Форум » Враги » Геннадий Почепцов » Ответить

Геннадий Почепцов

Irina: Был обвинен в предательстве МГ и расстрелян. Вроде он написал донос 24 декабря. Но потом писали, что он испугался арестов Мошкова, Земнухова и Третьякевича и поэтому написал заявление. Но ведь они были арестованы 1 января.

Ответов - 213, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

DmitryScherbinin: Вот отрывок из книги А.Ф. Гордеева "Подвиг во имя жизни", в котором подробной рассказывается о предательстве Почепцова: "Утром 1-го января 1943 г. Почепцов увидел, как к дому Мошковых, живших по соседству, подъехали сани с немцам и полицаями, которые нашли какой-то мешок и увезли Евгения. Днем молодогвардеец Д.Фомин сообщил ему об аресте В.Третьякевича и И.Земнухова, который пошел в полицию выручать товарищей и был задержан и, будучи трусливым, неуверенным в себе и товарищах, Почепцов решил, что полиция напала на след "Молота". Он стал настойчиво вспоминать каждый шаг своей жизни после вступления в партизанский отряд... 6 октября 1942 г. он был принят в первомайскую группу, которую возглавлял сначала Б.Главан, а затем А.Попов. Стал участником отряда, Почепцов выполняет задания штаба: собирает оружие, распространяет листовки, участвует в хищении новогодних подарков, 20 ноября вместе с членом группы Д.Фоминым он расклеивает антифашисткие листовки в районе шахты N1-бис. По словам И.Туркенича, Почепцов был якобы инициативным и ему подпольщики доверяли. Тем не менее, как явствует из документов, инициативы и особой активности он не проявлял. В его действиях заметно прослеживается какое- то скрытое желание избежать ответственности и риска. Юноша не сумел сделать и вывесить красный флаг на шахте N1-бис в канун 25-й годовщины Великого Октября, хотя Главан заранее передал ему реактив, необходимый для покраски материи. Не удалось ему принять и партизанскую присягу. В день ее приема, 15 декабря, Почепцов (без предупреждения руководства отряда) выехал в станицу Гундоровскую за продуктами, где и пробыл два дня. Не выполнил "молодогвардеец" и установку штаба о неразглашении тайны подполья и соблюдения его участниками строгой конспирации. Когда его родители поинтересовались причинами нередкого отсутствия сына вечерами и секретными беседами с Фоминым и Поповым, он рассказал им, что является членом подполья. Вспоминая об этом факте, Почепцов 17 июня 1943 г., во время очной ставки с отчимом В.Г.Громовым, заявил: "О своей принадлежности к подпольной молодежной организации Громову я рассказал после октябрьских праздников, то есть в середине ноября 1942 г. В нашем доме был разговор о том, что на октябрьские праздники были вывешены красные флаги и листовки. Я сказал Громову, что это работа наших ребят, а после этого рассказал ему, что состою в подпольной молодежной организации. Кто входит в ее состав, ее структуру и так далее я не рассказывал, и Громов у меня об этом не спрашивал. Несколько позже я назвал ему участников нашей организации - Фомина Демьяна и Попова Анатолия, которые часто ходили ко мне". Необходимо заметить, что родители многих молодогвардейцев (Л.Андросовой, Г.Арутюнянца, В.Жданова, О.Кошевого, А.Николаева, В.Осьмухина, В.Петрова, В.Третьякевича и других) не только знали о подпольной деятельности своих сыновей и дочерей, но и всячески помогали им в оборудовании типографии, хранении оружия, радиоприемников, сборе медикаментов, перевязочных материалов, изготовлении листовок, красных флагов и тому подобном. И можно было бы понять юношескую доверчивость Почепцова, который впервые приобщился к подпольной работе во вражьем тылу и, видимо, гордился отвагой и находчивостью своих товарищей по подполью. Но его отчим являлся тайным агентом краснодонской полиции. Некоторые современные исследователи, увлеченные идеей реабилитации репрессированных в годы Советской власти, пытаются отрицать сотрудничество Громова с немецкими карательными службами и делают его мучеником НКВД. Но так ли это? До немецко-фашистской оккупации Краснодона В.Г. Громов работал начальником вентиляционной службы шахты N1-бис. В связи с возникшей угрозой захвата города вражескими войсками он с группой горняков района эвакуируется на восток страны и попадает в окружение. Некоторое время находится в концлагере для так называемых "перемещенных лиц". Вскоре, при перегоне колонны узников численностью до 3 тыс. военнопленных и гражданских на сборный пункт, он бежит и пробирается в Краснодон. Прибыв в город, устаивается крепильщиков на шахте N1-бис дирекциона N10. 9 октября 1942 г. Громов, после очередной беседы с заместителем начальника районной полиции Захаровым, дал согласие на сотрудничество с карателями. "Я, Громов Василий Григорьевич, - писал он, - даю настоящую подписку Сорокинской полиции в том, что я обязуюсь выявлять и сообщать полиции партизан, коммунистов, уклоняющихся от регистрации и живущих на нелегальном положении, антифашистов, ракетчиков и других лиц, ведущих враждебную немцам деятельность. В целях конспирации все свои донесения буду подписывать кличкой "Ванюша". Спустя некоторое время, Громов представил полиции список на 16 человек, принимавших участие шахты N1-бис при отступлении частей Красной Армии из Краснодона, и донес на уклонившихся от регистрации коммунистов Емельянова, Левкина и Труханова, которые незамедлительно были арестованы и отправлены в Германию. В ноябре 1942 г. Захаров получил сообщение об участниках истребительного батальона, оставшихся в городе по заданию советского военного командования. Эти люди, в том числе Винокуров и Паченков, были схвачены по подозрению в вышивании красных флагов на школе имени Ворошилова и других объектах Краснодона в ночь с 6 на 7 ноября. По доносу "Ванюши" как саботажники были арестованы и расстреляны коммунисты В.Артемов, М.Дымченко и К.Фомин. Всего по доносам Громова за период с октября 1942 г. по январь 1943 г. в Краснодоне и его пригородах было арестовано 34 человека (партизаны, бойцы истребительного батальона, партийные и советские активисты). Большинство из них расстреляны, замучены в застенках жандармерии и полиции или вывезены в Германию. Судя по архивным документам, причастен Громов и к провалу отряда "Молот". Узнав об аресте его руководителей и не находя выхода из сложившейся ситуации, Почепцов обратился за советом к отчиму. Громов сразу же предложил пасынку немедленно сообщить полиции о подпольной организации. Это предательское напутствие Громов подтвердил на допросе 25 мая 1943 г.: "Я сказал ему, что его могут арестовать и, чтобы спасти свою жизнь, он должен написать заявление в полицию и выдать участников организации. Он меня и послушал". Следуя совету отчимы (по другим данным - требованиям и угрозам его), Почепцов написал заявление на имя главного инженера шахты N1-бис Д.М. Жукова. "Я нашел следы подпольной молодежной организации, - сообщал он. - Когда я узнал ее руководителей, я вам пишу заявление. Прошу прийти ко мне на квартиру, и я расскажу вам все подробно. Мой адрес: улица Чкалова, N12, ход 1, квартира Громова Василия Григорьевича, 20.12.42. Почепцов Геннадий". Под заявлением "молодогвардеец" поставил дату "20.12.42", намериваясь этим показать, что он собирался выдать "Молот" ещё до ареста некоторых его участников. Возникает вопрос: почему Почепцов обратился с заявлением к Жукову, а не к Захарову? Этот аспект предательства бывшего подпольщика не дискутировался в советской печати, хотя и представляет несомненный интерес. На наш взгляд, такая реакция не случайна. Дело в том, что юноша не знал о сотрудничестве отчима с Захаровым, а обращаться непосредственно в полицию было уже поздно, поскольку руководители организации были арестованы и его самого могли арестовать как подпольщика. Семья Жукова, как выясняется, жила по соседству с Громовым, и Почепцов лично знал его как начальника, который открыто, во весь голос восхвалял фашизм, оккупантов, призывал краснодонцев всячески поддерживать "новый порядок" и, разумеется, пользовался большим доверием немецкого командования. Это давало основание предателю рассчитывать на соседа-коллаборациониста как на весьма "надежного человека". "Я решил подать заявление через Жукова, - показал Почепцов на заседании Военного трибунала войск НКВД, - думая, что он заявление не передаст в полицию или передаст позже, и когда я буду арестован, то буду иметь оправдание, что я подавал заявление". 3-го января 1943 г. Почепцов был вызван в полицию и допрошен сначала Соликовским, а затем следователями Дидыком и Кулешовым. Информатор подтвердил авторство заявителя и свою принадлежность к подпольной комсомольской организации, действующей в Краснодоне, назвал цели и задачи деятельности подполья, указал место хранения оружия и боеприпасов, спрятанных в гундоровской шахте N18. Как показал Кулешов на допросе 15 марта 1943 г., "Почепцов рассказал, что он действительно состоит членом подпольной комсомольской организации, существующей в Краснодоне и его окрестностях. Он назвал руководителей этой организации, вернее, городского штаба, а именно: Третьякевича, Лукашова, Земнухова, Сафонова, Кошевого. Руководителем общегородской организации Почепцов назвал Третьякевича. Сам он состоял в Первомайской организации, руководителем которой был Попов Анатолий, а до этого Главан". Получив сведения о молодежном подполье, Соликовский отдал распоряжение срочно сформировать оперативные полицейские группы и начать аресты. Утром 5-го января Почепцов был снова доставлен в полицию и допрошен. В этот же день ему были устроены очные ставки с Мошковым и Поповым, допросы которых сопровождались зверскими избиениями и жестокими пытками. Почепцов подтвердил свои предыдущие показания и назвал всех известных ему членов организации. Как показал арестованный в 1959 г. бывший заместитель начальника краснодонской полиции В.Подтынный, по доносу и показаниям Почепцова с 5 по 11 января 1943 г. было арестовано большинство молодогвардейцев. Сам же предатель был выпущен на свободу и арестам не подвергался вплоть до освобождения Краснодона советскими войсками. Таким образом, тех сведений конспиративного характера, которыми располагал Почепцов и которые стали известны полиции, оказалось вполне достаточно, чтобы ликвидировать комсомольско-молодежное подполье."

Irina: Вряд ли Почепцов мог знать большинство членов МГ, скоре всего человек 5-7, не больше. И почему он состоял в Первомайской группе, он ведь не там проживал, а объединялись они по месту жительства. В книге сказано, что он сказал отчиму, что состоит в организации сразу после Октябрьских праздников, т.е. в примерно 8-9 ноября, а заявление его датитровано 20 декабря. И что, Громов знал и помалкивал больше месяца? А как узнали, что Громов был тайным агентом, ведь это секретные сведения и об этом могли знать скорее всего только Захаров и Соликовский, которые так и не были задержаны.

vital: Василий Левашов отстаивал версию, что предателей в организации не было и что они погорели по глупости и неопытности. Получается, что он не считал Почепцова предателем, или как?

muslimochka: Ну если вдуматься, то действительно не мог Почепцов знать всех... Максимум - первомайскую группу.

Аня: Вот что написала в своих воспоминаниях Л.В. Попова, сестра Анатолия Попова - "Толпятся матери у сколоченной из досок будки, в окошечко которой полицейский принимает передачи. Какая-то женщина протягивает туда сверток, полицейский разворачивает салфетку - там белая булка и колбаса. Кто сейчас такое может иметь? Слышу: - Почепцову Геннадию передайте. Но полицейский возвращает сверток. - Он сам сейчас выйдет. Прошел по матерям шепот: «Выйдет Почепцов, может, и наших детей выпустят?..» Он действительно скоро вышел. Мать подхватила его под руку, и они почти побежали. - Геннадий! А как же ребята? Остановись! Подожди! Расскажи! - кричала ему вдогонку мама. Она споткнулась, упала, разбила колено. Горько заплакала. Я подняла ее. Почепцов ни разу не обернулся." Я вот подумала - а может просто мать выкупила Почепцова? Она для Краснодона была довольно состоятельная женщина, хорошая портниха. Сунула к примеру им золотишко в обмен на сына. А им наверное в принципе без разницы - одним подозреваемым больше, одним меньше.

Наталья Захарова: А я слышала, что мать Почепцова, когда узнала в чем обвиняется ее сын, отказалась от него, отреклась. На глаза людям ей стыдно было появляться.

Аня: Наталья Захарова пишет: А я слышала, что мать Почепцова, когда узнала в чем обвиняется ее сын, отказалась от него, отреклась. На глаза людям ей стыдно было появляться. Я читала, что вроде как она даже ходила в милицию или НКВД и просила у них оружие, чтобы собственноручно застрелить мужа и сына. Но мне почему-то в это не верится. Даже если его считали предателем она ведь мать в первую очередь.

vital: Если я не ошибаюсь по делу МГ было арестовано больше молодежи, чем казнено. Видимо, часть выпустили. И как они могли при таких методах допроса (я имею ввиду зверские пытки) определить кто виновный, а кто нет. Ведь что хочешь скажешь если к примеру тебе запустят иглы по ногти, даже если и не член МГ.

Николай: Я думаю, что выпускать или казнить зависело от того, пытали или нет. В карательных отрядах уже после войны по показаниям очесидцев было замечено правило - если человеа раздевали и начинали пытать так, что его потом стыдно было показать в обществе - отрезанные уши, следы от побоев и пыток, это предрешало судьбу несчатсных независемо от установления вины. Поэтому я думаю, что все комсомольцы арестованные и подвергнутые насилию были потом зверски убиты.

Аня: Да, похоже, что все, кто подвергался пыткам, были казнены. Но это не означает, что все они были членами МГ. И как в полиции определяли кого можно пытать, а кого нет. Более-менее понятна ситуация с Лядской, но ведь и других выпускали, загребли вначале очень много.

Николай: На эту тему, как люди попадали под пытки, посмотрите мой комментарий а Гостевой, №210 от 22.02.2008

Аня: Николай пишет: На эту тему, как люди попадали под пытки, посмотрите мой комментарий а Гостевой, №210 от 22.02.2008 В этом комментарии ничего не говорится как полиция и немцы определяли кого можно пытать, а кого выпустить. Может, в другом комментарии вы писали?

Николай: Действительно, номер комментария меняется, надо смотреть на число под комментарием, но вот, что там было написано: У подростка было прмерно 30-75 секунд, что-бы полиция решила является человек подпольщиком или нет. Тут есть две ошибочные концепции в оценке происходящих событий - первая, это то, что полиция хватала всю просоветски настроенную молодёжь, как показывает кто был арестован а кто нет, полиция хватала выборочно, вторая ошибка, это считать, что если бы кто-то начинал выдавать, то их бы перестали пытать. Насилие и жестокость были нечто большим и следствие являлось прикрытием жестокости. По меньшей мере палачи срывали зло за свой собственный страх и починение немцам, но Я ухожу от темы. У подозреваемого могло быть только две реакции - "Я тут не причём! Я ничего не знаю" Страх, и ответы на вопросов следователя. Вторая реакция, это участие и симпатия к подпольщикам, презрение к полиции, и желание их утаить. На основе того, как себя вёл человек (обычно молодой, в общении со следсвенными органами не опытный) складываалась судьбы подозреваемого. После первого разговора принималось решение - пытать или нет. И вторая реакция воспринималось как признак вины. С того момента, когда человека (буквально) раздевали, ка Молодогвардейца, обратно пути не было. Применение пыток становилось признаком вины. Даже если бы кто то начинал говорить всё что знает после первого удара, от него уже требовали признания вины и может ведений, которых он не имел и не мог иметь. Я думаю, что определённая часть Комсомолцев погибла за то, что симпатизировала подпольикам. Поведи себя Вырикова и другие, то есть прикидываться, что они не знают, и тогда они бы оказались в списках погибшых подпольщиц.

Аня: Николай пишет: Поведи себя Вырикова и другие, то есть прикидываться, что они не знают, и тогда они бы оказались в списках погибшых подпольщиц. Не поняла. А что Вырикова могла знать, если она не была членом МГ?

Николай: Вырикова могла знать, кто из её друзей был наиболее активен в Краснодонской комсомольской организации до войны и аккупации, кто остался Комсомольцем после оккупации, кто скорее всего мог оставаться активным в подполье. Как в любой охоте на ведьм, тут главное имена подозреваемых - чем больше имён, тем более видимость эффективности "следствия".

Аня: Но вы же сами писали - Николай пишет: Тут есть две ошибочные концепции в оценке происходящих событий - первая, это то, что полиция хватала всю просоветски настроенную молодёжь, как показывает кто был арестован а кто нет, полиция хватала выборочно А Вырикова, не состоящая в МГ, могла знать только просоветски настроенную молодежь, активных комсомольцев. Но этого в Краснодоне не мог знать только ленивый. Ведь город совсем маленький, в Краснодоне было всего две или три средних школы. Так что местные, работавшие в полиции и городской управе, активных комсомольцев знали и без Выриковой.

Николай: Какое-то следствие было. Вырикова была оплачиваемой сотрудницей комсомольской организации. Она не могла быть не интересна, как свидетель. Потом нет чёткой линии, где расследование кончается и начинается репрессия. Насчёт полиции, врят ли полицейские которые не учились в Краснодоне могли знать кто есть кто в школьной комсомольской организации.

Наталья Захарова: Николай пишет: Вырикова была оплачиваемой сотрудницей комсомольской По-моему, в мирное время Вырикова была ОЧЕНЬ активной комсомолкой, нет?

Николай: Дело в том, что любые репрессии, это сложный социальный процесс. Радиоктивное излучение может ионизиовать молекулы и поменять структуру живых клеток, вызывая лучевую болезнь или рак. Люди существуют в социальной среде, как рыба в воде, и если человек не социолог, они плохо осознаёт, что его социальная среда фильтрует и формирует его восприятие событий. Есть понятие, как поведение организации. То есть, коллективы с большим количетвом людей проявляют признаки закономерного поведения, которые толлько сейчас начинают изучать социальные учёные. Какое это имеет отношение к Краснодонской трагедии? У местной Краснодонской полиции были сложные отношения с немецкой администрацией города, с немецким аппаратом безопасности, и с местным населением. Эти взаимоотношения вырабатывали определённые тормозящие механизмы на действия полиции и на желания полицейских. Соликовский может хотел всех поставить к стенке, но не мог. Лютикова немцы не трогали пока не загремел Мошков, который получил директорство над клубом благодоря протекции и влиянию Лютикова. Не потому, что немецкие власти не знали. чи не подозревали Лютикова, а потому, что после разграбления машины отнршения между полицией, населением и немцами изменились. Заметьте, что в связи с кражей подаров не перехватали всех состоящих в клубе имени Горького, а только тех, кто имел отношение к краже подарков. В Краснодоне были две или три волны арестов. Первая была связана с разграблением машины. Последующая волна арестов имела характер облавы. Тут не ясно хватали они активных членов подпольной оганизации или просто комсомольцев котррые знали и общались с комсомольскими активистами. Что бросилось в глаза, это то, что все члены Первомайской группы были казнены одним числом - 16 Января, то есть полиция знала, что имеет дело с отдельной группой. Социология суб- культур считает, что в каждой тусовке есть сердцевина членов вожаков, которые полностью посвещены тусовке, задают ей тон, эти люди ассоциируются с тусовкой (суб культурой) и у них сожжены мосты с основным потоком жизни. Вокруг них собираются активные члены тусовки и от них кругами расходятся всё менее и менее активные в иусовке личности. На каком-то этапе полиция перестала расследовать тех, кто имел какое то отншение к краже подарков и начало выискивать членов "Подпольной Организации" и эти действия полиции начали иметь характер облавы или репрессии. Очевидно, что наиболее активные и инициативные Краснодонские Комсомольцы попали в эту сеть. Вопрос в том, до какого круга дошли аресты - взяли тлько активных, активных и полу-активных, тех кого знали активные, или просто про-советскую молодёжь. У Громовой была подруга, которя не была арестована и которую Громова хлестнула рохой по руке когда она ожидала своего ареста. Вопрос в такой - полиция не тронула эту девушку потому, что она не была в подпольной организации? Потому, что на допросах никто полиции не назвал её имя? Или потому, что она не состояла в Комсомоле? Или отношения между ней и Громовой строились за счёт того, кто состоял в партийной организации и отношения между ними были - командующий и подчинённый и это было известно полиции и влияло на то, кого полиция брала а кого нет? Даже в самом беспредельном геноциде всегда есть критерии по которому отбираются жертвы на убой. Пример того, как Лютиков устроил Пегливанову в Клуб имени Горького говорит о том, что в Краснодоне была подпольная Советская организация, которая по всей видимости целиком погибла в репрессиях после ограбления машины. Вопрос в том, кого ещё Соликвский и Ко репрессировали кроме руководителей, которых было гораздо меньше, чем жертв.

Николай: О довоенной деятельности Выриковой я ничего не знаю.



полная версия страницы