Форум » История и фотографии Краснодона » Краснодон » Ответить

Краснодон

Наталия: Краснодон (до 1938 г.рудник Сорокино) возник в 1914г.на месте казачьего хутора Сорокино, когда на берегах р. Большая Каменка стали добывать уголь. Находится на юго-востоке Украины, в 8 км от границы с Россией. В 1938 г.в составе Ворошиловград., ныне Луганской обл.

Ответов - 464, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 All

Люба: Ща гляну...

Галина: Краснодон мы все же братские народы, Полностью с Вами согластна!!! обидно, что забывают о таких героях, как Молодогвардейцы. А в Краснодоне помнят? Хотелось бы верить в это....

Краснодон: Галина пишет: А в Краснодоне помнят? Хотелось бы верить в это.... За это обидней всего! Конечно же большая часть жителей (особено молодежь) слышали о существовании такой организации, но если быть честным, то нам уже забили мозги со своей правдой. На мой взгляд, хорошо когда есть герои. Молодежи есть на кого равняться, но к сожалению у нас в Украине появилось много региональных героев и историков...

Галина: Сегодня в Краснодоне День города!!!Слава Краснодону!!!Слава ветеранам войны и героям Молодой гвардии!!!!

Люба: Слава!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Tanaka: Отрывок из военных мемуаров. Р.Аронова. «Ночные ведьмы». Интересно, что здесь описан музей МГ, какой он был в 1965 году«Мы только у начала боевого пути полка. Впереди — еще вся война!.. При выезде из Волгограда напоминаем курс водителю: — На Краснодон! Этот город известен сейчас всему миру. Но в мае 1942 года, когда наш полк прилетел туда, он был неприметным районным городком Донбасса, а будущие молодогвардейцы — обыкновенными мальчишками и девчонками. В трех километрах от Краснодона находился еще менее приметный поселок Труд Горняка. У нас на карте он подчеркнут теперь жирной красной линией и около него стоит буква «Ф» — фронт. К вечеру добрались до Калача. Погрузились на паром и вот плывем по Дону на «Волге». Солнце уже зашло, но еще совсем светло. От реки веет прохладой. Приятно на воде после жаркого дня! 27 июля Вчера долго не могли выбрать место для стоянки — голая степь. Ехали до 11 часов вечера по ухабистой проселочной дороге. Наконец в поле зрения фар попало одинокое раскидистое дерево. Съехали. Кругом высокая, жесткая трава. Кое-как поужинали и легли спать все трое в машине. Нам у переправы один шофер сказал, что здесь в степи много змей. Мы с Руфой побоялись, как бы наш бессменный водитель не пострадал от них, и уговорили его лечь с нами в машине. Он нехотя согласился. — Вы полагаете, что ночевка между двух женщин для меня менее опасна, чем укус змеи? — ворчал он, залезая в свой спальный мешок. Всю ночь в ветвях дерева кто-то шелестел. Мне казалось — змеи. Утром увидели, что ночевали под дикой яблоней. Вверху обнаружили гнездо. Значит, это птица волновалась. Петляем по степным дорогам. А их так много! И ни на одной нет указателя. Один раз даже немного заблудились — местность совершенно безориентирная. — Едут два штурмана и заблудились, — съязвил Леша. — Попробуй-ка, разберись в таком лабиринте! На карте эти дороги не обозначены, — оправдывались мы. Зной невыносимый. Уборка хлеба в полном разгаре. К элеватору, как к главному штабу уборочной кампании, протянулось много нитей-дорог, по которым непрерывным потоком катит хлеб. Шоферы носятся, как дьяволы, поднимая страшенную пыль. На их лицах — смуглых, потных — сверкают только белки глаз да зубы. При встрече с нами они озорно блестят улыбкой. Некоторые, видя, что поднятая ими пыль густым облаком накрывает нашу машину, бросают сочувственные, извиняющиеся взгляды: понимаю, мол, что неприятно, но я очень спешу — идет большой хлеб! Ориентируемся в основном но солнцу. А солнце встало на работу рано! Оно будто сознает, какая ответственность лежит на нем сейчас, во время уборочной, и щедро льет на землю горячий поток лучей. Грешно, конечно, роптать на такую щедрость, но мы зароптали, когда пришлось ставить машину на домкрат среди голой степи, на горушке — вышел из строя подшипник у переднего колеса. Работали над заменой около часа. Впрочем, кто как работал, видно из .следующих слов письма Руфы к Михаилу: «Леша трудился, Рая давала указания, а я была не при деле. Тем не менее умудрилась измазаться в грязном масле. Потом мне стало худо от жары — сердце сжало и не отпускает. Я выпила лекарство, но, видать, переборщила...» Вот в этот-то момент Руфина переменилась в лице и тихо попросила: — Леша, можно я сяду в машину? Я с тревогой наблюдала за ней. Руфа редко жалуется на сердце, но случается все-таки, что оно самым неприятным образом напоминает о себе — война не прошла для нас бесследно. Сегодня проехали несколько новых пунктов, которых на нашей карте нет. Например, поселок Новоугольный. На самом деле это хороший молодой городок — кирпичные двухэтажные дома, широкие улицы, обсаженные деревьями, городская публика. Мы уже не удивляемся теперь, когда на пути возникает поселок или город, не обозначенный на карте. Уяснили — это закономерно. Сейчас расположились на берегу Северного Донца, около Белой Калитвы. Тихий теплый вечер. После несносной дневной жары и пыли с превеликим удовольствием залезли в реку, вымыли машину, помылись сами. На ужин варится картошка и компот из диких яблок. Комаров, как ни странно, у реки очень мало. Значит, спать будем хорошо. 28 июля Краснодон — широкий одноэтажный город. В сорок втором он был гораздо меньше. Очевидно, все близлежащие поселки теперь влились в него. Мы быстро отыскали дорогу к музею «Молодая гвардия» — мыслимо ли не заглянуть туда? Продолговатое белое здание, довольно вместительное. Рядом — специальная стоянка для автомашин. Это верный признак того, что сюда часто приезжают экскурсии. В музее несколько залов. В первом рассказывается о революционном прошлом города, о старых большевиках, которые делали революцию, устанавливали Советскую власть на местах. В другом зале показана довоенная жизнь молодогвардейцев, их школьные годы. Экспонируются дневники, тетради, рукоделие, модели, стихи, одежда. Зал членов штаба организации. На стене — большие портреты Ивана Земнухова, Ули Громовой, Любы Шевцовой, Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Василия Левашова, Виктора Третьякевича, Ивана Туркенича. В живых остался только один — Василий Левашов. А Иван Туркевич, хоть и пережил краснодонскую трагедию, но, участвуя потом в боях в составе Советской Армии, умер в городе Жешове от тяжелого ранения. Дальше — самое драматичное: гибель членов «Молодой гвардии»... «В ночь на 16 января 1943 года свыше сорока участников-молодогвардейцев, частью уже мертвых, а частью живых, были брошены в шурф шахты № 5», — читаем фотокопию газетного сообщения. Похороны состоялись 1 марта 1943 года, после прихода Советской Армии. Совсем немного не дожили... Многочисленные фотографии рассказывают о последних почестях героям. Переходя из зала в зал, мы словно заново перечитываем страницы фадеевского романа. Много лет спустя выявили имена предателей. Они получили по заслугам. Вспоминаются слова Юлиуса Фучика: «Об одном прошу тех, кто переживет это время: не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых». Не забыто! В последних залах погибшие будто воскресают, чтобы вечно жить с живыми. Их именами названы шахты, пионерские отряды, бригады, улицы. Они зачислены почетными членами рабочих коллективов, и на их имя открыт лицевой счет. Много славных дел совершается в честь молодогвардейцев. Здесь громко звучит мажорный аккорд к краснодонской «Оптимистической трагедии». Оставив короткую запись в книге отзывов музея, направляемся к месту гибели молодогвардейцев. В Краснодоне каждый укажет путь к той старой шахте. Это почти на окраине города. Около горы пустой породы стоит высокий серо-зеленый обелиск. На всех четырех сторонах укреплены темно-красные мраморные доски, на них золотом написаны имена погибших. В конце добавлено: «и семь неопознанных»... Вокруг обелиска садик, обнесенный оградой. Эти деревья посажены руками теперешних комсомольцев Краснодона. Шумит листва, рассказывает людям легенду о «Молодой гвардии»... Здесь оборвался героический путь славных краснодонских патриотов». militera.lib.ru/memo/.../02.html

Ninelle: Прошу прощения за идиотский вопрос, но я всю жизнь путаюсь: Краснодон и поселок Краснодон - это разные вещи? И как далеко от г.Краснодона находился поселок Краснодон? И почему одинаковые названия? И как этот поселок называется сейчас?

Tanaka: Нин, отсылаю в тему "Вопросы", там я чуть более общий вопрос задавала Игорю буквально позавчера. Что поняла из ответа и собственных изысканий. Город Краснодон появился в 1913 году как рудничный поселок Сорокино. В 1938 году получил статус города и соответственно, название Краснодон, под которым известен до сих пор. Поселки Первомайка и Гавриловка сейчас в черте города, а во время войны находились от него в пределах пары километров. Думаю, но подтверждений не нашла, что поселок Краснодон имя свое получил раньше, название это революционное, и оно просто было заимствовано для соседнего города. Находится поселок в 14 км от города Краснодона и входит в состав, как писал Игорь, или тесно примыкает, как указывает спутниковая карта, к городу Суходольску. Этот город есть на подробной карте Луганской области, но относится административно к Краснодону. Поселок выделяется отдельно от Суходольска, как минимум потому, что там похоронены молодогвардейцы оттуда родом. В 3 км от поселка находится станция Семейкино.

старый Игорь: Tanaka пишет: Находится поселок в 14 км от города Краснодона и входит в состав, как писал Игорь, или тесно примыкает, как указывает спутниковая карта, к городу Суходольску Таня, я такого написать не мог. Город Суходольск ( Водяное, Дуванное, Верхнедуванное, это всё части Суходольска) находится совсем в другую сторону от Краснодона , севернее. А посёлок Краснодон почти на запад от Краснодона.

Tanaka: старый Игорь пишет: НО ЭТО НЕ ОТНОСИТСЯ к Суходольску (бывшее Водяное, Верхнедуванное, Красное, Поповка, Великий Суходол и естесственно посёлок Краснодон и Дружное, которое тогда называлась Ворошиловка). (из раздела "Вопросы") Если, Игорь, Вы не написали то, что Вам приписала я в посте для Нины, то что же Вы написали? Понять Вас можно однозначно и только так, как поняла я (если знаки препинания расставлены правильно). Значит, наверно, Краснодон на спутниковой карте это был город Краснодон, тот, что рядом с Суходольском. Но что поселок Краснодон находится в 14 км от города, я нашла в сети. Значит, к западу.

старый Игорь: Я перечислил посёлки, которые находятся на приличном удалении от Краснодона, и поэтому не могли слиться с городом.

Tanaka: Я поняла. Вот чего есть... Особенно умиляет август-сентябрь. По некоторым источникам, еще практически не было ничего.

Ninelle: Танюш, спасибо!

Tanaka: Не за что. Я хоть сама разобралась. Так что спасибо отправляю обратно

Галина: Краснодон до войны: Всматриваясь в современное фото - я ищу в нем приметы старого города - каким знали его молодогвардейцы:

Марина: Андрей Манчук. Социальный журнализм. Oct. 3rd, 2007 В конце девяностых годов я жил у друзей из рабочего поселка Молодогвардейск – бывшего хутора Атамановка, входящего в агломерацию города Краснодона. Был самый разгар кризиса угольной отрасли. Местные шахтеры годами не получали зарплаты, дрались с омоновцами и от отчаяния сжигали себя на площадях. Катастрофы на шахтах Баракова и Суходольской усугубляли трагизм ситуации. Чтобы выжить, люди собирали уголь с отвалов породы на терриконах, или добывали его в самовыкопанных ямах. А еще – собирали металлолом. Я помню мемориал в центре Молодогвардейска, где отбили металлические таблички с выписанными на них именами подпольщиков. В самом Краснодоне, на монументе возле шурфа шахты №5, куда скинули их тела, "металлисты" пытались срезать толстые железные балки. Впрочем, в то время в этих местах сносили в утиль и кресты местных кладбищ. Публикую здесь мой старый материал о жизни краснодонских поселков, вместе с небольшим фоторепортажем. Он был напечатан в 2002 году. Фото из Краснодона Автор этих снимков - Василий Михайлович Ильинов. Мы познакомились в 99-м году, в Краснодоне, после того, как он, рабочий, был избран городским головой умирающего шахтерского города. Местные воротилы, во главе с криминальными предпринимателями, братьями Кирилловыми, быстро исправили это историческое недоразумение - Ильинов был отстранен от своего поста. В Краснодоне продолжилось классическое становление капитализма: с массовым травматизмом горняков, гибелью шахт, ликвидацией соцобеспечения. C тем, что вы можете видеть на этих снимках. Нелегальные выработки угля находятся в поселке Семейкино, в старой части краснодонской рудничной агломерации. Ильинов пришел сюда во время работы: двое сменщиков вручную рубили угольный пласт. Через пару минут после первого снимка нависшая над траншеей порода зашевелилась. Рабочий услышал окрик и выбрался наружу до того, как куча камней погребла под собой его архаическое рабочее место. В самокопе Через несколько минут, после обвала породы Ильинов говорит: "Я обратил внимание, что он рубил неправильно, сверху. Горняк рубит пласт снизу. Тогда работать безопасней и легче: верх пласта сам по себе сползает вниз". Избежавший завала рабочий оказался строителем. Он не имел никаких навыков крепежного дела, необходимых для разработки угольного пласта. Не будь окрика сверху, рухнувшая порода нанесла бы ему тяжелые травмы - обычное дело для донбасских самокопов. Здесь работают вчерашние шахтеры, слесаря, учителя. Пацаны и жилистые пенсионеры. Единственная альтернатива этому труду - заграничные наймы. Кто-то успел пройти через их горнило, и потому взялся за это, "домашнее" кайло. Кто-то еще надеется найти лучшую жизнь на стройках Москвы, дорожных работах в горах Греции; сменить кайло на кайло, яму на яму. В начале XVIII столетья рудознавец Григорий Капустин наткнулся на открытый уголь в бассейне Северского Донца. Его добывали в самокопных ямах, ломом и выносили на собственном горбу. Триста лет спустя потомки донецкого пролетариата вернулись к простейшему ручному труду - рядом с гигантскими надгробиями уничтоженных угольных предприятий. Посетители музея "Молодой Гвардии", видевшие муляж примитивной шахты начала ХХ столетья, должны знать - перед ними образцовое по новым временам горное хозяйство. Нынешние капиталисты не желают тратится на крепи и конную тягу. Они, в буквальном смысле, делают уголь из добывающих его людей, обращая их пот и травмы в денежный чистоган. Спасшийся от завала человек работает не на себя - на "Сашу". Весь световой день - с семи утра, он бьет кайлом выступающий угольный пласт. Приезжающая машина забирает добытый уголь. Его зарплата - 80 гривень в неделю. Хозяева - вчерашние соседи, такие же потомки горняков и героев-подпольщиков. Несмотря на выраженную эксплуатацию, хозяина называют по-патриархальному, по имени: "Паша" вкалывает на "Сашу". Дети эти людей будут отличаться друг от друга как инопланетные существа: по языку и одежде, по культуре и образованию, по физической комплекции, и несоизмеримо неравному социальному положению. Вглядитесь в лицо и фигуру этого рабочего. Попытайтесь сопоставить его со стандартным бизнесменом-политиканом - неужели это дети одной страны и народа? Существа одной, человеческой расы? Имение депутата Кириллова Руины социалки Рядом с фото мертвого детсада - снимок дачи местного воротилы-капиталиста, депутата Кириллова. Частный особняк, на охраняемой территории, среди дефицитного в сухой степи леса. Только верхушка дальнего террикона выдает краснодонское местоположение этой, по-европейски буржуазной идиллии. В двух шагах отсюда вручную рубают уголь. Неподалеку - развалины жилых домов и соцобъектов. Неприкрытая нищета, деградация, выраженная в своем крайнем проявлении - варварских самокопах. Угледобыча. 2003 год В тот раз ему повезло. В следующий раз он не успеет увернуться от камнепада, зря понадеявшись на свой медный крестик. Ну и что? Еще в 99-м здесь жила своя "Венера Милосская" - подросток с ампутированными руками, сожженными при попытке срезать электрокабель. Уже тогда на местных кладбищах ставили бетонные, вырезанные из панельных блоков, надгробия. Не в память о великом "Каменном кресте" Василя Стефаника - из опасения, что металлические кресты будут сорваны на лом. В 2004-м, буквально на днях, были сняты медные буквы с известного монумента "Клятва". Подонки? Или доведенные до крайности внуки молодогвардейцев? В краснодонских поселках не осталось иного доступного металла. Резать больше нечего, выживавшие за счет сдавальческого промысла скоро займут свое классовое место в потогонных угольных норах. Сумеют ли они выбраться наружу - к борьбе за человеческую жизнь? Андрей Манчук http://kermanich.livejournal.com/47476.html

Люба: Боже! Какой ужас! А как сейчас дела в Краснодоне обстоят? Лучше?

algur: от дизайнера и блоггера Артемия Лебедева (Укрэтноэксп-2009) тут: http://www.tema.ru/travel/ukretnoexp-6/

Марина: algur , спасибо! Какой ужас, 21-й век... Кстати, сайт Лебедева посещаю регулярно.

Tanaka: Большое спасибо. Как будто побывала. Кадры с копанками просто нечто... А от остального веет чем-то родным...



полная версия страницы