Форум » Враги » Зинаида Вырикова и Ольга Лядская » Ответить

Зинаида Вырикова и Ольга Лядская

Ninelle: Прочитала про них все, что нашла. По моему мнению, может они и не были предательницами, но уважения все равно не вызывают. Особенно Вырикова, которая во время окуппации "сидела тихо, как мышь, носа на улицу боялась высунуть" (примерно так она сама пишет). А еще интересно - почему ни одна, ни другая после освобождения из лагерей не сменили фамилии? Вот сын Соликовского сменил, хотя он всего только сын. А Вырикова и Лядская продолжали жить под своими фамилиями. Непонятно. Это же им проблем добавляло только.

Ответов - 245, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Лера Григ: Лилю и Тоню перепутали, скорее всего, из-за невнимательности. А Третьякевича обвинили после показаний Кулешова. (по этому поводу высказалась уже в теме о Третьякевиче).

Любовь: Вроде на нашем сайте проскользнула информация, что Виктор до войны привлёк Кулешова к административной ответственности, кажется, за нерадивую работу. А Кулешов на него зло затаил. Не здесь ли разгадка?

Лера Григ: Люба, ничего из Вами написанного не буду ни опровегать, ни подтверждать, т.к. нигде ничего такого не слышала. Напишу только, что Виктор до войны ещё учился, был школьником. Возраста Кулешёва не знаю, но думаю, что он несколько старше Виктора. Кулешёв, по-моему, не местный, а значит до оккупации встречаться они не могли. Кулешёв был военнопленный у немцев, видимо, чтоб избежать наказания, он пошёл к ним на услужение. В Краснодоне его знают только как следователя гестапо. Возможно, что я что-то и путаю, конкретики точно сказать не могу. Но вряд ли Третьякевич Виктор и Кулешёв ранее где-то встречались. Хотя, не исключено, что родственники (отец или братья) могли Кулешёва за что-то ранее привлечь. Но опять же это бездоказательно. А может Кулешёв просто хотел отомстить парню за стойкость при допросах?!

Алена: Полностью согласна с Соколом и его аргументами. Ромашка, думаю, у вас доброе и открытое сердце, но юношеский максимализм захлестывает через край. Ведь, действительно, не факт, что Фадеев застрелился из-за романа и по большому счету, нельзя осуждать Лядскую и Вырикову, что бездействовали, не в пример МГ. Люди все разные: кто-то рвется в бой, кто-то нет. Другой вопрос - насколько человек остается порядочным в экстремальной ситуации. Насколько я знаю, доносов они не писали. И что фамилий потом не меняли, только доказывает то, что знали они, что не виновны.

Алена: Ирина, хочу заметить:Irina пишет: Ну как Лядская и Вырикова могли выдать МГ, если они в ней не состояли? , абсолютно ничего не хочу сказать про Вырикову и Лядскую, но для выдачи совсем не обязательно быть членом МГ, достаточно просто обладать каким-то знанием об организации, что-то где-то услышать, пусть даже случайно, пусть даже свое додумать(доносы конца 30-х , да и доносы вообще.)Вообщем, как говорится, было бы желание...

Аня: Алена пишет: абсолютно ничего не хочу сказать про Вырикову и Лядскую, но для выдачи совсем не обязательно быть членом МГ, достаточно просто обладать каким-то знанием об организации, что-то где-то услышать, пусть даже случайно, пусть даже свое додумать По таким признакам чуть ни каждый второй житель Краснодона тянет на предателя, тем более что Краснодон был маленьким городком, там проживало около 23 тыс. жителей, многие знали друг друга.

Алена: Повторюсь: совсем необязательно состоять в организации, чтобы написать донос. При чем здесь все население Краснодона?

Елизавета: Sokol, если вы решили, что я считаю, что Фадеев был прав, написав в романе настоящие фамилии девушек, то это не так. Я просто упираю на то, что Фадеев, как писатель и человек мог заблуждаться. Обвинять его в том, что он был непорядочным, и бесчеловечным я бы не стала. Личность Фадеева в истории СССР, а в особенности советской литературы очень неоднозначная. Вся жизнь Фадеева это трагедия по большому счету. Он многие годы находился в доверительных отношениях со Сталиным, вместе с ним определял литературную политику. А предателей и врагов народа, искали не только в 30-х, но и во время войны и, конечно же, после неё. Писав роман « Молодая гвардия» Фадеев собирал материал «по горячим следам». Тогда рождались самые разные варианты того, кто мог способствовать провалу «Молодой Гвардии». Есть вероятность того, что кто-то оболгал Вырикову и Лядскую и сделал это так искусно, что сумел ввести в заблуждение комиссию по расследованию гибели молодогвардейцев. А уж комиссиям не доверять было тогда почти невозможно. Фадеев писал художественное произведение такого масштаба, что не мог не знать, что роман будут рассматривать, как хронику событий и старался использовать всю полученную информацию, из источников которым он доверял и считал их сведения достоверными. Роман писался в то время, когда ещё шла война, и ужасы её стояли у всех перед глазами. С предателями никто не церемонился, и их всюду обличали, судили и наказывали. Повторюсь в который раз, видимо так умело для Фадеева преподнесли информацию о предательстве этих несчастных девиц, что Фадеев решил ввести их в роман под подлинными именами. 13 мая 1956 года Александр Фадеев оборвал свою жизнь. Застрелился. В предсмертном письме ЦК партии он написал жестко о Сталине, назвав его сатрапом. Но заметил: “Тот хоть был образован, а эти – невежды”. Три года, с 1953 по 1956, он прорывался к Хрущеву, Суслову, Маленкову, но не был принят ими. Личные неурядицы – все это привело Фадеева к отчаянию, духовному кризису… Медицинская комиссия, назначенная тогда правительством, заявила, что эта трагедия случилась в результате расстройства нервной системы из-за хронического алкоголизма. Только в 1990 было опубликовано предсмертное письмо Фадеева: "Не вижу возможности жить дальше, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии и теперь уже не может быть поправлено. Лучшие кадры литературы... физически истреблены или погибли... лучшие люди литературы умерли в преждевременном возрасте... Жизнь моя как писателя теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивались подлость, ложь и клевета, ухожу из этой жизни".

Аня: Фадеев в своей предсмертной записке обвинил других в подлости, лжи и клевете. А сам почему-то забыл покаяться.

Марина: Улановская Н. М., Улановская М. А. История одной семьи. - СПб. : Инапресс, 2003. – 461 с. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/auth_pages.xtmpl?Key=21007&page=266 "...В начале 1956 года нас с Идой вызвали вдвоём на этап. Была зима, меня прогнали со слюды за плохую производительность, и начальник фабрики сказал, что мне не видать больше этой лёгкой работы. С тоской думала я, что придётся всю зиму провести на морозе. Я пилила дрова в хоззоне. Напарницей моей одно время была Ольга Ляцкая, прототип известного персонажа из романа Фадеева «Молодая гвардия», тоже приехавшая из Кенгира. Судьба этой женщины в лагере была ужасной. Она отсиживала обычную десятку, как многие, получившие срок за оккупацию, когда вышел роман Фадеева. Я проходила в школе, что положено об этой книге, а живой человек расплачивался за прихоти фантазии автора. Ей дали новый срок. В лагере её травили уголовницы, конвоиры грозились пристрелить. Смелая украинка Оксана менялась с Ольгой бушлатом, чтобы отвлечь от неё внимание. Почему именно её так преследовали? Ведь столько женщин было, осуждённых на огромные сроки: казалось, естественно предположить, что кого-то сажали и за дело. Что в действительности случилось с Ольгой, я не знаю. Была она скрытной, много горечи в ней накопилось. Тот факт, что в 1956 году она вернулась в родной Краснодон, говорит сам за себя. Но и дома жизни не было, пришлось куда-то уехать..."* * Прим. 2001: О дальнейшей судьбе Ольги, о муже, с которым она обвенчалась во время восстания в Кенгире, об их дочери и о других обитателях нашей трассы написали мне деятели Иркутского отделения «Мемориала», чудесные люди, Н.В.Янковская и Л.С.Мухин. От имени тех, кто о себе не рассказал, и от своего имени – спасибо им за их благородный труд! Один из результатов их труда – сборник «Озерлаг: как это было. Иркутск: Восточно-Сибирское кн. Изд-во, 1992. 462 с., куда вошёл отрывок из этих воспоминаний. Ещё в одной – французской - книге появился отрывок из этих воспоминаний: Ozerlag, 1937-1964; le systeme du Gulag: traces perdues, memoires reveillees d`un camp stalinien / dirige par Alain Brossat, en collaboration avec S.Combe et L.Moukhine. Paris : Editions Autrement, 1991. 251 p. (Serie Memoires ; no.11).

Марина: А вот здесь воспоминания мужа Ольги Лядской Ференца Варкони о восстании в Кенгире, а также дочери Елены Бондаренко (их я ниже поместила): http://www.golubinski.ru/history/ferenz.htm ОТЕЦ СКАЗАЛ МАМЕ: "Я ХОЧУ, ЧТОБЫ МЫ БЫЛИ ВМЕСТЕ НА НЕБЕСАХ". ИХ ОБВЕНЧАЛ В ЛАГЕРЕ СВЯЩЕННИК-ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЙ", -- рассказывает народный депутат, заместитель председателя Народного Руха Украины Елена Бондаренко http://www.facts.kiev.ua/Dec2000/0112/10.htm "...10 лет назад в Москве было пересмотрено так называемое дело Лядской. Ольгу Александровну Лядскую (Бондаренко), названную в "Молодой гвардии" Фадеева "изменницей", полностью реабилитировали -- за отсутствием состава преступления. Сфабрикованное дело стоило Ольге Александровне 13 лет лишения свободы. В лагере особого режима Кингир она встретила свою судьбу - заключенного Ференца Варкони. Они были вместе только 40 дней. Но продолжали любить друг друга всю жизнь. Дочь бывших политзаключенных - народный депутат Елена Федоровна Бондаренко считает, что всю ее жизнь и судьбу определила история любви отца и матери. "В моем свидетельстве о рождении в графе "отец" стоял прочерк" Мамой и папой Леночка сначала называла бабушку с дедушкой. Они увезли чуть живую девятимесячную кроху из сибирского спецлагеря в село на Луганщине. Выхаживали и оберегали, как могли, от людских пересудов. Лена смутно догадывалась, что с ней что-то НЕ ТАК. Но в чем дело, тогда не знала. И мама -- настоящая мама -- ассоциировалась у нее не со страшной 58-й статьей и ужасами лагерей, а... с праздником. -- "Мама приехала!" -- это означало для меня праздник, -- вспоминает Елена Федоровна. -- И дело было не в гостинцах, а в самом ее приезде, освещающем мою жизнь. Помню, как мы выходили с ней на огород, задирали голову вверх, и она показывала мне созвездия на небе... Зимой, перед Новым годом, она обязательно появлялась с елкой. Несла ее на себе в метель, по снегу, Бог весть сколько прошагав по шпалам -- полустанка возле нас тогда не было. И мы наряжали елочку при свечах. Электричество в нашем селе провели позже... Еще одно воспоминание из детства: мы с мамой лежим на топчанчике на веранде, и она тихонько мне поет. Потом уже я узнала, что в лагере она была солисткой - голос был чудесный. Да и внешность тоже. Когда в городе мы шли по улице, все мужчины ей вслед оглядывались. Мне, девочке, льстило, что у меня мама такая красавица, и я гордо брала ее под руку. - А мама на кого-нибудь заглядывалась? - Нет. Никогда... - Вы не сразу решились спросить о своем отце? - Мама впервые рассказала о нем, когда мы уже жили вместе в Луганске. Она забрала меня, как только получила однокомнатную "хрущевку". Мама работала маляром и училась на вечернем отделении машиностроительного института. И вот однажды в ее отсутствие я, хорошенько покопавшись в бумагах, нашла свое свидетельство о рождении. В графе "отец" стоял прочерк (сейчас, слава Богу, этого унизительного прочерка не ставят, графу заполняют со слов матери). "Кто он?" -- спросила я, когда мама вернулась домой. И она стала рассказывать. Она говорила о моем отце таким голосом, какого я никогда от нее не слышала. Так говорят... о Боге. В общем-то каждый ребенок, вырастающий без отца, рисует себе его образ. Какой - это уже от матери зависит. Мама, сознательно или нет, формировала у меня образ человека почти святого. И если меня кто-то обижал в детстве, да и позже, я всегда мысленно обращалась к отцу. И очень просила, чтобы он меня услышал. - Каким он вам виделся? - Мама показала его фотографию. Он стоял на фоне леса, в траве, выглядел так нездешне, не "по-советски": расстегнутый ворот рубашки, руки в карманах. Очень красивый. "Как артист", -- подумалось мне тогда. Он действительно похож на актера-прибалта Гуннара Цилинскиса. Но по национальности - венгр. В лагере его звали Федором. А он Ференц. Ференц Варкони. Мама часто говорила, что я на него похожа, и характер у меня такой же. Ну, насчет внешности, думаю, она преувеличивает. А характер... Да, я "взрывная". Загораюсь моментально (хотя и отхожу быстро). Мама забыть не может: отец за те 40 дней восстания в лагере умудрился закатить ей скандал, потому что... приревновал! "Мама чудом не попала под гусеницы танка" Кингирское восстание упоминает Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ". По его мнению, зачинщиками бунта были "бытовики"- рецидивисты. Но, по свидетельствам очевидцев (их приводит в своем документальном исследовании "Кингир-1954" украинская журналистка Галина Дацюк), восстание подняли политические заключенные. В Кингир - лагерь особо строгого режима (название ему дала одноименная река в Казахстане) свозили "врагов" со всего Союза, в том числе "самостийников", "националистов", "бандеровцев" и просто молодых девушек, которые, как потом горько иронизировал Василь Стус, виновны лишь в том, что были украинками. Обещанные амнистии после смерти Сталина коснулись главным образом уголовников, но не политзэков. И в мае 1954 года они решились на восстание. В клятве узников были такие слова: "Пусть нас погибнет 200, но двести первый таки будет счастлив!" Погибло, по разным данным, около 500 человек (точная цифра неизвестна), в том числе 200 женщин. Их... раздавили танками. На Западе первым об этой трагедии рассказал участник Кингирского восстания врач Ференц Варкони. - Отец был уверен, что погибнет - как участник восстания. Он сказал маме: "Я хочу, чтобы мы были вместе на небесах". Их обвенчал в лагере священник-политзаключенный. Вообще в те дни повенчались 70 пар. -- Мама рассказывала, как они познакомились с вашим отцом? -- Впервые они увиделись, когда мама чистила зону от снега. Отец передавал ей записки с признаниями в любви (как жаль, что не сохранились эти послания на обрывках оберточной бумаги!) Но быть вместе им довелось только на время восстания. Тогда заключенные разобрали стены между бараками мужской и женской зоны (из камней и кирпича восставшие сделали баррикады). Счастья моим родителям выпало лишь 40 дней. Недавно, на митинге памяти жертв репрессий в Ровно, ко мне подошла старенькая женщина: "Господи, мы же с вашей мамой вместе, взявшись за руки, перед танками стояли!" Когда на сороковой день восстания в лагерь ворвались советские танки, женщины вышли им навстречу - абсолютно безоружные! - и пели молитвы. Думали, что этим их остановят! Маму спас знакомый отца -- столкнул в яму, и она не попала под гусеницы... В тот день, 26 июня 1954 года, мои родители потеряли друг друга. Заключенных Кингира "растасовали" по разным лагерям. Маму с другими беременными женщинами отправили в Тайшет, а оттуда еще 20 километров, в мороз, гнали по этапу в спецлагерь. Правда, конвоир хороший попался. "Что, плохо тебе? -- спросил маму. - Ну присядь на сани, отдохни, только чтоб никто не видел". Когда мы еще жили вместе, часто бывало, что мама вдруг вскочит среди ночи и кричит. Я говорю: "Что, что с тобой?" А она: "Танки идут!" "Бесконечно смотрю я на твое фото, Леночка!" С 16 лет Лена начала разыскивать своего отца. Узнала адрес международного "Красного Креста" и, без маминого ведома, отправила туда письмо. Вскоре пришел ответ на русском языке: "...Не найден". Отправила второе, третье, четвертое письмо -- и всякий раз ответ был один. Теперь Елена Федоровна не без оснований считает, что такие письма, скорее всего, и не отсылались из СССР. Не исключено, что отвечали девочке в местном отделении КГБ -- там же, куда однажды вызвали ее маму, чтобы сообщить, что Ференц Варкони намерен приехать в Советский Союз... - Может, я бы и отчаялась найти отца, но однажды дома среди старых газетных вырезок и фотографий вдруг нашла... письма! Они были датированы началом 70-х годов. И написаны мелким очень красивым почерком на неправильном русском языке. Письма моего отца к маме... Сначала страстные, потом почтительные. И очень нежные, обращенные ко мне: "Дорогая моя Леночка!.. Со вчерашнего вечера бесконечно смотрю я на твое фото и хочу, чтобы ты тоже чувствовала это!" В последнем письме он обращается к маме с просьбой отдать меня ему. Он писал, что мне будет очень тяжело жить в этой стране, а он сможет устроить мою жизнь лучше. Маму вызвали в КГБ. Там, как оказалось, все время внимательно читали письма отца к маме, как и ее - к нему. Сообщили, что он намерен приехать в Советский Союз, чтобы повидаться с нами. Мама пришла домой и написала отцу, что она вышла замуж и просит ее больше не беспокоить. - Почему?! - Она интуитивно догадалась, что для него эта поездка может стать последней в жизни. Гораздо позже я узнала, что отец после войны работал на "антисоветской" "Венгерской волне" радио "Свободная Европа", позже жил в Германии. С большой вероятностью можно утверждать, что в войну он работал на английскую разведку и его "засекло" НКВД. А потом его, чудом оставшегося в живых после событий в лагере, обменяли на советского разведчика. Известно, что он, после освобождения в 1955 году как иностранный подданный, выехал в Западную Германию. В общем, для нашего КГБ он был бы просто находкой! Больше отец нам не писал. А мама так и не вышла замуж. Она осталась верна ему по сей день. - И не пыталась больше увидеться с ним? - Каким образом? За границей? Но ведь мама, как и я, была "невыездной"... Впервые я рассказала эту историю человеку, которому абсолютно доверяла, -- Вячеславу Максимовичу Чорноволу. В свое время люди крайне радикальных взглядов считали, что в Рухе должны быть только этнические украинцы. И вот говорю Вячеславу Максимовичу: так, мол, и так, получается, я только наполовину украинка, а наполовину венгерка... Он в ответ: "Так нужно искать вашего отца!" По его совету я связалась с венгерской организацией, аналогичной нашему "Мемориалу". Там отца помнили -- за правду о Кингире. Понемногу кое-что удалось узнать. А в этом году мне предложила помочь в поисках пани Слава Стецько, удивительно интеллигентная, мудрая женщина. Она вернулась из Германии и сказала: "Кажется, вашего отца уже нет". Тут же добавив: "Может, это неправда". Я так хочу увидеть его! Прекратилась ли его земная жизнь или нет, для меня он жив... В результате фальсификации истории "Молодой гвардии" пострадало около 200 человек Говорят, что только у любящих людей рождаются счастливые дети. Поначалу счастьем было уже то, что девочке, появившейся на свет в спецлагере, судьба не уготовила очередной казенный дом. С началом перестройки Елена Бондаренко ринулась, как с берега в речку, в политику. Стала членом Оргкомитета учредительного съезда Руха... - Скажите, мама не боялась за вас? - Очень боялась. Она учила меня, как пропитывать сахарным сиропом сухари -- чтобы они питательней были. А во время путча забрала у меня дома всю крамольную литературу -- Донцова, Бандеру, Винниченко и перетащила к себе. "Мне можно, - говорит. -- Я уже знаю, как ТАМ. А ты ж не знаешь!" Она долго не верила, что можно добиться справедливости. Я буквально заставила ее написать в Москву. Ее делом занимались Елена Боннэр и Сергей Аверинцев... Слава Богу, в 1990 году многих, в том числе и маму, проходивших по делу "Молодой гвардии", реабилитировали - за отсутствием состава преступления. Но не все до этого дожили. Как известно, первому предложили написать о "Молодой гвардии" Борису Горбатову. Он вернулся из Краснодона в Москву и сказал: "Я не смогу справиться с этой задачей". Тогда поехал Фадеев... В процессе переписывания романа появлялось все больше и больше потерпевших. Доцент Луганского пединститута, кандидат наук (и первый председатель Луганской организации НРУ) Юрий Козовский, изучая это дело, был просто шокирован: сколько пострадало людей в результате фальсификации истории "Молодой гвардии"! Около 200 человек... - Перед мамой извинились? - Извинились из Москвы, когда прислали сообщение о реабилитации. В Украине перед ней не извинялись. Но, я думаю, это не по-христиански -- требовать извинений. Самая большая сатисфакция - то, что в моей семье растет дочь Оля, ровесница независимости Украины. И она, так же как дети моих друзей-ровесников, уже не знает, что такое коммунистическая система. - Олю назвали в честь бабушки? - Да. Мне очень хотелось, чтобы у нее было мамино имя. Первого своего ребенка я назвала Анной в честь моей бабушки. Но девочка прожила только сутки... С Олечкой все, к счастью, обошлось. Ей, кстати, очень нравится ее имя. И потому, что она одна-единственная Ольга на весь класс. И потому, что бабушка - Оля. Когда они вместе, не поймешь, кто из них заразительней смеется: то ли моя мама, то ли дочь..." Ольга Лядская:

Люба Шерстюк: Марина, милая, СПАСИБО за такую драгоценность!

Марина: Бондаренко Елена Федоровна, дочь О. А. Лядской: http://economic-ua.com/peoples/12/359.html "Родилась 13 февраля 1955 года в г.Тайшет Иркутской области в семье врача. В 1994 году окончила факультет журналистики Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко, в 2000 году - юридический факультет КГУ. С 1986 по 1993 года работала диктором радио Луганского швейного объединения "Стиль", корреспондентом газети "Патріот Батьківщини". В 1989-1991 гг. заместитель председателя, с 1991 по 1993 год - председатель Луганской краевой организации ... " http://www.labyrinth.ru/content/card.asp?cardid=84504

Алена: Марина, спасибо за новую, интересную информацию. Но не все здесь так просто. Статья, написанная дочерью Лядской, несомненно документ, но документ, носящий субъективный характер. Например, Слава Стецько, о которой упоминает Бондаренко, вообще фигура неоднозначная, она была супругой и помощницей Ярослава Стецька - заместителя С. Бандеры, позднее возглавившего Первое правительство самостийной Украины уже в конце июня 1941г., когда Украина была оккупирована немцами, ярого националиста ( а для меня национализм и фашизм - слова-синонимы). Реабилитировали же Лядскую в 1990г., скорее всего, на волне всеобщего тогда реабилитанса. Не берусь, ничего не берусь утверждать, человека обвинить легче, чем потом отмыть, здесь важны доказательства и факты, но, как говорил Глеб Жеглов:"Наказания без вины не бывает". (И, Боже упаси, Вас подумать о массовых репрессиях 37 года, в данном случае я говорю лишь об этой, конкретной ситуации).

Марина: ...Недавно я наткнулась на статью, вот отрывок: «...Но есть и обратный случай, когда реальные фамилии перешли в литературу, и так повлияли на их носителей, что становится не до смеха. Жили-были Вырикова и Лядская – две девушки из Краснодона, где происходит действие романа Фадеева «Молодая гвардия». Когда советские войска освободили Краснодон, город обсуждал казнь юных подпольщиков. Кто-то обвинил Лядскую и Вырикову в предательстве... Рассказы, как водится, приукрашенные и многократно искаженные, достигли ушей высокого армейского начальства, попали в официальные бумаги – и все. Фадеев вывел их в романе предательницами, которые выдали всю организацию на мучительную смерть. Других, проверенных данных, у него не было, а фамилии Вырикова и Лядская показались ему очень подходящими для предательниц. У героев и фамилии должны быть героическими – Кошевой, Громова. А тут Лядская и Вырикова. Фадеев даже написал, что они были подругами, хотя они вообще не знали друг друга... Что же было на самом деле? Школьница Ольга Лядская была арестована фашистами по подозрению в участии в группе партизан. В полиции допрашивали ее, били, насиловали, а потом ее мать принесла бутылку самогона, и девчонку выпустили. Казалось бы, повезло. Но в 43 году ее забирает группа СМЕРШ: почему выпустили? Органам показалось это подозрительным. Несчастная девушка не смогла рассказать о том, что было, ее обвинили в предательстве и посадили. Доказательств было мало, и ее, может, еще и помиловали бы, или дали небольшой срок, но... вмешалась литература. В 46 году ее дело рассматривали снова, и решающим доводом ее вины было: даже в книге написано, что ты предательница! Три года допросов «в связи с новыми данными» (то есть романом Фадеева!), карцеры, голод. Морально сломленной, почти невменяемой от побоев девушке пообещали: подпиши это – и отпустим. «Это» оказалось признанием в измене Родине и пособничестве оккупантам. Приговор – 15 лет лагерей. Этапы, зона. И на зоне ее тоже ненавидели и плевали в лицо при всяком удобном случае... В 56 году Лядскую освободили, но клейма предательницы с нее не сняли, вся страна в школах изучала роман «Молодая гвардия», и все дети страны ненавидели Лядскую и Вырикову. Легким движением руки Фадеев зачеркнул их жизнь, но разве его волновали такие мелочи, когда роман и так чуть было не вызвал неудовольствие Сталина? Лядская писала ему, но он ей даже не ответил.Только в 1990 году Лядская была реабилитирована, но жизнь была уже загублена. В том же году она впервые познакомилась с Выриковой, которая прошла такой же страшный путь. Две старые женщины, у которых украли 50 лет жизни. Вот и скажите, что фамилии не влияют на судьбу.» http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-13106/ Статья перекликается с моей идеей, которая однажды родилась в моем юном мозгу. Когда я впервые читала роман, я неоднократно восхищалась Фадеевым: какие неприглядные фамилии он придумал предательницам! Только через 4 года я узнала, что это реальные люди с реальными именами. А может, Фадееву тоже эти фамилии показались неприглядными – вот он за них и зацепился?..

Люба Шерстюк: Несчастные дамы... я им очень сочувствую...

Алена: Марина, возражать не буду, не хочу, согласна с Вами абсолютно.

Дарья: Вот еще нашла про Лядскую. В принципе, почти то, что здесь уже было, но все же другая статья http://vostsibir.aif.ru/issues/470/13_01

Наталия: А когда они умерли? У Алены на сайте есть документы и за, и против них. Решать приходится самим, с чем согл.

гость: Они живы вроде бы.



полная версия страницы