические провода, и вечер был испорчен". Из воспоминании матери Любы Шевцовой Ефросиньи Мироновны "...Потом к нам пришли немцы и привели с собой Люб.- Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: "То, что чемодане, сожги". Увели ее, а я сразу за чемодан, раскрыла - там пачки бумаги, перевязанные шпагатом. Быстро побросала их в печь. Не успело сгореть все, заявился проклятый Соликовский с немцами, сделали обыск, но в печь заглянуть не догадались - , там тлели бумаги. Чемодан, как выяснилось позже, принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки". Из книги "Матери молодогвардейцев" "26 января 1943 года полицаи пришли за Татьяной Ивановной. Ее бросили в холодную камеру, где уже находились Александра Васильевна Тюленина, Люба Шевцова, Аня Сопова. Допрашивал Сафонову Соликовский. - Я не знаю, где мой сын. А если бы и знала, не сказала бы тебе, извергу,- ответила Татьяна Ивановна. - Вот всыпем тебе тридцать шомполов, заговоришь по-другому,- палач в ярости сбил женщину с ног. И полицаи принялись бить ее прутьями." Из биографии молодогвардейца Владимира Загоруйко: "28 января 1943 года Владимир Загоруйко был схвачен фашистами. Свидетель ареста Т. Леонова вспоминает: "Среди тех, кто арестовывал Владимира Загоруйко, был начальник полиции Соликовский. Он сидел в телеге, а Володя шагал по сугробам со связанными руками, босой, в одном белье. Хуторские полицейские подталкивали его прикладами автоматов". " Из рассказа матери Валерии Борц, Борц Марии Андреевны. В полиции меня обыскали, зарегистрировали, затем повели в кабинет к начальнику полиции Суликовскому. Кабинет был залит ярким электрическим светом. Справа стоял шифоньер, прямо перед дверью - мягкий диван, а слева буквой "т" были поставлены два стола, накрытые дорогими скатертями. За столом в большом полукруглом, мягком, кожаном кресле сидел человек "устало" облокотившись на правую руку, вторая рука его покоилась на столе. Его рука и костюм были в крови, на мизинце правой руки дрожала капля крови, готовящаяся упасть на стол. На столе лежали всевозможного рода плети: толстые, тонкие, широкие, как ремни, плети с металлическими наконечниками. Слева от человека сидел Захаров и улыбался. У дивана стоял Земнухов. Он был без очков и казался более обычного сутуловатым. Глаза красные, веки сильно воспалены. На лице ссадины и кровоподтеки. На полу лежало его пальто. Вся одежда на нем была в крови, рубашка на спине прилипла к телу. На полу краснели большие кровавые пятна. Эта картина произвела на меня жуткое и потрясающее впечатление, я сжала кулаки и невольно сделала шаг назад. Вдруг из-за стола поднимается детинушка громадного роста, богатырского сложения с огромными сжатыми кулаками. Казацкая шапка была одета на бок, а черные слегка вьющиеся волосы выбивались из-под неё. Глаза у него были черные, маленькие, жестокие и колючие. Он сделал несколько шагов по направлению ко мне и, потрясая своими огромными кулачищами в воздухе, громовым голосом заорал: - Артистка! Я сам такой артист, - и по моему адресу посыпалась жуткая ругань, - Где дочка? С кем ушла? - кричал Суликовский, и вплотную подошел ко мне. Я ответила, что ничего не знаю о дочери, она мне сказала, что уходит в село менять. - А где шуба, почта и гранаты? - кричал он, - ты тоже не знаешь? - и с страшной силой ударил меня по лицу. Я пошатнулась. Помощник ударил меня с другой стороны. Воздух был оглушен страшной руганью, всевозможными эпитетами по моему адресу. На мою голову посыпались удары то справа, то слева и я шаталась то в одну, то в другую сторону. Лицо сильно горело, в ушах звенело, а кулаки сжимались в бессильной злобе... Повернувшись к Земнухову, Суликовский заорал: - Где гранаты? Земнухов устало ответил: - Не знаю. Начальник приказал вывести меня. Полицейский, засуетившись, спросил: - Куда ее отвести? - Да-а,- протянул начальник,- у нас женской камеры нет. Но ты помести всех женщин в комнате напротив моего кабинета. ... ... Громовой голос орал: "Давай сюда Третьякевича!" "Третьякевича! Третьякевича!" - пронеслось по коридору. Где-то недалеко щелкнул замок и послышались шаги. В кабинет прошел Третьякевич. Снова были слышны удары плетей, лязг железа. По-видимому, били двое, так как удары были похожи на удары, производимые кузнецами, когда они бьют по наковальне: раз-раз, раз-раз, раз-раз! - доносилось из кабинета. Раздались протяжные и глухие стоны, затем они стали переходить в какое-то жуткое мычание. Слышны были и окрики Суликовского. Проходили минуты, а мне они казались вечностью. В коридоре суетились: пронесли шомпола, какие-то широкие ремни и веревки. Страшные вопли оглушили воздух. Я не выдержала, встала, отошла от дверей. ... ... ... Жизнь в камерах текла своим чередом при том же распорядке суток. Утром с 6 до 12 часов дня истязания людей, с 12 до 3-4-х часов производили передачу и примерно с 4-5 часов до 1-2 ночи снова пытки. Была слышна ругань, стоны истязуемых, жуткие вопли. Полицейские бегали по коридору, приносили воду, и вытаскивали из кабинета Суликовского и из кабинета следователя полумёртвых людей и тащили их в камеры. ... ... ... Я подошла к двери и с ожесточением стала стучать кулаками и ногами в дверь. Конвоир заорал: - Кто бесится? Я продолжала стучать. Наконец отперлась дверь и на пороге появился Суликовский. Он заорал своим громовым голосом: - Чего бесишься? Или вне очереди захотела получить порцию? Так я умерю твой пыл! Я себе кричала: - Вы мне скажите, существует у вас какой- нибудь закон? Есть ли у вас какие-нибудь права? За что вы держите меня и ребенка? Почему не даёте есть? - Да ты я вижу из волков! - сказал Суликовский, затем обращаясь к полицейскому добавил, - Дай им хлеба, - и захлопнул дверь. ... ... ... Захаров получил "повышение" по службе за раскрытие партизанского отряда. По политической части он стал самостоятельно решать дела, без вмешательства Суликовского. Ему нужен был отдельный кабинет. Ночью нас всех вызывали на допрос и вновь производили полную регистрацию. На утро вошли несколько человек из жандармерии, Суликовский и переводчик. Суликовский объяснил жандарму, кто и за что был арестован. ... ... ... Вечером 15/I стали вызывать много молодёжи из мужских камер. Мы притихли и слушали. Суликовский своим громовым голосом вызывал то одного, то другого, предлагая собраться с вещами. Из нашей камеры вызвали Соколову и меня. Мы стали выходить. Дубровина бросилась ко мне на шею, заплакала и сказала: - Что это, освобождение или смерть? Девушки волновались. В коридоре в одну шеренгу была построена молодёжь, и против каждого комсомольца стоял немец. Таким образом получилось две шеренги, расстояние между шеренгами было в один шаг: враги стояли друг против друга, лицом к лицу, у многих комсомольцев были сжаты кулаки. Переводчик держал какую-то бумагу в руках. Суликовский суетился, на пороге появилась я, он схватил меня за плечи, толкнул к выходу и сказал: - Иди, иди отсюда! Я спросила: - А мои документы? - Потом получишь! - крикнул он. Из воспоминаний Аникиной Светланы Александровны (сестры Владимира Жданова) Володя перед расстрелом схватил начальника полиции Суликовского и крикнул: "Хоть один гад иди с нами". Ещё б полшага и Володя втянул бы в шурф Суликовского, но помощник Суликовского Захаров выстрелил Володи в висок. Володя упал в шурф, а Суликовский напуганный до смерти, остался жив. Это рассказывал один человек возле шурфа, когда извлекали трупы, после освобождения Краснодона.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Андрей: Кто предавал Россию / Виталий Каравашкин. — М.: ACT: Олимп, 2008 Соликовский Василий Александрович, 1902 г. рождения, украинец. В годы Гражданской войны служил сотником в армии Петлюры. Перед войной проживал в Краснодоне. Осенью 1941 г. при приближении немецких войск к городу скрылся, чтобы избежать призыва в Красную армию. Перешел на сторону немцев, вместе с ними вступил в Краснодон. Был вскоре назначен начальником полиции. Под его началом служили полицаями уголовник Захаров, юристы Кулешов и Черенков, бывший кулак Свириденко, белоказаки Уваров, Тупалов и др. С. по приказу немцев руководил операциями по выявлению и уничтожению подполья, участвовал в боевых действиях против партизан, а также в захватах и уничтожении советских диверсионных групп в тылу немецких войск. Лично пытал и казнил десятки партизан и подпольщиков. Особую активность проявил в выявлении состава и арестах краснодонской подпольной организации «Молодая гвардия», состоящей в основном из юношей и девушек 15— 16-летнего возраста. Пытал и подвергал истязаниям наиболее активных ее членов. Участвовал в расстреле более 50 членов организации. При отступлении из города германских войск С. удалось скрыться. Розыски его в годы войны и после ее окончания успеха не принесли. Его дальнейшая судьба неизвестна. Книга без прямых ссылок на источники, к сожалению, а в общем перечне источников 311 позиций

Марина Турсина: Андрей, а в Инете есть эта книга?

Старый Игорь: http://www.levvol.ru/pdfdjvu/traitors.pdf Но этой цитатой и заканчивается всё упоминание о Соликовском.

Nikolai: Достаточно содержательная справка, но все детали не упоминаются, может были неизвестны автору. Между Петлюровцами и немцами была история сотрудничества ещё до первой мировой войны. Поэтому если Суликовский на самом деле был Петлюровцем, то это бы дало ему хороший старт с немецкими властями. Что говорит о складе его характере если он вступтл в гражданскую войну ещё несовершеннолетним подростком на стороне националистов, или Мальчиши Кибальчиши могли быть только у Красных? У племянника Суликовского была фамилия Шевчук и он был родом с Винницы, видно там были семейные корни Суликовского. О Виннице я ничего не знаю и как там проходила Гражданская Война тоже не знаю. Нужно добавить, что я сромневаюсь, когда немецких коллаборационистов автоматически приписывают к Петлюровцам и Казакам. И то и другое давали человеку привилигерованое положение под немцами и поэтому любому человеку было бы выгодно принадлежать к одним или другим. Очень многие не знают, но нацисты дали автоматическое немецкое гражданство репрессированным казаком и поэтому если в Коаснодоне и были настоящее казачество, то они, в отличае от других жителей Краснодона могли уехать жить куда угодно на оккупированной немцами территории, включая Германию. Поляки, Белоказаки, и Украинские националисты были враждующими факциями во время гражданской войны и по этому Суликовский не мог быть и Казаком и Петлюровцем.

Старый Игорь: Николай, ваше книжное знакомство с казаками соответствует повествованию Фадеева о Молодой Гвардии. Такое же далёкое от реальности. Уверен, что вы читали "Тихий Дон". После применения вашей теории, на Дону половина казаков должна была быть гражданами Германии. Признать казаком человека должны в первую очередь станичники. И совсем не потому, что вы таковым назовётесь. Даже потомки казаков боролись за право быть казачим станичником. И если даже потомок казака не соответствовал этому званию, ему на каждое упоминание о том, что он казак, отвечали: "Это у тебя дед был казаком, отец твой - сын казачий, а ты - хвост собачий". Поэтому признают тебя немцы казаком или не признают, но в станице такого самозванца в лучшем случае засмеют, а в худшем...................

Марина Турсина: Старый Игорь пишет: И если даже потомок казака не соответствовал этому званию Игорь, а каким должен быть казак, чтобы его признали станичники?

Olga: Nikolai пишет: О Виннице я ничего не знаю и как там проходила Гражданская Война тоже не знаю. Я была в Виннице, и не один раз, а трижды - в детстве и подростоком. Какой же яркий, незабываемый край! Сорри за оффтоп.))

Nikolai: Хорошо, Игорь, в статус казаков на оккупиованой советской территории не втирались самозванцы. Согласно Зорину, Суликовский служил у Атамана Доманова и закончил войну в Австрии. Значит Суликовский был не Петлюровцем, а Казаком. Более того, его должны были признать как Казака станичники у Доманова или в Краснодоне. Правильно я говорю? Теперь, хотите верьте, хотите, нет, согласно нацистскому законодательству, казаки служившие немцам считались немецкими подданными, и их подразделения считались подраздеоениями СС. Гиммлер заказал целую серию высококачественных портретов Казаков в повседневой жизни, на конях, и с оружием. Если найдёте , посмотрите. В альбоме видел, на инете - нет. Гиимлер отвёл специальный статус Казакам и одному из кланов белобрысых цыган, чей табор должен был бороздить Третий Рейх. Казаки оказались в Италии, а потом в Австри потому, что Гиммлер рассматривал Казаков как романтических варваров, вроде индейцев Апачи. Он хотел переселить Казацкие станицы в Итальянские Альпы чем то вроде арийских воинствующих религиозных горцев под боком у Католиков. Насчёт религиозности казаков, котррые уходили с немцами такой пример. Их собирались выдавать СССР. Какой-то срок, доброжелающие Американцы, Англичане, советовали им бежать и оставляли открытыми ворота в лагерь за недели до выдачи. Большенство казаков сидели на месте. В последние дни, в Мае 1946 года, когда Англичане начали стягивать войска и оцеплять Казацкие поселения, вся станица встала на колени и три дня молилась Богу. Насчёт сына Суликовского. То, что Вы написали, я не думаю, что это просто слухи. Тут другой интересный вопрос. После статьи Зорина, у меня было впечатление, что Суликовский бросил жену и сына в Краснодоне и убежал с немцами со своей сестрой и племянником, которых он выдавл за свою жену и ребёнка. Я спросил у одного человека, почему Суликовский мог так себя мог повести, и он мне сказал, что у некоторых народах Брат имеет обязанность заботится о своей Сестре, и этот долг более крупный, чем долг Мужа перед Женой. Есть-ли этот обычай среди Казаков, или среди других слоёв населения в Краснодоне или в СССР?

Старый Игорь: Марина Турсина пишет: Игорь, а каким должен быть казак, чтобы его признали станичники? Марина, о этом надо спросить самих казаков. Со временем быт и нравы казаков меняются. И сегодня, когда некоторые норовят выточить из автомобильной рессоры шашку и назваться казаком, этот вариант уже может пройти. Если в почётные казаки принимают бабу (я имею в виду Надежду Бабкину), то о чём можно сегодня говорить? Nikolai пишет: Брат имеет обязанность заботится о своей Сестре, и этот долг более крупный, чем долг Мужа перед Женой. Есть-ли этот обычай среди Казаков, или среди других слоёв населения в Краснодоне или в СССР? За весь СССР не скажу, но в Краснодоне такой ярко выраженной традиции нет. Да и какой заботе о сестре можно говорить, если сестра бросает родителей и подаётся в Москву на заработки? Не знаю, имею ли я иметь право судить о казаках. Я, как уже приводилось в поговорке "хвост собачий" А это мой дед Семён Семёнович Донцов

Марина Турсина: Старый Игорь пишет: Марина, о этом надо спросить самих казаков. А раньше-то как было? Какие качества должны быть, чтобыть прослыть казаком? А дедушка у Вас какой колоритный! Фото какого года?

Галина: Марина Турсина пишет: Какие качества должны быть, чтобыть прослыть казаком? "Казаком"повидимому надо прежде всего родиться? А вот мне интересно: каково было до войны (и возможно сейчас) отношение потомственных донских казаков к людям другой социальной прослойки в Краснодоне? Чем отличался их быт, нравы, поведение, разговорная речь, стиль в одежде?

Старый Игорь: Марина Турсина пишет: А раньше-то как было? Какие качества должны быть, чтобы прослыть казаком? Казаком нельзя "прослыть". Казачество - это образ жизни, идеалы самоотверженного служения, сохранение традиций и, мне кажется, особое отношение к земле. Но это моё личное мнение. У меня нет опыта казачей жизни. Да и о казачестве в Краснодоне начали вспоминать после "перестройки". Я, честно говоря, не очень серьёзно отношусь к сегодняшним атрибутам казачества и сегодняшним казакам в том числе. Семья моего прадеда (под фото я ошибочно написал, что это дед) была очень религиозной. Я бы даже сказал ортодоксально религиозна. Но вот мою маму и её сестру никто не неволил. Они, в результате, выросли примерными комсомолками, естественно атеистками. Обо мне и подавно говорить нечего. Я это рассказал к тому, что первое качество казака - это православная вера, возведённая в правило бытия. Какие сегодняшние казаки верующие православные? Смех один. Марина Турсина пишет: А дедушка у Вас какой колоритный! Фото какого года? Дед действительно имеет бравый вид. А какого года фото, я не знаю. Этот портрет висит у моей старшей сестры на Дону, у который я и переснял его.

Nikolai: Да, казачество это не просто папаха и шашка, это образ жизни. В 19 веке Французкие клонизаторы Алжира, Зоавы, пытались жить по казаки и носили чубы и шаровары. В США, служащие только, что организованных в США полицейских и пожарных служб больших городов пытались жить станичным образом, тоже Зуави, но они все ушли добровольцами на Американскую гражданскую войну 1861-1865 годов отдельными Зуавскими полками и большенством полегли в первых кровопролитных боях, когда тактика и атаки наполеоновких времён крылись оружием убойной силы 20 века при развитии медицины 18го. После войны Американских Зуавов больше не было. Сейчас в Америке ходит поговорка - Служба в полиции не работа, это образ жизни, и упомянаются те-же примерно, ценности. Потом я тут переведу и выставлю документ о казаках Доманова, косвенно касающейся Суликовского, так как он там был, если верить Зорину.

Аглая: Nikolai пишет: у некоторых народах Брат имеет обязанность заботится о своей Сестре, и этот долг более крупный, чем долг Мужа перед Женой. Есть-ли этот обычай среди Казаков, или среди других слоёв населения в Краснодоне или в СССР? Что-то очень сомнительно, что у русских, у православных, к коим относили себя казаки, мог быть такой обычай - заботиться о сестре более ревностно, чем о жене. Такое могло произойти в каком-то конкретном случае, когда муж и жена расстались, поссорились, разорвали отношения - дело житейское, бывает! Обычай - вряд ли.

Nikolai: Так скорее всего и было. Я встретил одного парня с Восточной Украины и он там на фыкультете Истории учился. Я его спросил, почему почти никто из полицаев которые учиили расправу над комсомольцами не ушли с немцами, когда столько простого населения ушло на Запад с немецкими оккупантами. Просто привожу его ответ, так как мне он показался интересным. Он мне пояснил, что для того что-бы уйти требовались деньги, нужна была обувь для всех. У полицаев денег не было, кроме того, что могли награбить. Немцы давали тебе старую трёхлинейку, двадцать патронов, белую повязку, и ты полицай. Кроме того, уходить на чужую землю нужно новый язык учить, особено если тебе за 40. Тут легче уйти за 200 км, где тебя никто не знает и продолжать жить под чужими документами. Почему Суликовский ушел со своей женой? Потому, что она ему "на фиг обрыдла", поэтому, Соликовский дожно быть, "расстрелял там евреев 20", забрал себе их серебро, и ушел с теми кто ему в самом деле были дороги - сестра и племянник. Даже если это не аккуратно, это может объяснять, почему полицаи грабили вемьи комсомольцев перед самым концом - нужны были деньги, что бы уходить в бега. Предки этого парня с немцами не уходили и даже наоборот. Про Шевцову он сказал что-то ещё более интересное, хотя конкретного источника не привел, так как он этим всем увлекался более десяти лет назад, и к тому-же это более-менее известный факт.. Согласно этому парню, когда забрасывали группы разведчиков в немецкий тыл, то были группы, где у всех было задание, но у одного из группы было особое задание - он должен был сдать немцам всех остальных членов группы, что бы войти к ним в доверие, пройти в немецкие разведовательные школы, и оставаться советским агентом, и потом выходить на связь с Москвой. У Шевцовой по моиму вся группа была сдана немцам их командиром.

Старый Игорь: Николай, глупости говорит ваш знакомый. В полицаи шли именно для обеспечения достатка. Форму может быть и не давали, но денежное содержание было стабильным. Я уже приводил в пример документ, в котором краснодонский банк просил у полиции вооружённую охрану для огромных денежных средств, которые не успели вывести отступающие. Кроме того даже вещи расстрелянных делились между полицаями. А уж про то, чтобы что-то просто отобрать у жителей - вопрос решался хоть и по возможности без лишнего шума, но без труда (вспомните скатерть у Мащенко). Язык учить - это вообще смешной аргумент при том количестве добровольцев на отъезд желающих на заработки в Германию. Кстати с кем и куда ушёл Соликовский, я бы не стал однозначно говорить. Особенно после новых сборов сведений о нём со стороны компетентных органов. И про сдачу командиром группы Шевцовой - это тоже из серии "одна бабка сказала". То, что он струсил и сбежал - факт неоспоримый. А вот про предательство ещё нужно разбираться. При вынесении приговора трусость трудно доказать (как говорится кто-то сбежал, а кто-то отступил на "заранее подготовленные позиции". А вот предательство - достаточно одного "свидетеля" - и можно смело расстреливать. Кстати, насколько я знаю, краснодонцы всячески пытались избежать переселение в Сталинскую область на шахты, чем отъезд на работу в Германию. Но это уже другой разговор....

Nikolai: Игорь, я согласен, мой знакомый глупостей наговорил. А как Вы тогда объяснте то, что Суликовский и Захаров, нчальник и его заместитель ушли на Запад. То, что они сбежвли это естественно. Их кроме расстрела ничего не ждало. А как насчёт Мельникова и Подтынного, да и Кулешёва? Почему они остались? Даже если Мельников был алкаголик и дурак, Подтынный был крайне находчивым. Почему он остался? Даже с Украины не уехал? Насчёт бегства Суликовского на Запад, я исхожу из статьи Зорина (его руки в крови). Статья очень интересная. Там Зорин описывает географические места. Если эти места вывести на карту Австрии, то там появляется ряд других наименований, которые использовали на Западе. Так вот, то, что там происходило в 1946 году, было очень долго засекречено Англичанами, одного историка занимающегося этим вопросом засудили на миллионы и он потерял всё к старости лет. Бывших советских военнопленных в местах описываемых Зориным там скорее всего не было, поэтому от кого узнали о Суликовском на Западе, это отдельный и интересный вопрос. Там скорее всего была мясорубка, такая, что на Австрийском инете никаких упоминаний этих мест и событий я не нашел. Эти события намекают на советское военное преступлоение крупных масштабов о котором успешно умолчали. Эта статья была написана в 1968 году Советским жкрналистом в Советской газете для читетелей за рубежем. Если это статья не аккуратна и ложь, как и почему Советский журналист смог написать о событиях которые ещё тогда были засекречены в Англии, отрицались в Австрии и скорее всего была государственной тайной в СССР? И если Суликовского там не было, то зачем?

Olga: НNikolai пишет: Так вот, то, что там происходило в 1946 году, было очень долго засекречено Англичанами, одного историка занимающегося этим вопросом засудили на миллионы и он потерял всё к старости лет Вы скорее всего имеете в виду Николая Толстого, потомка писателя. Был громкий процесс, касавшийся обвинений Толстым агличан в насильственной депортации советских граждан назад в Россию. Ему присудили миллионный штраф. Толстой аппеллировал в Европейский суд по правам человека и выиграл. А члены моей семьи рассказывали, что когда союзники насильно отправляли людей назад в Россию, народ боялся сталинского режима до такой степени, что парни прыгали на ходу с поездов, чтобы только остаться.

Старый Игорь: Николай, хочу чтобы вы знали моё мнение по поводу Соликовского и Захарова. Так вот я считаю, что Соликовского поймали и расстреляли без суда и, возможно, и следствия. Объясню почему я так думаю. Мы все знаем куда и кто повёз архив полиции. Фактически это был не архив. В архив сдают старые дела. А полиция продолжала работать даже в соседнем городе, причём в надежде на третье уже возвращение. Но вслед за материалами и прочими бумагами полиции должны были поехать и ВСЕ служащие полиции. Причём организованно и колонной. Вспомните уход с этой колонной Михаила Ивановича Левашёва и, должен сказать вместе с лошадью забрали в эту колонну и одного из моих родственников. Никакого панического бегства полиции из города НЕБЫЛО! Именно поэтому Кулешов заранее спрятался в Шевырёвке, чтобы не ехать в этой колонне с полицаями. Он наивно надеялся на то, что он, вроде ничего страшного не совершил и у него есть надежда на определённую снисходительность. Но, совсем скоро наступление Красной армии захлебнулось. Но нам не сообщают никаких сведений о дальнейшей службе такой значимой, властной и корыстной натуры, как Соликовский. Если бы был открытый или вообще, суд над Соликовским и Захаровым, то героический пузырь Молодой Гвардии лопнул бы с большим шумом. Этого никто не мог допустить. И в то же время такая одиозная личность, как Орлов, на счету которого немеряно преступлений, избегает смертной казни! Почему? Я думаю, что подавляющему количеству полицаев была сохранена жизнь в обмен на подтверждение тех или иных эпизодов героической деятельности подполья. Кулешова вербовали для провоцирования некоторых краснодонцев, Орлов свидетельствовал о главарях полиции, которые якобы убежали в Европу, один подтверждает сожжение архива, другой подтверждает поджёг биржи, третий свидетельствует о освобождении военнопленных, четвёртый рассказывает об массовости вывешиваний флагов и так далее и тому подобное. Каждый выторговывал себе жизнь. Но, куда подевался Соликовский - все как воды в рот набрали. Видимо говорить о его судьбе было смертельно опасно. Поэтому мы до сих пор не видим ни одного документа допросов полицаев, в котором был бы вопрос о местонахождении Соликовского и Захарова.

Галина: Старый Игорь пишет: Если бы был открытый или вообще, суд над Соликовским и Захаровым, то героический пузырь Молодой Гвардии лопнул бы с большим шумом. Так ЗА ЧТО же тогда Соликовский с Захаровым казнили 49 комсомольцев в шурфе шахты №5?



полная версия страницы